Три месяца детства (детские воспоминания)

Три месяца детства (детские воспоминания)

Грязи

   Грязи это небольшой городок, расположенный в пятидесяти километрах от Липецка, на реке Матыре. Своё название город получил благодаря целебной грязи, которая есть только в этом месте и используется в качестве лечебного средства в Липецких санаториях. Ещё Грязи это узел юго - восточной железной дороги.

    Каждое лето мы с моей двоюродной сестрой Таней и нашей бабушкой Людой ездили туда в гости к нашей прабабушке Анюте, деду Васе и бабе Зое. У наших родственников был свой дом и приусадебный участок со всеми плодово – ягодными культурами и овощами. Дом стоял у дороги и имел два входа, один главный - он вёл от калитки через дверь веранды. На дверном косяке этой двери была кнопка звонка, которая издавала пронзительный звук, когда приходил кто – то посторонний. Второй вход – со двора или огорода, начинался с самодельного крыльца, этот вход охранялся собакой в будке.  Собачья цепь имела огромные размеры, а звонкий лай приводил в страх не только меня, но и всех людей желающих войти в наш дом. Пройти мимо пса было для меня и моей сестры героизмом. Территория у дома была отведена под огород - несколько соток, где основное место занимала картошка, были грядки и с помидорами, огурцами, участок с клубникой. Каждый клочок земли с любовью возделывался хозяевами дома дедом Васей и бабой Зоей. На огороде была установлена колонка, где брали питьевую воду, вкуснее этой воды я в жизни не чего не пила! Рядом с колонкой были водружены две чугунные ванны, из них умелыми руками хозяина дома был проведён кран. В ванны наливалась шлангом вода для поливки огорода, а так же, мы вечером умывались, а утром чистили зубы. Весь участок был огорожен кустами смородины, заборов тогда не ставили, а отделялись именно таким способом. Нам от этого было ещё интереснее, потому, что мы видели, чем занимаются соседи рядом, кто к ним приезжает, даже урожаи можно было сравнивать, да и просто пообщаться или узнать новости.  В общем, раздолье для детского отдыха, а главное, рядом была река Матыра и купаться можно было сколько хочешь! Мы целыми днями пропадали на улице.

     Мне на тот момент было пять лет. Я была высокая, худенькая, черноглазая девочка, с бледно - синюшным цветом кожи, так как мы тогда жили на севере, золотисто – каштановыми косичками,  очень скромная, но упрямая. Таня - моя двоюродная сестра, была меня постарше на два года, самостоятельная, рассудительная девочка, крупнее меня раза в два и с хорошим здоровым аппетитом. Таня была старшей и всегда чувствовала свою ответственность за себя, меня и других ребят, которые находились рядом. Наша бабушка в то время работала на крайнем севере, поэтому, когда выдавалась возможность, она навещала своего брата дедушку Васю и маму - прабабушку Анюту. А возможность выдавалась только летом, и мы приезжали на все три месяца.

Долгожданная встреча

     Поезд приехал поздней ночью, стоянка пять минут, схватив связанные сумки, коробки и нас в охапку бабушка спустилась на перрон. В лицо дунул тёплый южный ночной ветер, наш поезд тронулся, издав протяжный гудок, и я окончательно проснулась.

-Ну вот, сейчас через переход выйдем на дорогу, а там дядя Андрюша нас встретит,- сказала бабушка, перекинув связанные сумки через плечо и взяв меня за руку. Танюшка уже давно проснулась и скакала впереди, комментируя то, как я капризничала в вагоне и не хотела просыпаться.

- В следующий раз Катечкина мы оставим тебя спать в вагоне, как у бабушки терпения хватает, я бы тебя давно прибила!- возмущалась она, искоса поглядывая на меня. Я уже собралась ей что – то ответить, но, что бы, не спровоцировать ещё одну истерику, бабушка решила утихомирить нас: ”Таня, успокойся, ты же старшая! Девочки не ссорьтесь, а то я больше вас не возьму с собой!” Эта фраза была решительной в нашем споре, потому что, самое страшное было, то, что мы в Грязи больше не приедем. Дальше мы шли молча насупившись. Было совсем темно, когда мы вышли из подземного перехода. Одним словом, тёмные июньские южные ночи и маленький городишко Грязи, где освещался только вокзал.

       Впереди показалась крепкая мужская фигура, она решительно двигалась к нам на встречу.

- Андрюша!- воскликнула бабушка и обняла его. Дядя Андрюша был старшим бабушкиным племянником и сыном деда Васи. В то время дядя Андрюша был молодым холостым  парнем, лет двадцати пяти, плечистым, загорелым, с большими натруженными руками. Он всегда приезжал нас встречать на своём мотоцикле. Мотоцикл был блестящий, быстрый и очень рычащий. От одного его вида меня начинало мутить, я страшно, как боялась на нём ездить, и предстоящее путешествие среди ночи наводило на меня панический ужас.

