Не забываемый отпуск.

 

                                                        Юмор.

               Наконец-то я дождался отпуска и поехал на свою малую Родину, деревню, расположенную в среднем течении Дона,  где родился и вырос. Узнав о моем приезде, на другой день ко мне в дом собрались друзья те, кто остался деревне. К сожалению, их оказалось не так уж много. Большинство разъехались по городам, а некоторые переселились в районный центр. Мужики притащили водки, закуски, посреди комнаты раздвинули стол, выставили на него все, что принесли, и расселись вокруг. Я осмотрел друзей. Да, время не красит, все мы уже в возрасте, некоторые пополнели, другие облысели, но выглядели прекрасно. Выпили по стопке, закусили. Водка, как известно, быстро развязывает языки, начались разговоры, воспоминания.   
               - Ребята, - громко проговорил Николай, с которым мы сидели за одной партой, с первого по четвертый класс.
               - Где это ты ребят увидел? - удивленно спросил Михаил, мой сосед. Хаты наши стояли друг против друга, через улицу - Тут собрались полноценные папаши, а некоторые уже и дважды.
               - Честно сказать, я до сих пор в душе ребенок,- признался Николай. - Иногда так и хочется взбрыкнуть, словно молодой теленок, да как-то стыдно, люди скажут: «Сдурел совсем мужик, в детство окунулся!».
               - Ничего себе ребенок! – воскликнул Василий. – На голове ни одного волоса, словно на курином яйце, а туда же, «в душе ребенок».
               - А ты знаешь, что обильная растительность бывает только на навозе? - улыбнулся Николай. - К тому же экономия шампуни.
               - Зато мыла большой расход, площадь-то для умывания огромная! – не остался в долгу Василий.
               - Смотрю на вас и удивляюсь, - засмеялся я. – Вы как были шутниками в молодости, такими и остались, от вас  детство не ушло!
               - Правильно! – воскликнул Гришин Петро, постоянный заводила и душа нашей компании. - Юморист Петросян, в одном из своих монологов, сказал: «Говорят детство уходит. Никуда оно не уходит, а спрячется внутри тебя, и сидит там, а на старости лет, как выскочит и давай куролесить!». Видимо на себе испытал?
               - Уж таков он, Николай, не может без шуток, - сказал Василий. - Как-то мой сосед получил зерно в колхозе. Привез домой и попросил меня помочь перенести мешки в сарай. Я позвал Николая, чтобы быстрее управиться, начали носить. Тут мне попадается большой мешок. Я его и так и этак, поднять не мог и потащил волоком. Из сарая, отряхивая одежду, вышел Николай, я попросил его: «Иди, помоги мешок дотащить, а то я один, как дурак, мучаюсь?».  «Нет, не могу», - отвечает.  «Почему?».
«Да вот думаю, а зачем нам два дурака?».
               - А помните, как мы ездили на мотоциклах по соседним селам? - заговорил Петро.- В одном из них, Николай познакомился с девушкой по имени Люба. Давай, расскажи, чем она тебя подколола?
               - Да тем, чего я от нее не ожидал. Потанцевали мы, устали и вышли на улицу подышать свежим воздухом. Узнав, что я приехал на мотоцикле, Люба попросила покатать ее. Я в шутку спрашиваю: «А вы не боитесь садиться на мотоцикл, к мало знакомому мужчине?». Она в ответ: «А, у вас есть чем напугать?». У меня челюсть так и отвисла!
               - Это еще ничего, - подхватил Василий. - У меня другой случай был. Не помню уж в каком селе, но танцевал я с одной девушкой, звать, правда, не знал как, не успел познакомиться, сразу пригласил танцевать. Танцуем, а она так дергается, так извивается, что страшно смотреть на нее. Я возьми и спроси: «Девушка, вы танцуете?».  «Да!» - отвечает, продолжая дергаться. «Слава богу! А я подумал, что вас током бьет». Щеки девушки вспыхнули ярким румянцем, и она выскочила из клуба.
