Мать порядка

Глава 1

 

Слыша крик Персика, Кира просыпается лишь с двумя мыслями. Первая – сегодня, скорее всего, вторник, ибо утро этого дня априори не может быть добрым. И вторая – вот-вот позвонит Сергей Иванович. Усевшись на край постели, девушка начинает утро с массажа висков. Нет, у неё не болит в данный момент голова. Это уже, скорее, привычка, дабы расшевелить активные точки, отвечающие за умственную деятельность.

-Ну, чего ты кричишь, сирена?

Волнистый попугай, ощущая себя в безопасности, продолжает издавать пронзительный писк из-за решётки клетки. Природа такого поведения могла бы послужить загадкой для ряда учёных, ведь неизвестно, что заставляет птицу нервничать в преддверье телефонного звонка. Ведь не зря говорят, будто животные чувствуют приближение беды лучше человека. Потому, Михайлова уже давно перестала обижаться на свой «будильник». И если в природе поведения пернатого ещё можно отыскать причинно-следственные связи, то почему большинство неприятностей случаются во вторник – оставалось тайной, покрытой тремя слоями мрака. Возможно, все беды в мире начались после того, как Господь сотворил на второй день земную твердь, на которой, собственно, и приходится коротать период своего существования.

 

Отправившись на кухню, девушка уже не надеялась успеть позавтракать. Не в этот день. Но, это не значит, что без еды останется Персик. Смесь из злаковых и семян конопли – то, что птица любит больше всего. Хотя, признаться честно, в последнее время Кире стало казаться, что её питомец стал поправляться. Может от малоподвижного образа жизни, а может от грусти, потому как проводит весь день без хозяйки, будучи заточённым в клетку. Кстати о последней – не мешало б в ней убрать, но это уже вечером, если у госпожи следовательницы после рабочего дня останутся силы.

Звонок от пана майора не заставил себя ждать. В глубине души Кира благодарила попугая за то, что будит её заранее, так как спросонья такой звонок может едва ли не убить.

Взяв лежащий на углу прикроватной тумбочки смартфон, Михайлова не спеша ответила:

-Да, Сергей Иванович.

-Доброе утро, Кира. Извини, если разбудил.

-Нет, уже давно встала.

-Ну, да. Ты ранняя птица.

Начальник не знает, что ранняя птица здесь не она, а другой кадр, который, собственно и заставляет её подстраиваться под новый распорядок дня.

-На 16-том километре трассы по направлению к столице авария со смертельным исходом. Лисовому, Клинскому и Капутину уже сообщил, они едут. И не забывай о мерах предосторожности: медицинская маска, антисептик, если закончатся – возьми у дежурного.

С этой пандемией коронавируса люди словно посходили с ума. Никаких проблем в стране больше нет, кроме данного респираторного заболевания. И, тем не менее, правила есть правила. Хотя бы противогазы не заставляют носить – и на том спасибо.

Наполнив пернатому поилку, капитан уголовного розыска, чьё дежурство припало на этот день, отправилась к месту ДТП.

 

На месте, посреди перекрытого участка дороги красовалась гора металлолома. По словам свидетелей, Рено внезапно начал вилять по дороге, после чего вылетел на встречную полосу, где протаранил Мерседес. Участники движения: девушка лет 25-ти и супруг семейной пары, находившийся за рулём другой машины, скончались от полученных травм. В автомобиле французского производства, откуда уже извлекли тело девушки, на уцелевшем сиденье Лисовой, осматривая бардачок, составлял протокол. Обычная процедура по извлечению личных вещей, с последующей их описью для того, чтоб потом отдать родственникам.

Кошмарная картина. Технический процесс, растущий на благо человечества, способен принести этому же человечеству столько вреда. Некогда привлекательный кузов теперь был похож на разорвавшуюся в микроволновке консервную банку. Удар пришёлся на сторону водителя, потому жертва, от полученных травм, скорее всего, сразу погибла.

Немецкий же автомобиль, в силу конструкции, пострадал меньше, потому женщина, лишившаяся мужа в этой катастрофе, отделалась переломом ключицы с парой рёбер и сейчас её направили на скорой в больницу.

-Почему без маски? – грозно спросила Михайлова у своего помощника Лисового.

-Кира Валентиновна, я вас умоляю. Хоть вы не поддавайтесь этой всеобщей панике. Моя тёща с тестем в этом году переболели гриппом, которым заразились от соседей, а те, в свою очередь, на работе, где у них все болеют. И из-за этого никто границы не перекрывал, и количество пассажиров в трамвае не ограничивал.

В словах Михаила была доля смысла, однако, как говорится, лучше «перебдеть» чем «недобдеть», потому следователь старалась лишний раз не появляться в людных местах без средств защиты. Да и, к тому же, весьма удобный способ избегать нежелательных приветствий, ибо если не видно лица – никто не узнает.

-Где тело?

-Моисей Семёнович уже осмотрел и пообещал, как обычно, сказать больше после вскрытия.

-А где он?

-Вон, возле своего автомобиля.

Михайлова бросила взгляд в сторону, указанную старшим лейтенантом и увидела почтенных лет дедулю в круглых очках с металлической оправой и медицинской маске.

-Вот видишь, даже эксперт носит маску.

-Ну, так, в его возрасте это не удивительно. Ведь пенсионеры больше всех подвержены заболеванию.

-Эх, Миша, доиграешься ты. Что буду я в итоге сама все дела распутывать, если тебя в больницу запроторят.

-Звучит заманчиво. – не без присущей ему сатиры съязвил Лисовой.

Однако речь его показалась девушке не такой как обычно. Она была какой-то медленной, монотонной. Она решила, что ранний звонок майора не позволил Мише как следует выспаться, потому он выглядит таким вялым.

 

Незаметно подошедший со спины почтенных лет криминалист дружественно обнял офицера, поинтересовавшись её самочувствием. Сделал он это, скорее, не из беспокойства за здоровье младшей коллеги, а из-за опасения подхватить на старости лет ещё одну, вдобавок к другим, болячку.

-Пока не жалуюсь, у вас как дела? Всё хорошо?

-Потихоньку.

-Что скажете? Есть признаки алкогольного опьянения?

-Вот по поводу этого я и здесь. Только что мне пришла на ум одна вещь.

-Какая?

-Я когда подошёл к покойной, на секунду снял с лица маску, дабы получить ответ на интересующий вас вопрос. Запаха алкоголя  я не учуял, но мой нос уловил в салоне какой-то специфический запах, который когда-то был мне знаком, а сейчас я никак не мог вспомнить что это.

Моисей Семёнович – мастер длинных предисловий, заставляющих нагнетать интригу, однако его выводы в 99.9% случаев были весьма точными, потому стоили того, чтоб потерпеть течение его мысли по древу.

-И что же это? – Кира уже подвела собеседника к основному умозаключению.

-Эфир! – произнес эксперт, подняв палец вверх.

-Какой эфир? – капитан не сразу поняла о чём он.

--Диэтиловый, если быть точнее. Раньше применялся в анестезиологии для введения в наркоз. Летучее вещество, пары которого способны мгновенно заполонить любое пространство. И тот, кто ими надышится – вполне способен, если не уснуть, то утратить прежние рефлексы и реакцию на окружающую среду.

-То есть, вы считаете, что жертву «ввели в наркоз» эфиром, после чего она села за руль?

-Не исключено. – осторожно резюмировал Моисей.

-В таком случае мы имеем дело с убийством. Но, где сейчас можно достать этот эфир?

-Ну, вообще-то, уже давно используются аналоги данному анестетику, потому как он требует особых условий хранения, плюс вызывает ряд побочных эффектов при применении. Его можно, скорее, встретить в виде технического эфира, но, вы же знаете, что при желании можно достать всё.

 

-Знаю. - задумчиво вгляделась в асфальт Кира, однако в ту же минуту спохватилась. – Миша! Быстро выйди из машины.

Девушка бросилась к покарёженному автомобилю, дабы вытащить оттуда коллегу. Однако тот, не сразу сообразив, что от него хотят, лишь вяло повернул голову в сторону начальницы. Его помутневший, словно у пьяного, взгляд был нацелен в никуда.

-Твою мать, Миша! Говорила ж тебе, носи маску!

Парень, едва стоя на ногах, опирался о кузов. Он ощущал головокружение, но не понимал, откуда оно.

-А на жертве тоже не было маски? – уточнила она у Моисея Семёновича, придерживая Михаила за руку.

-Нет. Увы, сейчас многие пренебрегают средствами персональной защиты, а зря.

Отведя коллегу в сторону, офицер приказала ему дышать как можно глубже, дабы насытить кровь кислородом и вывести препарат из организма.

 

В отделение, пришедший в себя Михаил с жадностью хлестал чай. Для того, чтоб отойти от наркоза, необходимо пить много жидкости. Сидящая напротив Михайлова водила мышкой, периодически щёлкая клавишами. Заполнение рапорта – рутинная работа, занимающая 80% работы полицейского. Это в фильмах копы постоянно находятся в действии, в каждой серии достают из кобуры пистолет и обязательно кого-нибудь подстреливают. В жизни же всё намного скучнее. Как учил Киру её предыдущий наставник: «Главное оружие следователя – это ручка! Именно благодаря ей он раскрывает все преступления». Слава Богу, на сегодняшний день – это клавиатура. И всё равно, работы от этого не уменьшается.

По мнению Михайловой, анестетик могли разбрызгать внутри машины, от чего водитель и не заметила, как уснула за рулём. Поэтому, следователь попросила экспертов как следует осмотреть салон на предмет остатков эфира, хотя и без того было понятно, что он там был. И Миша – ещё один, кто ощутил на себе его воздействие.

 

Внезапно раздался стук в дверь. Вошедший в кабинет молодой человек извинился за беспокойство и вежливо представился.

-Добрый день. Я Анатолий, мы общались.

-Да-да, проходите, Анатолий. – Кира отвлеклась от монитора, развернув к гостю кресло. – Присаживайтесь.

Мужчина робко, с отчаянным выражением лица проследовал к предложенному месту. Глаза его постоянно опущены вниз, а на лице проступала откровенная бледность.

-Соболезнуем вашей утрате. –произнёс недавно «оживший» Михаил, но на его слова не последовало ответа.

-Мы собирались через две недели пожениться. – отметил парень.

-Понимаю. Всегда тяжело терять близкого человека. – Кира сочувственно обратилась к гостю, не понаслышке зная, каково это.

-Как Лиля погибла? – поднял он глаза на полицейскую.

-Её автомобиль вынесло на встречную полосу, после чего он столкнулся с другой машиной.

Человек взялся за голову. По его виду можно было сказать, что он едва сдерживался, чтоб не заплакать, однако как истинный мужчина он старался держать эмоции при себе.

-Мы нашли ваш номер в её мобильном, потому и позвонили. Ведь, насколько нам известно, родители её в другой области, и мы уже сообщили им об утрате.

-Да, её мать с отчимом сейчас в Житомире, завтра приедут. Нужно будет ещё отпроситься с работы.

-А где вы работаете? – взяв карандаш и листок бумаги, спросила Михайлова.

-Я преподаватель в Медицинском университете. Ассистент кафедры.

-Правда? Любопытно. А какой предмет преподаёте, если не тайна? Хирургию? – с живым интересом стала расспрашивать следовательница.

-Нет, что вы. Хирург из меня такой себе. Сейчас я веду два предмета: фармакологию и токсикологию.

-Фармацевт?

-Можно и так сказать.

Полицейские переглянулись. Эта информация определённо имеет важность в этом деле, потому, Анатолий теперь – предмет их повышенного внимания.

-Что ж, сейчас нам нужно поехать с вами в морг для опознания. Внизу моя машина, спускайтесь, я сейчас подойду.

Парень медленно встал со стула, и тяжёлыми шагами последовал к двери. По нём было видно, что он разбит. Ведь, утратить близкого человека – это ничто иное как проклятие свыше, но только за что?

Дождавшись выхода гостя в коридор, Михайлова подошла к столу помощника, положив на стол пакет с вещами погибшей.

-Посмотри ещё раз её телефон. С кем она общалась. Нужно узнать, кто мог подлить эфир. Ей кто-то явно не желал добра, и готов был пойти на всё, чтоб убить жертву.

 

Пока Лисовой выполнял поручение Киры, та, в свою очередь, направлялась с Анатолием в морг. Цветущие деревья украшали тротуары. Всё вокруг шептало о празднике весны. Вот только людей на улицах практически не было. Жуткое зрелище. Редко где встречались одинокие прохожие в медицинских масках, благодаря которым город не казался таким постапокалиптическим.

-Сколько вы были знакомы? – решила разбавить неловкое молчание следовательница.

-Полгода. – отрывисто ответил парень.

-Вы хорошо её знали? – не спеша подводила к сути дела Кира.

-В смысле? – Анатолий бросил на неё удивлённый взгляд.

-Я имею в виду, что всего лишь полгода, а уже планировали свадьбу?

-Да! Она хорошая девушка, и я люблю её. – агрессивно ответил мужчина.

Михайловой стало, от части, неловко, за то, что лезет не в своё дело. То, что они с Осипом встречались около двух лет, прежде чем тот сделал ей предложение – это не значит, что все должны столько тянуть.

-Любил… - исправился вдовец.

-Скажите, она с кем-нибудь конфликтовала в последнее время? – капитан решила не тянуть кота за бантик.

-Почему вы спрашиваете? – в ещё большем недоумении спросил он.

-Так да или нет?

-Вы считаете, что её мог кто-то…

-Ответьте на вопрос. – без лишних эмоций поставила ультиматум Кира.

-Да, нет. Ни с кем она не ссорилась. Говорю же, она – хорошая девушка. Вряд ли у неё могли быть враги. А почему вы думаете, что в её смерти кто-то виноват?

-Мы отрабатываем все версии. – сухо отрезала Михайлова.

 

В отделение судебной экспертизы Моисей Семёнович встретил гостей с чашкой только что заваренного чая. Степенный мужчина в белом халате флегматично размешивал сахар, то и дело, задевая ложкой плавающий на поверхности ломтик лимона.

-О, Кирочка, добрый вечер! А я только что собирался вам позвонить. Недавно закончил вскрытие.

-Здравствуйте, ещё раз, Моисей Семёнович. Это Анатолий – вероятный жених жертвы. Он приехал, чтоб опознать её.

-Вот как? Соболезную вашей утрате, молодой человек. Такая юная девица. Ей бы ещё жить, да детей рожать.

Анатолий лишь томно кивнул, опустив глаза в пол.

-Кстати о последних. Вы ведь в курсе, что ваша невеста была беременна? Как минимум – десятая неделя.

-Да, знал.

 

В этот раз уже Михайлова взглянула на парня удивлённым взглядом. Теперь ей стало понятно, почему молодые планировали так рано сыграть свадьбу. Порядочность молодого человека не может не вызывать восхищения.

-Что ж, пойдёмте. Только должен предупредить, что после аварии некоторые кости лица жертвы повреждены. Потому, прошу посмотреть максимально внимательно.

Внезапно в кармане куртки Михайловой раздался телефонный звонок. Она попросила господ оставить её, убедив, что подождёт их за дверью секционной.

-Да, Миша. Что-то срочное?

-Кира Валентиновна, я, кажется, выяснил, куда направлялась Лилия перед тем, как попасть в аварию. Незадолго до поездки она позвонила на номер, принадлежащий некой Татьяне Свиридовой. Эта женщина является гинекологом в Житомирской больнице, куда, судя по всему, и направлялась девушка.

-Да, я уже выяснила, что она была беременна. Значит, жертва ехала к доктору на консультацию.

-Не совсем так. Я позвонил этому доктору и объяснил ситуацию. Оказывается, она обращалась к врачу, чтоб сделать аборт.

-Аборт?

-Да. Она уже долгое время консультировалась со специалистом и в этот раз они должны были готовить её к извлечению зародыша.

-Как интересно. Анатолий об этом не рассказывал.

-А теперь по поводу него. В месседжере я нашёл их переписку. Она писала ему, что хочет прервать беременность, на что от него последовал весьма однозначный ответ.

-Угрозы?

-И они в том числе.

-Вот это уже интересно. Знаешь, что я ещё подумала, пока ехала сюда?

-Что?

-Анатолий ведь работает в Медицинском университете. И там ведь наверняка можно найти пару-тройку пузырьков со старым анестетиком.

-Звучит разумно. Поехать завтра утром в Медин и проверить?

-Да. Была бы безгранично благодарна.

-Понял. Сделаем.

Дождавшись выхода ещё более опечаленного Анатолия, девушка получила утвердительный ответ. Это на самом деле Лилия.

-Завтра ещё приедут родители девушки. Не могли бы вы привести её в порядок? – подавленным тоном спросил парень у доктора.

-Разумеется. Поручу санитарам подготовить её к похоронной процессии. И к вечеру уже можете забирать тело.

-Спасибо. – на самом деле едва сдерживая слёзы поблагодарил он.

Михайлова не спешила сообщать парню о том, что помощник нашёл в её телефоне. Ведь если он как-либо причастен к смерти невесты – его ни в коем случае нельзя было спугнуть. Завтра Миша проверит версию с хранящимся в университете эфиром. Плюс, следовательнице теперь хотелось поговорить с родителями погибшей. Возможно, они прольют некий свет на эту историю.

 

Дома Киру радостным писком встретил Персик. Своим чириканьем он как бы просил поскорее накормить его, а также почистить клетку. Ведь гигиена птицы – неотъемлемая часть комфорта пернатого, а также самой хозяйки. Раздевшись, ей хотелось поскорее плюхнуться на кровать и восполнить недоспанные из-за утреннего звонка Сергея Ивановича часы, но увы. Зов питомца напоминал, что расслабляться пока рано. Ведь кто если не она позаботится о том, кого приручила…

 

Глава 2

 

С самого утра Михайлова договорилась встретиться с прибывшими в город родителями Лилии. Они остановились в квартире, которую снимала их покойная дочь.

В тесной комнатке, служившей гостевым залом, на стареньком диване Кира застала плачущую мать погибшей – Дарью Витальевну, которую безуспешно пытался утешить Александр Филиппович – её супруг. После слов соболезнования, носивших уже формальный характер, следовательница поспешила преступить к сути встречи, попытавшись узнать, не было ли у их дочери недоброжелателей. Она решила на этот раз не скрывать, что смерть девушки носит неслучайный характер.

-Нет. Лилечка никогда ни с кем не ссорилась. – поспешил оправдаться отец.

Мужчина отличался широкими плечами и суровым, но понимающим взглядом.

-Вы уверены? Может она рассказывала, что её кто-то преследует? Кто-нибудь её беспокоил?

-Нет! Я бы сразу узнал и свернул шею тому, кто обидит мою дочь. Да и к тому же Толя кажется мне серьёзным молодым человеком. И я уверен, что если б ей угрожала опасность – он бы защитил её. Вы лучше спросите у него. Мы с ней, сами понимаете, редко общались в последнее время.

 

Отец старался держаться уверенно. По нём сразу видно – настоящий мужчина. Глава семьи. Вытерев слёзы, мать неожиданно схватилась за сердце, издав протяжный вопль, чем не на шутку напугала присутствующих.

-Ой! Сашенька! Ой!

-Что? Что случилось? Опять? – неожиданно спохватился Александр.

-Принеси моё лекарство! – женщина протянула к супругу руку, схватив его за запястье.

-Где оно? В сумочке? – он бросился в прихожую.

-Нет!

-А где?

-Я оставила его в машине – в бардачке.

-Сейчас принесу! – муж всерьез беспокоился за здоровье жены, потому действовал быстро и методично.

Когда захлопнулась дверь, Кира была поражена, как быстро ожила Дарья. Из только что умирающего лебедя она вмиг перевоплотилась в живенькую тётку, выпрямившую плечи и уверенно усевшуюся на диване. Протянув голову в сторону прихожей, она убедилась, что муж ушёл, и сразу же жестом заговорщицки подозвала Михайлову поближе к себе. Та не сразу поняла, для чего была разыграна эта сцена, однако всё же решила выслушать мать потерпевшей.

-Знал бы он, какой этот Толя на самом деле – он бы ему самому давно шею сломал.

Следователь лишь молчала, продолжая слушать её повествование, озвучиваемое в полтона. Данная ситуация нешуточно нагнетала интригу, и Кира чувствовала, что не напрасно этим утром решила поговорить с родителями погибшей. Оказалось, что отношения между Лилией и Анатолием никак нельзя было назвать любовью. Ну, возможно, он её и любил, однако по-своему. Спустя пару месяцев отношений он заявил, что настроен весьма серьёзно. В его планах было как можно скорее завести семью, однако сама Лиля была к этому ещё не готова. Но его это волновало меньше всего. Он не раз утверждал, что женщина нужна мужчине, чтоб дарить тепло семейного очага, и что она просто обязана выйти за него замуж.

Когда она попыталась уйти от него, он силой взял её, повалив на кровать и зафиксировав руки. Выполнив своё деяние, он потом долго вымаливал у неё прощение, и добился его. После этого она и узнала, что беременна. Выхода у неё, фактически не было, кроме как выйти замуж за Анатолия. Однако, она не хотела связывать с этим человеком свою жизнь, потому решила избавиться от его плода.

Попытка заявить ему об этом, разумеется, не принесла ничего хорошего. Более того, он – потомственный медик, чьи родители – довольно известные в городе люди, пообещал, что если она попробует обратиться к местным специалистом для совершения данного греха – он обязательно об этом узнает. Потому и было принято решение поехать в Житомирскую больницу, где гинеколог – знакомая Дарья Витальевны.

-То есть вы сами готовы были помочь дочери избавиться от вашего внука?

-А как бы вы поступили, если б будущее вашей дочери было под угрозой?

-Но, почему вы всё-таки не рассказали мужу?

-Ну, во-первых, этот Толя не понравился мне. А вот с ним они как раз таки сразу нашли общий язык. А во-вторых, Лиля просила не говорить о той ночи, когда…

-Когда он силой зачал вам внука.

-Да. Она ведь тоже боялась, что Саша этого паренька просто закопает.

-Теперь понятно. Скажите, а он мог бы причинить вред вашей дочери?

-Вы знаете. Пару раз я замечала у неё синяки. Она старалась их скрыть, но я же всё вижу. Господи, и что она только в нём нашла?

 

Семейный тиран, старающийся контролировать каждый шаг жены. И не смотря на то, что они ещё даже не были помолвлены – он уже стремился максимально влиять на её жизнь, вплоть до применения рукоприкладства.