-Ну, девчонки, размещайтесь!- скомандовал нам дядя Андрюша,

-Всех разом не увезу, кому то придётся машину ждать, с ребятами с работы договорился, “Газик” за вами приедет - добавил он, одевая на голову шлем.

Как меня это обрадовало, сразу было решено кто поедет на мотоцикле. Таня быстро нырнула в шлем и села сзади дяди Андрюши. Железный друг зарычал и выпустил клубок дыма. Они рванули в темноту и через пару минут стали маленькой точкой  в дали.

-Бесстрашная она, Танька, - почему – то думалось мне,

- Она, уже, наверное, приехала, с бабой Анютой обнимается, а я здесь с бабушкой Людой торчу на дороге!

Послышался шум машины, вдали показались яркие фары, приблизившись, огни погасли. “Газик” защитного цвета  остановился напротив нас и двери открылись. За рулём сидел молодой человек лет тридцати, а рядом с ним наш дядя Миша (младший бабушкин племянник, а по совместительству младший брат дяди Андрюши). Он выскочил к нам на встречу и церемония нежных объятий повторилась. Наконец – то нас с вещами погрузили, и мы с комфортом отправились домой.

      Когда мы приехали было уже далеко за полночь, свет горел только в нашем доме, а именно на веранде, дверь её была открыта настежь, на стареньком пружинном диванчике, сложив руки аккуратно на колени и поставив металлический бадик  в угол, сидела старенькая бабушка. На голове у неё был чёрный платочек, поверх которого были одеты очки на резинке, длинная тёмная юбка закрывала ноги до пяток, торчали только носики старых стоптанных тапок, на плечах была старинная кофточка из сатина и жилетка. Во взгляде женщины чувствовалась любовь и несравненная радость, было видно, что она внимательно кого – то слушает. Это была моя прабабушка Аня -  Анна Фёдоровна, ей тогда было не больше, не меньше, а девяносто лет. Удивительная женщина, пережившая войну и вырастившая четверых детей, глубоко верующая и очень уважаемая в своём городишке. Баба Анюта терпеливо сидела и внимательно слушала Таню, а та, что - то ей громко  и эмоционально рассказы-вала,  размахивая рукам.

    Машина остановилась у крыльца и баба Анюта перевела свой взгляд на дорогу.

- Мама!- радостно кинулась бабушка Люда и две женщины обнялись и расплакались.

Собака залаяла, из комнаты пришёл заспанный и взъерошенный дед Вася, не сдерживая мужских скупых слёз, он помог занести из машины вещи, за дедом из комнат показалась баба Зоя, на правах хозяйки, она осведомилась, голодны ли мы, поняв, что мы очень устали и хотим спать, начала  застилать нам постели. Наконец, мы все улеглись и крепко заснули на новом месте, что бы завтра, с новыми силами вдоволь насладиться душевным общением.

Утро в деревне

      Утром, я проснулась от огромного количества солнечного света, который сочился из многочисленных маленьких окон веранды, я подняла голову с подушки и поняла, что бабушка уже давно встала. За окнами качались шикарные кусты шиповника. Его огромные розовые бутоны источали тонкий аромат, на который слеталось всегда много шмелей. Мне очень нравился этот аромат, а больше всего я любила лепестки его цветов , которые мы с Танюшкой наклеивали на ногти и хвастались друг перед другом у кого длиннее. Получался, знаете ли, очень изысканный маникюр. Лежать на диване, не было уже мочи, я вскочила и пошла в комнаты, разыскивать бабушку. В комнатах никого не было, вокруг стояла тишина и умиротворение, только старые ходики нарушали иногда общую гармонию покоя, громко пробивая время.  Баба Анюта тихонечко молилась в своей комнате, в красном уголке, слышалось её тихое монотонное бормотание. Отодвинув занавеску, я осторожно заглянула к ней.

- Катюшенька, проснулась, проходи, садись, - улыбаясь, пригласила меня бабушка Анюта, оставив молитву и присаживаясь на свою кровать.

- Как ты выросла за год!

- А мать на огороде с дедом,- добавила она (матерью она мою бабушку называла).

- А ты ведь ещё голодная, на - ка  вот, пряничек возьми, - бабушка достала, откуда - то из сундука мятный пряник и протянула его мне. Надо сказать, пряники и конфеты у бабушки Анюты были для нас всегда, они хранились у неё в сундуке до нашего приезда и ждали долгожданного момента встречи.

Пряник был очень жёсткий, и сгрызть мне его так и не удалось. Тем временем во дворе залаяла собака и на пороге показалась радостная Танюшка, она несла алюминиевую  кастрюльку с почищенной картошкой, следом шли бабушка и дед Вася, что – то бурно обсуждая. Дед Вася нёс в руках блюдо со свежесобранной клубникой, а бабушка тарелку с огурцами и зелень,  

  Вскоре картошка была сварена и вывалена в общее блюдо, она рассыпалась на мелкие кусочки и источала аппетитный аромат, рядом на тарелке лежали огурчики и другая зелень, тонкими кусочками была нарезана колбаска местного производства и ржаной хлеб, нам с Танюшкой налили квашёнку. Все уселись за стол. Это был первый мой завтрак в деревне, когда не требовались вилки и ложки, когда еду брали из общего блюда, когда всё очень было вкусное потому, что своё, настоящее, выращенное, а не купленное в гипермаркете.