               - Еще бы! – воскликнул Николай. - Обидел девушку, она и убежала. Ну ладно, давайте еще по стопочке выпьем, что-то захотелось горло промочить.
               - Смотри, чтоб не получилось, как у Кузьмы Петровича, - проговорил Василий.
               - А, что с ним случилось? – заинтересовался я.
               - Случилось такое, что односельчане месяц над ним потешались.
               - Рассказывай!
               - Прошлой зимой это было. Приходит его жена домой и видит, Кузьма сидит, прижавшись животом к горячей батарее, и голова у него замотана полотенцем. Она спрашивает: «Ты что, заболел?».  «Нет, - отвечает. - Это я новый способ испытываю, как балдеть без выпивки. «Как это?» - удивилась жена. «Очень просто, съел двести грамм дрожжей, стакан сахара и запил литром воды. Скоро вся эта смесь должна забродить в желудке и выделить алкоголь».  «А зачем голову замотал?».  «Чтоб крышку не сорвало». Ушла жена на кухню готовить, и через некоторое время слышит в комнате страшный треск и ругань мужа. Спрашивает: «Что, все-таки сорвало крышку?». Тот орет в ответ:  «Нет, днище вышибло!».
               Я не мог удержаться от смеха:
               - Хорошо «забалдел», бедняга!
               - Ты помнишь нашего общего друга Панкратова Ивана? - спросил Петро.
               - Конечно, помню! - ответил я. Хорошо помню, как он сдавал экзамен по литературе за одиннадцатый класс. Ты, Петь, на год моложе нас и заканчивал десятый и поэтому не знаешь. Так вот, мы учили все билеты, а Иван всего один, под номером тринадцать.
               - С ума сошел? – воскликнул Петро. - Надеялся, что именно этот попадется?
               - Слушай дальше, - продолжал я. Наступил день экзамена, весь класс столпился у дверей, каждый боится заходить. Иван смело открывает двери и входит в класс, а следом потянулись и мы. Расселись за парты, преподаватель и говорит: «Ну, кто смелый и первым хочет попытать удачу?». Иван встал и пошел к учителю. «Тяни билет», - говорит ему тот. Иван вытаскивает наугад, смотрит на него и потом восклицает: «Ой, тринадцатый, несчастливый! - испуганно кладет его обратно и перемешивает билеты. Преподаватель смеется: «Нет, дружок, какой вытянул, на него и отвечай!». Находит в ворохе тринадцатый номер и подает Ивану, а тот сдает экзамен на пятерку, хотя в течение года выше, четверки не получал.
               - Молодец, Иван, хитро придумал, - воскликнул Петро. - Вот о нем я и хотел тебе рассказать.
               - А где он сейчас?
               - Живет в районном центре, уехал туда давно, каким-то образом втерся в доверие администрации района, а через несколько лет главою района стал.
               - Молодец! – не удержался я, в душе радуясь успехам друга.
               - Так вот, в позапрошлом году купил он себе машину иномарку и решил приехать к нам в село, похвастаться, удивить, чтобы все ахнули. Ехал, спешил, и вдруг перед самым селом пробивает колесо. Останавливается и начинает снимать его. В это время, на «Запорожце», мимо проезжает его сосед Григорий Захарович. Останавливается и удивленно спрашивает: «Иван, ты чего делаешь?». Тот злится, что сюрприза не получилось: «Чего, чего? Видишь, колесо снимаю». Григорий вышел из «Запорожца» с монтировкой в руке, подошел к машине Ивана, огляделся вокруг и трах, по лобовому стеклу, оно вдребезги: «Ну, а я магнитолу возьму». Выхватил из кабины магнитолу, сел в свою машину и уехал. Иван, от неожиданности и наглости соседа, дар речи потерял, долго смотрел ему вслед, а потом разразился отборным матом. Как потом выяснилось, сосед подумал, что машина сломалась, и ее хозяин ушел в село за помощью, а Иван воспользовался моментом и колесо решил украсть, ну и Григорий тоже решил поживиться.