Вернувшийся с улицы Александр сообщил, что не нашёл в бардачке автомобиля препарат, который Дарья обычно использует в таких случаях.

-Ой, Саша. Совсем забыла. Я положила его в карман пальто. Кира Валентиновна любезно мне его принесла, и мне сразу стало лучше. – женщина параллельно достала флакон из непрозрачного стекла с кармана брюк.

Вот же хитрая тётка. Ведь логично, что столь жизненно необходимое лекарство она всегда держит под рукой. Но сообразительности и актёрскому мастерству этой женщины можно только позавидовать. Но, тем не менее, её грусть по погибшей дочери была отнюдь не наигранной.

 

Выходя из квартиры, в подъезде Михайлова услышала звонок мобильного. Это Миша, судя по всему, с новостями из Медуниверситета.

-Да, Миша!

-Вы всё-таки были правы. Из шкафа с препаратами пропал один пузырёк эфира. И именно на той кафедре, где и работает Анатолий.

-Что ж, придётся его брать. Тем более, что мать погибшей Лилии только что рассказала мне новые подробности их совместной жизни.

-Коллеги говорят, что после обеда он должен быть здесь. Как раз успеете взять у следственного судьи разрешение на арест.

По версии следствия, Анатолий, оказывая физическое и психологическое давление на сожительницу, настаивал на продолжении рода, от чего последняя наотрез отказывалась. Оплодотворив Лилию, он добился желаемого результата, более того, поставив жертву в безвыходное положение. Оказывая всё то же психологическое давление, Анатолий убедил Лилю, что, будучи беременной, она должна согласиться выйти за него замуж, потому как ребёнок должен расти в семье. Однако, решение избавиться от плода ставило под угрозу все планы мужчины. Ведь без эмбриона во чреве, она обретала свободу и могла уйти, потому он решил наказать её. Коль она решила убить его ребёнка – он решил сделать то же самое с ней.

 

-Я её не убивал! – в очередной раз твердил задержанный преподаватель. – Я не причинил бы ей вреда!

-Что вы говорите? – скептически проявила сарказм Михайлова. – А откуда на её теле время от времени появлялись синяки?

В ответ на этот вопрос мужчина лишь склонил голову, опустив глаза в пол.

-Я любил её! – в очередной раз следователи услышали от задержанного.

-Трудно было смириться с мыслью, что не всё в этой жизни идёт по вашему плану? Поэтому вы решили, что пусть лучше всё будет никак, чем наперекор вашим планам?

-Я не убивал её! – парень, не сдержавшись, повысил голос.

-А кто? На кафедре, где вы преподаёте, исчез пузырёк эфира, следы которого сегодня наши эксперты обнаружили на заднем сиденье жертвы. Похоже, вы распылили средство для наркоза через шприц, просунув иглу в щель в задней двери. Так?

-Нет! Вам не повесить на меня убийство той, кого я любил.

-Вы её гнобили! – прошептала Кира ему в лицо, склонившись над ним.

-Я её любил. Я всё делал для неё.

-Вы решали за неё, как ей жить.

-Я желал для неё лишь лучшего. Я бы всё ей дал, что у меня есть, если б мы всё-таки поженились. – закованные в наручники руки заметно дрожали.

-Мы видели, как вы ответили на её сообщение о том, что она собирается делать аборт.

-Она была не в себе. Она хотела загубить нашего ребёнка. Поэтому я и вспылил.

-А расскажите, лучше, как вы этого ребёнка зачали? Точнее, хотела ли этого Лиля?

 

Глаза Анатолия поднялись на следовательницу. Казалось, что если бы не присутствие Михаила, он бы набросился и задушил её. Белки вокруг зрачков наполнились кровью и ненавистью.

-Это вам та старая ведьма наплела? – неожиданно выдал он.

-Она не права?

-Она никогда не желала своей дочери счастья. Постоянно настраивала её против меня. Это она и надоумила её сделать аборт.

-А вас разозлила, что она поехала для прерывания беременности домой в Житомир, где у вас нет на неё влияния.

-Так она за этим туда поехала?

-А вы будто не знали? – следователь едва сдерживалась, чтоб не залепить этому вруну по лицу.

Но, снова-таки, спасало присутствие Лисового. Ведь она всегда учила помощника, что рукоприкладство во время допроса – недопустимая мера. Потому как полицейский и задержанный изначально находятся в неравных условиях. И для физического воздействия на того, кто сидит в наручниках, много ума не нужно. Куда сложнее сделать так, чтоб преступник сам всё рассказал. Но, а если он всё-таки упорно придерживается 63-ей статьи Конституции и наотрез отказывается свидетельствовать против себя, то основное оружие здесь – факты.

Именно факты, а также достаточное количество улик, переданных на рассмотрение в суд, и решают дальнейшую судьбу злоумышленника. Очень важно, чтоб расследуемое дело не стало для полицейского чем-то личным. Его задача – обнаружить виновного в том или ином злодеянии и отправить его в суд, который уже и решит, что с ним дальше делать. Главное, между этими двумя процедурами собрать как можно больше убедительных аргументов, почему суд должен изолировать данного индивида от общества.

Так было и в этот раз. Перечень прямых и косвенных фактов подтверждал версию о том, что именно Анатолий и добился смерти своей сожительницы. Косвенные факты – это свидетельства матери погибшей о том, что между её дочерью и задержанным неоднократно возникали конфликты, и что он оказывал на неё физическое и психологическое давление, что уже свидетельствовало о неуравновешенности Анатолия. Также их переписка, в которой будущий супруг угрожал ей физически в случае, если та всё-таки осмелится сделать аборт. Также играет роль способ убийства. Учитывая то, что вероятный злоумышленник обладает медицинским образованием, а так же специализируется в области фармакологии, можно объяснить подобный способ сведения счетов.

А к прямым фактам следует отнести исчезновение пузырька с эфиром с кафедры, на которой работает подозреваемый. При том, во время последней инвентаризации, проводимой две недели назад, данный препарат имелся в наличии.

 

-Да уж. Вот такие в нашей работе бывают кадры. – вздыхая, отметила Кира, сидя в кресле рабочего кабинета.

Лисовой, как обычно, заваривал пакетик чая, который только что достал из распечатанной упаковки.

-Господи, народ совсем с ума сошёл. – как бы невзначай произнёс Лисовой, размешивая ложкой сахар.

-Согласна. Убить жену за то, что не хотела рожать ему детей – тут и правда следует показаться психиатру.

-Да я не об этом. – возразил Миша.

-А о чём? – удивилась она.

-Вышел в супермаркет купить пачку чая, а там очереди, будто перед концом света. Из-за этого коронавируса люди совсем с ума посходили. Скупают гречку, словно завтра наступит ядерная зима. Еле протолкнулся сквозь пенсионерок.

-А, ты об этом? Надо, кстати, купить в зоомагазине коробку корма для Персика. Ведь, если я его не покормлю – он меня в могилу сведёт быстрее любой инфекции.

Внезапно дверь распахнулась, и в кабинет быстрым шагом ворвался Сергей Иванович. Не успев перевести дыхание, он обвёл глазами оторопевших подчинённых, в чьих лицах читалось явное отчаянье.

-Собирайтесь, у нас взрыв.

-К-какой взрыв? – неуверенно переспросил Лисовой.

-Самый обычный. В одном из дворов частного сектора сработало взрывное устройство пока неизвестного происхождения. Давайте на выезд!

Лисовой от такой новости оставил свой напиток в таком виде, в каком он есть и впопыхах набросил куртку, подобрав параллельно со стола ключи. Через минуту они уже мчали на окраину города.

 

После того, как сапёры убедились в отсутствии других взрывоопасных элементов, следователи вошли во двор, где и произошёл данный инцидент. На пороге их встретил хозяин дома – средних лет мужчина, слегка полноват и с обильным количеством золотых перстней на сарделькообразных пальцах. К слову сам дом был далеко не шалашного роду. Двухэтажный особняк из красного кирпича с красивой дубовой дверью. Просторный двор, где припаркован изрешечённый осколками Ауди Q7. Было в этой усадьбе и кое-что положительное. Привычка хозяев подобных имений возводить трёхметровые заборы не позволила осколкам разлететься на улицу и задеть кого-нибудь ещё.

Мужчина всё ещё дрожащей рукой поздоровался с Сергеем Ивановичем.

-Здорова, Серёга.

-Привет, Леонид. Что у тебя тут случилось?

Судя по всему, потерпевший, и глава отдела были давними знакомыми. Потому, расследование, скорее всего, будет носить приоритетный характер.

-Да, вот, посмотри, что эти уроды наделали.

-Когда это было?

-Что когда было?

-Взрыв во сколько случился?

-Ой. Я не знаю, я только вот перед вами приехал.

-Стоп. А кто же тогда нас вызвал?

-Так, Гришка – сын мой. Он как раз-то домой только вернулся, и, говорит, не успел порог переступить, как за спиной грохот.

-А можем мы сами, для полноты картины, с ним поговорить?

-С Гришкой? Да, он в доме. Пойдёмте!

 

По дороге, Михайлова обратила внимание на металлические частицы, разбросанные по двору.

-Что это? – вопросил Лисовой, взяв один из них в руку и внимательно рассматривая.

-Похоже на обломок болта. – ответила Михайлова, подобрав металлический шарик.

-А это? – он указал на объект в её руках.

-Шарик из подшипника.

-Самодельное взрывное устройство?

-Да, Миша, похоже на СВУ. Нужно отправить несколько частиц криминалистам, пусть установят характер взрывчатого вещества.

 

Сергей Иванович подозвал подчинённых в дом. В гостиной, на роскошном кожаном диване сидел парень лет 20-ти от роду. На журнальном столике виднелся широкий стакан со светло-коричневой жидкостью на дне. Белая надпись на чёрной этикетке бутылки, стоящей рядом, давала понимание о содержимом стакана.

Уловив возмущённый взгляд полицейских, Леонид сразу принялся оправдывать сына.

-Путь выпьет немного. У парня всё-таки такой шок.

Гриша снова наполнил стакан и залпом опрокинул виски внутрь, тут же подливая горячительного в сосуд.

-Да уж. Я в его возрасте и то меньше… - Михаил шёпотом произнёс своё мнение на ухо Кире, и сразу же получил локтём в ребро в знак того, что сейчас лучше помалкивать.

 

-Вот, Гришка, познакомься, это господа следователи. – улыбчиво, от части по-шутовски  глава семейства представил сыну полицейских.

-Я устал. Давайте потом. – небрежно произнёс парниша, сделав соответствующий жест рукой, как бы смахивая пыль.

Господа застыли на месте от удивления. Лишь Леонид повернулся к начальнику отдела, обняв его за плечё и перешёл на полушёпот.

-Слушай, Сергей Иваныч, а нельзя это как-то потом? Видишь, парень сейчас не в духе после произошедшего.

-Послушайте, чем быстрее мы приступим к следственным действиям, тем выше вероятность найти преступника. – внезапно в разговор вмешалась Кира, обратив на себя внимание коллег.

Следовательница спустя мгновение уселась на диван рядом с Григорием и, выхватив из его руки стакан, задала вопрос:

-А теперь расскажи, что ты видел?

Глаза парня, расплываясь в алкогольном тумане и никак не могли сосредоточиться на капитане.

-Ты ещё кто такая? – едва ворочая языком возмутился он. – Вали отсюда!

 

Подошедший к подчинённой Сергей Иванович взял Михайлову за предплечье, настояв отстать от свидетеля. Да уж. Хороших манер парню явно никто не прививал.

-Не надо так грубо с ним. – вежливо попросил Киру отец Григория.

-Грубо? – не на шутку удивилась следовательница. – Это я с ним грубо?

-Кира! – сурово произнёс майор, на этот раз ей намекнув держать язык за зубами.

Судя по всему, отец пылинки сдувал со своего чада, оберегая от всех тягот и лишений этой жизни. Потому он и вырос совсем неприспособленным к общению с людьми.

-Скажи, Лёня, у тебя тут есть камеры?

-А, да! Естественно. Две во дворе и одна на улице. – с надеждой в глазах спохватился хозяин дома.

-Отлично. Давай посмотрим, что они успели заснять.

-Сейчас! – мужчина пригласил полицейских в свой кабинет на втором этаже.

 

Камеры были подключены к жёсткому диску компьютера, установленного в доме.

-Так так. Ну-ка ещё раз. За секунду до взрыва. – Сергей Иванович просил знакомого в очередной раз перемотать запись.

-Вот, появляется, судя по всему бомба. Откуда она прилетает? – вопросила Кира.

-С той стороны двора.

-Там есть камеры, просматривающие улицу?

-Нет. Только у ворот.

-Хорошо, давайте посмотрим, кто мог проезжать мимо за несколько минут до взрыва.

На видео заметно, как Григорий возвращается домой в тот момент, когда по улице проезжает Фольц на литовских номерах. Благо, в частном секторе трафик отнюдь не густой, потому можно предположить, что это автомобиль подрывника. К тому же, машина завернула за угол двора – как раз в ту сторону, откуда на записи и прилетела взрывчатка. Буквально за мгновение до этого парень успевает пройти двор и зайти в дом, и через секунду звучит взрыв.

-То есть, это получается, ещё секунда, и Гриши уже могло не быть с нами? О, Господи. – Леонид схватился за сердце, упав в кресло. – Какой ужас.

-Да, по-видимому, водитель этой машины караулил когда кто-то из вашей семьи войдёт во двор, и после этого решил подъехать поближе и бросить бомбу. Скажите, Леонид, у вас есть враги? – Михайлова задала вопрос потерпевшему.

-Кошмар. Знаете, я влиятельный в городе бизнесмен. Конечно у меня есть враги. Но при чём тут мой сын?

-Скажите, а где его мать?

-Умерла, когда ему было семь. С тех пор у меня кроме него никого нет.

-Видимо, кому-то было выгодно отнять у вас всё. Можете предположить хоть кого-то, кто это может быть?

-Да, половина города. Сами понимаете, с тем не поделился, тому дорогу перешёл. Я, конечно, могу дать вам номера телефонов всех, кто, если не желал мне смерти, то, как минимум, посягал на мой бизнес, но, вам придётся проверять их не один день.

-Ничего, это наша работа. – сурово успокоила бизнесмена Михайлова.

-Ладно, в любом случае пока устраиваем операцию «Перехват» - будем искать эту иномарку и того, кто может ею владеть. А ты, Лёня, пока подумай, с кем в последнее время ты сильно поцапался.

 

Закончив на месте преступления, полицейские отправились в райотдел отрабатывать каждый контакт, что дал им Леонид.

-Да здесь уголовник на уголовнике уголовником погоняет. – спустя несколько часов работы отозвался о списке подозреваемых Лисовой.

-Да, я вижу. Гога Чухаркишвили, он же Гога Винницкий. – криминальный авторитет. Владимир Терентьев – известный с 90-х годов «браток», Эмма Кацман – племянница депутата.

-Да уж. С таким списком нам и нескольких месяцев не хватит. А ведь Сергей Иванович сказал отложить все дела и заниматься только этим. Да и к тому же, кто-нибудь из этих влиятельных господ, кем бы он ни был, явно не собственными руками проделал работу.

-Вот именно. Найдём подрывника – выйдем на заказчика. – резюмировала Кира.

-Ох, устал я от всего этого. – с досадой заявил Лисовой, встав из-за стола.

Он подошёл к только что закипевшему чайнику и, бросив в чашку пакетик, наполнил её кипятком.

-Вы не хотите чаю?

-Да, Миша, сделай, пожалуйста.

Следовательница сама устала от столь напряжённого дня. Символы на мониторе расплывались, и голова начинала болеть, потому она в очередной раз закрыла глаза и принялась массировать виски.

-Мёд закончился. – с прискорбием сообщил Михаил.

-Хорошо, тогда без ничего заваривай.

-Может хоть ложку сахара?

-Я не пью с сахаром. – напомнила подчинённому девушка.

 

Михаил взял свою чашку и, звонко помешивая рафинад, подошёл к окну, за которым постепенно садилось яркое весеннее солнце.

-Я вот что думаю. – старшего лейтенанта неожиданно озарило. – На записи ведь видно, что машина появилась в тот момент, когда пацан подошёл к калитке двора. После этого преступник постарался как можно быстрее бросить во двор бомбу.

-Я поняла, куда ты клонишь. Целью был Григорий. Но за что? Точнее, я, конечно, понимаю, что он далеко не ангел, и манеры у него, мягко говоря, не аристократические. Среднестатистический представитель золотой молодёжи, считающий, что ему всё дозволенно, ибо папа, если что, всё порешает, но тем не менее. Ты думаешь, он мог кого-нибудь всерьёз разозлить?

-Сейчас посмотрим. – Михаил поспешил скорее усесться за компьютер, поставив чашку на край стола.

Он спешно поводил мышкой, кликнув куда-то, затем несколько раз щёлкнул клавиатурой, после чего его глаза стали бегать по экрану монитора. В кабинете на несколько минут воцарилась интригующая тишина.

-Смотрите! – неожиданно выдал Миша, параллельно сбросив находку коллеге.

-Что тут?

-Два года назад Григорий фигурировал в очень странном деле. В селе Дачное на дискотеке парень нанёс ножевое ранение местному жителю Ивану Гриценко 2001 года рождения, от чего тот впоследствии скончался. И самое интересное, что подозрение ему так и не было предъявлено. Сперва он проходил по делу как свидетель, а затем как потерпевший. А само убийство было переквалифицировано как необходимая самооборона.

-Да, вижу. При том, что Григорий был с друзьями, а тот парень один.

-Ну, естественно, что без его влиятельного папаши не обошлось. А чей следователь вёл дело? Неужто кто-то из наших? – с опасением вопросил Миша.

-Нет. Делом занимался Беляевский райотдел.

-Ну, слава Богу. – с облегчением произнёс он.

-Ты, и правда, такого плохого мнения о Сергее Ивановиче, что думал, будто тот позволил бы спустить это дело на тормозах?

Здесь Лисовой просто побоялся что-либо ответить, дабы это не было использовано против него.

 

Расследование приобретало явно новый поворот. Одно дело, когда родители, балуя ребёнка, выращивают откровенного трутня, прожигающего жизнь и не приспособленного к каким-либо бытовым трудностям, а другое – когда по их беспечности вырастает настоящий преступник, и даже убийца, а самое страшное – вовсе не чувствующий вину за свои поступки. И даже после этого Леонид, судя по всему, никак не изменил своего отношения к сыну, по-прежнему всячески оберегая его от любых невзгод.

-У убитого остался кто-нибудь? – видя в этом деле новую ниточку, спросила Михайлова.

-Да, вот уже проверил. Отец Ивана – Евгений Гриценко – подавал в суд апелляционную жалобу с требованием привлечь убийцу своего сына к уголовной ответственности, однако и её отклонили. И ещё кое-что… - помощник следователя выдержал интригующую паузу.

-Что ты там откопал? – с нетерпением, словно клещами, вытягивала из подчинённого информацию Кира.

-Вскоре после апелляционной жалобы от Евгения Гриценка поступило заявление о нападении группой неизвестных вблизи своего дома. Он описал внешность и марку автомобиля нападавших, но…

-Но преступников так никто и не нашёл. – перебила Михайлова.

-Либо, скорее всего, и не искал. – неутешительно подвёл итог Миша.

-Что ж. Чьих это рук дело также догадаться несложно. Надо теперь съездить к этому Евгению и поговорить. Вот только нужно быть осторожными, если вдруг у него ещё осталась взрывчатка.

-Ну, это уже отложим на завтра. Ещё нужно сообщить Сергею Ивановичу о фактах, что мы обнаружили о его «друге». – не без доли утрирования съязвил помощник.

-Зря ты так. – упрекнула подопечного Михайлова. – Работа у него такая – всех в городе знать: от мала до велика. Будешь на его месте – с тобой тоже бизнесмены и чиновники будут за руку здороваться.

-Мне и на моём месте хорошо. Тем более, как я могу покинуть такую начальницу как вы. – уже не сдерживая улыбки произнёс полицейский.

-А ты всё язвишь, Михаил. Ничего. Не всю жизнь же в помощниках следователя ходить. Скоро до моего кресла дорастёшь, а там, глядишь, и до кабинета Сергея Ивановича недалеко.

-Что ж вы тогда на его трон не метите? Вам ведь ближе, чем мне. – уместно заметил подопечный.

-Ну, Миша, не только ты без меня скучать будешь. Я ведь тоже тебя просто так оставить не смогу. – здесь уже и Кира блеснула сарказмом.

 

 

Глава 3

 

Поездка в Дачное, как и предполагалось, не дала желанных результатов. Евгения Гриценко не оказалось дома, однако, по словам соседей, он владел Вольксвагеном на литовской регистрации, идентичным тому, который камера засняла вблизи дома Леонида за несколько секунд до взрыва. Всё это время он жил один, потому как мать покойного Ивана, после убийства сына, забрали в больницу с сердечным приступом, вывести из которого врачи её так и не смогли. Таким образом, Евгений потерял сразу двоих членов семьи, и потому, его решение вполне объяснимо. Последний раз его видели прошлым утром в сельском магазине, где он набрал много консерв, круп и другой еды, имеющей длительный срок хранения, из чего было понятно, что мужчина готовился долгое время находиться в бегах. Потому, узнав об этом, Кира запросила объявить гражданина Гриценко в розыск, после чего коллеги отправились обратно в райотдел.

-Что думаете по этому поводу? – спросил Михаил у начальницы, сворачивая на трассу в сторону города.

-А что я должна по этому поводу думать? Или ты думаешь, мои мысли как-то отличаются от твоих? Я тоже понимаю всю суть ситуации, однако времена «кровь за кровь» прошли, и теперь верховенствует уголовный кодекс.

Лисовой молча вёл автомобиль.

-Да, и то, что закон в нашей стране мёртв – я тоже знаю. Но, что же теперь? Позволять каждому вершить самосуд? Тогда вокруг нас быстро воцарится анархия. – исчерпывающе изложила Михайлова.

-Анархия – мать порядка. – Михаил озвучил мысли вслух.

-Что? – переспросила следователь.

-Да так. Это я о своём. Вспомнилась бунтарская юность. – ухмыльнулся старлей.

-Так ты, значит, был бунтарём?

-Типа того.

-Хаял власть, ненавидел полицию? Так?

-Милицию. Тогда ещё полиции не было.

-А что ж потом случилось? Почему изменил мнение? Зачем стал частью системы?

