Новогодняя сказка про счастье

Новогодняя сказка про счастье

Новогодняя сказка про счастье

(История, написанная нашими авторами)

Историю писали:

Анатолий Балицкий

Ирина Коробейникова

Игорь Ильницкий

Надежда Лобачёва

Екатерина Калишева

Сорокапятилетнему убеждённому холостяку, начальнику отдела по контролю одного из столичных управлений, Артемию Мусину, по роду своей трудовой деятельности часто приходилось бывать в командировках в регионах необъятной России. Его всегда в любое время года привлекало разнообразие природных ландшафтов, исторические, культурные, этнографические и прочие памятники. Но из-за ограниченного времени на командировки и большой занятости по работе зачастую не было возможности полюбоваться красотами Родины. В текущем году в декабре месяце Артемий был командирован в Приморье во Владивосток. И по его заявлению начальник предоставил Мусину очередной отпуск после окончания командировки.

Успешно справившись с командировочным заданием, Артемий несколько дней знакомился с достопримечательностями города и Приморского края.
Владивосток построен на нескольких островах и полуостровах. В течение четырёх дней Мусин побывал на Ворошиловской батарее, маяке «Токаревская кошка» — точке, где начинается Тихий океан, в Соборе Покрова Пресвятой Богородицы – главном православном храме города. Увидел Владивосток с высоты птичьего полета со смотровой площадки сопки Орлиное гнездо, с экскурсией посетил Владивостокскую крепость – масштабное оборонительное сооружение, военно-исторический музей Тихоокеанского флота – место, где можно забыть о времени, дом бабочек «Восторг», океанариум — территорию экзотики, Приморский государственный музей имени Арсеньева – один из главных музеев Приморского края.

Артемий с удовольствием ещё раз проехал по Золотому и Русскому мостам, полюбовался множеством других архитектурных ансамблей, музеев, фортификационных сооружений, природных заповедников.

Несколько дней свободного отпускного времени не было потеряно и потрачено зря, а с лихвой окупилось приобретёнными впечатлениями, эмоциями, удивительной, по-настоящему экзотической красотой города и его окрестностей. Полученные живые впечатления вдохновляли, радовали Артемия и просили продолжения.

Попрощавшись с Николаевскими Триумфальными воротами – визитной карточкой Владивостока – Мусин решил ещё попутешествовать. Обычно его командировки начинались и заканчивались самолётом или вертолётом. А в этот раз у Артемия свободного отпускного времени «вагон с тележкой». Им было принято кардинальное, как он считал, безошибочное решение: ехать до Москвы пассажирским поездом. Билет в купейный вагон №6, который находился рядом с вагоном-рестораном он приобрёл заранее. До Нового года Артемий вполне успевал в столицу, чтобы после полученных в путешествии впечатлений, в компании друзей успешно встретить главный праздник года.

Пройдя все предусмотренные регламентом процедуры, Артемий Мусин 21 декабря в 23 часа 05 минут оказался в четвертом купе на тринадцатом месте вагона № 6 фирменного поезда «Россия» 001Э Владивосток — Москва. Отправление поезда планировалось через шестнадцать минут в 23:21. Время, которое он должен был провести в пути, составляло почти неделю – шесть суток и девятнадцать часов. Прибытие на Ярославский вокзал столицы по графику должно было произойти 28 декабря в 11 часов 13 минут.

В купе на этот момент никого ещё не было. И Мусин погрузился в раздумья.

Любая дорога, особенно железная — символ не только долгого или короткого пути, монотонного движения, а ещё неожиданностей, курьёзов, всевозможных воспоминаний и заранее непредвиденных встреч.

Артемию предстояла, как он думал, предсказуемо длительная обыкновенная декабрьская поездка из города Владивостока до столицы нашей Родины Москвы. Подобные поездки железнодорожным транспортом происходят не часто, но, как правило, запоминаются надолго, можно сказать — навсегда.

Находясь длительное время в купейном вагоне поезда и вслушиваясь в монотонный стук колес, зачастую непроизвольно вступаешь в «словесный» контакт не только со своей памятью, но и с попутчиками-пассажирами.

Через несколько минут в открытое купе вошла запыхавшаяся, одетая в искусственную шубейку выпуска прошлого века и изъеденную молью ондатровую шапку, похожую на мокрую крысу, женщина неопределенного возраста. В руках у неё, по всей видимости, не умещались все сумки, которые она приготовила в поездку. Поэтому она передвигала их по мере продвижения по вагону.

Когда два первых, огромных и неподъёмных на первый взгляд баула уже стояли в купе, женщина вновь скрылась, и слышалось одно только её бормотание.

Наконец она появилась, и в купе не осталось свободного места.

- Здрасьте...

Она сдвинула «мокрую крысу» на затылок и протянула крепкую руку Мусину.

— Мальвина Карловна, — добавила она, расплываясь в широкой улыбке и демонстрируя несколько золотых зубов.

Мальвина Карловна была женщиной одинокой, и компания симпатичного попутчика мужского пола её сразу обрадовала. Заметив лёгкую, зависшую напряжённость во взгляде Мусина, она решила как-то разрядить неловкую обстановку  и предложила попить чайку.