Танюшкин купальник

   - Девчонки, собирайтесь на речку!- скомандовала бабушка после завтрака, потом мне некогда будет вас вести, если только вечером, деду Васе надо помочь на огороде.

Второго приглашения нам не потребовалось, стремглав мы рванули на веранду к своим вещам. Мы начали доставать надувные круги, матрасы, купальники и тут мной обнаружилась маленькая несправедливость. Почему – то у Таньки был купальник с треугольниками наверху, а у меня - обычные трусы. Я решила не показывать своего разочарования, но Танюшка всё быстренько надела и важно так начала демонстрировать  красоту купального костюма, как будто догадываясь, что он мне очень понравился, тем самым усугубляя мою печаль по этому поводу. Пришла бабушка, и молчать уже не было сил.

- Почему у Таньки такой купальник, а у меня трусы? Я тоже такой хочу!- заявила я бабушке.

- Подрастёшь, и  у тебя будет такой же!- ответила мне бабушка.

- А сейчас он с тебя свалится! - добавила Танюшка,

- Потому что ты тощая!- заключительно врезала она,

- А ты толстая!- ответила я уверенно ей в отместку,

- А пока, толстый сохнет, тонкий сдохнет!- не унималась сестра.

Тут уж мне сказать не чего уже было, и я зарыдала.

- Девки, вы что, обалдели что ли, ну – ка, прекращайте! - строго сказала на это всё бабушка Люда,

- Я с вами, что сюда ругаться приехала?- бабушкино слово для нас было закон, и мы успокоились. Взяв надувную атрибутику, полотенце, покрывало и жареные пирожки с повидлом, которые с утра уже купила бабушка в местном магазинчике, пока все спали, мы пошли на Матыру.     

 

Матыра

     Дорога на речку шла через луг. После летнего дождя её размывало так, что ноги вязли в чёрной, как нефть земле, отмыть их после такого похода было очень непросто. За три месяца, грязь просто сливалась с загаром, и невозможно было понять, где загар, а где непромытый чернозём. Как я сказала раньше, дорога на речку шла через луг. Он был очень большой и на нём обычно паслись козы, весело прыгая вокруг колышка, к которому их привязывали за длинную верёвку, но чаще всего на лугу гуляло пастбище вороных лошадей. В тех краях было большое количество оседлых цыганей. Они строили свои дома рядом друг с другом, обзаводились хозяйством и образовывались целые поселения, которые назывались цыганскими. Их лошадей чаще всего мы и встречали, когда шли на речку. Очень часто они приезжали искупаться в реке и постирать вещи. Ехали они на своей деревянной бричке, увешенной покрывалами из ткани ярких цветов. У самой воды, они отвязывали своих коней и те довольные свободной жизнью радостно бегали по лугу. Нам, детям было очень любопытно наблюдать за всем происходящим. У женщин были длинные яркие юбки, они разговаривали на своём непонятном языке и для нас это были люди с другой планеты, хотя цыганей мы немного побаивались, потому что нас всегда ими пугали. Нам говорили, что они воруют непослушных детей и уводят в табор, да и репутацией цыганский народ не пользовался у местного населения, потому что подворовывали они, гадали на картах за деньги, в общем, не всегда вели богоугодный образ жизни. Местное население старалось обходить их стороной, поэтому они жили своей жизнью, а мы своей.

     В этот раз на лугу лошадей не было, а паслось несколько коз. Минуя просторы заливного луга, мы добрались до речки. Матыра раскинула нам свои широкие объятия, солнышко припекало, над рекой виднелась лёгкая знойная дымка, далеко плескалась рыба и мелькали серебристые движущиеся точки любителей посидеть с удочкой.

     Танюшка быстро скинула с себя одежду и побежала в воду первой.

- Вода такая тёплая, ныряй скорее! - крикнула она мне.

Я совершенно не умела плавать и без бабушки боялась заходить в воду, да и под ноги попадали всё время какие – то острые камешки, невозможно было наступать. После долгих уговоров со стороны бабушки и сестры, было решено, что я буду плавать в сандалиях и в надувном круге, а что бы я из него не выскользнула, бабушка меня крепко будет держать за трусы и ноги.

    Немного привыкнув к воде, я начала  наслаждаться всем купальным процессом.     Танюшка плавала по- собачьи, но хорошо. Ей удавалось держаться  на поверхности, нырять, а ещё каким – то образом не мёрзнуть. Я же, синела на глазах и губы у меня становились, как у покойника бледно -синюшного цвета, дрожание всего тела от холода и непроизвольное лязганье зубов производили на бабушку негативное впечатление, она ругалась.