-А кто вам сказал, что я изменил мнение? – его злорадная улыбка ещё больше натянулась.

-Ах, вот как? Так среди нас затесался анархист?

-Кира Валентиновна, вы и правда думаете, что я в полиции один такой?

 

Их политическую дискуссию прервал звонок Сергея Ивановича.

-Кира, вы где? – спросил начальник.

-Сейчас подъезжаем к городу. А что?

-Поезжайте в 3-ю больницу. Там нужно поговорить с заведующим терапевтическим отделением.

-А что случилось?

-Вот это и выясните, а потом сразу перезвоните мне. Если там всё и правда так, как он говорит – тогда будем возбуждать дело.

Поддав газу, Лисовой помчался по весеннему городу, улицы которого, благодаря объявленному карантину, немного разгрузились. Машин на дороге было меньше, чем обычно, потому за 30 минут полицейские уже подъехали к госпиталю.

 

«Вход в больницу только в бахилах и маске» - надпись, красовавшаяся на двери в учреждении. Потому, правоохранителям пришлось раскошелиться на бахилы, ибо масками их, благо, обеспечивало государство. Плюс, «намордник» в большинстве аптек города был дефицитом, а где и встречался, то стоил в семь раз дороже, чем ещё три месяца назад.

-Вы из полиции? – произнёс плотный низкого роста мужчина в белом халате.

-Да. Это вы нас вызывали?

-Да, пройдёмте ко мне.

Доктор, пропустив следователей в кабинет, флегматично закрыл дверь и прошёл за свой стол.

-Присаживайтесь! – медик указал на два неудобных стула.

Михаил, умостившись в истёртую, местами потрескавшую мебель, положил на колени блокнот в готовности что-либо записать. И хоть весь этот разговор был пока ещё не под протокол, всё же, в каждой беседе имеются детали, которые следует подчеркнуть.

-Что у вас случилось? – с любопытством вопросила Кира.

-Видите ли, может оно, конечно, и не заслуживает внимания полиции, но я всё-таки должен о таком сообщить. – врач скрестил пальцы уложенных на стол кистей. – За последние две недели в наше отделение поступили три пациента с необычным диагнозом.

-Что с ними не так?

-Дело в том, что, все они имеют одни и те же симптомы: слабость, головокружение, потеря аппетита, тошнота.

-Это редкие в вашей практике симптомы? – хоть Лисовой и не имел медицинского образования, всё-таки не мог удержаться от сарказма.

-Есть ещё кое-что. У всех их анализы указывают на повышенное содержание свинца в организме. При том, в такой концентрации, что это было уже видно внешне.

-Каким образом? – искренне полюбопытствовала Михайлова.

-Ну, обычные для отравления плюмбумом симптомы: тёмные круги вокруг глаз, бледность кожи, синюшность слизистых оболочек, в особенности, синеватая кайма на дёснах.

-Интересно. А где работают эти люди?

-В том-то и дело. Если б это были металлурги или нефтяники – тогда всё было б понятно. А так, всякого рода клерки. Один в страховой компании, другой какими-то инвестициями занимается.

-Любопытно. А где они сейчас?

-Кто?

-Пациенты эти ваши.

-А, ну, так в палатах у себя. Хотите с ними поговорить?

-Да, было бы полезно.

-Конечно. Один в 813ой, остальные двое в 815ой.

-Хорошо, спасибо.

 

Полицейские вышли из кабинета заведующего и распределили обязанности.

-Я в 813ю, а ты к остальным двоим. Спроси, как давно они наблюдают данное недомогание и узнай адреса мест их работы. – дала указание подчинённому Кира.

После этого, она зашла в палату к больному. На койке лежал молодой мужчина в хлопковой пижаме и что-то набирал на экране телефона.

-Добрый день. Меня зовут Кира Валентина Михайлова, я следователь Шевченковского РУВД. – девушка показала собеседнику удостоверение.

-Здравствуйте. – парень поднялся с кровати.

-Лежите-лежите. Я отвлеку вас ненадолго – всего на пару минут. Лишь задам несколько вопросов.

Кира присела на стул рядом с ним.

-Назовите, пожалуйста, где и кем вы работаете?

-Я менеджер в страховой компании «Кальвария».

-Скажите, у всех сотрудников наблюдались те же симптомы, что и у вас?

-Да, кажется, нет.

-А вы давно ощущаете эти недомогания?

-Ну, оно, знаете, постепенно так. Сперва не обращал внимания, списывал всё на работу. Понимаете, как это бывает: усталость, раздражительность, постоянно хочется спать. Но работать-то всё равно надо, потому, несколько чашек кофе и вперёд!

-А когда обратились в больницу?

Когда привкус свинца во рту стал явно чётким, и голова болела так, что работать не мог.

-Как вы думаете, откуда этот тяжёлый металл мог оказаться в вашем организме в таком количестве?

-Понятия не имею.

-А вы давно работаете в этом офисе?

-Вот уже третий год.

-И раньше такого не было? Ни у кого из сотрудников?

-Да нет, вроде бы.

-Интересно. А скажите, где находится ваше предприятие?

-Мы арендуем помещение в бизнес-центре.

-А адрес?

-Польский спуск 11.

-Понятно. Хорошо, спасибо, выздоравливайте. – оптимистично бросила следователь, направляясь к двери.

 

В коридоре она наткнулась на помощника, который, судя по всему, закончил раньше неё и направлялся к ней.

-Быстро же ты. Что у тебя? Узнал что-нибудь интересное?

-Кое-что есть. Оказывается, эти двое работали в одном здании, хотя и не были знакомы до того, как попали в больницу.

-Адрес этого здания, случайно, не Польский спуск 11? – Михайлова явно ввела подчинённого в недоумение своими словами.

-Ваш «клиент» тоже?

-Да, нужно б туда съездить.

-Вы думаете, дело в самом помещении? Некачественные строительные материалы, или что-нибудь в этом роде? В таком случае нужно вызвать специалистов с Госпродпотребслужбы или кого там в таких случаях вызывают?

-Сперва узнаем, как давно в офисах делался ремонт и осмотрим рабочие места потерпевших.

-А если тамошние грамотеи начнут требовать «ордер» как они обычно любят?

-Тогда позвоним Сергею Ивановичу и запросим документ.

-А сейчас вы не хотите ему сообщить?

-Он же сказал позвонить ему, если что-то серьёзное. А степень серьёзности мы сейчас и выясним.

Коллеги отправились к автомобилю, встретив по дороге множество лиц в медицинских масках. Очень удобная вещь. Можно скрыть своё лицо, скрыть свои эмоции. Ведь иногда так хочется улыбнуться, вспомнив забавный случай, либо просто хорошее настроение, однако, окружающие могут неверно истолковать данное выражение мимики, приписав пару-тройку лишних диагнозов. Либо же наоборот, общаясь с крайне неприятной личностью, не нужно больше сдерживаться, чтоб не скорчить ему противную рожицу. Словом, что-то положительное в этих карантинных мерах всё-таки есть. Кроме огромных штрафов за их несоблюдение, разумеется.

 

Войдя в бизнес-центр, коллеги решили разделиться. На этот раз Михаил направился в страховую компанию, где работал пациент из 813ой палаты, а Кира решила проведать офис инвестиционной компании, где трудился один из пострадавших. Не смотря на опасения Лисового, директор фирмы с пониманием отнёсся к визиту полицейского, и позволил осмотреть рабочее место лёгшего в больницу сотрудника, но при одном условии. Он лично будет присутствовать рядом с помощником следователя, пока тот занимается работой внутри компании.

Рабочее место офисного клерка было весьма типичным: компьютер, документы на столе, ручки, блокнот с листами-липучками, некоторые из которых были приклеены к монитору и на них виднелись какие-то цифры, пустые стаканчики из-под кофе с интересным названием «Старбукс». Оригинальное имя, и расцветка такая же, как и у популярной компании. А главное, изменить одну букву – и уже можно избежать судебных исков. А главное, что коммерческий успех за счёт соответствующей ассоциации у покупателей обеспечен. К тому же, не все из них знают, как правильно пишется это слово.

Также степлер, фотография какой-то девушки, вероятно жены, календарь на стене, принтер, одним словом – рабочая атмосфера.

-Скажите, пожалуйста, а в этом помещении давно делался ремонт? – Лисовой задал вопрос директору, осматривая потолки и стены офиса.

-Ой, кажется, позапрошлой весной, а что?

-А как давно вы здесь?

-Мы здесь уже более восьми лет. – как бы рекламируя надёжность своей компании произнёс Ефим Валерьевич.

-Понятно. – Миша уселся в рабочее кресло и, надев перчатки, стал по очереди открывать ящики стола, копаясь в них.

-Скажите, вы ищете что-то конкретное? – поинтересовался у полицейского мужчина.

-Пока не могу сказать, но наша работа заключается в том, чтоб искать что-нибудь подозрительное. – резюмировал он, не отрываясь от процесса.

-Вот как? – скептично ответил Ефим.

-Да. Кстати, может вы замечали что-нибудь странное за последнее время?

-Например? – в растерянности и уже с некоторой тревогой уточнил директор.

-Да что угодно. Странные посетители, странные явления в офисе, появление новых предметов? Даже, может быть, новые ощущения? Запахи?

-Запахи? – откровенно недоумевая, и подозревая, что его разыгрывают, вопросил страховщик.

-Да, может быть ощущали во рту металлический привкус? Головокружение? Слабость?

-Знаете что! – откровенно разозлившись на парня возмутился Ефим Валерьевич. – Если вы закончили – я попрошу больше не отнимать моё время и покинуть офис, если вы не знаете, зачем пришли. Когда конкретно будете знать, что искать – тогда и приходите! И желательно с ордером.

-Опять этот ордер. – пробубнил себе под нос Лисовой.

-Что? – не расслышал слов правоохранителя он.

-Спасибо, говорю, за сотрудничество! Вы нам очень помогли. – старлей оттароторил заученную наизусть фразу, которой принято завершать разговор с гражданами.

-Всего доброго! – проигнорировал наигранную вежливость полицейского директор.

 

Внезапно, к нему подошла молодая девушка лет 20-ти в белоснежной блузке и с явно нездоровым видом лица.

-Простите, Ефим Валерьевич, вы ещё заняты? – томным голосом обратилась она к руководителю.

-Нет, Леночка, этот господин уже уходит. Что ты хотела? – всё ещё суровым тоном спросил он у подчинённой.

-Извините, можно сегодня отпроситься у вас пораньше уйти? Мне что-то нехорошо.

После этих слов Лисовой стал пристально рассматривать девушку, в особенности её лицо.

Бледность кожи, тёмные круги под глазами, тусклые волосы. Она было явно больна.

-Простите. – обратился к ней полицейский. – А не могли бы вы улыбнуться?

-Что? – в откровенном шоке Елена уставилась на Михаила.

-Улыбнуться. – повторил он как-то робко, понимая, что его просьба звучит мягко говоря странно.

-Так! Хватит! Вам пора идти! – словно лев зарычал на полицейского Ефим.

-Нет, вы не так поняли. – стал оправдываться коп. – Скажите, вы не ощущаете во рту странный металлический привкус?

 

После этих слов лицо девушки, хоть и оживилось, но теперь изображало ещё больший шок.

-Ощущаю. – тихо, словно в церкви, произнесла она.

-А на дёснах имеется синеватый налёт?

Сотрудница достала из кармана смартфон, включив фронтовую камеру, и стала внимательно всматриваться в слизистые ротовой полости. Со стороны может показаться, что в одном месте собрались пациенты психоневрологической лечебницы, однако сейчас как никогда решалась судьба многих.

-Да. Синяя плёнка. Раньше её не замечала.

Миша повернулся к Ефиму Валерьевичу, бросив на него взгляд, подобный тому, как строгая учительница смотрит на двоечника, после чего достал телефон и набрал Киру.

-Алло, Кира Валентиновна, звоните Сергею Ивановичу. У нас здесь, похоже, массовое отравление.

-У нас тоже. – ещё более неутешительно ответила она.

 

Вскоре, к бизнес-центру прибыли представители СЭС, Радиологическая служба, медики, архитектурная комиссия, экологи и другие профильные структуры, специализирующиеся на подобного рода инцидентах. Главной задачей было – найти источник попадания тяжёлого металла в организм сотрудников. Оказалось, что порядка тридцати человек в здании имели признаки отравления свинцом, восемь из которых уже обратились за медицинской помощью: те трое из 3-ей больницы, ещё четверо в частной клинике и один – в областном госпитале.

-Хух, и что теперь будет? – спросил у начальницы Михаил, облокотившись на крышу своего автомобиля.

-Пока здание, скорее всего, закроют до установления источника выделения ионов плюмбума.

-Да уж. Как думаете, что это может быть? И почему с одними сотрудниками всё хорошо, а другие поражены?

-Я не знаю, Миша. Серьёзно. Может это случайность, может целенаправленная атака. Может, террористический акт, выброс радиации, откуда мне знать? – с явным раздражением ответила она.

-А разве при радиоактивном поражении в организме накапливается свинец?

-Миша! – Кира недвусмысленно дала понять, что её сейчас лучше оставить в покое.

 

Дабы не продолжать дискуссию, Михайлова удалилась на другую сторону улицы в поисках места, где можно уединиться и выпить чаю. Через квартал она наткнулась на кофейню Старбукс, которая из-за введённых карантинных ограничений реализовывала напитки и десерты исключительно навынос. Подойдя поближе, она принялась рассматривать меню, выискивая глазами ценник на зелёный чай.

-Что вам? – улыбчиво спросила из окошка девушка в фирменной кепке и синей медицинской маске.

И хоть под ней и невозможно прочесть выражения лица работницы, по голосу было понятно, что она расположена к клиентке добродушно.

-Здравствуйте, один чай, пожалуйста.

-Какой вам? – нежный голос даже не казался наигранным.

-Зелёный, пожалуйста. – снова потирая разболевшиеся виски попросила Кира.

-Одну минуту.

Полицейская облокотилась на подлокотник под окошком заведения. Ей хотелось, дабы этот день поскорее закончился, и она наконец вернулась домой, завалившись в кровать и не вставать с неё не взирая на чириканье Персика. Ко второй половине дня она чувствовала себя вымотанной. Ей даже на минуту стало не по себе, допустив мысль, что усталость спровоцирована избытком в организме свинца. Но тут же успокоила себя, решив, что после такого насыщенного утра и металлов не надо, дабы хотеть от всех отстраниться и побыть наедине с собой.

-Сколько вам сахара? – внезапно девушка отвлекла её от мыслей.

-Простите, а мёда у вас нет?

-Нет, извините.

-Тогда без сахара. – с огорчением ответила Кира.

-Уверены? Может, всё-таки ложечку?

-Нет, спасибо. Не пью с сахаром.

-Как скажете.

 

Михайлова снова попыталась погрузиться в собственные раздумья, но голос баристы отвлёк её от этого увлекательного занятия.

-А не знаете, что там происходит? – она указала пальцем в сторону бизнес-центра.

-Эх, долго объяснять. – Кире не хотелось вспоминать все предыдущие события с самого начала.

-А вы оттуда? – простодушно поинтересовалась работница с именем Таня, изображённым на бейдже.

-Я из полиции. – сухо констатировала капитан.

-Ааа. А там что-то случилось? Кого-то убили?

-Нет.

-Просто, смотрю, всех выгнали оттуда. Это ж наверное какие деньжищи эти спекулянты потеряют из-за перерыва в работе. У них же там такие бабки крутятся, на таких машинах приезжают. – девушка простодушно делилась с полицейской своим мнением, надеясь, что та с ним согласится.

Однако Кира лишь хотела поскорее получить свой чай и усесться на эту пустынную скамейку, что красовалась в десяти метрах от неё, дабы полюбоваться цветением магнолий. Минутное уединение и успокоение нервов – то, чего капитану Михайловой так не хватало.

-Спасибо. – она расплатилась за чай и направилась в сторону уютной лавочки, однако звонок телефона вмиг перечеркнул её мечты о минутке расслабления.

-Да, Сергей Иванович.

-Нашли!

-Кого нашли? – девушке было трудно в данный момент понимать майора с полуслова.

-Гриценко нашли. Остановили его автомобиль на границе области. Сейчас везут к нам.

-Поняла, выдвигаемся.

Ей пришлось махом надпить глоток горячего чая, дабы тот не пролился из стакана, пока Миша будет вести автомобиль. Ведь должна же она хоть чем-то насладиться в этой жизни.

 

На допросе Евгений признался, что это он подбросил бомбу во двор бизнесмена, и целью был именно его сын Григорий.

-Ваня тогда с Ирой пошёл – девчонкой с нашего села. Хорошая девка, они встречались тогда. Ну а тут эти приехали. Хозяева жизни. – угрюмо рассказывал задержанный. – Ну, они ж привыкли, что им всё можно, вот этот пацан к Ирке и пристал. Руками, говорит, стал водить по причинным местам. Девочка возмутилась, мол, что этот баран себе позволяет. Ванька вступился за неё, так они решили его проучить. Дружки его выволокли за руки с дискотеки, и за угол затащили. Пока они его держали, этот мажор нож достал и начал перед ним махать, мол: «Ты кто такой! Мы сейчас твою девку втроём по кругу пустим».

-А откуда вам это известно стало? – спросила у Евгения Кира.

-Один из этих придурков участковому нашему в тот вечер с испугу рассказал, пока следаки с района не приехали. Потом уже, когда ваши подтянулись, вместе с батей этого урода – то сказали всем языки за зубами держать и лишнего не ляпать.

-Так и что там случилось? – попросила продолжить давать показания.

-Ну, этот как пригрозил Ирку изнасиловать, так Ванька не выдержал и накинулся на него. А этот его ножом. Пока скорая приехала – сын мой уже кровью и истёк. Ну, а потом, приезжал этот козёл – батя пацана. Порешать предлагал, бабки совал. Я ему сказал, чтоб засунул свои вонючие деньги себе в…

-Ну, понятно.

-А он говорит, мол: «Дурак ты! Сына моего всё равно не посадят. Не возьмёшь ты – следаку больше достанется!».

-Да уж. – не сдержал возмущения составляющий протокол Михаил.

-И реально суд оправдал. Я апелляцию подал, так через день эти скоты под домом меня подкараулили, избили, и один из них ещё сказал, что если не успокоюсь, то вслед за женой отправлюсь. А я её на тот момент неделю как похоронил после…

-Мы знаем. – резюмировала Михайлова.

-Заявление написал, а толку? Вот и решил я. Мне терять-то уже нечего. Всё равно у меня больше никого нет. Так и эта скотина жить не должна.

-А почему именно взрывчатка? И где вы научились её изготавливать? – логично вопросила следователь.

-А, да это старая история. Я ж после смерти Ваньки и жены потом в запой ушёл. Еле удалось бросить. Попытался заново жить начать, машину вон купил на номерах заграничных, так дешевле. Начал перевозками заниматься. А тут как-то раз кум мне видео в интернете показал – там мужик рассказывает, как бомбу изготовить дома. И ещё подколол тогда, мол, не хочешь этого урода завалить? Вроде посмеялись тогда, а мне эта идея в голову залезла, и никак не вылезала. Ну, в итоге я и созрел.

-А что за видео? Где вы его нашли?

-Ой, да он мне ссылку ещё сбросил. Там у него канал целый. Он там всё рассказывает: и как бомбу изготовить, и яды всякие из трав, и как лучше убить, и как труп спрятать. Сейчас ведь в интернете всё, что хотите есть.

-Интересно. А как канал этот называется? – следователи мгновенно оживились.

-Да, у меня на телефоне есть. Позволите? – мужчина достал из кармана смартфон с треснувшим экраном и принялся водить по нему дрожащим пальцем.

 

Спустя полминуты он протянул следовательнице гаджет.

-Вот.

-«Назиат-тв»?

-Да. Он сам себя так называет. Назиат.

-Что за странное прозвище. – удивился Миша.

-Давайте посмотрим, что он здесь показывает?

Воспроизведя видео можно заметить предупреждающую надпись, что данный контент не является призывом к действию, а носит исключительно познавательный и развлекательный характер. Далее едёт заставка, где голос повествует о сложной ситуации в стране, требующей соответствующих действий.

-Современный украинец чувствует себя незащищённым в собственном государстве. Произвол властей. – речь сопровождается отрезками видео избиения полицейскими задержанного, что имело место быть осенью прошлого года. – Безнаказанность чиновников и политиков за их преступления, и то, до чего они довели страну. Запрет на ношение оружия делает людей беспомощными перед теми, у кого оно есть. Однако это не значит, что вы не можете постоять за себя. Вам не придётся терпеть нападки того, кто считает себя сильнее, ведь у вас есть оно – «Право на защиту».

Последняя фраза и является названием проекта, демонстрируемого на данном канале видеохостинга. Далее парень на экране приветствует зрителей и предлагает в данном выпуске ознакомиться с тем, как изготовить наиболее распространённые яды. Конкретнее, он предлагает извлечь из дохлого млекопитающего – мелкого грызуна, трупный яд. В ролике он подробно рассказывает процедуру изготовления отравы, а также способы её применения, таким образом, давая зрителям знания, способные кому-либо в итоге навредить.

-Да уж. Нужно б найти этого Насреддина, или как он себя называет, и закрыть его и его канал.- подметил Лисовой.

-У канала уже шестьсот тысяч подписчиков, и примерно столько же просмотров под данным видео. Что у него здесь ещё? «Изготовление яда цикуты», «Изготовление взрывчатки из нитратных удобрений», «Как изготовить цианид». – Михайлова перечисляла названия видео, присутствующих на канале.

-Вот из удобрений я и сделал бомбу. – подметил задержанный Гриценко.

 

Ролики сделаны довольно профессионально, с провокационным видео и звуковым сопровождением. Даже декорации так называемой «студии» были отнюдь не аматорскими. Импровизированная лаборатория, инвентарь, в том числе и автомат Калашникова, висящий на стене. Всё создавало впечатление, будто это и правда развлекательная программа, вот только информация, которая предоставлялась в данных видео, способна привести отнюдь не к весёлым последствиям. И на что только не способны пойти современные блогеры для того, чтоб накрутить себе несколько сотен просмотров. «Право на защиту» - даже само название программы носит мотивационный характер, указывая, что будет полезно иметь под кроватью пару-тройку килограммов тротила на всякий случай, ведь в хозяйстве всё пригодится.

 

-Нужно будет потом с этим разобраться. – Кира озвучила план на будущее и распорядилась отвести Гриценко в камеру, отправившись с протоколом допроса в кабинет к Сергею Ивановичу.