— Мусин, — буркнул Артемий, оглядев женщину с ног до головы.

— Очень приятно познакомиться с вами, молодой человек!

Довольная Мальвина расплылась в ещё более широкой улыбке и начала стягивать с себя шубейку и «мокрую крысу».

— Надеюсь, поездка будет приятной!

Она продолжала разговор, не замечая, что Мусин сидит, уставившись в окно, в котором по-прежнему была картина, изображавшая здание вокзала, по всей видимости, совсем недавно покрытого сайдингом цвета слоновой кости.

— Через пять минут отправимся! Поможете мне?! А я пока чайку закажу!!!

И она показала Мусину то, что нужно было отправить на верхние полки.

Вещи были разложены по местам, и поезд тронулся. За окном замелькали силуэты деревьев и полустанки. Проводник принёс чай, и Мальвина Карловна зашуршала мешочками, стараясь произвести впечатление на попутчика выпечкой собственного приготовления.

— Попробуйте пирожки, они с мясом, очень вкусные! Курочкой угощайтесь.

Мусин пытался не обращать внимания на навязчивую женщину, но от аромата, исходящего из сумки Мальвины Карловны, у него разыгрался зверский аппетит молодого здорового организма, и Мусин сдался.

Радостная женщина начала угощать Артемия изысками дорожного кулинарного творчества. На столе появились маринованные огурчики, которые были ловко нарезаны и разложены на одноразовой тарелочке. Курочка, запечённая в фольге, разместилась, по обыкновению, на специально приготовленной для этой цели газетке. Зелёный лучок, несколько картофелин «в мундире» и варёные яйца терпеливо ждали своей очереди там же.

После выпитого чая и съеденной части курочки, Мальвина запустила руку в один из баулов и с волшебными словами «Алле! Гоп!!!» ловко извлекла поллитровую пластиковую бутылку из-под Кока-Колы, наполненную ярко-красной жидкостью.

— А вот и моя «Клюковка»! Извольте испробовать!

И она быстро плеснула в стаканы, чокнулась и, не переставая рассказывать о чудесном рецепте настойки и чудодейственных его свойствах, опрокинула содержимое. Не откладывая, она тут же повторила всё снова.

— А третью — за любовь!!! – предложила она.

Положение приняло неожиданный поворот. Артемий понимал, что оказался в щекотливой ситуации, и победный блеск в глазах розовощёкой Мальвины Карловны был тому подтверждением.

Неожиданно она подалась всем телом через столик и смачно поцеловала Мусина.

От неожиданности он онемел. Он всегда считал себя человеком неробкого десятка. А тут от такой наглости просто растерялся. Извинившись, он вышел из купе. Мысль о том, что его попутчица едет до самой Москвы, заранее приводила его в разочарование от предстоящей поездки. Неделя такого знакомства, и его холостяцкая жизнь может показаться раем. Его мысли прервала проводница:

— Ваш билет, пожалуйста.

Мусин улыбнулся, увидев перед собой хорошенькую проводницу. Ей очень шла форма, подчёркивая стройную фигуру. Голубые глаза с лёгкой подводкой дружелюбно улыбались. Мусин протянул билет.

— Скажите, а моя попутчица едет до Москвы?

Голос его предательски дрогнул.

— Меня Натальей зовут. А едет она до Ярославля, – ответила проводница.

— Артемий, – грустно представился Мусин.

 

— А давайте, играть в карты на раздевание! — неожиданно предложила разгорячённая женщина, когда он вернулся в купе.

— Не знаю, право, как это получится, — произнёс, смущаясь, Мусин, — но у меня только шорты и футболка.

— Зато у меня воооон сколько, — и Мальвина призывно провела руками по бокам, показывая, сколько на ней надето всякого. — Пока всё сниму, доедем уже!!!

И она расхохоталась так громко, что дверь в купе начала то открываться, то закрываться, будто делала таинственные знаки.

Надо было что-то делать, но что? В голову Мусину пришла бредовая идея.

— А давайте, просто играть в карты на желание!

Мальвина Карловна расстегнула две пуговицы на блузке и, сверкнув чёрным кружевным бельём, нагнулась к мужчине.

— А давайте! — она обрадовалась, предвкушая дальнейшее развитие событий.

Мусин в ответ вяло улыбнулся и, подтянув повыше шорты, начал раскидывать колоду в надежде выиграть своё желание и отправить попутчицу в другое купе подальше от себя.

Игра была азартной, и по всему чувствовалось, что Мальвина Карловна – опытный картёжник, и обыграть её будет непросто.

Мусин, однако, решил, во что бы то ни стало обыграть попутчицу и, договорившись с проводницей, выселить её из своего купе под каким-нибудь предлогом.

Мальвина не унималась.

Поняв, что партия почти уже проиграна им, он начал мухлевать. Отвлекая внимание Мальвины и неся какую-то чушь, он распихивал оставшиеся карты куда только можно. Мальвина была женщиной опытной, и мужские хитрости могла без труда угадать.