Собственно, из – за меня, и Танюшке бабушка не давала возможность долго плавать, объясняя это тем, что я не хочу выходить из воды благодаря ей,  а если я переохлажусь, то обязательно заболею и тогда на речку мы вместе не пойдём до самого отъезда. Тане приходилось послушно выходить из воды на берег и придумывать себе развлечения на берегу,  а их там было видимо - невидимо, поверьте. Берега реки просто кишили живностью. В зарослях ивняка бегали маленькие ящерки, они были коричневого и зелёного цвета, очень шустрые и для того что бы поймать их требовалась определённая сноровка, в камышах пели свою квакающую протяжную песню ярко - зелёные лягушки, очень интересно было слушать их и наблюдать за ними. Это был целый хор с солистом, они высовывали свои гладкие блестящие мордочки из воды и замирали на месте, ожидая свою партию. Прогуливаясь вдоль берега, особенно в утренние часы, в камышовых зарослях, можно было увидеть цаплю, чинно стоящую на одной ноге, в ожидании добычи, немного покачиваясь, изображая камыш. В дали, на пригретом солнцем мелководье сверкал  серебряным блеском и извивался ленточкой уж. Он решил немножко охладиться от летней жары в водах чистой Матыры. Рядом, на песчаном полу островке, облюбовала себе местечко мама утка с маленькими утятами, она чинно перебирала лапками по направлению к речке, малыши не отставали от неё и вот, вся дружная семейка уже на плаву. Всё вокруг стрекотало, квакало, чирикало.  Для нас, детей  природа открывала свои потайные двери в мир животных и растений. Мы с радостью и детским любопытством познавали этот мир, принимая с любовью его секреты.

     На речке обычно мы находились до обеда, и за это время приходило огромное количество отдыхающих из окрестных домов. Было очень интересно за ними наблюдать. Среди них были местные ребята, они здорово ныряли и ловили раков. Со многими мы быстро знакомились и плавали вместе. Так мы познакомились с Серёжкой. Серёжка был местный Липецкий. Это был белокурый мальчик, моего возраста, несмотря на маленький рост, он имел очень бойкий бесстрашный характер.  Его лицо покрывали веснушки, а нос был красный и местами облезлый от ярких солнечных лучей. Прошло немного времени, и мы подружились с мальчиком. Оказалось, что  Серёжкин дом стоял напротив - через дорогу. Он приезжал туда с родителями на лето из городской квартиры.  

На речку Серёжка ходил плавать с мамой. Так как мы были соседями, то в дальнейшем он часто радовал нас своим визитом и так сказать, разбавлял иногда наш женский коллектив.

Домик на дереве

    Магазинов у нас поблизости с домом не было, поэтому продукты ездили покупать на рынок. Бабушка Люда встала рано утром, нарядилась в красивое выходное платье и сказала нам с Таней, что она едет на рынок. Мне было велено не капризничать и слушать свою старшую сестру, вместе мы должны были слушать бабушку Анюту, так как дед Вася и баба Зоя были на работе. Самое главное нам было обещано бабушкой за послушание, по пачке жевательной резинки, которую она нам специально собиралась привезти с рынка.

   Бабушка уехала, а мы остались. Сначала нам было скучно, но потом мы решили поиграть в принцесс. Для их изготовления были сорваны самые большие сочные лопухи и цветочки для шляпок. Черенки листьев лопуха надламывались таким образом, что у принцессы получались красивые длинные волосы, а в головку вставлялся бутон цветка в основном шиповника, который изображал шляпку, дальше, палочкой протыкался черенок листа лопуха насквозь – это были руки. Таких персонажей придумывалось очень много, каждый день они изготавливались заново. Разыгрывались сцены из увиденных художественных фильмов и сказок.  Мы были очень увлечены игрой и не замечали, как проходило время.

          На этот раз нашу обычную игру нарушил неожиданный визит нашего нового друга Серёжки. Бабушка Анюта не любила, когда приходил он к нам, потому что он был очень шумный и непослушный. Она опасалась его выходок и за нас переживала, особенно в отсутствии бабушки Люды.

     Как всегда, уверенный в себе Серёжка демонстрировал нам отсутствие переднего зуба, смачно сплёвывая через дырку.  Мы сразу приняли его в свою игру, но мальчики в принцесс играть не умеют, поэтому нужно было придумать что – ни будь другое, что было бы интересно всем. В игру “Садовник и цветы” играть было бессмысленно из – за маленького количества народа, немного погрустив,  мы решили слазить на черёмуху, которая росла у дороги, возле нашей калитки для того что бы посмотреть не созрели ли ягоды. Первым полез Серёжка. Он лихо  вскарабкался по стволу старого дерева и присел на самый крепкий сук.  Мы внизу стояли, задрав кверху головы, и наблюдали за ним.

-Залезайте ко мне, здесь всем места хватит!- скомандовал он нам твёрдым уверенным голосом. Танюшка полезла первая, пару минут ей хватило, что бы забраться к Серёжке и присесть рядом.