Спустя час, в кабинет начальника отдела ворвался Леонид, на красном лице которого читалась агрессия и гнев.

-Где он? – прокричал он на всё здание, чем ничуть не удивил майора и присутствующих у его стола следователей.

-Спокойно, Леонид, присядьте.

-Ты сказал, что вы поймали того, кто чуть не убил Гришку! Покажите мне его!

-Успокойтесь, говорю. Господин Фишер, присядьте на минутку. – Сергей Иванович, как бы специально, тянул время, флегматично раскладывая перед собой какие-то документы.

-Ох, Серёга! Ты мне покажи его! Я его собственными руками разорву.

Офицер, на секунду застывший за столом, бросил из-под очков взгляд на гостя, отложив документ в сторону.

-Собственными руками? Это что-то новенькое. – майор саркастично усмехнулся.

Леонид Фишер, отдышавшись, уставился на полицейского в недоумении.

-В смысле? – переспросил он.

-Обычно ж вы для таких дел привлекаете своих быков, чтоб они разобрались с неугодными вам кадрами, а тут, неужто собственные руки замараете?

-Каких быков? – искренне не понимая о чём речь, переспросил бизнесмен.

-Ну, охранников своих. Которых два года назад прислали в село Дачное разобраться с гражданином Гриценко.

-Ах, вот оно что. – упростив выражение лица, мужчина достал платок и вытер со лба капельки пота.

-Вспомнили?

-Так это он? Этот колхозник решил Гришку моего убить?

-Равно так же, как он в своё время убил его сына.

-Вот урод. – Фишер взялся украшенной в золотые перстни рукой за лицо.

-Это вы про своего сына? – как обычно, в своей манере, съязвил стоящий в углу кабинета Миша.

-Слышишь ты! – Фишер в нарастающей ярости встал со стула, от чего и сам Лисовой принял боевую стойку.

-Спокойно! – скомандовал майор. – Так что, господин Фишер, догадываетесь, за что вашего сына хотели убить?

-Слушай, Серёга, что ты хочешь? – мужик уселся обратно на стул, обратив взгляд на начальника.

-Того же, чего всё это время хотел задержанный Гриценко – справедливости.

-Сколько? – мужчина полез за телефоном в карман.

-Лет семь минимум.

-Что?

-Ну, Грише ж твоему в то время уже было 18, значит пойдёт по статье как взрослый.

-Ты не понял…

-Нет, Лёня, это ты не понял! – перешёл на «ты» Сергей Иванович. – Пацан твой сядет! К нему уже отправлены оперативники для задержания, потому деньги свои готовь на адвоката.

-К-какое задержание? Куда сядет? – Фишер беспомощно раскричался на весь кабинет.

-Ну, можешь ещё подкинуть денег на адвокатов друзьям своим из Беляевского райотдела, так как ими с завтрашнего дня занимается ГБР, а также шавкам своим, потому как они тоже скоро окажутся за решёткой за групповое избиение гражданина.

-Слушай сюда, Серёжка! – Леонид заметно рассвирепел. – Я надавлю на рычаги, и вас всех завтра здесь не будет! Ни тебя, ни твоих сотрудничков! Ты меня понял?

-Ты бы с сыном своим так общался, как со мной сейчас. А то вырастил (нецензурное выражение) малолетнего.

Конечно, полицейские редко стесняются в эпитетах. Это лишь в кино и книгах оперативники между собой общаются на языке Лермонтова и Гоголя, на деле же, крепкое словцо мало кто стесняется употре…

 

После долгого дня Кира наконец пришла в собственную квартиру, где её радостным чириканьем встретил соскучившийся Персик. На удивление, под вечер у девушки откуда-то взялись силы. Может, адреналин после встречи с влиятельным бизнесменом до сих пор действовал на мозг, но ей почему-то хотелось что-то поделать. Накормив птицу и убрав ему клетку, Михайлова всё-таки умостилась на кровать, взяв на колени ноутбук. Ей не терпелось поближе ознакомится с творчеством этого Назиата. Посмотреть, какие ещё видео выложены у него на канале. А главное, тот текст, который звучит вначале каждого видео. С его содержания следует, что власть является прямым врагом народа, безнаказанно угнетающего его. И что из-за этого невозможно чувствовать себя защищённым в собственном доме. Разумеется, если так задуматься, то механизм «Системы» устроен так, что население является для неё не более чем топливом. И тот факт, что привлечь к ответственности за проступок обычного гражданина куда проще, чем чиновника, силовика, либо политика. То, что любой индивид, наделённый властью, данной ему государством, способен фактически безнаказанно творить то, что ему хочется – это тоже факт. В особенности, если действует он не от собственного лица, а от лица «Системы». Но так ведь в любой стране. И если смотреть на всё через подобную призму – то «Система» создана лишь для того, чтоб угнетать и подавлять волю каждого, что по сути своей является абсурдом. Однако, с теми, кто идёт против неё, «Система» и правда жестока и редко справедлива. Плюс, за последние шесть лет, Кира на самом деле заметила, как Украина, из некогда демократичной державы превратилась в тоталитарное полицейское государство, считающее своим долгом влезть во все сферы жизнедеятельности гражданина. И идущая все эти годы война только усугубляла сие напряжение. Именно на этом и решил акцентировать своё внимание автор видео, зовущий себя Назиатом, давая зрителям призрачную возможность защититься и противостоять натиску «Системы», оказывая ей хоть какое-то сопротивление.

Таким способом недолго народ и на бунт поднять, устроив настоящую анархию. Плюс ещё эта эпидемия, из-за которой власти ещё больше ограничивают нормальную жизнь внутри страны.

Может Миша всё-таки был прав? Может Анархия и правда – мать порядка? Может нужно устроить хаос? И на руинах построить новое государство?

 

Кира старалась гнать эти мысли подальше. Ей хватило одной революции, чтоб понять, что все возложенные на неё надежды – не более, чем приманка, двигающая народ на действия. Внезапно, листая ленту с роликами, девушка обнаружила то, что заставило её содрогнуться. Сердцебиение её участилось, и надпочечники снова выделили адреналин. Нащупав на прикроватной тумбочке телефон, она поспешила набрать Лисового.

 

 

Глава 4

 

-Алло! Акции уже падают. Нужно продавать их как можно скорее.

Миша с раннего утра наряженный в костюм, белую рубашку и галстук, спешным ходом шагал по Польскому спуску. Миниатюрный кожаный кейс в одной руке и смартфон прижатый к уху в другой – всё в этом человеке говорило о деловитости и постоянной занятости.

-Я тебе ещё раз говорю! Если наша фирма из-за тебя потеряет свои деньги – я тебя уволю. И ищи средства на лечение своей матери где хочешь. – с этими словами Лисовой подошёл к кофейне Старбукс, где в окошке уже ждала его та самая приветливая работница в зелёной кепке и маске.

-Девушка, эспресо, пожалуйста, и побыстрее! – скомандовал он баристе, продолжив разговор по телефону.

-Одну минуту. – робко ответила Татьяна.

-Ты видел процент падения индекса Дона Джонса? Нам нужно срочно что-то предпринимать, иначе наши австрийские партнёры перестанут инвестировать в нашу продукцию.

-Сколько вам сахара? – стараясь не перебить важный разговор тихо спросила она, на что Михаил, не отвлекаясь, показал пальцами цифру два.

-Девушка, можно побыстрее? Я тороплюсь!

Упершись о подлокотник, Михаил расстегнул пиджак и поправил галстук.

-Нет! Это я не тебе. Ещё одна такая же как и ты. Почему я должен всех учить, как им нужно работать?

От деловитости этого человека разило пафосом. Однако, это и было его основной целью.

 

-Пожалуйста. – с менее приветливым тоном Таня выставила зелёный стакан, накрыв его крышкой-непроливайкой.

-Одну секунду. – произнёс Михаил, положив в карман телефон.

Внезапно, позади себя девушка услышала чьи-то шаги и, обернувшись, увидела Киру.

-Что вы здесь делаете? Вам сюда нельзя!

В растерянности бариста снова повернула голову на солидного с виду клиента и была удивлена ещё больше. «Бизнесмен», надев резиновые перчатки, взял стаканчик с кофе и поместил его в полиэтиленовый пакет.

-Что происходит? – едва не плача прокричала работница заведения.

-Спокойно. – Михайлова, также надев резиновые рукавицы, взяла со столика стеклянный сосуд с порошком синевато-белого цвета.

Окунув туда палец, Кира поднесла кристаллическое вещество к языку.

-Ммм. Действительно, сладковатый. Для того, чтоб клиенты не уловили металлический привкус вы мешаете его с тростниковым?

На вопрос, поставленный полицейской, девушка лишь молчала.

 

Лисовой, взяв с собой улику, также зашёл внутрь помещения.

-Полагаю, как изготовить свинцовый сахар вы тоже научились из «Права на защиту». Вот только от кого вы защищались, отравляя невинных людей?

Татьяна в отчаянии присела на табурет, сняв медицинскую маску и закрыв руками лицо.

-Если б только эти уроды знали, каково это, вместо работы в комфортном офисе за большие деньги пахать как проклятая в забегаловке, выслушивая хамство и приставание клиентов. Но им же всё равно. Такие как я для них – не более, чем обслуга. Мусор.

-И вы решили, что этим всё уравняете?

-Я не собиралась никого убивать. Просто немного проучить этих зажравшихся капиталистов. Они же считают, что им всё можно. Могут хамить, грубить, а ты должна им постоянно улыбаться. А если попробуешь что-нибудь сказать – так вмиг вылетишь с работы. Начальник наш – такой же самый как они. Клиенты для него важнее сотрудников. Так и говорит, что не буду улыбаться я – на моё место придёт ещё сотня таких же, которые будут. И что нам – простым людям в таком случае делать? Кто нас защитит?

-Потому вы и решили применить «Право на защиту». Понятно. – покачала головой Михайлова.

Свинцовый сахар имеет такую же кристаллическую структуру, как и свекольный и тростниковый. К тому же, он такой же сладковатый на вкус, однако при употреблении внутрь свинцовые соединения откладываются в организме, оказывая токсичный эффект. Вкус кофе и примесь обычного сахара делали яд фактически незаметным в напитке. Жертвы списывали отравление на усталость, употребляя больше кофе с целью повысить бодрость, однако, покупая его в Старбукс они лишь усугубляли своё состояние. Благо, не все сотрудники, работавшие в бизнес-центре пили кофе, который делала Татьяна. Кто-то предпочитал брать из дому, а у кого-то, как у Ефима Валерьевича, в кабинете, имеется собственная кофеварка.

 

Татьяна же – одна из тех, чья психика не выдержала социального напряжения, и потому она объявила войну буржуазному классу. В целом, за последние годы моральный облик как всей страны, так и отдельных граждан заметно изменился, благодаря смене ценностей. Война, кризис, пандемия, – это явно не те факторы, которые способствуют процветанию государства, а следовательно – и росту духовности.

 

Усадив девушку, закованную в наручники в автомобиль, Михаил передал стаканчик с жидкостью прибывшим экспертам и подошёл к сидящей на скамейке Кире. Вчера ей не удалось насладиться таким удовольствием, потому она решила полюбоваться цветущими деревьями сегодня.

-Классный костюм. – подметила наряд Михаила.

-Спасибо. Впервые одел после свадьбы.

-Сидит хорошо. Неужто Дина тебя совсем не кормит?

-Если б не кормила – то пиджак бы вообще на мне висел. А так, с нашей работой особо поправиться не удаётся.

-Ну, я бы не была так уверена. Посмотри на наших коллег. В том числе – на Сергея Ивановича.

-Ну, трудовой «мозоль» приходит с годами.

-С годами, курением, кофе, стрессами и сидячей работой.

-Это не говоря уже о наших «менее честных» коллегах, которые позволяют себе хорошо кушать.

-Ладно, Миша. Лирика лирикой, а с этим блоггером на самом деле нужно что-то делать. Необходимо узнать его настоящее имя и принять меры. Ведь он своими видео и вправду подрывает конституционный строй страны.

-Ну, или то, что от него осталось. – съязвил Миша в своём репертуаре.

-Я серьёзно. Мало ли невменяемых людей и тех, кто доведён до отчаянья, могут воспользоваться его инструкциями? Что мы тогда будем иметь? Ежедневные подрывы, отравления и сотни исчезнувших в серной кислоте и протеолитических ферментах тел?

-В чём?

-Да, это я вчера на ночь посмотрела несколько его роликов.

-Понравилось? Снова ехидно спросил Лисовой.

-Твои шутки, Миша, сейчас не к месту. Это на самом деле очень страшно. Хорошо ещё, что сейчас многие учреждения закрыты на карантин. Не дай Бог, если какой-нибудь обиженный гражданин пришёл бы в центр оказания административных услуг, либо в суд со взрывчаткой. Или подорвал бы пассажирский поезд.

-Да уж. Конечно, какие-то плюсы в том, что людям велено сидеть дома всё-таки есть. Ни спортивных мероприятий, не пассажирских железнодорожных перевозок, ни рынков. Таким образом, меньше возможностей для совершения теракта.

-Смотри, Миша, чтоб вместе с респираторами нас снова не заставили таскать на себе бронежилеты, если ситуация выйдет из-под контроля.

-А нам-то что терять? Пусть боятся те, кто до всего этого народ довёл.

-Лисовой! Ещё одно антиправительственное выражение – я сдам тебя в СБУ. – произнесла шутку с серьёзным видом Михайлова. – И ещё. Правильно говорить: «Доу-Джонса».

 

В кабинете у Сергея Ивановича следователи решали, как бороться с этой ситуацию.

-Мы даже не уверены, что он с нашего города. Может быть он вообще сейчас в другой стране. – развёл руками майор.

-Смотрите, помимо канала на видеохостинге, он ещё ведёт страницу в социальной сети, где родным городом указал Одессу. – показал начальнику на планшете Лисовой.

-Значит он отсюда. В таком случае его будет проще найти. Или хотя бы узнать его имя.

-Да, но как? Здесь он тоже называет себя Назиатом. У него здесь сотни тысяч подписчиков, которые, помимо просмотра его видео, читают и репостят его статьи, где он указывает, как изготовить то или иное оружие. Ещё он консультирует, как не выдать себя правохранителям, и в целом, постит определённо антиправительственные тексты, настраивая население против власти.

-Ну-ка дай посмотрю. – Сергей Иванович взял в руки планшет Миши.

-Там ещё комментарии под каждым его постом. Вот, этот, например: «Зажравшиеся бюрократы теперь не смогут безнаказанно нас угнетать», или «Пусть теперь боятся, уроды. Больше мы не овцы в стаде». А вот этот вообще утверждает, что новый президент больше не сможет спрятаться за своим взводом охраны, которую он везде за собой таскает.

-Да уж. Интересные ребята. Надо будет составить базу всех его подписчиков. Уверен, пригодится, если количество преступлений, совершённых с его руки, и правда возрастёт. – подбросил годную идею Сергей Иванович.

-И всё таки, времени у нас нет. Каждый день он выкладывает новое видео и пишет всё больше провокационных статей у себя на странице. Этот индивид весьма активен в интернете. – обеспокоенно произнесла Кира.

-Да уж. В интернете, да ещё и анонимно, многие не могут устоять перед соблазном проявить свою истинную натуру. Вот бы его сюда посадить и посмотреть, насколько он смелый. – Сергею Ивановичу не терпелось встретиться с провокатором лицом к лицу.

 

Перед полицейскими встала и вправду тяжёлая задача. Поймать того, кто у всех на виду, и в то же время от всех скрыт. Самое интересное, что он вовсе не прячет своего лица, показывая тем самым, что якобы ему нечего скрывать. Что, мол, он делает всё правильно. Возможно, он преследует цель стать символом – видным общественным или политическим деятелем. Или же он просто блогер, который стремится достичь дешёвой популярности, что преподнесёт его в собственных глазах над другими, вот только какой ценой?

-Придумала! – словно из пушки выпалила Кира.

От ещё возгласа коллеги резко повернули на неё взгляд.

-Что у тебя на уме? – понимая, что дело попахивает жаренным, с опаской спросил начальник.

-Предлагаю бороться с ним его же методами.

-Как это? Завести свой блог? – в своём репертуаре спросил Лисовой.

-Нет! Я предлагаю обратиться к нему открыто, путём СМИ.

-Вот как? – майор был откровенно шокирован данным заявлением. – И что же ты ему скажешь?

-Я? – удивилась следовательница.

-Ну, а кто ж? Твоя идея? Ты и дерзай! Заведём дело, устроим следствие по поимке преступника. Всё как полагается. Поручим это дело тебе, а ты уже и лови его всеми доступными тебе средствами. В рамках закона, разумеется. – акцентировал внимание Сергей Иванович, стараясь отстраниться от данной затеи.

-Ну, а что вы предлагаете? Его всё равно нужно остановить. У нас вон уже двое нестабильных элементов послушались его советов. Кто знает, сколько их ещё. – постаралась аргументировать свою задумку капитан.

-Ну, согласен, конечно. Если надо – я позвоню сейчас знакомым журналистам, они устроят тебе эфир, где и заявишь всё, что хотела сказать. И если это на самом деле даст результаты – почему бы и нет?

-Так вы не против?

-А почему я должен быть против? Вон, бери своего Мишу и ловите его. Вы сейчас реально можете спасти страну от анархии.

 

Лисовой, услышав своё имя, даже ничего не сказал в ответ. Он понимал, что человек он здесь маленький, ничего не решающий, однако последние слова начальника отдела вселили в него надежду стать супергероем, спасающим планету от страшного злодея, вселяющего в умы людей зло.

 

К вечеру находясь в студии одного из областных телеканалов, Михайлова поправляла перед зеркалом макияж. Она крайне редко красилась, потому как не стремилась никому понравиться. Да и без «боевого раскраса» девушка от природы была довольно привлекательной, обладая мягкими чертами лица, янтарными глазами и длинными волнистыми волосами. И всё равно, как и любой женщине, ей хотелось бы выглядеть немного красивее, особенно перед объективом телекамеры.

Лисовой в это же время просматривал ленту новостей на смартфоне. Делал он это не так редко, как его начальница наносила макияж, но всё же, с его работой нечасто удаётся погрузиться в мир событий, не относящихся к работе. Однако, перечитывая заголовки новостей в этот раз, он понимал, что его работа с ними сейчас связана как никогда.

-Кира Валентиновна, смотрите.

-Что там?

-В Ровенской области молодой человек отравился при изготовлении цианида.

-Опа! – Кира от неожиданности повернулась к помощнику. – А что там ещё пишут?

-В Харькове парень убил свою девушку, а труп пытался растворить в серной кислоте, вследствие чего сам получил химический ожёг.

-Да уж. Похоже, советы нашего кадра расходятся по стране быстрее коронавируса. Слава Богу не у всех в крови быть умелыми преступниками. – с сарказмом произнесла следователь.

-Да, но у некоторых всё-таки это получается. Вот, например, в Донецкой области мужчина в медицинской маске взорвал платёжный терминал и вытащил оттуда кассеты с деньгами.

-Ещё одно «спасибо» нашему правительству, позволившему людям законно скрывать лица от камер.

-А под столицей в одном из заведений, выдающих быстрые займы, сотрудницы госпитализированы с подозрением на отравление парами ртути.

-Кошмар.

-Вот ещё. Под Херсоном разбойник обездвижил девушку самодельным электрошокером, после чего ограбил, но вскоре был пойман. Во Львове девушка отравила неверного супруга кадаверином, и тот теперь в тяжёлом состоянии пребывает в больнице.

-Боже, какие знакомые методы. – ужаснулась Михайлова.

 

Неожиданно к полицейской подошла сотрудница телестудии и предупредила, что ей пора идти к камере.

-Как я выгляжу?

-Как всегда, неотразимо. – Миша даже не оторвал взгляд от экрана смартфона.

-Странно. А я старалась сегодня выглядеть чуточку неотразимее, чем всегда. – сказала девушка, вглядываясь в нанесённую тушь.

Перед камерой Михайлова ещё раз прочла уготовленный заранее текст и после нескольких репетиций, по сигналу «Начали!» стала произносить его, не подглядывая на листок. Она сообщила телезрителям о набирающем в последнее время популярность пользователе сети интернет под ником Назиат, демонстрируя его фото, который своим контентом косвенно уже нанёс значительный вред обществу, пропагандируя насильственное решение возникающих социальных проблем. Также упомянула, что его действия, не смотря на вступительное предупреждение в начале каждого видео, подпадают под статью 109 часть 2 Уголовного кодекса. Люди, следующие его советам и тоже нарушающие закон, понесут наказание в соответствии с действующим законодательством.

Помимо этого следователь попросила тех, кому что-либо известно о настоящем имени и местонахождении данного индивида немедленно сообщить в Шевченковский райотдел или на линию 102.

 

-Хух. Ну, как я?

-Отлично, Кира Валентиновна.

-Понятно. Значит и во время моего выступления ты всё время залипал в свой телефон. Как малое дитё, честное слово.

Лисовому после этих слов стало на минутку стыдно, однако он тут же оправдался.

-Я смотрел, каких ещё делов натворил этот персонаж своими роликами и статьями.

-И что углядел?

-Я вот думаю. Неужели вокруг нас столько злоумышленников? Которые не творят преступлений только потому, что не знают, как это делается или боятся наказания. То есть, если человеку сказать, что за его поступки ему ничего не будет – он тут же пойдёт кому-то вредить?

-А ты бы разве не так сделал? – подметила Кира.

-Ну, нет. Я ведь гуманист. Я бы, скорее, просто не вышел на работу. Уехал бы куда-нибудь подальше от всех, зная, что меня за это не уволят, и зарплата всё равно будет приходить.

-И сильно ли ты разгуляешься на нашу зарплату? Всё равно, захотел бы большего и пошёл бы ограбить кого-нибудь, дабы пожить на широкую ногу.

-Да ну. Это проблемно. Можно по голове получить, или и того хуже – пулю в лоб. Ведь моему убийце б тоже ничего не было. Мне достаточно того, что у меня есть, и рисковать ради большего я не готов.

-Ну, а других, как видишь, и перспектива провести несколько лет в колонии не отпугивает.

-Может, им терять больше нечего? – философски задумался Лисовой.

