Новогодний Оборотень.

Новогодний Оборотень.

 

   В обычном многоквартирном доме номер семнадцать, в одном из многочисленных подъездов, на восьмом этаже одного из них, проживал унылый старик. 
  Он был настолько унылым, что никто и никогда не видел его улыбающимся. Под словом никто, скрывается несколько поколений соседей, которые сменяли друг друга и покрывали личность, очень странного старика, чуть ли не сумасшедшими легендами и суевериями. Он был настолько стар, что никто не знал сколько ему на самом деле лет и внешний вид, маленького, худенького и вечно бурчащего старика, только придавал мифам почву для обновлений.

  Особенно странным, старик становился с приходом зимы.

Он начинал ещё больше бурчать, тащил пешком на восьмой этаж огромные доски, которыми, далее наглухо заколачивал все окна своей маленькой, однокомнатной квартиры, а 31 декабря, заколачивались даже двери! В новогоднюю ночь, старик никогда не выходил за порог своей квартиры и вход был забаррикадирован, даже снаружи, в общем коридоре. За сие действие, с лёгкой подачи местной детворы, он и получил прозвище Новогодний Оборотень. 

  Вот и сейчас, с приходом зимы, все слышали бурчащего старика тягающего доски и постукивание молотка, в  ночное время, что никак не отличалось от предыдущих зим и просто было явлением, которое нужно переждать. 
У всех же есть странные соседи...и дети у них тоже есть.

  Детвора, которая в праздничной суете родителей, в союзе со школьными каникулами, то есть, без занятости, странный старик с досками и берушами в ушах, наличие снега и старинная бесплатная игра в снежки, являлось главным развлечением целого дома.

    Снежки. Детей забавляло как злился старик и он, как цель, которая сама ходила туда-сюда целый день, превратило это зимние, действие в традицию. Взрослые не вмешивались в детские забавы, вспоминая монотонные постукивания молоточком по ночам и для очищения собственной совести, нарекали снежную детскую забаву— кармой.

   Завтра праздничная ночь, а стукание  молотком, с каждой ночью всё нарастало, и сегодня все соседи ожидали бессонную ночь. Нервы некоторых соседей были настолько не выспавшиеся, что целые семьи, уехали спать в другие районы, по гостям. 

  Празднования и общие гуляния возле наряженной ёлки, на районной площади, всю новогоднюю ночь, требовало крепкого сна и хорошего настроения, что и было не возможно, в собственной квартире, из—за Новогоднего Оборотня. Вот такие терпеливые соседи. Понимающие.

  На удивление оставшихся соседей, ночь прошла спокойно и без единого стука. Но, это не помешал всем страдать от бессонницы и не спать всю ночь, разгадывая загадку о тишине. Отсутсвие стука было настолько странным, что оказалось и без него тоже, не возможно уснуть.Это  тревожило фантазию соседей и под утро, в групповом чате дома, даже начали собирать деньги на похороны деда, ведь с самого утра, старика ещё никто не видел, и самое странное, не слышал!

  И только детвора во дворе, всё так же играла в снежки, ещё не до конца определившись с целью, дворовые коты или всё-таки вороны?

   После завтрака, самые любопытные соседи, начали собираться возле подъезда и громко обсуждать как же теперь поступить, ведь праздник испорчен, похороны на носу , Новый год и, что сделал, старик, наверное, всё это специально, что бы всем праздник последний раз и испортить. Бурность обсуждения нарастала и взрослые даже не сразу заметили появление самого старика, который как ни в чем не бывало ковылял с трамвайной остановки.

   Двор наполнился криком. Радостная детвора, с возгласами — Оборотень! — и большим запасом не использованных снежных комков, бросилась навстречу силуэту, как обычно, целясь, в смешные затычки торчащие из ушей старика. Кричали так же взрослые, особенно впечатлительные женщины, которые мыслено уже похоронили соседа. Одна из них, даже чуть не упала в обморок, когда заходя в подъезд, Оборотень остановился, приснял  кепку и сделал, что то, наподобие приветственного кивка, перед тем как скрылся за дверью подъезда. Сразу же, общими умами, было решено,что это очень и очень плохая примета, и точно здесь что то не чисто. Скорее всего старик действительно задумал сегодня умереть и скорее всего хочет взорвать весь подъезд, открыв газ в квартире в Новогоднюю ночь. Было решено присматривать за соседом…по очереди.

 

***

Тишина. 

Никаких звуков.

Абсолютно глух.

Даже мысли не слышно, вот оно, счастье!

***

 

  Думал молча старик, стоя у заколоченного досками окна, в своей маленькой однокомнатной квартире. Он очень аккуратно вытащил свои любимые беруши из ушей и настороженно продолжил прислушиваться…

 

 Тишина. 

