Камбала. Часть 1. Дядя Саша. Глава Х. Воспоминания Дяди Саши

Камбала. Часть 1. Дядя Саша. Глава Х. Воспоминания Дяди Саши

Глава Х. Воспоминания Дяди Саши

 

Не хочется, чтобы меня дотошные и очень любопытные и с хорошей памятью, чтобы не сказать «злопамятные» читатели, Боже упаси, но пунктуальные люди, чтобы не заподозрили меня во лжи, не буду указывать точные даты событий, о которых хочу рассказать а, ориентировочные, тогда и во лжи уличать не придётся, хотя я всегда стараюсь, как на суде «говорить правду, одну только правду и ничего, кроме правды…»

Была холодная зима, с, казалось бы, несвойственными крепкими морозами и большим количеством снега в этих южных степных районах Ростовской области, к которым относится Зерноградский и Мечётинский районы. Эти районы степные, часто к ним применяют обобщающий термин – сальские степи, по названию самого крупного на юге города области Сальска. Где-то в середине-конце января 1974 года.

Я учился в г. Зернограде в сельскохозяйственном институте на факультете механизации сельского хозяйства. По обыкновению, мы с друзьями вечерами прогуливались по самой оживлённой улице города, являющейся одновременно центральной и закрытой для проезда транспорта. Центральная часть улицы была расчищена коммунальными службами, при этом весь снег не убирался, а был смещён отвалами техники к поребрикам, отделяющих асфальтированную часть от газонов, где летом благоухали цветники.

В этот раз желающих подышать, по-настоящему свежим воздухом, было непривычно мало в этот будничный холодный морозный вечер. Встречались чаще лишь те, кто куда-то спешил, например, после просмотра вечернего сеанса кино в уютный дом, где можно было согреться горячим чаем или другими горячительными напитками или согреться в объятьях любимых.

Мы сегодня были вдвоём: два неразлучных друга, тезки, жильцы одной комнаты в общаге, два Александра, желающие быть сегодня победителями. Неважно чего, главное победить. Самое первое – это непогоду. Но с этим было довольно несложно справиться, с учетом того, что нам обоим было по восемнадцать лет (Сане в мае еще исполнилось, а мне, через месяц, в июне).

Молодость-то, хорошо, а настрой поднять нужно было. Для этого дела ничего лучше, чем портвейн не помогает. Кто-то сейчас подсказывает, что водка в морозы лучше будет. Согласен, но для студентов дороговато, однако. Настроение поднято, маршрут, как и место для поисков приключений – неизменно. Да и какой придурок в такую погоду будет искать «приключения» в экзотических, более привлекательных растительностью и тишиной глухих улочках посёлков? Там и улицы, возможно не чищены и кого там можно «снять». Конечно, мы вышли «снимать чувих», как говорится. А, вдруг и повезёт?!

- Дядя Саша, может на вокзал рванём, по времени скоро должен мой поезд на Цимлянск идти?! – предложил неуверенно Саня и в его предложении было разумное зерно.

Если нам сегодня судьба повезти в достижении нашего бесхитростного плана нескучно, как минимум провести время вне стен, опостылевшей общаги, то есть шанс, что именно вокзал может быть отправной точкой увеселительного маршрута. Тем более, что один круг по улице мы уже дали, а это 2+2=4, подсчитал я длину маршрута в километрах.

- Ты не домой вздумал рвануть, Сань? Мы же за сутки не вернемся, а в понедельник на занятия.

- Да, нет! Ты же знаешь, я же недавно на зимних каникулах был, да и скукота там в моей глуши. Если бы не мать, я бы и на каникулах тут остался. Мамка переживает, болеет часто.

- Слышь, а чё, Коваль с «ЗАЗ»иком заменжевались? Сначала, вроде, как собирались.

- Вова голову только помыл экологически чистым моющим средством – белком куриного яйца, боится застудить, а «ЗАЗ», сам знаешь, как к этому – не сильно охоч.

- А «деды» из соседней 18-й, как обычно, за «портишок» засели. Пока литра по два не опустошат, не угомонятся. Но им-то попроще, чем нам: Миха и «Аниськин» в котельную устроились на зимний сезон, «лавэ» водится. «Штангист» со своим «Океаном» порывался с нами, я сказал, что только чуток воздухом дыхнем и хлебца подкупим. Он понял, что «отмаза», насупился и плюхнувшись в кровать, отвернулся к стенке и подушку на голову взгромоздив, засопел.