 

Дома, покормив попугая, Кира умостилась в кровати, возложив на ноги ноутбук. Ей не терпелось снова пересмотреть ролики «Права на защиту». Её поражало, с каким профессионализмом смонтирован каждый выпуск: цветовая гамма, музыкальное сопровождение, харизма, с которой Назиат излагал зрителям материал. У следовательницы всерьёз складывалось впечатление, будто над проектом работала целая команда экспертов, специализирующихся на выпуске развлекательных программ. Но, кому это нужно? Стране-агрессору, с целью дестабилизировать общественно-политическую ситуацию внутри государства? Вот только их зрители сами могут насмотреться этих видео и устраивать акты экстремизма на территории Федерации. Но этот парень определённо смахивал на какого-нибудь телеведущего, способного зажечь публику. И пусть внешность его не совсем телевизионная: бритая голова, худощавое лицо и сломанный нос, всё-таки проникать в разум зрителя он умел. И те навыки, с которыми он изготавливал свои изделия, как, например, эта взрывчатка из этиленгликоль динитрата (ЭГДН). Где-то же он этому всё-таки научился. Что если он принадлежит к одной из экстремистских организаций? Что если он участвовал в вооружённых конфликтах, в том числе и на Востоке страны? Мысли о загадке личности человека под данным псевдонимом не давали капитану покоя до поздней ночи.

 

Наутро, встретившись в кабинете, Кира снова застала помощника, заваривающим чай. Михаил флегматично макал пакетик в чашку с рисунком подсолнуха и что-то шептал себе под нос. Михайлова, поприветствовав коллегу, сняла куртку и уселась в своё рабочее кресло. Однако, неожиданно для всех, дверь их кабинета распахнулась и на пороге встала взволнованная фигура Сергея Ивановича.

-Ребята, у нас гости из СБУ.

Начальник, прошептав данное предупреждение, спешно удалился за угол.

-Значит, вы меня всё-таки сдали? – Михаил, как обычно, с юмором обратился к руководительнице, вспомнив о её недавнем обещании.

-Не смешно, Миша. – и без того невысокое утреннее настроение следовательницы испортилось от этой новости ещё больше.

В кабинет вошёл невысокого роста мужчина в спортивном костюме, с взъерошенной причёской и весьма добродушным выражением лица. Он не был похож на хрестоматийного офицера спецслужбы, а скорее на степенного мужчину предпенсионного возраста. Хотя за эти секунды Михайлова успела нарисовать себе образ типичного «шкафа» двухметрового роста с каменным выражением лица, в чёрном костюме и очках. Возможно, в этом и заключается основная задача офицера СБУ – делать всё для того, чтоб никто не подумал, что он из СБУ.

-Это подполковник Найда. – представил офицера подчинённым Сергей Иванович.

-А вы, наверное, капитан Кира Михайлова? – мягким добрым голосом обратился он к следователю.

-Совершенно верно. – взволнованно поправила волосы девушка.

-Смотрел вчера ваше обращение.

-Спасибо. – не зная, что сказать, ответила она, и тут же покраснела.

-А вы лейтенант Лисовой? – обратился он к помощнику.

-Старший лейтенант. Да.

-Очень приятно. – СБУшник пожал руку полицейскому.

К слову, у Найды было весьма крепкое рукопожатие. Чувствовалась каменная хватка «конторы».

-Итак, господа. Стало быть, вы занялись поиском Николая Александровича Остапова?

-Кого? – переглянулись коллеги.

-А, вы ещё не в курсе? Так зовут того, кого вы ищете. – подполковник улыбнулся обнажив белоснежные керамические зубы.

-Так вы его знаете? – удивлённо переспросила Михайлова.

-Видите ли, душа моя. Мы уже давно следим за упомянутым субъектом. Его деятельность и в самом деле способна подорвать конституционный строй и дестабилизировать общественно-политическую ситуацию в стране. Потому, логично, что мы занялись этим делом раньше вас. Ведь он намного опаснее, чем кажется. Вы видели, сколько уже преступлений совершено по его инструкции?

-Да, уже ознакомились. Так вы пришли сказать нам, чтоб мы больше не занимались его поисками? – спросил у гостя Лисовой.

-Ну, что вы? Вовсе нет. – всё также добродушно улыбнулся подполковник. – Вы видели его последнее обращение, которое он записал в ответ на ваше вчерашнее выступление? – обратился он к Кире.

-Какое обращение? – в недоумении переспросила она.

-Выложенное сегодня утром на его канале. Взгляните! – он указал пальцем на рабочий компьютер полицейской.

 

Михайлова, усевшись за стол и зашла на Назиат-ТВ, где красовался новый ролик, выложенный сегодня в 6:00 утра. Кликнув на кнопку воспроизведения, девушка сделала звук погромче, внимательно вслушиваясь в слова ведущего. На экране был представлен мужчина всё с такой же короткой стрижкой, однако на лице его уже виднелась густая борода, от чего узнать его было немного труднее. Блогер сидел на фоне какого-то флага с непонятной эмблемой. Этот знак, на первый взгляд был похож на символ анархизма, изображаемый в виде буквы «А» в круге, однако данный логотип заметно отличался от него. Наоборот, в кружке, да ещё и перечёркнутом, виднелась кириллическая литера «Б».

-Что это? – сразу указала она пальцем на знамя.

-Мы пока не знаем. Возможно, символ какой-то организации. – в замешательстве ответил СБУ-шник.

 

Попросив всех присутствующих блюсти тишину, Михайлова внимательно слушала обращение Назиата.

-Дорогие подписчики и зрители моего канала. Вы знаете, что всё это время я старался дать вам возможность защищать себя в это нелёгкое для всех нас время. Ведь всем вам известно, как трудно на сегодняшний день противостоять беспределу, происходящему с попустительства нынешней власти. Современный гражданин вынужден чувствовать себя беспомощным в своём же государстве.

Те видео, что вы просматриваете на моём канале, преследуют лишь одну цель – внушить вам спокойствие. Ведь куда спокойнее знать, что ты способен дать достойный ответ, если тебя обидят. Куда спокойнее знать, что ты – не забойный скот, не беззащитная овца в стаде, на которую в любой момент может напасть волк. Куда спокойнее понимать, что ты готов и знаешь как дать отпор тому, кто посягнёт на твоё имущество, на твою неприкосновенность, данную тебе Конституцией, а также на твою жизнь. Мои рекомендации помогают осознать значимость и силу каждого человека в борьбе за собственные права и свободу.

Однако, есть те, кому ваша способность постоять за себя, мягко говоря, не выгодна. И имя им – правительство. Ведь их основная задача – держать вас в страхе и внушить вам, что только они способны вас защитить. Что без них вы – как слепые котята, неспособные постоять за себя. И это логично! Ведь кем проще управлять? Тем, кто боится? Или тем, кому не ведом страх?

-Вот же (нецензурное выражение) – не сдержалась в эмоциях Кира, услышав, как умело он манипулирует общественным мнением.

-И буквально вчера, представители власти попытались публично закрыть мне рот, отняв у меня возможность помочь вам защищаться. В частности, капитан Шевченковского РУВД Кира Валентиновна Михайлова в прямом эфире раскритиковала мою деятельность, утверждая, что я своими видео нарушаю закон. Должен заметить, что это типичный приём адептов Системы - выставить в плохом свете тех, кто становится им поперёд горла. Тех, кто лишает их возможности делать всё, что им захочется и при этом избежать наказания. Но, должен обратиться к коррумпированным чиновникам, правоохранителям и прочим псам режима, таким как капитан Михайлова. Ваше время прошло! Мы уже не такие беспомощные, как вам хотелось бы. Нас теперь не так просто запугать. Ведь отныне люди владеют теми знаниями, которые вы от них всё это время так тщательно скрывали.

Ведь вы всё время твердите, что вам не хватает возможностей и ресурсов нас защитить. Вы всё время обвиняете кого угодно, кроме самих себя в том беззаконии, что сейчас творится. Но при всём этом вы не позволяете легализовать огнестрельное оружие. Таким образом, вы нас не защищаете, и самим защищаться не даёте.

Но это уже в прошлом. Сегодня каждый знает, как самому восстановить справедливость, а не уповать на бесполезную бюрократическую машину. Теперь люди владеют знаниями, а значит – стали сильнее.

 

Послушав данное видео, Кира вновь принялась массировать разболевшуюся голову.

-И самое обидное, что найдутся те, кто ему поверят. – с досадой произнесла она.

-Об этом я и хотел вам сказать. Вчера вы буквально бросили ему вызов, публично объявив, что ведёте на него охоту. Однако, вам не стоит его недооценивать. – предупредил следовательницу подполковник. – Он очень умён и прекрасно владеет методами психологического воздействия, в том числе и на массовую публику. Это не простой дилетант, стремящийся заработать как можно больше просмотров. Это настоящий рупор пропаганды, который слушают и к советам которого прислушиваются.

-Но, он даже не скрывает своего лица. Неужели он настолько бесстрашный?

-Этим он показывает, что действует публично, и что ему нечего скрывать. В то же время, он отличается от современных блогеров, гоняющихся за популярностью. Ибо он не посещает увеселительные заведения, публичные места, словом, не «светится» нигде, кроме как на экране.

-Да, уж. А если и светится – то довольно ярко. – удачно подметила Михайлова. – А нельзя ли просто закрыть его канал?

-А вы думаете, мы не пытались? Или вы уверены, что это его первый и единственный ресурс? До этого мы уже закрывали «Назиат-live», «Назиат на связи», «Назиат-online», но в сети постоянно появляются дубли под другим названием, о многих из которых нам даже неизвестно. Мы постоянно сокращаем их количество, но, такое ощущение, будто они бесконечны. Словом, этот парень хорошо постарался, чтоб пустить своё искусство в массы.

-А откуда он выкладывает свои видео? Нельзя отследить? – вмешался в разговор Лисовой.

-Ну, во-первых: он использует прокси-сервер, таким образом в сети числится, что каждый ролик он выкладывает с другой страны. А во-вторых: после того, как мы нашли один из его серверов, оказалось, что видео оттуда заливаются на хостинг автоматически по заданному таймеру.

-То есть вы хотите сказать, что все эти ролики он записал уже давно, и теперь они сами выкладываются? Ну, да. Это же логично. На канале он ещё чисто выбрит, а в этом своём обращении он уже с бородой, значит, оно записано недавно, и мы теперь знаем, как он выглядит сейчас.

-Совершенно верно мыслите, Капитан Михайлова. – похвалил её подполковник.

-А что представлял собой этот сервер, который вы нашли?

-Не удивляйтесь, но это был самый обычный смартфон, подключенный к зарядному устройству. Он оставил его на одном из продовольственных складов, включив на нём интернет. На карте памяти содержались видео, которые через определённый промежуток времени выкладывались на один из его каналов. Вот только, когда мы его нашли и попытались войти в него – все видео с карты памяти удалились. Похоже, он активировал защиту от взлома.

-Он и правда настолько умён? – удивился Сергей Иванович.

-Я вам о чём и говорю.

-Но, для чего он всё это делает? Ведь он, как вы говорите, не простой выскочка, стремящийся завоевать славу. Также это всё сделано не из-за обиды на весь мир и правительство, потому как он осознаёт, что делает и действует методично. Может и правда акция, спонсируемая иностранным властями? И вы уверены, что он работает в одиночку?

-Да. Мы знаем, что он действует один, а также гарантируем, что он не является иностранным диверсантом.

-Почему вы так в этом уверены? – вопросила Кира.

-Работа такая. – сухо ответил офицер.

-А что вообще у вас есть на него? Давайте пробьём базе.

-Вы там ничего не найдёте. – предупредил полицейскую СБУшник.

-Ну, должно же быть хоть что-нибудь? Где родился, где учился, кто родственники.

-Абсолютно ничего! – в утвердительном тоне заверил девушку подполковник.

-Серьёзно? Вот так да. И вправду – человек-загадка. – задумчиво покачала головой Михайлова.

-Потому вам следует быть особенно осторожными в его поисках. Тем более, что, он теперь записал вас врагом №1 после вашего вчерашнего выступления по телевизору.

 

Девушку эта фраза вовсе не испугала. По долгу службы, многие, кого она посадила, хотели бы ей навредить. Ведь, если ступил на путь борьбы со злом – будь готов к ответному удару. Помимо распространённого стереотипного мнения о том, что служба в полиции якобы сулит полезные связи и возможности – это также и постоянная опасность и куча врагов. А быть блюстителем порядка в нестабильное время и без того нелегко, ведь весь гнев доведённого до отчаянья народа сваливается на плечи «псов режима».

 

-Добрый день. – послышался тихий дрожащий голос со стороны дверного проёма.

На пороге кабинета взору правоохранителей предстала щуплая низкого роста миниатюрная старушка в коричневом пальто и круглых очках с толстыми линзами. Офицеры в недоумении уставились на гостью, ожидая от неё последующих действий.

Бабуля, тяжело вздыхая прошла к столу следовательницы, на что та вежливо подала женщине стул, до сих пор не понимая, что ей нужно.

Поблагодарив девушку, бабка уселась на мебель и томно перевела дух. В кабинете воцарилась гробовая тишина и напряжение. Разумеется, от пенсионерки никто не ожидал опасности, но представление о причине её визита было весьма расплывчатым. Михаил, к примеру, решил, что старуха перепутала райотдел с поликлиникой, и сейчас будет жаловаться на свой радикулит. Сергей Иванович, истёртый опытом, просто ожидал, что бабуля будет делать дальше, а Кире было её попросту жаль, ибо она понимала, что сама когда-то такой будет.

-Хух. Пока к вам поднялась, опять колени разболелись. – наконец разбавила тишину она.

-С чем к нам пожаловали, бабуля? – вежливым тоном с наигранным дружелюбием спросил Сергей Иванович.

-Это кабинет капитана Михайлова? – пенсионерка стала водить головой по сторонам, рассматривая сквозь толстые очки каждого из присутствующих.

-МихайловОЙ! – поправила её Кира.

-Кого? – не сразу расслышала она.

-Михайловой! – чуть громче прокричала следователь. – капитан Кира Валентиновна Михайлова.

-А, это вы? – в извинительном тоне уточнила бабуля. – Вы меня извините. Давление поднялось, уши заложило.

-Может вам водички? – заранее повышенным голосом спросил у гостьи Лисовой.

-Да нет, сынок, спасибо. Сейчас пройдёт. Хух. – женщина расстегнула пальто, трепля воротник.

-Так с какой целью вы нас решили навестить? – Кире не терпелось поскорее преступить к делу.

 

Повернувшись в сторону следовательницы, бабка, словно коршун, вгляделась в её лицо.

-А, так это вы! – в очередной раз старуха ввела девушку в недоумение, спровоцировав плохо скрываемые улыбки у коллег.

-Что я? – девушка оторопела от громкого возгласа гостьи.

-Это вас вчера по телевизору показывали?

-Да. Меня. – с облегчением и улыбкой ответила Михайлова.

-Всё! Теперь узнаю.

У всех присутствующих Кирина «популярность» вызвала дружескую насмешку. Лисовой, не удержавшись, тихо произнёс язвительную фразу, слышную всем, кроме глуховатой старухи:

-Вот до чего техника дошла. Нашу Киру Валентиновну и тут и там показывают. – на это Михайлова лишь погрозила помощнику кулаком.

 

-Я к вам чего пришла, собственно. – наконец бабка приступила к сути разговора.

-Слушаем вас. – следовательница развернулась к ней, сложив руки на столе.

-По поводу этого вашего преступника, фотографию которого вчера показывали.

Миша, понимая серьёзность ситуации, оперативно достал из ящика блокнот и ручку, приготовившись к записи.

-Вы узнали его? – уточнила Кира.

-Да. Это Коля. Коля Остапов. – и хоть следователи уже знали его имя, таким образом они убедились, что женщина говорит именно о нём.

-Что вам о нём известно? Где вы его видели?

-Видите ли. Этот парень до сегодняшнего утра снимал у меня комнату. Хороший парень, спокойный. Я сперва, правда, решила, что он бандит какой-то. Лысый такой, нос сломанный.

-И с бородой? – уточнила полицейская.

-Нет. Полгода назад, когда он заселялся, ещё был без бороды. Это она у него потом отросла.

-Продолжайте. Что вам о нём известно? – в разговор вмешался СБУшник, проявляя свой профессиональный интерес к делу.

-Так я ж и говорю. С виду бандит, а на деле вежливый такой парень. Тихий. Платил всегда вовремя.

-Вы сказали, что он снимал у вас комнату до сегодняшнего утра. А где он теперь? – спросила Михайлова.

-Да. Снимал до сегодняшнего утра. Дело в том, что у меня в комнате стоит телевизор. Я включаю его и смотрю весь день. Что ещё в моём возрасте делать-то? Ну, и вчера вечером, значит, включила я новости вечерние, а тут как раз вас показывают. – обратилась она к Кире. – Вы там говорите, что ловите какого-то преступника. И на экране появляется фотография этого парня.  Гляжу – а это Колька. Я его тогда позвала, говорю, мол: «Иди посмотри! Тебя показывают!». Он подошёл, и говорит: «Да не, Вера Антоновна, посмотрите внимательно - совсем непохож». Я очки одела, присмотрелась – да вроде бы он. Только без бороды. А он мне говорит, что не похож совсем. Я уж было разволновалось, что уголовника в дом впустила. А потом вы когда сказали, как его зовут: Намаз или Насреддин, или как его – то я успокоилась.

-Назиат.

-Да. Точно. Араб какой-то?

-Так и что было потом?

-Ну, программа закончилась, и он в свою комнату ушёл. Я телевизор выключила, уже спать собиралась. Вышла на кухню, прохожу мимо его комнаты и слышу – он с кем-то разговаривает. Вы не подумайте, я подслушивать не люблю. Но, просто, фразу он произнёс одну, и мне стало любопытно.

-Какую фразу? – Миша уже надавил остриё карандаша на бумагу.

-Ну, он кому-то говорит: «Алло! Это вы сдаёте квартиру?»

-Интересно. – полицейские переглянулись между собой и бросили взгляд на офицера спецслужбы, который лишь внимательно слушал рассказ пенсионерки.

-Больше вы ничего не слышали? – уточнила у неё Михайлова.

-А дальше он адрес назвал: Промышленная, дом 3, квартира 25.

 

Миша быстро записал в блокноте адрес.

-А потом что?

-А потом я спать легла. Наутро просыпаюсь, а его нет и вещи он тоже забрал. При том, что до следующей оплаты ещё три недели. Ну, тут я и поняла, что это его на самом деле вчера показывали. И потому сразу к вам и пришла. Господи, аж не по себе, что я под одной крышей с преступником жила.

-Интересно. Значит, вы точно услышали: Промышленная 3, квартира 25? – Лисовой уточнил у свидетельницы.

-Да! Вот, я ещё записала сразу же. Сами понимаете, в старости память уже не та, потому я всё важное записываю. – бабуля вынула из кармана клочок тетрадного листа, на котором был обозначен тот самый адрес.

-Спасибо Вам. А скажите, мы можем осмотреть его комнату? Ну, точнее, где он жил. – обратился к старухе с просьбой Найда, намекая всем присутствующим, что осмотром бывшего места жительства подозреваемого займётся «контора».

-Конечно. Всё, чем могу помочь – всем помогу. А то ещё, не дай Бог, подумаете, что я у себя бандита укрывала. Кстати, я так и не поняла, а в чём его обвиняют? Какую-то государственную тайну выдаёт?

-В посягательстве на спокойствие граждан. – произнёс ни о чём не говорящую бабуле фразу подполковник.

-Терроризм. – более внятно, пусть и не совсем точно, добавил Михаил.

-Батюшки. – женщина схватилась руками за щёки, покачав головой. – Взорвал кого?

-Этого пока в интересах следствия разглашать не можем. – Найда подыграл правоохранителям в сложившейся ситуации.

 

Глава 5

 

-Видишь что-нибудь?

-Нет. А вы?

-Никаких движений.

Полицейские вот уже третий час сидели возле дома №3 по улице Промышленной. Они ждали, что смогут обнаружить перемещение господина Остапова в районе данного адреса, однако за всё время наблюдения никого, похожего на него, коллеги так и не заметили.

-Что будем делать? Может, сходим и постучим в дверь?

-Очень хорошая идея, Миша. Как же я сама не догадалась. А он, зная, что его ищет полиция, так просто возьмёт и откроет. При том, что он является мастером по изготовлению взрывчатки и других смертоносных вещей. Люди, находящиеся в бегах не отличаются особым гостеприимством. К тому же, Найда сказал, что он – далеко не лопух какой-нибудь.

-А что же тогда делать?

-Для начала нужно убедиться, что он находится именно по этому адресу. Вдруг он нашёл другую квартиру и сейчас прячется там.

 

Внезапно в кармане Михайловой зазвонил телефон. На дисплее смартфона высветился контакт «Найда».

-Да, пан подполковник. – Кира поставила разговор на громкую связь.

-Алло, Михайлова? Вы сейчас находитесь по тому адресу?

-Да, на Промышленной, сидим с Михаилом в засаде. А что?

-Смотрите. Мы проверили все вечерние мобильные вызовы, совершённые из дома, где проживает Вера Антоновна. Один из них и вправду звонил на номер, который пеленговался по тому адресу, где вы. То есть мы узнали, какой сим-картой на данный момент пользуется Остапов. А главное, что она сейчас активна и подаёт сигнал с Промышленной, дом 3.

-То есть, он сейчас здесь? – в недоумении переспросила Михайлова.

-Получается, что так. Ещё камера в супермаркете, что в квартале от вас, сняла утром, как он набрал огромные пакеты провизии и рассчитался наличными. По-видимому, планирует долгое время не покидать жилище.

-Вы уверены, что это он? И когда вы успели просмотреть записи с камер супермаркета?

-Да. Уверены на 100%. А по поводу камеры – работа у нас такая.

-Понятно. – Кира не стала вдаваться в специфику методов спецслужбы, а решила просто поверить СБУшнику на слово.

-Так что, судя по всему, вы сейчас находитесь там, где нужно.

-Хорошо. В таком случае вызываем спецназ.

-Будьте осторожны. Ещё раз повторяю – он очень умён и довольно опасен.

-Поняла. До связи.

 

Следовательница сбросила вызов и поспешила набрать Сергея Ивановича, дабы запросить группу захвата.

-И что теперь? – вопросил Лисовой по поводу плана дальнейших действий.

-Остапов находится в квартире, запасшись большим количеством еды. Поэтому на улице мы его точно не встретим. Придётся идти к нему в гости.