-Здесь всё видно, даже автобусную остановку!- радостно крикнула она,

- Мы сделаем тут дом и будем отсюда за всеми наблюдать и бабушку увидим, когда она с рынка вернётся!- добавила она.

Было решено строить дом на дереве. Мы все дружно рвали траву, для того что бы сделать мягкий пол, из вьющегося растения вьюнка была изготовлена верёвка, конечно она была непрочная, но в доме она тоже должна быть про запас. В общем, работа шла активно, в округе были собраны все палочки, листики, цветочки, травинки - все они чего – то обозначали, и всем им была отведена роль в нашем доме на дереве. Я долго боялась лезть на черёмуху, но Танюшка мне сказала, что если я буду капризничать, то дружить она со мной больше не будет, а это для меня было самым страшным. Поэтому, поборов свой страх и не без помощи моих друзей я заняла место на дереве среди них.

       В момент разгара нашей игры, когда мы, сидя наверху, обустраивали свой дом, послышался стук бадика. Это шла бабушка Анюта посмотреть, чем мы занимаемся. Мы прекрасно знали этот металлический стук. Время слезать у нас не было, поэтому, по совету Серёжки, мы решили притаиться на дереве и спрятаться за его шикарную зелёную крону, авось пронесёт.

 Бабушка Анюта шла медленно, постукивая бадиком о бетонную дорожку. Она шла, наклонившись вперёд и немного сгорбившись. В правой руке у неё, как я уже говорила, был бадик – металлическая палка, а левая рука была заведена за спину и держала мешочек с чем – то. Подойдя к скамейке у веранды, она стала озираться по сторонам, пытаясь нас найти глазами. Не обнаружив нас, она собиралась обойти дом и поискать нас на огороде, но в этот момент предательски чихнул Серёжка, и мы были безжалостно рассекречены. Что тут началось! Бабушка заохала, запричитала, увидев Серёжку начала грозить бадиком.

- Зачем вы туда забрались? Вы же спины себе переломаете?- не унималась баба Анюта,

- Мать из города приедет, всё ей расскажу! Танюша, Катюшку – то туда затащили! Этот хулиган здесь! А ну – ка слезайте сейчас же!!!- крикнула бабушка Аня и стукнула по стволу дерева бадиком.

Нам ничего не оставалось делать, как с кротким видом её послушаться, слезть с дерева и придумать до прихода бабушки Люды другое развлечение. Серёжка сразу убежал домой, а мы остались ждать бабушку Люду и готовиться к тому, что баба Анюта точно ей нажалуется про дом на дереве.

    Бабушка Люда вернулась к обеду, с угощениями и в хорошем настроении. Всё как – то само собой улеглось, и нас не ругали, даже по жвачке дали, нам разрешили домик на дереве, только под присмотром взрослых и вскоре таким же способом была оккупирована вторая черёмуха и превращена в домик.  

Неожиданный подарок

  В одно солнечное июльское утро дверь на веранду открылась. На пороге стояла молодая худенькая женщина. На ней был одет модный спортивный костюмчик, а в руках она держала дорожную сумку. Женщина зашла и громко сказала:

- Дорогие отдыхающие, доброе утро!    

-Ура, мама приехала! – радостно крикнула Танюшка, и прыгнула к ней в объятия. Мы все были очень рады приезду тёти Светы, Таниной мамы. Её приезд был неожиданным приятным сюрпризом для нас и с появлением тёти Светы наша с Танюшкой жизнь, заиграла новыми яркими красками, отдыхать стало ещё интереснее.

     Тётя Света являлась нашей бабушке Люде старшей дочкой, она работала учителем английского языка в одной из школ Вологодского района. В свой отпуск она решила махнуть в Грязи, зная, что в это время там находимся мы и её Танюшка. С тётей было всегда очень интересно и весело. Она обладала энергичным позитивным характером и была лёгкой на подъём. У неё всегда находилось время и желание поиграть с нами или  сводить на реку.

   В один из прекрасных июльских дней тётя Света отправилась на рынок в город и вернулась к обеду с большой коробкой, которая лежала в большой сумке. Нам не терпелось узнать, что там и кому это предназначалось. Тётя взяла сумку и достала коробку. Из коробки на нас смотрели огромные карие глаза с пушистыми ресницами. Мы с Танюшкой хором ахнули, это была большая кукла – пупс. Она была, как настоящая девочка, у неё, как я говорила раньше, были большие карие глаза с пушистыми чёрными ресницами, детская добрая улыбка и золотые волосы, вернее они были сделаны из таких ниточек, которые на солнышке отливали золотом. Головка, ручки и ножки куклы были из коричневой резины, а туловище  сшито из плотной материи телесного цвета и набито ватой. Одета кукла была в белое платье, которое украшали красные горошки, а на ножках были обуты белые туфельки. Куклу звали Солнечная девочка – это мы с Танюшкой прочитали на коробке.  Мы не могли наглядеться на неё.