- «Меньше народа – больше кислорода!» - подытожил мой подельник в приключениях.

Можно было вспомнить приключения летние наши с ним и «турне» по городам и весям с одним двугривенником на двоих в течение двух суток. А, главное, что мы его потратили на пирожки, когда приехали из г. Новочеркасск, через Ростов-батю, уже дома, в Зернограде, выскочив «зайцами» из автобуса.

Поезд выходил из г. Ростова-на-Дону в 20-45 и шёл медленней черепахи, расстояние в 70 км проходил чуть ли не 2 часа. Может быть это было связано с тем, что по этому маршруту ходило только два поезда в сутки туда и обратно. И, из-за того, что они имели почтовые вагоны, на их разгрузку нужно было время, потому на станциях поезд стоял не 1-2 минуту, а намного больше. Железная дорога в этом направлении электрифицирована не была и удобных электричек не было.

Минут 10-15 нам пришлось «потанцевать» на перроне из-за того, что стоять было холоднее, чем при ходьбе. А сидеть в вокзале, которые в те далекие «застойные годы» не закрывали после 21 или 22 часов на ночь на замок, было как-то стрёмно. Стояли, шутили, курили и выпускали вместе с дымом клубы пара, потому и были похожи на два паровозика: один длинный и худощавый, другой короткий и среднего телосложения.

Но пыхтящий дизель-локомотив-поезда мы заметили издалека, так-как он приближался по прямой линии железной дороги и бело-сизый дым выхлопных газов был отчетливо виден на фоне звездного горизонта и безоблачного неба. Когда он проходил мимо нас, вся свежесть морозного воздуха сменилась теми запахами, которые были господствующими на железнодорожных вокзалах, запахи составов, смазки, кринолина с тамбурным запахов дыма сигарет, и титана с предполагаемым совместно с ним, запахом чая, который разносили в красивых подстаканниках.

На наше огорчение, достойных нашего внимания молодых персон, в основном студенток, приезжающих на выходные из Ростова домой, не было. Толи они сумели успеть уехать еще автобусами, либо после двух недель пребывания на каникулах, их еще не тянуло домой. Вышла пожилая семейная пара с сумками, трое-четверо молодых людей и пара военных офицеров, видимо, служащих в части на Военведе.

- Не может быть! – почти прокричал тёзка, - когда я ездил домой, столько молодёжи было…

Явно, он предвидел другой путь развития запланированных на поздний вечер мероприятий. По вокзалу объявили об отправке пассажирского поезда и тут, Саня дернул меня за рукав:

- Быстрей! Поехали! – прокричал он мне чуть ли не на ухо, стараясь перекричать динамик-«колокол», размещенный рядом с нами на приличной высоте электрического столба с фонарями освещения, типа «шляпы», изготовленной штамповкой, в которых горели лампочки «Ильича», мощностью 150-200 Ватт.

Саня, чуть не волоком потащим меня в вагон по высоким ступеням поднятого над уровнем рельс перрона, как такового не было и без поручней забраться в вагон было нереально. Мы запустили в пассажирский вагон с местами для сиденья морозный воздух и на шум нашего появления пассажиры дружно повернулись назад, так как их кресла были установлены не так, как в электричке, а как в автобусе все по ходу движения вперёд.

Дольше всех и после из-под тишка нас оценивали, конечно, молодые девчонки, как-то засуетившись, оживились и что-то шёпотом обсуждая. Но об этом позже.

Я сразу вспомнил, что ехал уже однажды имел возможность и горький опыт познакомиться с такими сиденьями. Вкратце расскажу, пока нас испытывающе изучают повернувшиеся, глянуть, как на чудо, люди.

 

                                                     ***

 

Пять лет назад, когда я только закончил 8-класс, не думавши и не гадавши, по случайному стечение обстоятельств я совершил незапланированную поездку к брату в армию, который служил в г. Урипинск, Волгоградской области…

Летом чем занимается детвора на каникулах? Конечно, носиться, как ошалелые с утра до темна. Занятия были, в отличие от современной детворы простые и наивные, но ими мы могли заниматься не часами – днями. Через балку с узкой и неглубокой речушкой Каменка я увидел, как по грунтовой дороге, а других тогда и не было, шла моя мама с двумя тяжелыми сумками по направлению к шляху, который проходил в двух километрах выше от деревни и соединял районный центр, если налево в 20 км с Ростовом, что направо в 70 км. Я окликнул её, не зная, куда она собралась. Вот так, мы могли жить дома, а вернее, приходить только ночевать и не знать, что дома делается.