Прибывшие через полчаса сотрудники Полка специального назначения выбили дверь в квартиру и оперативно заняли помещение. Не успев перешагнуть порог, Михайлова услышала истошный вопль, доносящийся в конце прихожей. Вбежав в комнату, следовательница увидела лежащую на полу пенсионерку в вельветовом халате, на которую один из спецназовцев направил автомат.

-Убери оружие! – скомандовала Кира сержанту. – Не видишь в кого целишься?

Женщина, держась рукой за левую половину груди, стонала, тщетно пытаясь сделать глоток воздуха.

-Вызовите скорую! – крикнула она полицейским, упав на колени поближе к ней и взяв старуху за руку.

-В остальных комнатах чисто! – отрапортовал вошедший командир группы.

-Скорую вызовите! Видите, женщине плохо?

 

Офицер, развернувшись, запросил по данному адресу карету скорой помощи.

-Сейчас. Держитесь, врачи уже в пути.

-Ой, не могу. Сердце…

-Я знаю. Лежите! Помощь скоро приедет.

-Там. Там. – бабуля показывала рукой в сторону шкафа. – В аптечке Корвалол.

-Сейчас. – следовательница бросилась к указанному месту, вывалив содержимое ящика на пол и хаотично рыская среди препаратов.

Тем временем в комнате появился Лисовой, обступив мужчину с автоматом и в бронежилете. Он спокойно понаблюдал за тем, как его начальница даёт пенсионерке седативное средство, и когда лекарство было принято, тихим голосом подозвал Киру.

-Что там?

-Вам нужно на это взглянуть.

 

Старший лейтенант провёл Михайлову на кухню, где указал пальцем на два огромных пакета с продуктами, оставленных на столе. Гречка, подсолнечное масло, макароны, мука, консервные банки – всё, что имеет свойство долго храниться. Девушка на секунду застыла в недоумении, но тут же бросилась обратно в комнату прямиком к хозяйке дома.

-Где он? – спросила она спокойным, но торопливым тоном.

-Кто?

-Ваш квартирант.

-Какой квартирант? – всё ещё слабым голосом отвечала она.

-Тот, чьи пакеты с едой у вас на кухне.

-Это волонтёр принёс.

-Кто? – переспросила следовательница.

-Волонтёр.

-Какой волонтёр? – всё ещё не понимая, о чём говорит женщина, уточняла Кира.

-Продукты носят пенсионерам сейчас. В связи с тем, что нам – пожилым людям - с этой эпидемией выходить из дому не рекомендуется. Ой, плохо мне. Вызовите скорую!

-Скорая уже едет. – успокоила её полицейская.

Лисовой, недолго думая, бросился на кухню и принялся выкладывать содержимое на стол: рис, мука, печенье, килька в томате, ещё одна килька в томате. Опустошив один пакет, он взялся за второй. Подошёдшая Кира не совсем понимала, что он делает, однако, его спешка и настырность, с которой он, почти, что вываливал продукты, внушила ей мнение, будто хотя бы кто-то из присутствующих понимает, что здесь всё-таки происходит.

-Вот он! – с гордым видом помощник достал из целлофанового кулька телефон.

-Что это? – всё ещё находясь в туманном состоянии, спросила следователь.

-Это мобильный, которым он нас сюда и заманил.

-Твою ж бабушку…

 

Михайлова присела на корточки, снова начав массировать виски.

-Как же он всё-таки умён. С какой лёгкостью он заманил нас сюда. Как детей.

-В этой ситуации он обманул не только нас, а и целую кучу людей, как по нотам разыграв целый спектакль. – со смешанным чувством досады и восхищения резюмировал Михаил.

Он на минуту отлучился обратно в комнату, где лежала хозяйка, после чего вернулся с натянутой до ушей улыбкой. Нет, это не была улыбка счастливого человека. Скорее, это походило на оскал отчаянья, с коим люди сходят с ума. Вот только разум Лисового на данный момент был как никогда чистым и светлым. Он словно прозрел, поняв, как именно Остапов всё это провернул. Свою правдоподобную версию он озвучил на кухне Михайловой. Согласно догадкам, первый акт его постановки начался ещё вчера, когда он заметил, что Вера Антоновна не поверила в его отговорки о том, что по телевизору продемонстрировали не его фотографию. Судя по всему, зная о пристрастии хозяйки квартиры к подслушиванию, он разыграл для неё сцену, где громко сделал вид, будто срочно нуждается в съёме нового жилья. В таком же тоне он произнёс вслух данный адрес так, чтоб хозяйка квартиры могла его отчётливо услышать. О её привычке всё записывать он тоже, наверняка, знал. В тот вечер он и вправду звонил сюда, но, как только что узнал Лисовой, подозреваемый обращался к хозяйке квартиры не по поводу аренды жилплощади, а представился волонтёром общественной организации, занимающейся благотворительной раздачей продуктов питания пенсионерам в условиях пандемии коронавирусной инфекции. Он предупредил её, что будет сегодня утром.

Забрав свои вещи и перевезя их в пока неизвестном направлении, Остапов направился сюда. Он знал, что камера в супермаркете снимет, как он набирает торбы съестного, и правоохранители, увидев это, решат, будто он запасается для себя. Вот только он скупил это всё не для себя, а для бабушки, находящейся в соседней комнате, и перед тем, как отдать ей «гуманитарную помощь», Николай вложил в один из пакетов телефон, с которого вчера осуществлял звонок, и благодаря которому полицейские сейчас здесь.

 

-Да, Миша. Я, конечно, в твоих интеллектуальных способностях никогда не сомневалась, но сейчас ты меня поразил. – всё ещё сидя на корточках обратилась она к помощнику.

-Похоже, мы имеем дело с криминальным гением, и нам удастся поймать его лишь поняв ход его мыслей. – с заумным видом подчеркнул старший лейтенант.

-И у тебя это, я так погляжу, хорошо получается. – не без доли сарказма подметила Михайлова. – Так, может, ты его в одиночку и поймаешь, коль так хорошо разбираешься в суперзлодеях?

-Ну, нет. После вашего выступления по телевиденью, основным его врагом теперь являетесь именно вы. Полагаю, весь этот цирк был устроен исключительно для вас, дабы показать вам, насколько он умён. Так сказать, покичиться, пытаясь вас впечатлить. Поэтому, не удивлюсь, если следующая его акция тоже будет нацелена на вас. И в таком случае есть шанс его поймать.

-А почему ты решил, что я к этому всему имею какое-то отношение?

-Смотрите. Подполковник Найда ведь сказал, что все эти видео он записал заранее, после чего, скрывшись, потихоньку выкладывал их на всеобщее обозрение, сам при этом, оставаясь в тени. Однако после того, как вы прилюдно назвали его преступником и заявили о намерении посадить – он, наконец, вышел на свет, записав внеочередной ролик и таким образом выявив себя. Поэтому, вы для него кое-что, да значите. Как минимум – он видит в вас соперника.

-А ты, значит, хочешь использовать меня как наживку, чтоб поймать его? – не скрывая иронии, обратилась она к коллеге. – Так может, давай уже, наконец, поменяемся? Ты станешь следователем, а я – твоей помощницей. Что скажешь?

-Ну, что вы, Кира Валентиновна. Всему, что я умею, я научился только у вас. Потому, и мои нынешние доводы по этому делу – тоже, от части, ваша заслуга. – поспешил умаслить начальницу полицейский.

-Ты, помимо того, что новоиспечённый Шерлок Холмс, так ещё и невозможный льстец, Миша. – на лице девушки появилась улыбка. – И если ты, и правда, такой умный, так скажи мне, для чего он это всё устроил? Почему не мог просто скрыться, никому ничего не сказав?

-Если честно, Кира Валентиновна, то мне кажется, что это ещё не вся песня, а только припев.

-По-твоему, он замышляет что-то ещё?

-Вы ведь слышали Найду? Этот человек умён, от того и опасен. И ни в коем случае не стоит его недооценивать.

 

В квартиру вошли санитары скорой помощи. Фельдшер что-то вколола пострадавшей женщине, и медики погрузили её на носилки. Выйдя из подъезда, полицейских, буквально врасплох, застала кучка журналистов, дежуривших у входа. Они взялись в прямом смысле слова из неоткуда. Слетевшись, словно мухи на мёд, представители древнейшей профессии обступили врачей и каталку со всех сторон, пытаясь снять происходящее с наиболее лучшего ракурса.

-Это ещё что такое? – в очередной раз Михайлова испытывала в растерянность.

Застывший рядом с ней Лисовой лишь наблюдал, как спецназовцы, пытаясь преградить журналистам путь, отталкивали их подальше от пострадавшей. Словно стая ворон, толпа выкрикивала одни и те же вопросы: «Скажите, а что здесь произошло?», «Кто эта женщина?», «Она ранена?», «За что вы её избили?», «Что вы делали в её квартире?», «Сколько преступников вы задержали?». Многие из вопросов, как можно заметить, носили откровенно провокационный характер.

-Кто их сюда вызвал? – Миша задал риторический вопрос.

-Без понятия. – всё так же не зная, что делать, ответила Кира.

 

Заметив следователей, кто-то из прессы поспешил к ним, оставив санитаров с больной. За ним потянулась вся журналистская вереница.

-Добрый день, скажите, вы следователь?

-Без комментариев! – Михаил поспешил прорваться сквозь толпу, ведя за собой начальницу.

-Скажите, что здесь происходит? За что вы избили эту женщину? Её арестуют?

-Её никто не бил. – наотмашь ответил Лисовой перед тем, как подоспевшие спецназовцы оградили полицейских от шайки.

-Скажите, а где преступник? Кого вы задержали и за что?

-Без комментариев! – С этими словами Михайлова добралась до автомобиля.

Захлопнув двери, коллеги слышали лишь монотонный шум бесконечно задаваемых вопросов: «Скажите! Скажите! Дайте комментарий! Что здесь произошло? Кого задержали?».

-Ты забрал телефон? – спросила Михайлова у помощника.

-Да. – он показал ей запечатанный в целлофановый пакет гаджет.

-Едем отсюда! – скомандовала капитан, попутно трогая автомобиль с места и сигналя столпившимся у капота журналистам.

 

В райотделе на следователей ждал настоящий ураган, обрушившийся на них в кабинете Сергея Ивановича.

-Вы понимаете, что вы наделали? Мне теперь родственники этой старухи телефон разрывают, обещая, что сегодня же напишут заявление в ГБР. У вас голова вообще есть на плечах?

-Он подбросил нам это. – Михаил положил на стол найденную в пакете с продуктами улику.

-И что это? Кто вам вообще сказал, что Остапов находится там?

-Я сказал. – промолвил внезапно вошедший без стука подполковник Найда. – Не злитесь на них, пан майор. Это я им сообщил, что телефон, с которого вчера звонили от Веры Антоновны, находится по тому адресу. Ещё мы нашли вот это…

СБУшник показал начальнику отдела кадр с камеры наблюдения в супермаркете утром.

-Это он?

-Да. Потому, ваши подчинённые стали жертвой его хитроумного обмана. Ну, и своей вины в этом всём я также не отрицаю.

-А где же вы сами были, когда моих коллег едва не растерзали журналисты? Вы вообще видели, что о нас уже говорят?

 

Сергей Иванович включил на компьютере ролик одного из местных интернет-изданий, оперативно выложившего горячий материал о произошедшем сегодня. На сайте имелся отрезок видео, где Михайлова и Лисовой, уходя от разговора с журналистами, сели в автомобиль и спешно уехали с места событий. В описании печатным текстом излагается, что исходя из источников редакции в госпитале, им сообщили о том, как у женщины, которую увезла скорая, едва не остановилось сердце, когда та увидела ворвавшихся в дом людей в масках и с автоматами. Однако, вошедшие следом сотрудники в гражданском в итоге дали понять, что они попросту ошиблись адресом, едва не доведя пенсионерку до инфаркта. В ходе облавы один человек госпитализирован и никто не задержан. Полиция на данный момент ситуацию никак не комментирует. Родственники жертвы в интервью сказали, что с адвокатами готовят заявление в Государственное бюро расследований по поводу превышения полицейскими должностных полномочий.

 

-Довольны?

-Я в это время находился по прежнему месту жительства Остапова, участвуя в проведении обыска. – отвечал на поставленный ранее вопрос Найда. - В это же время мои люди занимались поиском информации о вероятном местонахождении данного кадра, и в итоге, все факты указывали на то, что он прятался там, о чём я и дал знать вашим подопечным. Я понимаю, что это моя вина, но я хотел как лучше. Поэтому, ваши следователи во всей этой истории лишь жертвы.

-Жертва здесь только одна, и она сейчас лежит в больнице. – раздражённо ответил майор.

-Он очень умён и хитёр, потому это не ваша ошибка. Вы всё сделали правильно. – поспешил успокоить следователей офицер спецслужбы.

-Ладно. Закончите рапорта и идите домой. А я тут буду за вами, как обычно, разгребать. Уже из прокуратуры звонили, и из главка. Чёрти что, а не райотдел. – бормоча последнюю фразу буквально под нос, Сергей Иванович уселся за стол, взявшись за компьютерную мышь.

 

Дома Михайлова, как обычно, покормила пернатого питомца и, вымыв ему клетку, в привычном духе умостилась с ноутбуком на кровать. Её настроение упало ещё больше, когда, зайдя в браузер, она увидела, сколько изданий пишет об их сегодняшнем инциденте. И в каждой новости присутствует видео, где запечатлена Кира, словно отбиваясь от церберов, спешащая к автомобилю, дабы как можно скорее скрыться от камер. Описание в статьях было самым разным, вплоть до крайне абсурдного. Один новостной сайт указывает, что жительнице той квартиры полицейские подбросили наркотики, и теперь на неё завели дело, угрожая сроком за хранение. Другой ресурс сообщает, что бабуля скончалась в больнице, однако, спустя час, опроверг эту информацию. На тех сайтах, где для пользователей включены комментарии, виднеется целая книга негативных отзывов и угроз в адрес полиции и власти в целом.

 

Не желая опускать и так втоптанное в грязь настроение ещё ниже, Михайлова решила пересмотреть другие новости. В ленте снова ощущались плоды советов Назиата. В Житомирской области взорвали автомобиль депутата местного сельсовета, которого связывали с незаконной добычей янтаря. Массовое отравление солдат одной из воинских частей их сослуживцем, систематически поддававшимся издевательствам со стороны старослужащих. Похищение и исчезновение 17-тилетней девушки на Буковине. Последнее вряд ли можно было связать с наставлениями Остапова, однако, в своих роликах он несколько раз описывал, как можно спрятать тело так, чтоб его в итоге никто не нашёл. Словом, человеческая жестокость набирала всё больший размах.

 

В углу браузера внезапно появилось уведомление о том, что на канале Назиат-тв выложили новое видео. Кликнув по свежему ролику, Кира, затаив дыхание, наблюдала за происходящим на экране. Всё тот же силуэт с бритой головой и густой, как стог сена, бородой восседал на фоне того самого флага.

-Добрый день, дорогие подписчики и зрители моего канала. В этом выпуске хочу вам рассказать об ещё одном вопиющем случае, произошедшем сегодня. Очередной безнаказанный беспредел властей на сей раз произошёл по адресу: улица Промышленная, дом 3, где полицейский спецназ ворвался в квартиру к пожилой женщине, доведя её, таким образом, до сердечного приступа. – на экране появился отрезок видео, где пенсионерку вывозят на каталке санитары скорой помощи. – Самое интересное, что причиной визита, по версии одного из журналистских изданий, послужила банальная ошибка адресом. Таким образом, по чьей-то невнимательности толпа вооружённых правоохранителей выбила пенсионерке дверь и довела её до ухудшения самочувствия. Если бы не подоспевшие вовремя медики, неизвестно, чем бы это могло закончиться.

А теперь вопрос. Кто, по-вашему, понесёт за это ответственность? И кто понёс бы ответственность за то, если б, не дай Бог, случилось самое худшее?

Совершенно верно. Никто. Поскольку на данный момент никто так и не привлечён к ответу за случившееся. Полиция от данного инцидента отмалчивается. В дальнейшем, скорее всего, МВД выдвинет какую-то нелепую отговорку, которую, возможно, уже придумывают в руководстве, тем самым, в очередной раз посчитав население и прессу дураками. Таким образом, виновные снова не будут наказаны. Вся система устроена так, что в ней, априори, никто не может быть виноват. И в то же время, никто из нас не застрахован, что вот так вот к нему ворвутся спецназовцы, выбив дверь, разрушив имущество и навредив здоровью, а потом просто скажут, что они ошиблись. И правду после такого искать будет бесполезно.

Именно поэтому правительству и выгодно, чтоб мне не имели возможности защититься. Защититься от беспредела, который полицейские устраивают каждый день, и от которого тут же открещиваются, обещая разобраться. Но, разве они когда-нибудь разбираются? Разве кто-нибудь из них понёс должное наказание?

Страх! Страх и ощущение беспомощности – те чувства, которые внушают нам власть имущие. По их мнению, вы должны быть им благодарны за то, что сегодня они пришли к этой старухе, а не к вам. И им выгодно, чтоб мы так считали и боялись их. Но больше мы их не боимся. Теперь мы способны дать отпор ментовскому беспределу. Теперь мы можем им показать, что у нас тоже есть зубы, и при необходимости, мы их покажем.

И напоследок самое интересное. Прошу внимательно взглянуть на эти кадры с места происшествия. Узнаёте? Это Кира Валентиновна Михайлова – именно та, которая ещё недавно с экрана телевизора заявляла, что те, кто попытается защитить себя, своих родных и свой дом – априори преступники. И здесь видно, что именно она заправляет всем этим парадом. Ибо она – одна из тех оборотней в погонах, которой очень хотелось бы, дабы граждане, на подобии сегодняшней её жертвы, не имели возможности самостоятельно защититься.

А вот было бы у этой бабули пару килограммов взрывчатки – то все эти мордовороты, которые прячут лица под балаклавами, враз бы получили по заслугам за свою вседозволенность. С вами был Назиат, подписывайтесь на мой канал и спокойной ночи.

 

Теперь и самой Михайловой всё стало понятно. Не зря Лисовой предупреждал, что всё это только припев. Сейчас она услышала и следующий куплет. Дискредитировать соперника в глазах общества – типичный приём в информационной войне. А именно такую схватку затеял преступник. Отныне, всё, что скажет полиция в своё оправдание, в любом случае будет использовано против неё. Журналисты, скорее всего, также появились на месте с подачи Остапова, дабы запечатлеть провал правоохранителей. Кира скопировала ссылку на видео и разослала в месседжере Лисовому, Сергею Ивановичу и, на всякий случай, Найде. Такой разбитой как сейчас она не чувствовала себя никогда.

 

И почему «Назиат»? Что это значит? Полицейская ввела в строке поиска это слово и обнаружила, что Ан-Назиат – это 79-я сура Корана, начинающаяся с клятвы о том, что воскресение неизбежно, и что оно свершится по воле Всевышнего. В ней упоминается сюжет о Моисее (Мусе) и фараоне – том самом, который, согласно книге Исход, держал еврейский народ порабощенным, и отпустил лишь после того, как Творец обрушил на египеттян десять наказаний, и в итоге повелитель был вынужден освободить рабов.

Также в суре говорится о том, каково воздаяние будет порочным нечестивцам и преступившим пределы дозволенного. Помимо этого, Кира прочла, что Назиат – он же Малаикат Аль-Азаб – один из ангелов в исламе, известный как «ангел наказания», занимающийся сбором душ грешников в момент их смерти. Они грубо вырывают душу из тела покойника и уносят её в преисподнюю.

Вот это уже интересно. Значит, возможно, наш блогер считает себя ангелом, воздающим по заслугам грешникам. Либо он стремится освободить народ от гнёта? В любом случае, данный господин отожествляет себя с чем-то божественным, способным изменить мир, завершив прежний этап и начав всё с чистого листа. Возможно, он стремится устроить анархию, после которой воцарится порядок. Ведь не зря анархия считается матью порядка.

 

Неожиданно раздался звонок. Неизвестный номер насторожил следовательницу, однако, она всё равно решила взять трубку.

-Алло.

-Добрый вечер, Кира Валентиновна. – услышав знакомый голос, девушка испытала тошноту, сопряжённую с нехваткой воздуха.

-Это ты? – пытаясь сдержать гнев, уточнила Михайлова.

-Я тоже рад вас слышать.

-Что тебе нужно?

-Мне? Поговорить. Разве не это вы хотите со мной сделать в последние дни?

-Нет. Хочу я, Коля, засадить тебя за решётку как можно на дольше.

- Разумеется, Кира Валентиновна, но, всему своё время. Ибо всё будет ровно так, как должно быть.

-Философствуешь?

-Если б я не относился по-философски ко всему происходящему, то, наверняка, уже давно бы свихнулся.

-А у меня создаётся такое впечатление, будто ты уже.

 

После этих слов следовательницы в трубке послышался мефистофелевский смех.

-Нет, капитан. Понимаете, дело в том, что у любого действия есть последствия. Где-то они более выражены, где-то менее, но любопытно то, что этих последствий многие боятся, потому и не совершают никаких действий. Но боятся они лишь того, как эти последствия обернутся против них, совершенно не думая, как они повлияют на других. Отсюда и возникает страх. Страх перед неизвестным.

-О чём ты говоришь?

-Я говорю о том, что многие просто боятся вам противостоять, опасаясь, что это обернётся исключительно против них. А происходит это лишь потому, что данное ошибочное мнение внушили им вы. Но, как показывает практика и опыт минувших лет, противостоять вам вполне-таки можно, и местами, весьма успешно. И скоро это поймут и другие. И тогда вся ваша коррумпированная кровожадная свора, вместе с теми, кого вы защищаете от народа, поплатится за свою жестокость и жадность. Ваши продажные суды и прокуроры больше не смогут прятаться за защищающими только их законами. Теперь справедливость восторжествует повсеместно.

-И ты называешь то, что ты натворил, справедливостью? Ты видишь, сколько жертв получено из-за того, что кто-то в своё время послушался твоих советов? Доволен плодами семян, что ты посеял?

-От вашей прогнившей системы жертв намного больше. К тому же, любое семя прорастает там, где для него благородная почва. А почва из доведённых до отчаянья людей, уставших от постоянной лжи по телевизору, войны и всевозможных гнётов со стороны правительства и их прихвостней – это именно тот грунт, где прорастёт цветок свободы, которой им так не хватает.