Тётя Света взяла куклу в руки и протянула мне

- Катюша, с днём Рождения тебя!- сказала она, обращаясь ко мне.

Я была маленькая и совершенно не знала когда у меня День рождения, а тем более для меня было полной неожиданностью, что он сегодня.

Оказалось, эта кукла была мне подарком от тёти Светы. О таком я и мечтать не могла! Я мечтала о такой кукле всю свою недолгую жизнь и вдруг моя мечта осуществилась! Я взяла свою куклу в руки и прижала её к себе. Танюшка расстроилась, это было очень заметно, ей тоже очень понравилась Солнечная девочка. Я ей обещала, что мы будем играть вместе, но мои обещания не вселили уверенности сестре. Вечером, на улицу вышли играть соседские девчонки, они жили рядом через смородину – две сестрички, как и мы. У них были большие красивые пупсы, как у меня и настоящая кукольная коляска со всем необходимым. Танюшка увидела их в окно веранды и сказала мне грустно:

- Ну что, иди, играй с ними, у тебя теперь то же есть такая же кукла. Вам будет интересно играть вместе!

Конечно, я без сестры не пошла, а осталась дома.

Со временем мы успокоились, Танюшка свыклась с мыслью, что кукла - моя и мы дружно без обид играли ей вместе.

Дед Вася  и баба Зоя

     Дед Вася и баба Зоя всю свою жизнь отработали на железной дороге. Смены у них частенько были ночные, поэтому днём они отсыпались. В эти дни нам с Танюшкой было запрещено громко и шумно играть. Дед был машинистом тепловоза. Он возил грузы до Мичуринска и обратно. Работником он был очень ответственным и требовательным как к себе, так и к другим. В качестве примера расскажу вам одну историю. Баба Зоя – Зоя Ивановна тоже работала на железной дороге с Василием Дмитриевичем – весовщиком. У них частенько совпадали рабочие смены, и они домой возвращались вместе. Промежутки между прибытием поездов порой бывали многочасовые и женщины  это время тратили на свою красоту. В этот раз, одна из дам принесла краску для бровей и ресниц и все стали наводить марафет. Зоя Ивановна решила тоже не отставать от подружек. Она выкрасила брови и ресницы, они стали как у Брежнева тёмно - угольного цвета. Утром, Баба Зоя  встретилась с дедом, чтобы вместе ехать домой. Зоя Ивановна обратила внимания, что муж не смотрит на неё,  молчит и сторонится, на вопросы отвечает нехотя и односложно.  Они приехали домой, и тогда дед ей и выдал всё, что он думает, по поводу её внешнего преображения, не стесняясь в выражениях. В общем, объяснил Зое Ивановне, для чего человек ходит на работу и на всю жизнь отучил жену заниматься глупостями, особенно в рабочее время.

 Вот такой характер у него был. Дед очень любил свою работу. Тепловоз его всегда сверкал чистотой, и издали было видно, что едет Василий Дмитриевич.

     Дома у него всегда был порядок, и он не любил сидеть без дела. Вставал дед всегда раньше своей жены, обходил все свои угодья, кормил собаку, кошку  и чистил картошку. С животными у него всегда были особые отношения, во времена светлой юности, у деда была своя голубятня, с тех пор, он всегда с трепетом относился к живности, и она ему отвечала взаимностью. Нам, детям, было очень забавно наблюдать, как он  приветливо общался с собакой, кормил её и было удивительно, то насколько она чувствовала его доброту и заботу. Суровый пёс при виде деда прижимал уши, радостно подвизгивал и заваливался на спину, подставляя своё брюхо для ласки, хвост при этом ходил ходуном, и нам не верилось, что пять минут назад этот пёс своим оскалом и громким лаем наводил ужас на всю округу.  Кошка Феня выказывала своё расположение иначе. Она ловила в округе мышей и приносила их ранним утром ещё живых, аккуратно складывая у двери на порог.  За проделанную работу она получала свежую порцию моллюсков, выловленных на Матыре хозяином, уж очень она их любила. Каждые полгода, Феня приносила деду Васе котят на воспитание. Он обустраивал им место в коробке на веранде, где некоторое время они обитали, росли, а за тем Василий Дмитриевич каким – то образом раздавал их.              

     Когда мы приезжали с Танюшкой для нас он всегда собирал самую лучшую ягоду и угощал свежим урожаем картошки, в общем не жалел для нас ничего и был радушным хозяином.

     Были у него и слабости. В хорошей компании он любил пропустить рюмочку другую. Один раз это пристрастие сыграло с ним злую шутку. Василий Дмитриевич, изрядно приняв на душу, ни как не мог найти дорогу домой, а дело было летом. С его слов:

- Иду направо - лес, налево - непролазная чаща! Думаю, заблудился, с этой мыслью и заснул. Открываю глаза утром, ба, да я в своём огороде в лопухах! Это надо было так перебрать, что бы лопухи за лесную чащу принять!