Мама, опустила тяжелые сумки на землю и позвала меня. Я мигом перебежал на другую сторону по приподнятым над речушкой трубам нефтепровода и поднялся по косогору на дорогу.

- Саша, помоги сумки до шляха допереть, сил нет. Взяла, вроде бы лёгкие казались, а теперь…, - вытирая пот с лица, сказала мама.

- Ма, чё, батя выгнал?! – недоумевая я.

У нас в селе редко кто куда ездил, работа в колхозе была без выходных, «проходных» и отпуска. Вечером, по обыкновению, прибежал по темну уже, выпил молока из литровой кружки и спать. А утром, в обратной последовательно всё проделал. Мамы с утра дома не было. Я подумал, что на работе, как и отец. Бабушка и брат тоже ничего не сказали.

Оказывается, мама утром ходила на «планёрку» в правление колхоза и отпросилась у председателя, хоть и с трудом на неделю отпуска. Оказалось, что она решила проведать сына, старшего Алексея, который служил с мая месяца уже третий месяц и хотела повести ему гостинцев домашних.

- Помоги мне сумки до шляха донести и усадить на «попутку» на Курган, - сказала мне кратко, - хочу Лёшу проведать. Председатель времени в обрез дал, а дорога дальняя.

Некоторое время я стоял ошарашенный, а когда мать взяла сумку потяжелее, я подхватил ту, что осталась и стал её догонять. Время было ближе к обеду и машины в сторону Матвеева Кургане не бежали, а наоборот – возвращались с рейса в колхоз или шли по направлению слободы Большекрепинской и Ростова.

Вдруг, бензовоз на базе автомобиля «ГАЗ» резко затормозил и обдал нас пылью. Бензовоз остановился, проехав перекрёсток в сторону Ростова. Пыль не успела рассеяться, как нам, выскочив привычно из кабины, шёл улыбающийся родственник, которого я один-два раза видел в своей жизни.

- Привет, сестра! – бодро приветствовал двоюродный мамин брат, - ты куда собралась? А коров доить? – улыбался он.

- Какие коровы? Еду сына проведать в армию.

Вкратце рассказав, что и как, мама спросила о здоровье родных, которые жили с братом Иваном в Большекрепинской. Немного поговорив, дядя предложил маме:

- А зачем тебе в Курган, а потом через Таганрог в Ростов. Я вот горючку солью быстро в бочку и подброшу тебя на Военвед (военвед – окраина Ростова, где располагались воинские части). Ты сколько времени сэкономишь.

На том и порешили. Я помог маме погрузить вещи. Не знаю, какой у меня был вид, но посмотрев на меня, чтобы попрощаться, её лицо изменилось, она повернулась к брату:

- А с мальцом возьмешь?

- Куда же вас девать? Садись! – чуть помявшись, сказал дядя Ваня.

Я втиснулся к тесную кабину ГАЗ-63, и мы запылили по накатанной, грейдированной дороге, с хорошими откосами и глубокими водоотводными канавами. Справедливости ради нужно сказать, что за грунтовыми дорогами в те годы следили хорошо, тем более что начиналась уборка урожая и интенсивность движения в разы возрастала.

Через полчаса мы были в Большекрепинской, а через час, дядя, лишь заскочил домой, сказал супруге, что через пару часов борщ был на столе и мы, поднявшись на крутой подъём от моста через реку Тузлов, выехали на «Ростовский шлях». Он так и назывался и связывал областной центр с г. Дьяково в Луганской области Украины.

Доехали без приключений. Дядя, хорошо знавший Ростов, особенно район Военведа, рассказал, где сесть и как лучше доехать нам на Гниловскую, где жила мамина родная сестра. Она женщина пробивная, бывшая фронтовичка-зенитчица, могла оказать всевозможную помощь, начиная от дельного совета.

Тетя Лида работа в детском садике, который соседствовал с их подворьем. Позвонив со служебного телефона своему сослуживцу, работающему в администрации железнодорожного вокзала «Ростов главный», узнала, что можно будет уехать завтра в вечерние часы, около 18 часов пассажирским поездом «Ростов – Волгоград – Поворино».