-Цветок экстремизма. И что это за тряпка, на фоне которой ты сидишь? – попыталась спровоцировать его на раздражение Кира.

-Всему своё время, госпожа Михайлова. Всему своё время.

-Значит, ты утверждаешь, будто не боишься, что последствия от твоих действий обернутся против тебя?

-Если это случится – значит, так тому и быть. В конце концов, все мы люди и никто не вечен.

 

Внезапно, на фоне голоса девушка услышала сигнал, похожий на тот, что звучит на часах мэрии каждый час. Взглянув на циферблат хронометра, она убедилась, что сейчас ровно 21:00. Весь разговор девушке казалось, что её собеседник находится где-то на улице, но как только услышала знакомую мелодию, то сразу поняла приблизительное место пребывания Остапова. Тот, в свою очередь, сразу же оборвал связь, но Михайловой хватило и этого фрагмента, дабы уже через две минуты мчать на машине в сторону Приморского бульвара, попутно набирая майора.

-Алло, Сергей Иванович! Он где-то возле мэрии. Я сейчас еду туда. Попросите, пожалуйста, всех патрульных, дежурящих в том районе, и, по возможности, муниципальную охрану, быть особо внимательными и обращать внимание на всех, кто подпадает под описание нашего преступника.

-С чего ты взяла?

-Он звонил мне.

Не зная, что ответить на эту фразу, Сергей Иванович лишь согласился распространить информацию между местными правоохранителями и сказал, что сейчас позвонит Лисовому.

-Спасибо. – ответила она, бросив трубку и плотнее нажав на педаль газа.

 

Ей не терпелось как можно скорее поймать этого злодея, потому она решила подключить и подполковника Найду с его спецвозможностями.

-Хорошо, мы проверим все камеры в округе. Если что-то заметим – сразу дам знать.

-Ещё минуты четыре назад он находился где-то недалеко от мэрии. Я отчётливо слышала мелодию с часов. Можете проверить, кто звонил с того района на мой номер?

-Сейчас попробуем.

Срочно приехав к Думской площади, девушка обрадовалась, что из-за карантина на нём этим вечером так мало людей. Она тешила себя надеждой, что сейчас может встретить его где-то здесь. Направившись в сторону памятника пушке с фрегата «Тигр», следовательница активно осматривалась по сторонам. Далее, свернув в сторону Потёмкинской лестницы, Михайлова ускорила шаг, всё также вглядываясь в каждого из прохожих. На данный момент она была готова на всё, лишь бы лично словить человека, посеявшего хаос во всей стране.

В кармане снова зазвонил телефон.

-Да, пан подполковник.

-Госпожа Михайлова, где вы сейчас?

-На Приморском бульваре. Вы отследили его телефон? Где он сейчас?

-У меня для вас неутешительные новости, капитан. Дело в том, что за последний час ни одна из камер в этом районе, в том числе и та, что направлена прямо на мэрию, не засекла никого похожего на Остапова.

-А номер? Вы отследили, откуда он мне звонил?

-А вот в этом-то и весь казус. Дело в том, что телефон, с которого вам был совершён вызов, в это время пеленговался вблизи вашего дома. К тому же, он до сих пор там.

-Твою ж… - Кира, держа телефон возле уха, присела на пустую лавочку, ощущая себя нехорошо.

 

Внезапно, в трубке раздался сигнал о звонке на второй линии. Тот самый номер. Предчувствие беды внутри офицера зашкаливало.

-Алло, Кира Валентиновна.

-Что ты хочешь? – нервно вопросила девушка.

-Должен заметить – у вас очень милая птичка. – на фоне разговора послышалось знакомое чириканье.

 

Дыхание Михайловой перехватило. Ей казалось, будто земля уходит из-под ног, и всё это происходит не с ней.

-Слушай сюда, тварь… - не успела закончить начатую фразу, как собеседник её перебил.

-Не беспокойтесь. Я ничего не трогал в вашей квартире. Я ведь не дурак. Разве только оставил на столе небольшое послание. К слову, у вас довольно аккуратная квартирка, как на одинокую женщину. А кто этот человек на фото, перетянутом чёрной лентой? Ваш родственник? Похоже, он много значил для вас, коль вы держите его портрет над своей кроватью.

-Убирайся из моего дома! – буквально прорычала Кира, направляясь обратно к машине.

-Я уже ухожу. Дверь обещаю закрыть, а то, не приведи Господь, кто-нибудь проникнет. Опять. – злорадно добавил он.

-Урод, я тебя когда поймаю – на куски порву.

-И вам всего доброго. И передавайте привет подполковнику Найде.

Назиат бросил трубку в то время, как Михайлова уже, визжа колёсами по мостовой, на полной скорости мчалась к дому. По дороге она сообщила тому же Найде о случившемся, а также предупредила Лисового, чтоб направлялся к ней.

 

В квартире на своём столе полицейская нашла конверт, который открыла, предварительно просветив над лампой. Внутри был листок с письмом следующего характера:

«Уважаемая Кира Валентиновна. Признаюсь искренне, для меня большая честь, что моей поимкой занимаетесь именно вы. Мне известно о вашей репутации весьма совестливого и принципиального сотрудника полиции, коих в наше время остались лишь единицы. Другие же, либо поросли шерстью, либо на них распространилась та гниль и смрад, коими пропитана вся правоохранительная система. Поэтому, я хотел бы сделать вам подарок, от которого вы вряд ли сможете отказаться. Я предлагаю вам уволиться с этой структуры, дабы не пятнать честь мундира. Однако, не просто сдать значок и оружие, а уйти, громко заявив об этом.

Для этого вам требуется снова выступить по телевиденью со следующими словами: «Я, капитан полиции Михайлова Кира Валентиновна обращаюсь ко всем с заявлением о том, что я покидаю ряды коррумпированной полиции, ибо честь для меня дороже всего. Я больше не желаю плясать под дудку своего продажного руководства и прогибаться под требования чиновников и политиков. С сегодняшнего дня я больше не принадлежу к числу тех, кто всячески угнетает народ, выполняя прихоти тех, кто ставит личные интересы выше человеческих жизней. Прошу уволить меня по собственному желанию. Честь имею».

Конечно, если вы озвучите ещё несколько убедительных аргументов, почему не стоит служить в полиции – то это будет ещё лучше, но и этого будет более чем достаточно. Если же вы не выполните моей просьбы – я могу очень расстроиться, вплоть до того, что в вашей квартире в следующий раз окажется какой-то сюрприз. К примеру, еда в холодильнике со временем может стать ядовитой, либо изоляция проводки в ванной может случайным образом нарушиться. Как я уже говорил – в этой жизни всё возможно.

На размышления я даю вам два дня. Не торопитесь с принятием решения, ведь в последнее время вы достаточно сделали лишних действий лишь потому, что поддались эмоциям.

С ув. Назиат.»

 

-Похоже, у этого парня напрочь сорвало планку. – эмпирическим путём пришла к умозаключению Михайлова.

-Здесь дело в другом. – начал было пояснять Лисовой. – Всё это сообщение он мог сбросить вам СМСкой, или в месседжере. Сам факт того, что он беспрепятственно проник в вашу квартиру, носит смысл подчеркнуть его всесильность, тем самым внушив вам чувство беспомощности. Этим он как бы говорит: «Я проникну куда захочу и получу, что захочу».

-А ваш коллега знает толк в террористах-психопатах. – обратился к Кире Найда, делая комплемент её подопечному.

-Он никакой не террорист. Просто заигравшийся ребёнок, который стремится привлечь к себе внимание. – скверно отозвалась она о подозреваемом. – Если на него как следует надавить – он расплачется, как младенец.

 

На это замечание присутствующие мужчины скромно промолчали.

-Он сам постоянно говорит это слово: «Страх!» «Страх!». Рассказывает, будто правительство только и делает, что пытается всех запугать, потому и взял на себя обязанности «пугала», стремясь быть ещё страшнее, чем его воображаемый враг. Но тот, кто имеет самый страшный вид – боится больше всех.

-Как сказать. – произнёс мысль вслух Миша. – Как минимум уже два раза нам удалось убедиться в его хитрости. Он на самом деле владеет приёмами психологического воздействия, а ещё он искусный манипулятор.

-В том, что я все эти разы велась на его уловки как девочка – это, разумеется, моя вина. Но, больше я на его приёмы не поведусь.- поклялась перед офицерами Кира.

-Ладно. Сегодня был весьма тяжёлый день. Этот тип всё равно дал вам два дня для размышления, а пока предлагаю как следует выспаться. Кажется мне, что в ближайшее время нам ещё придётся попотеть. Всем спокойной ночи, дамы и господа. – вежливо откланялся подполковник спецслужбы, что и повторил за ним Лисовой, оставив Киру наедине с Персиком.

 

Утром почти не спавшая всю ночь Михайлова зашла в кабинет. Михаил в это время с неприсущим ему серьёзным видом разговаривал с кем-то по служебному телефону.

-Я вас понял. Хорошо, спасибо.

Кира, вяло поприветствовав коллегу, плюхнула своё уставшее тело за стол и готова была снова погрузиться в царство Морфея. Однако, новость, услышанная от Лисового, оказала более выраженный, чем кофе, эффект.

-Этой ночью был обстрелян патрульный автомобиль с дежурившими в нём полицейскими. Оба погибли.

-Кто это сделал? И за что?

-Какой-то 23-хлетний гражданин. Полчаса назад его поймали и теперь допрашивают, выясняя, зачем он это сделал и откуда у него автомат. В принципе, у меня есть свои догадки по этому поводу, при том, на оба вопроса.

-Автомат – «подарок» с фронта, а мотив – вчерашнее видео Назиата?

-Именно.

-Статья о расстреле экипажа уже в новостях?

-Разумеется.

-Ну, всё. Ждём рецидивов. Похоже, началось. – не столько с ужасом, сколько с досадой от того, что ей не скоро удастся отдохнуть, произнесла Михайлова.

-Автомат – это что-то новое. Не помню, чтоб он говорил о таком в своих роликах.

-Автомат – может и новое, а вот ненависть к полиции – вполне-таки старое. И теперь оно снова приобретает активную форму, благодаря маслу, которое вчера наш Остапов любезно подлил в этот вечно тлеющий огонь.

-И что теперь будет?

 

В ту же секунду, будто почувствовав последний вопрос, в дверь вошёл Сергей Иванович.

-Ну, что, ребята, слышали о расстреле наших сотрудников?

-К сожалению, да. – с измученным видом ответил Михаил.

-В таком случае, поздравляю. Только что звонили из столицы. Дали ряд новых указаний, так что теперь переходим на усиленный режим несения службы. Для подробной информации жду вас через пять минут в актовом зале. – словно маньяк над жертвой тешился майор, видя огорчённые лица подчинённых.

-А кроме указаний они больше ничего не потрудились прислать? – риторично вопросил старлей, не ожидая в ответ ничего утешительного.

-После обеда  к патрулированию улиц подключится нацгваридия. На этом пока всё. Дальше, скорее всего, всё по плану: блокпосты, дежурства, и ваши любимые бронежилеты. – будто последний гвоздь в гроб надежды вбил Сергей Иванович.

 

После совещания и рутинной работы, ближе к вечеру, Михаил снова погрузился во всемирную паутину, изучая в социальной сети страницу Назиата.

-Смотрите. За день он написал две статьи.

Кира, вскочив со стула, приблизилась к монитору, внимательно вчитываясь в изложенные строки.

 

***

 

Этой ночью в районе Пересыпи был обстрелян патрульный автомобиль полиции, вследствие чего находящиеся в нём сотрудники: 24-хлетний капрал и 22-хлетняя сержант погибли до приезда скорой. Все местные и национальные СМИ сейчас трубят о «великой трагедии» и невозвратимой утрате двух молодых жизней: честных сотрудников и хороших семьянинов. Это стандартная картинка, которой светит Режим каждый раз, когда теряет своих псов, внушая людям, будто это общая трагедия, а не их личная.

И для них это на самом деле трагедия. Ведь в таких случаях они вспоминают, что не такие уж они и всесильные и неуязвимые, коими представляют себя в собственных глазах. В конце концов, чем их жизнь дороже любой другой?

Однако о других смертях не говорят по всем каналам и не пишут во всех газетах. В частности, никто не пишет, сколько людей ежедневно погибает в тюрьмах. Сколько людей умирает от болезней, либо банально от того, что им нечего есть. Сколько жизней погубил сам режим и его псы, и при этом никто до сих пор не понёс за это наказания?

Этой статистики, почему-то не ведётся.

Вы можете и дальше сочувствовать погибшим и их семьям, однако помните, что этим вы проявляете свою лояльность Режиму и тем, кто его защищает, в том числе и от вас.

 

***

 

-Господи, я даже не хочу читать комментарии под данным постом. – возмущённо возразила Кира.

-А вот последний.

 

***

 

Всем привет, дорогие подписчики. Спасибо, что читаете мой блог, и сегодня я расскажу, как в современном мире достать огнестрельное оружие. Данный инструмент защиты уже длительное время наше правительство не даёт нам в руки, кроме тех случаев, когда поручает нам его(правительство) защищать. Всё дело в том, что издревле на нашей земле принято, что рабам и холопам оружие не положено. А поскольку мы для них ими и являемся – то не положено нам защищаться от посягательств на наше имущество и жизнь. Однако, как говорил мой дед: «Лучше надолго сесть, чем навечно лечь», потому иметь дома хотя бы одну единицу огнестрельного оружия весьма полезно. Но где же им разжиться?

На сегодняшний день существует несколько вариантов раздобыть ствол. Условно их можно поделить на: законный и незаконный.

Законный – это тот, где «волыну» вам дадут и научат пользоваться. Для этого нужно пойти служить в армию, полицию и другие вооружённые структуры, словом – стать псом Режима. Однако здесь имеется ряд минусов. Во-первых: за пушку вы будете отвечать головой, и если она где-то засветится – то вас сразу найдут, и в худшем случае – даже посадят. Во-вторых: как только вы станете Режиму не нужны – оружие у вас тут же отберут, потому как оружие это не ваше, а государственное. Я не говорю о всяких травматических пукалках, так как спектр их применения весьма ограничен, к тому же, против того, у кого имеется автомат, применять его довольно глупо. Травматы, помимо псов Режима, имеют право хранить журналисты и активисты общественных организаций. Но всё равно, применять его придётся согласно строго установленной инструкции, при том, что и это может не уберечь вас от тюрьмы.

Ещё одна категория лиц, законно имеющая огнестрельное оружие – это охотники. Но в нашей стране им разрешается иметь лишь гладкоствольные ружья, и каждый месяц платить членские взносы.

Второй способ раздобыть оружие – незаконный. Для этого придётся обратиться к чёрному рынку, который, благодаря длящейся уже шестой год войне, довольно насыщен широким ассортиментом смертоносных машин. Как говорится: любой каприз за ваши деньги. От РГД-5 до Стрелы-3 и далее. Но, так просто, не будучи «в теме» и желая приобрести ствол у барыг можно нарваться на ментовскую засаду, где вас запросто возьмут в оборот и вытрясут всё до последнего гроша. Потому, если жизнь мила – лучше в это не макаться.

Второй способ, всё такой же незаконный и не менее опасный – отнять его у того, у кого оно есть. На сегодня в нашем полицейском государстве правоохранителя и военного можно встретить на каждом углу. И большинство их них, естественно, при оружии. Каким образом отнять у него пушку – это уже поле для фантазии каждого. Лишать жизни или оставить в живых, действовать в одиночку или толпой – всё на ваше усмотрение. Но делать это нужно исключительно будучи уверенным, что вас потом не найдут. А как это сделать – читайте в других моих статьях и смотрите видео. И помните, что Право на защиту имеет каждый.

 

***

 

-Ну, это уже ни в какие ворота не лезет. Теперь он, фактически, сравнил полицейских с дичью, открыв сезон охоты на них. Плюс ещё гвардейцы в опасности. Я теперь ума не приложу, что нам делать? – состояние Михайловой явно граничило с отчаяньем.

-Вы посмотрите, как он всё ловко проворачивает. Мы пытаемся вести против него пропаганду – он отвечает тем же. Мы вводим войска – он объявляет на них охоту. Такое ощущение, будто в его рукаве есть козыри для всех наших карт. – Михаил снова восхищался проницательностью господина Остапова.

-Вот иди и помоги ему. – уже разозлившись, рявкнула Михайлова на Лисового. – Он нам палки в колёса ставит, а для тебя он, судя по всему, кумир.

-Я лишь пытаюсь понять ход его мыслей. – оправдывался помощник.

-Так пойми тогда, как нам его поймать. – не выдержав, Кира стукнула кулаком по столу.

После этого, наткнувшись на недоумевающий и, от части, осуждающий взгляд подчинённого, он успокоилась и уселась за стол, снова принявшись массировать виски.

-Ладно, я пойду домой. – предупредила она. – Мне нужно поспать. Завтра что-нибудь придумаем.

-Может, вас подвести? – из беспокойства предложил свою помощь Лисовой.

-Не нужно. Лучше пересмотри подписчиков этого экстремиста. Особенно тех, кто оставляет опасные комментарии. Попробуй составить хотя бы список тех, кто из нашего города. Вдруг и правда пригодится. Не удивлюсь, если тот, кто сегодня расстрелял патрульных, входит в их число.

Попрощавшись, Кира поехала домой.

 

Однако в квартире её ждал крайне неприятный сюрприз. На кухонном столе красовался медовый торт в фабричной упаковке, под который был подложен конверт с письмом.

«Мне почему-то захотелось сделать вам сюрприз. Не знаю, право, любите ли вы такой торт. Нет, отравить его у меня и в мыслях не было. Наоборот, выбрал самый свежий из тех, что были в супермаркете возле вашего дома.

Я искренне надеюсь, что теперь вы поняли, что я – не заигравшийся ребёнок, а настроен вполне серьёзно. Также напоминаю, что у вас осталось совсем мало времени. Завтра вечером я буду внимательно смотреть вечерний выпуск новостей, где очень надеюсь узреть ваши миловидные черты лица, и то, как вы публично подаёте в отставку. Ведь вы же осознаёте, что я знаю о том, что никакого заявления вы писать не собираетесь. Однако, сам факт того, как офицер полиции нелестно выражается про структуру, где он служит – это уже говорит о многом.

Желаю вам принять правильное решение.

С ув. Назиат.

P.S. Водичка в поилке вашего попугая совсем закончилась. Видимо, вы забыли утром налить ему свежей, потому, я сделал это за вас. Не благодарите.»

 

Снова бросив взгляд на торт, Кира на мгновение задумалась. Что-то в этом всём ей казалось подозрительным, потому она ещё раз перечитала данное послание. Через минуту она поняла, что здесь не так, и поспешила набрать подполковника Найду, дабы встретиться с ним лично.

Спустя полчаса, сидя на скамье пустынного парка, Кира увидела приближающуюся фигуру офицера, всё в том же спортивном костюме. Её в очередной раз удивило, как данный человек совершенно не похож на СБУшника. В этой обстановке он, скорее, напоминал дедулю, вышедшего на пробежку. И хотя местные власти официально запретили прогулки в парках, временами по аллее всё равно проходили люди: кто выгуливал собаку, кто просто гулял, держась за руки с второй половиной. Михайлова же выбрала это место, поскольку ей не хотелось привлекать чьё-либо внимание. И тем не менее, ей было страшно от того, чем данный разговор может закончиться.

Присев рядом, мужчина в медицинской маске поприветствовал следовательницу и поинтересовался причиной того, почему она так срочно захотела его видеть.

-Вот. – протянула она письмо подполковнику.

Тот с любопытством открыл конверт и развернул лист.

-Когда вы его обнаружили? – уточнил он, дочитав строки до конца.

-Когда пришла вечером домой.

-О каком торте здесь идёт речь?

-О медовом. – иронично ответила она. – Оставил на столе вместе с ним.

-Понятно. А почему вы назначили встречу именно здесь?

 

В кармане куртки, Кира взялась за рукоятку пистолета, положив заранее палец на предохранитель.

-В этом послании он говорит, что не является «заигравшимся ребёнком». Точно так же вчера назвала его я. И произнесла это я в присутствии лишь двух людей: моего давнего знакомого коллеги Лисового и вас. Понимаете о чём я?

На это, мгновенно смекнувший, в чём дело офицер лишь добродушно усмехнулся.

-Понимаю, куда вы клоните, Кира Валентиновна. И ни чуточку не удивлён.

-Ещё во время нашего последнего с ним разговора по телефону он упомянул вас, поручив передать вам привет.

-Правда? Вы этого не упоминали.

-Вы ничего не хотите мне объяснить, пан подполковник? – ощущая нарастающее напряжение, Михайлова старалась сохранять спокойствие.

-Здесь нечего объяснять, Кира Валентиновна. Я вам уже говорил, что он искусный манипулятор, способный влезть вам в голову. И сейчас ему это, похоже, в очередной раз удалось.

-Вам не отвертеться, господин Найда. Факт остаётся фактом. Он узнал, как я назвала его вчера вечером, напоминаю, находясь в своей квартире в присутствии всего двоих человек. И сегодня это прозвище упоминается в этом письме. Скажете, что это совпадение?

 

Помолчав около пяти секунд, офицер спецслужбы внезапно полез в карман.

-Куда! – вскочила с места Кира, направив на него пистолет, всё ещё находящийся в кармане куртки, таким образом, чтоб ствола не было видно под тканью.

-Успокойтесь, госпожа следовательница. Это всего лишь телефон. – мужчина достал из брюк миниатюрное кнопочное средство связи.

-Зачем? – повысив голос, вопросила полицейская.

-Я прошу вас успокоиться. Присядьте, пожалуйста. Не нужно так шуметь, даже в пустынном парке.

Подполковник набрал чей-то номер и приложил мобильный к уху.

-Алло, Паша? Ты сейчас не занят? Можешь взять технику и подъехать по вчерашнему адресу? Да, где я был вечером. Спасибо.

Сбросив вызов, Найда снова обратился к Михайловой.

-Ну, что ж, госпожа капитан. Поехали!

-Куда? – в недоумении спросила она у СБУшника.

-К вам! Куда ж ещё. Паша, просто, вчера меня подвозил, так как вечером моя машина была в ремонте, а сейчас он будет ждать нас у вашего дома.

Всё ещё не доверяя собеседнику, Кира всё-таки поставила пистолет на предохранитель и последовала за ним.

 

Во дворе их и правда ждал молодой человек, роста выше среднего, в кожаной куртке и с небольшим чемоданчиком в руке.