 

 Всё таки не зря старик поехал, с самого утра, к этому заморскому доктору. Как далеко и как тяжело, было ему в свои 96, добираться до этого профессора, который принимает ой как далеко. Да, но это того стоило. Теперь он не толькофизически глухой, но и избавился от слуховой памяти, которая преследует его на протяжении полу века. 
Войны, три  контузии и слуховые галлюцинации как результат, день ото дня возвращали старика на поле боя стирая грани реальности между настоящим и прошлым. Сначала, даже маленький резкий звук мог ввести, тогда ещё совсем не старика, в сильнейшую паническую атаку. Посттравматический синдром нарастал как снежный ком, после каждой Новогодней ночи. Петарды, хлопушки и конечно же салют, были не только пыткой, но и топливом для развития дополнительных сопровождающих синдромов. Так, он начал заколачивать окна и двери в праздничную ночь, навешивая на них одеяла и отчаянно  пытаясь уберечься от любых звуков, напоминающих празднования и гуляния. После, целый год пытаясь восстановиться от услышанного в Новогоднюю ночь, приступы становились все сильнее с каждым годом и однажды, не выдержав паники, он решился лишить себя слуха полностью. Сам.  Физически ему это удалось, а вот психологический слух никуда не делся. Память продолжала подпитывать страхи и не существующие взрывы казались ещё реальней в голове. Так его и нашёл заморский профессор. Сказал, удивительный случай, что немного электричества в мозг, не только избавят от звуков но и от подсознательной травмы, долго говорил умные слова и даже обещал, что можно будет спокойно смотреть на салют. 

  Посмотреть! 

  На салют! 

  Старик сколько себя помнил, в послевоенное время, всегда хотел увидеть салют. Он о нём только читал и видел на фотокарточках. Салют и фейерверки являлись парадоксом 96—и летнего старика. Он ненавидел и любил их одновременно. Всем своим слухом боялся а зрением желал.

  Робко разжимая руку, старик выбросил беруши в мусорное ведро и отправился отдыхать перед Новогодней ночью, в которой он сможет собственными глазами увидеть салют. Отсутствие тревожности по поводу звуков, вызывало у деда некоторое недоразумение и новое чувство покоя. Он чувствовал, что очень устал, от такого резкого лечения. И резкого выздоровления. Что теперь делать со всем этим счастьем? Оно утомляет… и старик уснул крепким, беспокойными сном, впервые за долгое время...

 

  В 23:00 гуляния на площади, вокруг огромной ёлки, были в самом разгаре. Соседи плясали и поздравляли друг друга, наперебой рассказывая последние новости вернувшимся из гостей семьям про старика, не забывая упомянуть и про коварный план Оборотня, эффектно покинуть этот мир, огорчив праздник  всем другим. 
Алкоголь, фантазия и страх сделали своё дело. Кто то, даже сбегал понюхать дверь на восьмом этаже, дома номер семнадцать, кто то даже унюхал газ, и в 23:39 был срочно вызван наряд быстрого реагирования. Соседи очень ясно описали клиническую картину и даже выступление президента и бой курантов, уже совсем не казались целью праздничной ночи а доказательство сумашествия старика стало главным событием уходящего года.

  Ожидая приезда служб, дверь подъезда отворилась и появился сам виновник суматохи. Новогодний Оборотень, собственной персоной, вышел из подъезда за несколько минут до боя курантов.

 Ещё и улыбается! 

Тут соседи перепугались не на шутку и раздающийся звук приближающихся сирен, совпал с последними словами президента, которые звучали с  экрана на главной площади района. А старик стоял и улыбался, смотря в небо, как будто ожидая чего то…

***

  Проснувшись, старик одел самую праздничную одежду и чувствовал себя самым счастливым взрослым ребёнком, если ни на земле, то в городе— точно.

Он отправляется смотреть салют, первый раз в  своей долгой жизни. Как жаль, что его мозг не починили раньше и вдруг начало казаться, что время осталось совсем совсем мало. Старик заторопился...

  Выйдя из подъезда, он увидел толпу соседей. Он и раньше их никогда не слышал, и беззвучное открывание человеческих ртов, выглядело очень забавно, раньше старик всех просто не замечал. Сейчас, они ему тоже не интересны. У него тишина, нет волнения и он смотрит в небо ожидая увидеть то, чего не видел никогда. 
Старик не спускал свой взгляд с неба. Он боялся пропустить танец пороха и огня. 
Он боялся пропустить мечту. 

Сил стоять совсем не было, поэтому даже когда старика аккуратно усадили в каталку и  кололи успокоительное, он просто продолжал непрерывно смотреть вверх...и улыбаться.

   Бах! Бум! Гремел салют и все застыло как в волшебной сказке. 
Все люди смотрели в небо и каждый думал о своём. Старик сидел, смотрел и плакал. 
Он был абсолютно счастлив и будущее уже не имело никакого значения. Он знал, что всё будет хорошо и даже когда его привезли в сумашедший дом, он был рад просто наблюдать за людьми, любил посещения бывших соседей, которые приносили ему книги и каждую ночь, ему снился салют,который он больше никогда не увидел…

Оценки читателей:
Рейтинг 9 (Голосов: 1)

Статистика оценок

9
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

13:00
184
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!