Часто мы потом все вспоминали эту историю и смеялись.

     Мы очень любили деда, а он души не чаял в нас.  Василий Дмитриевич был очень добрым и светлым человеком, с отличным чувством юмора. Родившийся и выросший на крестьянской земле, привыкший работать руками,  он не мыслил себе другой жизни. За свою жизнь он выстроил два дома и вырастил  двух сыновей. Их он тоже с малых лет приучал к труду. Будучи ещё детьми, у них уже были свои мужские обязанности по дому, поэтому повзрослев, каждый нашёл свою дорогу в жизни и благополучно в ней устроился.

Верка Воробьёва

   В деревне непринято было смотреть телевизор, да и некогда там было, за домашней работой время бежало стремительно. Если же его включали, то только по вечерам, что бы посмотреть последние известия и любимый сериал “Спрут” или “Богатые тоже плачут”.  Последние новости городка обычно узнавали от случайно забегавших соседей или знакомых.

   Таким источником новостей для нас в деревне была Верка Воробьёва, так её все звали, только дед Вася всегда с уважением и почтением обращался к ней по имени отчеству - Вера Егоровна. Она очень часто заходила к нам в гости, точнее сказать не к нам, а к нашей прабабушке – Анне Фёдоровне.

   Вера Егоровна была старше моей бабушки Люды на пять лет, улыбчивая, с живыми бегающими глазками и большой бородавкой на щеке. Одевалась она очень скромно: серенький платочек на голове и коричнева юбка с такой же кофтой, её торопливая  порой даже невнятная речь напоминала мне стрекот сороки. Вера Егоровна выросла в очень бедной многодетной семье, где она была пятым ребёнком, отец у неё плёл лапти, а мать занималась домашним хозяйством. Всю свою сознательную жизнь Вера Егоровна прожила в доме с соломенной крышей и земляным полом, который отапливался по - чёрному, для нас детей такие дома были в диковинку, потому что в то время уже строили и отапливали дома по - другому. Вера была без образования, поэтому выживала она помощью людям, её в округе очень любили и уважали за честность и безотказность. Там где требовалась, какая – либо помощь в уборке или по хозяйству не обходилось без Вериных рук, она не гнушалась ни какой работы. Расплачивались с ней люди в основном продуктами или кто чем может, бывало что за свою работу она и вовсе ничего не получала, но Вера никогда обид не держала.

   Она заходила частенько в наши края  пообщаться и поделиться новостями. Ей баба Аня всегда ставила на веранде стул. Вера Егоровна разувалась  у порога - снимала старые колоши и босая проходила к этому стулу. Несмотря на тяжёлую жизнь, Вера Егоровна была воспитана так, что дальше предложенного ей места она не пройдёт.

    Мне, маленькой девочке очень любопытно было за ней наблюдать. Её поджатые под стул чёрные от земли босые ноги, серая бесформенная одежда, тряпичная сумка с хлебом в узловатых натруженных руках, производили на меня сильное впечатление. Баба Анюта всегда старалась угостить её чаем с пряниками и после долгих отпираний Вера Егоровна всегда соглашалась. Выпив горячего чаю, она начинала стрекотать без умолку, передавая бабушке Ане последние новости сельской жизни, вызывая у неё этим на лице улыбку и живой интерес. Мы с Танюшкой тоже присаживались где - нибудь рядышком с бабушкой Анютой и тихонечко прислушивались к рассказам Веры Егоровны, принимая невольное участие в беседе. Вот такие удивительные люди жили в Грязях.

Бабушка Анюта и православие

    Бабу Анюту очень уважали в городке, как я говорила ранее, за почтенный возраст, доброту и мудрость.  Как человека, хорошо знающего святое писание, её часто просили отчитать умершего, и она безотказно и безвозмездно выполняла свою миссию. Забегая вперёд, хочу сказать, что церквей в то время в Грязях ещё не было, да и вера в бога строго осуждалась советской властью. Все православные люди молились дома, не афишируя свою принадлежность к религии, а такое таинство, как крещение делалось действительно тайно и по договорённости с местным батюшкой, заранее  оговаривая место встречи так, чтобы не узнали на работе, потому, что за это, в то время, могли очень сильно наказать вплоть до увольнения.

     Однако, на другом берегу реки Матыры была старая церковь и бабушка Анюта старалась ездить туда, особенно по большим праздникам. Возили её туда дядя Андрюша и дядя Миша на мотоцикле. Да, в свои девяносто лет Анна Фёдоровна преодолевала немаленькие расстояния, что бы вместе с православным народом помолиться в храме, исповедоваться и поставить свечки. Позже, в двухтысячные годы,  построили церковь через дорогу от нашего дома, и бабе Анюте не приходилось больше искать возможность добраться до неё, она тихонечко ходила туда сама.