-Это Паша. Наш гений. А это Кира Валентиновна Михайлова – следователь Шевченоквского РУВД.

-Приятно познакомиться. – сухо ответила девушка, на что данный господин не менее сухо кивнул головой.

-Паше нужны ключи от вашей квартиры. – настойчиво попросил подполковник у Киры.

-Зачем? – в недоумении вопросила она.

-Потому что Паша не так умело взламывает замки, как наш Назиат, поэтому ему проще открывать их ключом. – саркастично, но доходчиво объяснил Найда.

Девушка протянула парню связку ключей, и хотела уже идти за ним, но офицер её остановил.

-Нет, Кира Валентиновна. Нам с вами придётся подождать здесь. Не бойтесь – он ничего трогать не будет. – поспешил утешить следовательницу мужчина.

 

Через полчаса в окне показался Павел, который жестом пригласил уже дружественно беседующих на бытовые темы офицеров в квартиру. Он также показал пальцем на ухо, что на языке спецслужб явно что-то означало.

-Только огромная просьба, Кира. Когда переступите через порог – соблюдайте тишину и ничего не говорите. Абсолютно.

-Поняла. – девушка уже доверяла старшему по званию и наделённому большим опытом офицеру.

Внутри Паша проводил их в спальню Михайловой, где их криком встретил попугай. Хозяйка хотела было показать Персику жест, чтоб тот замолчал, на Найда махнул рукой, мол, ничего страшного. Пусть кричит.

Специалист рукой подозвал их к висящей на стене картине с изображением морских волн, рамка которой уже изрядно покрылась пылью, за что Кире было в данный момент жутко стыдно перед гостями. Он отодвинул её и за произведением искусства представился небольшого размера беспроводной микрофон, на который Паша и указал пальцем, после чего поднёс последний к губам. Полицейская понимающе кивнула. Подполковник потянул её за предплечье, намекая, что нужно выйти из квартиры.

За дверью уже офицеры и возобновили разговор.

-Так значит он меня прослушивает. – констатировала факт она.

-Глупо было полагать, что он проникнет в жилище только чтоб оставить конверт. Такие люди весьма практичны, потому делают несколько дел за раз.

-Вы уверены, что это единственный жучёк в моей квартире? – насторожилась полицейская.

-Если б были ещё – Павел бы их обнаружил. А так, он решил не пичкать ваш дом прослушкой и, видимо, посчитал, что одного микрофона достаточно, дабы быть в курсе дел, творящихся у вас дома.

-Но, почему вы сказали мне молчать? Ведь можно передать ему прямо в микрофон пару лестных эпитетов и вырвать его, тем самым показав, что он не такой уж и умный.

-Не стоит. Во-первых: он уже доказал, что может проникать в вашу квартиру, когда захочет и делать в ней всё, что вздумается. И после такого неизвестно, с чем он может прийти в следующий раз. А во-вторых: самый лучший способ победить врага – заставить его думать, будто он умнее вас.

-В смысле? – не совсем поняла затеи Михайлова.

-Пусть он не знает, что мы обнаружили его жучёк. Пусть думает, что слышит всё, что хочет, однако мы сделаем так, чтоб он слышал то, что хочется нам. Понимаете?

Теперь и Кира стала понимать замыслы величайших злодеев. Она явно чувствовала, что у подполковника уже назрел какой-то план, и ей не терпелось воплотить его в реальность.

 

 

Глава 6

 

В дверь неожиданно раздался звонок. Вошедший в квартиру Лисовой сразу, с обеспокоенным видом, обратился к Михайловой.

-Где оно?

-Вон, на столе. Тортик будешь?

Помощник следовательницы, взяв в руки листок, стал внимательно перечитывать его.

-Об этом тортике здесь идёт речь?

-Да.

-И вы не боитесь, что он отравленный?

-Ну, он же написал, что не имел злого умысла, оставляя его. К тому же, похоже, я ему нравлюсь, потому, лишать меня жизни он не намерен. Пока.

-Ну, что ж. Тогда не откажусь от кусочка, тем более, если он и вправду свежий.

Поставив чайник, Михайлова отрезала коллеге треугольный ломоть.

 

Прожевав медовый корж, Миша решил поинтересоваться на счёт дальнейшего плана действий.

-Так что вы решили с увольнением? Будете завтра выступать по телевизору?

-Ещё чего? Не хватало. Я не собираюсь идти на поводу у какого-то психопата с комплексом неполноценности, который возомнил себя богом, дабы потешить собственное эго. Если б я выполняла всё, что мне говорят местные сумасшедшие – уже давно бы скатилась до их уровня.

-Просто проигнорируете?

-Сергей Иванович сутра пришлёт машину с Клинским и Вадовским к моему дому. Если тот сюда заявится – они его враз возьмут. Плюс у меня появилась идея, как его поймать.

-Правда? – Михаил от любопытства чуть не подавился угощением.

-Да. Подполковник Найда подсказал, что можно сделать, дабы упечь его за решётку. Потому, скоро он будет в наших руках. Но об этом потом. Завтра утром нам нужно будет съездить в Дачное – в дом господина Гриценко. Мне кажется, что во время обыска мы найдём кое-что интересное, о чем он умолчал во время допроса.

Чайник уже закипел, и коллеги принялись пить чай, закусывая кондитерским изделием, любезно подаренным Остаповым.

 

Утром, выйдя из подъезда, Михайлова поприветствовала дежуривших во дворе оперативников, спросив, не нужно ли им чего-нибудь принести.

-Нет-нет. Спасибо. Мы не знаем, сколько ещё будем здесь сидеть. Может, Сергей Иванович пришлёт нам смену.

-Как скажете. Тогда до встречи.

Кира села в свой автомобиль и покинула двор. Полицейские, спустя час наблюдения, заметили странный дым в конце двора. Однако, присмотревшись, они заметили огонь, полыхающий над поверхностью эльфатора. Вызвав пожарных, Клинский понял, что к их приезду, пламя перекинется на стоящие вблизи машины, потому, взяв автомобильный огнетушитель, коллеги бросились к источнику возгорания. Благо, во дворе имелся пожарный щит, потому, Вадовский быстро набрал ведро песка и вместе со вторым оперативником принялся тушить уже всерьёз полыхающий очаг.

 

Тем временем, фигура в чёрной куртке и медицинской маске незаметно проскользнула к подъезду. Осмотревшись по сторонам и взглянув вверх на лестничную клетку, мужчина поднялся на второй этаж и, присев на колено, принялся подбирать отмычку к дверному замку. Сняв маску, так неудобно сидящую на бороде, Остапов неторопливо ковырялся в скважине, потому и не услышал шагов подошедшего к нему сзади Лисового.

-Руки! – скомандовал тот, демонстративно сделав щелчок рычагом предохранителя.

Стоявший на коленях Николай покорно поднял кисти кверху, всё ещё находясь спиной к полицейскому.

-Не ожидал? Да? – с победоносным видом злорадно вопросил Михаил, после чего завёл его руки за спину и надел наручники.

Внизу послышался топот подоспевших коллег, во главе которых была Кира.

-Ну, что? Дорогой. Что ты принёс мне на этот раз?

Назиат лишь молча улыбался ей в лицо. Полицейские повели его к выходу, где уже их ждал Сергей Иванович, подполковник Найда и ещё двое людей с ним.

-Здравствуйте, пан подполковник. – неожиданно проронил задержанный. – А вы, как обычно, выполняете свою работу чужими руками?

-Спасибо, ребята. Дальше мы сами. – неожиданно, двое СБУшников взяли Остапова под руки и повели к автомобилю.

-Подождите, а куда вы его? – в растерянности произнесла Михайлова.

-Дальше расследованием его преступлений, по поручению прокурора, займёмся мы. – сухо ответил мужчина в спортивном костюме.

-Это ж почему ещё? Мы его задержали. Это наш преступник! – всерьёз возмутилась следовательница.

-Кира! – попытался успокоить её начальник отдела.

-Сергей Иванович! С какой стати они уводят нашего преступника? – перейдя на повышенный тон кричала она.

-А почему это он ваш? – взгляд обычно спокойного и добродушного подполковника буквально испепелял полицейскую. - Какую статью «вашего» кодекса он нарушил? Он совершил преступления, направленные против национальной безопасности Украины. А это, да будет вам известно, уже наша юрисдикция. Или у вас есть данные, что он непосредственно причастен хоть к одному убийству? Или отравлению? Нет? Поэтому господин Остапов – это наш подозреваемый, а последствия его деятельности, если они не подпадают под наш профиль – это уже ваша работа.

 

Михайлова только сейчас осознала, что всю эту работу проделала зря. И вчерашняя сцена, которую они с Лисовым разыграли перед микрофоном, спрятанным за картиной. Их рассказ о том, что они якобы сегодня уезжают в Дачное. Всё это был план не менее хитрого, чем Остапов, Найды, который руководствовался лишь профессиональными интересами. А Михайлова в этом деле была лишь наживкой. Ей стоило заподозрить неладное ещё когда он направил их в ту квартиру, из которой в итоге скорая забрала хозяйку с сердечным приступом. Ведь тогда все шишки посыпались на неё, а СБУшник вышел сухим из воды. И теперь, «контора» использовала её как приманку, чтоб поймать нарушителя спокойствия, за которым охотилась уже длительное время. От осознания всего этого у следовательницы снова разболелась голова.

Пожарные погасили огонь на другом конце двора, а «воронок» с господином Остаповым внутри скрылся в неизвестном направлении.

-Ну, по крайней мере преступник пойман и над ним состоится суд. – попытался утешить Киру Сергей Иванович.

-Согласна. – с чувством безысходности Михайлова просто смирилась с ситуацией.

-Может, СБУ даже благодарность нам выскажет.

Не желая вступать в полемику с начальником, девушка просто поднялась в квартиру и улеглась на кровать, так и не сняв верхнюю одежду. Головная боль была как-то особенно выраженной, и ей даже пришлось принять обезболивающее. И когда оно подействовало – Кире захотелось немного поспать. И даже крик Персика не помешал ей погрузиться на полдня в сон.

 

Проснулась она ближе к вечеру, не сразу поняв, который сейчас час. Попугай, увидев хозяйку в подавленном состоянии, даже не стал чирикать, а молча наблюдал за её поведением. Потянувшись за телефоном, чтоб посмотреть на время, она заметила пришедшее в месседжер сообщение с неизвестного номера. Это было видео, на котором привычная фигура Назиата восседала на фоне всё того же полотна с изображением перечёркнутой в круге буквы «Б». Она спросонья не сразу вспомнила, что его задержали этим утром, потому без задней мысли с любопытством нажала на треугольник.

-Доброго времени суток, Кира Валентиновна. Если вы смотрите это видео, то я, скорее всего, уже арестован. Сейчас я готовлюсь идти в уготовленную вами для меня ловушку, но не для того, чтоб лишиться свободы, а наоборот – ради освобождения. Я более чем уверен, что после задержания меня у вас тут же заберёт подполковник Найда. К слову – мой бывший начальник.

Но, он вам, наверняка, этого не говорил, как и в целом того, что я тоже из «конторы». Почему я всё это делаю? Потому что надоело каждый день смотреть на эту гниль, на лицемерие, коррупцию, продажность. Но, не мне вам об этом говорить. Хотя сказать мне, определённо, есть что.

Однако, если я это всё-таки скажу – то в тот же день начнётся хаос похлеще того, который вы мне сегодня приписываете, а также полетят головы, в том числе и самого Найды. Видео с раскрытием мною всех тайн уже снято, смонтированы доказательства страшных вещей, которые творят те, кто по долгу службы должен с ними бороться. Материалы эти вскоре могут появиться в сети, если только… Если только господин подполковник не согласится на моё предложение, которое я сделаю ему сразу после ареста. И мне почему-то кажется, что у него не будет иного выхода.

Потому, не хочу вас огорчать, но, дело моё, как и многие другие, будет засекречено, а после похоронено и забыто. Уж это в СБУ, сами знаете, умеют. Но, могу и обрадовать. Обо мне вы в ближайшее время точно не услышите. Как и многие другие. Полагаю, лишь несколько человек, включая подполковника, будут знать, где я. Напоследок хочу выразить искреннее уважение и пожелать не прогибаться под натиском прогнившей системы.

Всего доброго, Кира Валентиновна, и до встречи.

 

Как только девушка просмотрела ролик – через секунду он тут же бесследно удалился из диалога. Теперь Михайлову поистине осенило. Он тоже офицер спецслужбы. Так вот откуда весь этот профессионализм: и методы пропаганды, манипуляция сознанием, а также все эти навыки по изготовлению взрывчатки, ядов и прочего. Он, разочаровавшись в системе, решил посеять анархию, раздав в руки народа самое страшное из всех оружий – знания. Знания, которые тайные службы копили сотнями лет, передавая из поколения в поколение, теперь стали народным достоянием. А он – тот самый Прометей, укравший огонь у богов и передавший его людям.

 

Через минуту она уже рассказала по телефону Сергею Ивановичу всё, что только что узнала.

-Мы должны с этим что-то сделать. – не переставала возмущаться она.

-И что мы можем? Его делом занимается СБУ.

-Но они же его попросту замнут! Как делают это с праворадикалами. Нужно обратиться к прокурору.

-И что мы ему предъявим? У тебя осталось то видео?

-Нет.

-Так что ты, в таком случае, предлагаешь?

-Я не знаю. – в отчаянье ответила она. – И здесь он оказался умнее и хитрее всех. Вот как у него это удаётся?

-Да. Его б талант, да на пользу родине. – резюмировал Майор.

-Вот только он решил, что родине его таланты не нужны. Потому и надумал применить их против неё.

-Ладно, Кира. Что сделано – то сделано. Не забывай, что эхо от его «мотивирующих» роликов мы будем слышать ещё долго, поэтому, просмотрите с Мишей всех его подписчиков, в особенности тех, кто из Одессы. И попробуйте на будущее составить их приблизительный список.

 

Послушав начальника, Кира снова зашла на его страничку в социальной сети. С тех пор, как полицейские посетили её в последний раз, на ней ничего не изменилось. Следовательница на автомате стала прочёсывать всех подписчиков, отсеивая фейковые страницы от живых. Народ, читающий рекомендации этого смутьяна, весьма разношёрстный. Подростки, женатые мужчины, нередко встречались даже женщины. Она копировала адреса их страниц для дальнейшей тщательной проработки и мониторинга. В целом, работы предстояло много, и задействовать пришлось бы огромный отдел. Но это необходимая мера для тушения пожара, который только-только начал разгораться. Внезапно, зайдя на одну из страниц подписчиков, Кира была весьма удивлена. То, что она обнаружила, проливало свет на многое.

 

 

Глава 7

 

Солнечный весенний день в парке всем своим естеством напоминал о приближающемся лете. От цветущих деревьев в воздухе витал приятный аромат эфирных масел, а монотонное жужжание занятых пчёл целебно влияет на нервную систему, внушая гармонию и умиротворение.

Приблизившийся к скамье подполковник Найда, не смотря на последний нелицеприятный разговор, был настроен весьма добродушно. Он всё также поприветствовал следователя Михайлову, после чего томно уселся на лавочку.

-Чем обязан юному дарованию? – кокетливо вопросил мужчина, ощущая некое превосходство над офицером, мало того, что младшим по званию, да ещё и с другой правоохранительной структуры.

-Где сейчас Остапов? – безэмоционально задала вопрос Кира.

В ответ СБУшник лишь усмехнулся.

-Это всё? Если да, то я пошёл, дабы больше не тратить здесь своё время. Ибо не знаю, на что вы надеялись, задавая вопрос относительно тайной информации следствия.

-Нет, господин Найда. Я и не надеялась, что вы сдадите мне своего коллегу. – после этих слов, уже собравшийся уходить офицер, повернулся к собеседнице и присел на место.

-Полагаю, об этом он сам вам рассказал? – улыбка Найды чудным образом исчезла с его лица.

-Совершенно верно. – уточнила она.

-Что ж, в любом случае это ничего не меняет. Над подозреваемым Николаем Остаповым ведётся следствие по многим статьям, в том числе и за государственную измену. Все эти статьи подпадают под юрисдикцию следователей СБУ, поэтому, перед вами, Кира Валентиновна, никто и ни в чём отчитываться не будет. Всего вам доброго!

-Не совсем так.

-В смысле? – во второй раз собиравшийся уходить подполковник снова приковал своё внимание к полицейской.

-115-я статья, то есть убийство, не относится к юриспруденции СБУ.

-Убийство?

-Именно.

-А кого же наш подозреваемый убил?

 

Михайлова достала с кармана телефон и показала мужчине фото на экране.

-Кто это?

-Это Лилия.

-Какая ещё Лилия?

-Бывшая девушка вашего Остапова. Вчера, листая его подписчиков, я нашла его вторую страницу, на которую он, судя по всему, не заходил уже полгода. Там я обнаружила их совместное фото с его жертвой.

-Жертвой? О чём вы говорите? – недоумевая от её слов, спрашивал Найда.

-Несколько дней назад Лилия погибла в автокатастрофе. Мы обнаружили, что некто подлил в её автомобиль эфир – старинный препарат, который раньше использовали в медицине для наркоза. Во время движения, она, надышавшись его парами, потеряла сознание и разбилась насмерть, унеся за собой ещё одну жизнь. Мы сперва решили, и даже арестовали её нынешнего сожителя, потому как все улики указывали на него. Но, как вы уже сказали, ваш Остапов очень умён и хитёр, а также умеет манипулировать чужим мнением. Именно тогда он сделал так, чтоб мы подумали на Анатолия, задержав относительно невиновного человека.

-И почему же вы решили, что это сделал Николай?

-Камера наблюдения внутри университета в день вероятного исчезновения препарата засняла вот этого человека. Узнаёте? – девушка показала сотруднику спецслужбы фото мужчины с бородой в форме электрика.

-Узнаю. – с досадой ответил тот.

-Благо, университет сейчас закрыт на карантин, и студентов там нет. Потому эта фигура заметно выделилась на фоне пустого коридора. Охранник также опознал его и сказал, что того якобы вызвали из-за неполадок в проводке на кафедре фармакологии – той самой, откуда и исчез препарат.

-И что вы хотите?

-Вот постановление от прокурора о возбуждении уголовного дела по факту убийства. К сожалению, господин Остапов не является одним из ваших карманных активистов, потому ему придётся нести ответственность за это преступление. Будете препятствовать следствию, господин подполковник?

Лицо Найды исказилось. Ему было крайне неприятно переваривать мысль о том, что придётся выдать того, кого он так надёжно спрятал.

 

К вечеру, Назиат уже сидел в райотделе и давал показания. Он сознался, что совершил убийство, в чём ни капли не раскаивается. По его словам, она ушла от него к Анатолию полгода назад, чего он ей просто так простить не мог. Тогда же он и начал формировать свой проект, подготовив его наилучшим образом, благодаря чему тот быстро нашёл уйму подписчиков и поклонников. Аргументировал он это тем, что понял, что он может многое, в том числе заставить платить всех, кого всё это время ему приходилось терпеть: неверную сожительницу, лицемерное и прогнившее руководство. Также он решил, что сможет помочь таким же как он – тем, кто устал мириться с несправедливостью в отношении себя. Потому, знания, полученные во время безупречной, между прочим, службы он решил пустить в массы, позволив каждому распоряжаться ими на своё усмотрение.

После расставания он продолжал следить за Лилией и узнал, что их отношения с новым кавалером, спустя недолгое время, стали, мягко говоря, неидеальными. А когда узнал, что она от него забеременела – решил, что пора действовать. Похитив из университета эфир он распылил его через шприц на сиденье, а также немного брызнул в обогреватель автомобиля.

-Что ж, Назиат. Сейчас ты являешься для многих идолом – борцом за права и свободы, выступающим против Режима. Но, как ты считаешь, каково будет отношение к тебе у людей после того, как они узнают, что ты убил женщину, да ещё и беременную лишь из-за того, что она ушла от тебя к другому? Что если они узнают, насколько ты слаб?

На эти слова Остапов лишь рассмеялся.

-Неужели вы, Кира Валентиновна, и вправду считаете, что я не предусмотрел данный вариант? Я прошу вас зайти на мой канал и просмотреть моё последнее обращение к подписчикам.

 

Проделав указанную просьбу, Лисовой с любопытством увидел на канале ролик, выложенный примерно час назад. На нём ныне задержанный Николай сидит в привычной обстановке, харизматично вещая на камеру заранее уготовленный текст.

-Доброго времени суток, дорогие подписчики. Если вы смотрите данное видео, значит псы режима наконец взяли меня под стражу и уже всячески пытаются закрыть мне рот, мстя за всё, что я для вас сделал. Я более чем уверен, что у них уже уготовлена легенда, всячески дискредитирующая меня, дабы под надуманным предлогом повесить на меня преступление, которое я не совершал. Это может быть что угодно. Они расскажут, что я ограбил банк, убил пенсионерку, подглядывал за школьницами в раздевалке. Это всё обычные приёмы Системы – оклеветать и опорочить того, кто дерзнул выступить против неё. Но это не должно сломить вас. Не бойтесь применять своё право на защиту, ибо никто не защитит вас, кроме вас самих.

 

Действительно умный ход. Такое ощущение, будто у Николая имелся ответ на любую ситуацию. К тому же, исходя из того, что на момент публикации видео, он уже находился в РУВД – обращение он явно записал заранее и выложил, используя всё тот же таймер. Он точно знал, что его ждёт дальше.

-И ты думаешь, тебе поверят?

-Вы ведь сами знаете, что кому надо – тот поверит. А кто не поверит – тот и не верил до сих пор. В любом случае, мои сподвижники ещё долго будут давать о себе знать, нравится вам это или нет. Вам пора готовиться к новым временам. И винить в этом нужно не меня, а тех, кто за последние годы довёл людей до экономического и морального упадка.. Мне осталось лишь посеять семя, а вам собирать плоды.

 

Задумавшись, Михайлова отчасти согласилась с преступником в его суждении. Ведь у него бы не получилось посеять смуту, будь в стране всё хорошо. Люди на самом деле долгое время находились на взводе из-за нестабильности в государстве, существенно уступив в морали. И Остапов – лишь тот, кто скомандовал: «Огонь!».

-Скажи, Остапов, что всё-таки значит то знамя, которое висит на стене позади тебя на тех видео? Что означает буква «Б» в зачёркнутом круге?

-Всему своё время, Кира Валентиновна. Всему своё время.

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

09:59
139
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!