Плыл по реке кораблик

Плыл по бурной реке неизвестно куда кораблик.
И оказались на его борту непонятно как три гуманоида гуманитария.
Один писал прозу, второй дарил миру поэзию, а третий читал, написанную ими прозу и стихи, а затем, потея, сочинял на них критические статьи и рецензии.
Кораблик плыл, а вокруг расцветала всеми своими красками, звуками и запахами весна. Деревья старались побыстрее скрыть кривизну своих стволов и веток молодой зелёной листвой, из мокрой, не успевшей высохнуть земли рвались к свету нежные фиолетово розовые подснежники, а воздух оглашался пением прилетевших из дальних жарких стран скворцов. Всё живое просыпалось, улыбалось, влюблялось.
Пассажиры кораблика тоже вдыхали эти живительные запахи, поглощая своими бледными телами восхитительные солнечные лучи, наполненные теплом и ультрафиолетом.
В обычной жизни они недолюбливали друг друга.
Писатель считал, что писать легкомысленные и романтические поэзы занятие никчёмное и бесполезное.
Поэт, наоборот, был уверен в том, что большие по объёму труды прозаиков нудны, скучны и вымучены.
Критик – рецензёр смотрел и на того и на другого с нескрываемым пренебрежением: он был уверен, что и тот и другой нужны в этой жизни только для того, чтобы он мог писать свои злые и острые, как иголки, ежа пасквили.
Но сейчас они были вместе. Они вместе видели всю прелесть просыпающейся после дивного сна природы, и в их душах волнами поднималось какое-то удивительно приятное тепло, а сердца начинали биться в унисон.
Иван Иванович, так звали прозаика, улыбался поэту и вполне искренне произносил.- Леня, вчера познакомился с вашим последним сонетом. Он на удивление хорош. Вам удалось очень тонко передать все оттенки и краски чувства героя к героине.
Лёня, он был молод и поэтому не заслуживал обращения по отчеству, блаженно млел от этой похвалы маститого Ивана Ивановича и пытался, что-то лепетать в ответ.
- Спасибо… Но, не надо преувеличивать качества моего вымученного стиха. Вот Ваш новый роман в «Самом современном Современнике» действительно хорош. Уверен его на премию Буккера выдвинут. Получите обязательно.
Критик, фамилия которого была Вилкин, нежился под солнцем и размышлял.- Может быть, не стоит читать ни того, ни другого? Ведь не удержаться и ещё чего ни будь намарают. Сначала Лёнька. Ему проще. А через полгодика и Иваныч разродится. Вот тогда и порезвлюсь от души. А сейчас в качестве аванса и душой покривить не грех. Вон погода какая. Прелесть.
Приняв решение, он потянулся, как кот к валерьянке, и проворковал.- Читал, читал… И твой сонет Леонид, и вашу замечательную повесть, Иван Иванович. Сознаюсь, искал к чему придраться, но не нашел. Оставили меня бедного без работы и хлебца насущного…
И Лёня, и Иван Иванович смотрели на Вилкина, жадно впитывая в себя его слова.
Мимо них проплывали берега, на которых бушевали весенние страсти.
- Господа! Главный редактор ждёт вас,- послышался голос секретарши, одетой по-весеннему ярко и достаточно коротко.- Проходите, пожалуйста.
Три гуманоида гуманитария очнулись от весеннего гипноза, навеянного им бьющей за окном редакции жизнью и картиной неизвестного художника, на которой был изображён круизный теплоход.

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!