Мама побеспокоилась и мне подобрали рубашку и брюки от старшего двоюродного брата, который несмотря на то, что был намного от меня старше, росточка был небольшого.

Назавтра мы пораньше уехали на вокзал, чтобы купить билеты. Много часов провели на скамье под навесом из виноградной лозы у пригородного вокзала. И в назначенный час, поезд тронулся с пригородного вокзала.

Я впервые видел такой вагон с сидячими местами. Они были мягкими и, как показалось удобными. Наивный парнишка. Да и откуда мне было знать: на самолётах не летал, на автобусах дальнего следования не ездил.

Муки начались тогда, когда, после нескольких часов изучения природы родного края, наступила ночь и нужно было постараться уснуть. А, никак! Как я не извращался на сиденье, экспериментируя с углом наклона и вращаясь самому, как рыба на разогретой сковороде. Ночь была ужасной. Я не помню, чтобы когда-нибудь вот так мог мучиться от бессонницы. Но тут было другое – непривычная поза, спать сидя мне не приходилось. А может быть ещё к этому добавилась возбуждённость от множества событий, к которым я был не готов и не подготовлен.

Утром, я весь измученный понял, что у меня ноги отекли так, что невозможно было обувать туфли. Мама предложила мне их поднимать повыше на сумки или ей на колени. Меня больше не радовала смена пейзажа и архитектура городов и населённых пунктов. Лишь хорошо запомнил красную землю степей восточных районов области, граничащих с Калмыкией и пустынные степи Волгоградской области. Ещё поразила растянутость Волгограда вдоль Волги. Вторая ночь была кульминацией мук.

Кое-как всунув наполовину опухшие ноги в туфли, помня всё, как в тумане, я пошел в туалет вагона. Взгромоздился на унитаз, придерживаясь одной рукой за решётку окна или ещё что-то, с жадностью вдыхал поток свежего уже, вечернего воздуха, обдувающего через открытое небольшое окошко и, … под качку уснул. И не просто уснул, а уснул так, что в тамбуре создалась уже очередь, а когда прыснувшая мать обнаружила, что меня нет, с трудом протиснулась сквозь толпу и нашла те слова, которые, даже, если бы она их прошептала мне, я бы их услышал. Это были слова, которые шли от сердца. Я бы их услышал, если бы она только подумала сказать.

Не знаю, сколько времени прошло. Может быть и не так много, 10-20 минут, но они дали возможность моему мозгу отдохнуть. Я начал понимать, что происходит. И благодарю этим минутам, я продержался и ещё одну бессонную ночь.

Сделав пересадку в Поворино, мы добрались по темноте в г. Урюпинск. Помню, как шли по темным улицам и их открытых ворот, заставив нас прижаться ближе к обочине, выскочили, издав рёв, танки. Видимо танкистов подняли по тревоге.

Дежурный по КПП, выслушав нас, сообщил в роту, где служил брат. Его разбудили, он пришел к нам и после радужной, неожиданной встречи с обниманием, получив разрешение дежурного, провел в какой-то учебный класс.

У меня кружилась голова, я тогда находился в состоянии зомби или человека, которого поднять-подняли, а разбудить забыли, но в отличие от второго случая я находился в состоянии полусознательном. Мама угощала брата чем-то. У меня туман застилал глаза.

Брат, догадавшись, что можно сделать, поставил четыре табурета в ряд и спросил:

- Если сможешь, тут вот, ложись?!

Я не прилёг, а упал на табуреты и моментально уснул, брат даже не успел ничего мне послать на них.

Сколько я спал, не знаю, но меня еле-еле разбудили. Ходили по городу и таскали меня, как пленного за собой. Я и тогда мало что запомнил, а теперь уже и подавно. Единственно, что напоминает мне и не даёт забыть – это фотография с мамой и братом, сделанная там в г. Урюпинске, в фотоателье. Хорошо, что там моих ног не видно. Глядя на них, слон отдыхает.

Могу сказать лишь одно, вечером этого же дня мы уехали в Поворино, где, к счастью, нам дали билеты, не на этот «поезд пыток» с муками, без малого в двое суток, а на скорый поезд не через Волгоград и непонятный огромный крюк, а через Харьков и Лозовую на Ростов.

Глава 9. http://msrp.ru.com/20823-kambala-chast-1-djadja-sasha-glava-ih-strelka.html 

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!