    Меня с Танюшкой она тоже ненавязчиво обучала основам православия. Анна Фёдоровна всегда вставала раньше всех и начинала утро с молитвы, в её комнатке, в красном углу всегда горела лампадка, а на столе у окна лежали старые, аккуратно обёрнутые в газету тетрадки. В них красивым каллиграфическим почерком были написаны молитвы. Молитвословов в те времена не было, и Анна Фёдоровна все молитвы записывала вручную. Закончив утреннюю молитву, она звала меня с Танюшкой причащаться. Достав из – за иконки просвирку и аккуратно разделив её на две части, бабушка Анюта бросала кусочки  в стаканчики со святой водой, что бы те стали  мягкими. Просвирка разваливалась в воде, превращаясь в хлебный кисель, пить я это не могла, но под строгим надзором своей старшей сестры выпивалось всё содержимое стакана.

    Будучи маленькой девочкой, я очень любила в дневной сон ложиться на бабушкину кровать, в её маленькой комнатке, за занавесочкой и засыпать под её монотонное бормотание, спокойствие и умиротворение царили в её комнате, от которого засыпалось с лёгким сердцем.

    Анна Фёдоровна прожила век.  Жила она всегда по  старому летоисчислению и мне с Танюшкой было всегда интересно, как это она может помнить и по старому стилю время и по новому. Она помнила семью Романовых, пережила военные годы, годы перестройки, лихие девяностые.  Её жизнь не была окрашена яркими цветами, в ней было больше трудностей, чем радостей, но от этого душа её не зачерствела и не ослабла верой в хорошее и светлое. Частичку света своей души баба Аня старалась передать и нам, своим правнукам. Немного повзрослев я поняла, что у неё это получилось.

     Вспоминая Анну Фёдоровну, Веру Егоровну, общаясь со своей бабушкой Людой, я всегда задумываюсь о том, какие интересные люди населяли и продолжают населять нашу необъятную Россию, её глубинки, про судьбы многих можно писать книги, снимать художественные фильмы. Я счастлива, что мне, будучи маленькой девочкой, была дана возможность личного общения с поколением людей, на долю которых выпало жить в одну из самых сложных эпох. Молчаливое поколение, так его называют в современном обществе, к нему относится моя бабушка Люда и относилась прабабушка Анюта.  Многочисленные сталинские репрессии преследовали почти каждого из людей данного поколения, голод, лишения, продолжительная война сократили больше чем наполовину их численность, но несмотря ни на что, они трудились и верили в счастливое будущее, в хороших и честных людей, стараясь жить по божьим законам. В нас, внуков и правнуков они взрастили веру и привили безграничную любовь к жизни. Удивительное поколение, стойкость и несломленность –  главная черта их характера, нам, современному обществу, надо помнить об этих людях и учиться у них лучшим человеческим качествам.

Вкус детства

   Главным летним лакомством в Грязях была варёная кукуруза. Её мы добывали на полях близлежащих совхозов. Кукурузы выращивалось очень много, в основном в качестве корма  крупному рогатому скоту, поэтому поля особо строго  не охранялись, и была возможность навестить совхозные угодья для сбора молодых початков.

     Кукуруза к августу месяцу достигала двухметрового роста, и в ней легко было заблудиться, потому что разрасталась она в непролазную чащу. Мне, маленькой девочке было нелегко пробираться сквозь неё, поэтому мы далеко не заходили. Пока бабушка Люда срезала свежие молодые початки, мы с Танюшкой играли рядом, рассматривая  цветные волокна вокруг них, напоминающие крашеные женские волосы, примеряя на себя их длину и цвет, а примерять, поверьте, было что. Волокна на молодых початках были разных цветов и оттенков: от жёлтого до тёмно – фиолетового цвета, и совершенно разной длины, а некоторые волокна напоминали вьющиеся локоны,  в общем, было раздолье для детской фантазии.  

     Насобирав целую сумку початков, мы возвращались домой. Там  кукуруза отправлялась в большую кастрюлю с солёной водой и долго варилась, издавая аромат жареных зёрен и когда, наконец, она была готова, мы с удовольствием уплетали её золотистые початки, старательно выгрызая сочные зёрна. Кукурузу любили  все, и даже собака не отказывалась, если ей перепадал солёный кусочек.

Расставания

    Три месяца лета пролетали всегда очень быстро, наступало время расставаний.Нас всегда провожали, с начала, у калитки- бабушка Анюта с бабой Зоей, а потом у вагона - дядя Андрюша с дядей Мишей и дедом Васей. В дорогу нам складывался богатый урожай со своего огорода, причём в таком объёме и количестве, что по прибытию домой, нас приходилось всегда встречать, потому что унести это всё богатство мы были не в состоянии. Проводы были такими же горячими, как и встречи.  Так было принято.  

  Удивительные люди жили в маленьком городке Грязи, люди, которые не могли бы  никогда существовать с серединки на половинку, потому что широта человеческой души им этого бы не позволила. Искренность, соучастие и радушие есть и остаются главными их чертами. 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 9 (Голосов: 1)

Статистика оценок

9
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!