               Я поинтересовался:
               - Ну, а Иван, приехал сюда хвастаться, или в район вернулся?
               - Приехал, но надо было его лицо видеть. Соседа готов был избить, но тот вовремя смылся на Дон, так и обошлось.
               В общем, воспоминания и разговоры длились до самого вечера. Когда все разошлись, Михаил говорит:
               - Слушай, пойдем завтра с тобой на рыбалку, удочки у меня есть, наловим рыбки, позагораем, а вечером ушицы сварим. Ты, наверное, давно ее не ел?
               - Угадал! Заходи утречком.
               На следующий день, солнце только-только поднялось из-за горизонта, Михаил разбудил меня и мы пошли на реку. Дон, за время моего долгого отсутствия сильно изменился. Берег зарос кустарником, и чтобы добраться до лодки, нам пришлось сквозь него продираться. Михаил отомкнул замок, скреплявший кольца цепи, обвитой вокруг ствола небольшой вербы, росшей у берега, оставил в ледке сумку и удочки, а сам пошел в кусты, где были спрятаны весла. Принес, воткнул их в уключины, и мы поехали искать удобное  место для рыбалки.
               Недалеко от нас, ниже по течению, в реку выходил касик, намытый из оврага песком и галькой и так же, как берег, заросший вербами и кустарником. В верхней его части была песчаная полянка, куда мы и пристали. Достали из сумки садок для рыбы, баночку с червями и начали ловить.
               - Когда это ты червей успел накопать? - спросил я, забрасывая удочку.
               - Вчера, когда от тебя пришел. Не хотелось утром время на них тратить, - ответил он, вытаскивая из воды, крупную густерку.
               Началось что-то невообразимое, рыба клевала почти каждый заброс удочки, и часа через два наш садок был наполнен больше чем наполовину. Так продолжалось еще около часа и вдруг, с низовья Дона послышался рокот моторной лодки, от которого Михаил насторожился.  Я удивился:
               - Что это ты собачью стойку сделал?
               - Рыбный инспектор едет.
               - Как ты определил, что инспектор? Ведь лодку не видно за выступом касика.
               - А ты послушай внимательнее. Слышишь, звук мотора двоит, у них на лодке два мотора «Вихрь» стоят. Бери удочки и прячься в кустарнике, я сам с ними поговорю.
               - Так лодка еще далеко.
               - У них скорость, знаешь какая? Через пару минут здесь будут.
               Я схватил удочки и ринулся в кусты. Усевшись так, чтобы мог все видеть и слышать. Через пару минут, действительно, моторка на большой скорости выскочила из-за касика, завернула к берегу и, сбросив газ, по энерции доплыла до берега и воткнулась носом в песок, рядом с нашей лодкой. Двое сидящих в ней мужчин, строго посмотрели на Михаила и один из них язвительно спросил: 
               - Ну что, мужик, попался, рыбку-то здесь нельзя ловить!
               Михаил спокойно ответил:
               - А я и не ловлю.
               - Да, что ты мне паришь,- возмутился инспектор, указывая на садок. - А это, что?
               - Это моя рыба.
               - Как твоя? - вспыхнул румянцем второй инспектор, - ты, что в аквариуме ее держишь?
               - Почти угадали. Не в аквариуме, а в небольшом бассейне, который есть у меня в саду. В нем я и выращиваю густеру.
               - Зачем же сюда принес?
               - А я каждый день приношу. Выпускаю в реку погулять на просторе, речных водорослей пощипать, потом свищу - она возвращается, и мы уходим домой.
               - Не рассказывай нам сказки!
               - Какие сказки, рыба привыкла. Перед кормлением в бассейне, я свищу и начинаю сыпать корм, она быстро собирается в стаю. Оказывается и рыбу выдрессировать можно. Привыкла она и знает, если раздался свист, значит «кушать подано».
               - Слушай, другое дело в бассейне, там рыба вольная,- заинтересовался другой инспектор. – А, как же ты здесь ее в садок собирать будешь?
               - Очень просто, кладу в него кусок жмыха от подсолнечных семян, растягиваю горловину, она широкая, и свищу. Рыба приплывает и одна за другой ныряют в садок, жмыха покушать, как вся соберется, я затягиваю горловину и домой несу.
               -Да ладно, - воскликнул другой, - а ну покажи.
               Михаил развязал садок, выпустил рыбу в реку и сел ждать. Инспектора тоже, стоя смотрели на воду. Проходит с полчаса.
               Сидя в кустах, я давился смехом, боясь издать какой-либо звук, чтоб не сорвать разыгравшийся передо мной спектакль. Тут один инспектор говорит:
               - Ну что, пора свистеть?
               - Зачем?
               - Чтобы рыба вернулась.
               - Какая рыба? – удивленно спросил Михаил.
               Даже из кустов я заметил, как побледнели лица инспекторов. Они поняли, что вещественное доказательство уплыло, и им не к чему придраться.
               - Ну, мужик, ты еще нам попадешься! – со злобным лицом прошипел один, и, заведя моторы, они отъехали от берега, и с огромной скоростью понеслись против течения, вверх по реке. Из кустов я не вышел, а выполз, обессилев от смеха, который с трудом сдерживал.
               - Молодец, дружище, как ты их разыграл, просто блеск! А вот уха наша, видимо, накрылась?
               - Почему накрылась?- успокоил сосед, - посидим с часок, поймаем десяток густерок, и нам хватит на уху.
               За час, как сказал друг, мы наловили столько, что хватит на уху, и пожарить. Забрав снасти и рыбу, направились домой.
               Каждый день мы с другом пропадали на Дону. Ведь рыбалка, это самое приятное, что есть на свете потому, что  делаешь сразу три дела: купаешься, ловишь рыбу и загораешь, так сказать, совмещаешь приятное с полезным. Часто варили уху, там же, на берегу, которая на свежем воздухе, да под стопочку, казалась слаще меда. Дома, часть рыбы жарили, а оставшуюся Михаил солил.
               В жизни все происходит, как в природе, зима длится долго, кажется бесконечно, с нетерпением ждешь лета, а придет оно и проскочит так быстро, что не успеешь оглянуться. Так и отпуск! Кажется, только вчера приехал, а надо уже уезжать. Но зато, сколько впечатлений, встреч, воспоминаний!
               За день до отъезда, Михаил принес увесистую хозяйственную сумку, наполненную соленой и высушенной рыбой.
               - Вот тебе рыбки собрал, будешь в городе с пивком баловаться, - улыбаясь, проговорил он.
               - Ты, что с ума сошел, у меня своих вещей хватает, а ты еще такую сумку притащил, я ведь не верблюд!
               На следующий день, друзья посадили меня в автобус, и мы распрощались. Добравшись до железнодорожного вокзала, я попросил мужчину, сидевшего на лавочке, в тени дерева, посмотреть за моими вещами, а сам пошел в туалет помыть руки. Стою, мою, и вдруг из одной кабины, позади меня, раздался голос:
               - Мужчина, посмотрите, пожалуйста, в соседней кабине туалетную бумагу, а то здесь закончилась.
              Я вытер платочком руки, открыл соседнюю кабину, но там бумаги не было, говорю:
               - Здесь тоже нет.
               - Ну, может, у вас газета есть?
               - К сожалению нет. Я только что приехал на вокзал и не успел купить.
               - Ну, хоть какая-нибудь бумажка?
               - Нет! - говорю.
               - Э-э-х! – послышался из кабины тяжкий вздох. Ну, разменяйте мне сотню, только так, чтобы десятка была.
               Порывшись в карманах, я разменял ему сто рублей и пошел к своим вещам. Все время ожидания поезда, сидя на лавочке, я улыбался, как только вспоминал свой поход в туалет. И, в конце концов, пришел к выводу, когда тебя «прихватит», то и сотни не пожалеешь!

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

17:48
177
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!