Игра закончилась. Мусин торжественно продемонстрировал женщине, что в руках у него ничего нет.

— Я выиграл! Следуя нашему уговору, вы должны исполнить моё желание, — заявил он и вскочил со своего места, совершенно забыв, что в шортах у него были спрятаны некоторые карты.

Карты предательски посыпались на пол, и Мальвина Карловна, громко расхохотавшись, погрозила ему указательным пальцем.

— Ах, вы хитрый шалунишка! — И она снова приблизилась к нему. — Вы хотели провести меня, а я вас сейчас за это накажу!

Мальвина схватила Артемия за шорты и притянула к себе.

Мусин попытался вырваться из её крепких объятий, но это оказалось невыполнимой задачей, так как хватка была крепкой.

 

Поезд резко толкнуло, и Артемий оказался прижатым к своей полке. Сопротивления были бесполезны, так как Мальвина была женщиной крупной. Она потянула к нему красные губы, жадно причмокивая.

Артемий оказался, в прямом смысле, загнанным в угол.

«Она сейчас сожрёт меня и не подавится! — промелькнуло в его голове. — Вон, какие зубы!»

Кричать было стыдно, бежать не было возможности. Мусин зажмурил глаза с одной лишь мыслью — «Будь что будет!»

В дверь купе неожиданно постучали, и за дверью послышался приятный голос проводницы:

— Мы подъезжаем к станции, стоянка пятнадцать минут, вам ничего не нужно?

От неожиданности Мальвина Карловна ослабила хватку, Артемий вывернулся, выскользнул из её хватких «лап», открыл дверь купе, выскочил в коридор и, полузадохнувшийся, прошептал проводнице:

— Да… Да. Как же, нужно. Лично мне – крепкий чай без сахара. – Голос Мусина окреп, и он спросил у проводницы: — Какая станция? — Уссурийск! Стоянка пятнадцать минут.— Отлично! – обрадовался Артемий и двинулся в сторону тамбура.

В вагон входили новые пассажиры, кто с чемоданами, кто с сумками. Мусин глянул на часы.Уссурийск? В голове Мусина замелькали какие-то воспоминания из фильма «Даурия» про забайкальских партизан, но тут же потухли. Добравшись до купе проводников, Артемий заговорил с проводницей о погоде, природе и прочих мелочах. Та, мило улыбаясь, кокетничая, весело отвечала ему. Второй проводник – мужчина, высокий и статный, прокричал из тамбура баритоном, которому позавидовал бы любой певец:

— Наталья! Мы отправляемся, займись вошедшими пассажирами.

— Хорошо, Андрей! – улыбнувшись и слегка тронув его за руку, ответила напарница, и глаза её заблестели.

Проводница со стаканом чая, сопровождаемая Артемием, вошла в четвёртое купе, в котором суетились двое новых пассажиров – мужчина и женщина. Мусин был несказанно рад новым соседям.

Не скрывая радости, он поздоровался с новыми пассажирами и предложил свою помощь.

Мальвина сидела в углу притихшая и явно разочарованная.

Мужчина был крепкий и невысокий. По нательной тельняшке и татуировке в виде якоря на кисти руки было понятно, что он моряк или имеет отношение к морскому делу. «Морячок», как его про себя назвал Мусин, был очень шустрым, несмотря на зрелый возраст. Его добродушное лицо украшали усы, которые больше напоминали щётку, хитрые жизнерадостные глаза подтверждали добрый нрав и лёгкий характер. «Морячок» всё время шутил и говорил какие-то прибаутки, и казалось, что по-другому он разговаривать просто не умеет.

— Кто на море не бывал, тот полжизни потерял, — весело пропел морячок. – Разрешите представиться. Старшина в запасе Николай Петрович. А вас как звать-величать? – Галантно раскланявшись, он обратился к Мальвине.

— Мальвина Карловна, — громко и гордо ответила женщина.

- Какое редкое имя! – не заставил себя ждать морячок и отвесил женщине порцию комплиментов. – Это очень редкое имя. Вы просто девочка из сказки. У вас такие же красивые глаза.

И глаза Мальвины заискрились, наполнившись влагой. Она давно не слышала таких слов в свой адрес. Мальвина с недоверием покосилась на спутницу морячка, но он перехватил её настороженный взгляд и опередил, представляя попутчицу.

— Разрешите представить. Ольга Петровна. Мы с ней познакомились на вокзале, когда ждали поезд.

Ольга Петровна мило улыбнулась, повернулась к Мусину и спросила:

— Ну, а вас как зовут?

— Артемий Мусин. Еду из командировки домой в Москву, — зачем-то добавил Мусин.

— Будем знакомы. Будем здоровы, — пропел старшина, потирая руки и занимая место рядом с Мальвиной Карловной.

Она приняла эти слова как призыв к действию. На столе появилась очередная бутылка «Клюковки».

— Собственного приготовления, — изрекла хозяйка гордо.

Следом на столе вновь появились курочка с картошечкой, огурчики и, конечно, пирожки с мясом. Купе наполнилось уже знакомым запахом соблазна.

Николай Петрович радостно захлопал в ладоши, наклонился к Мальвине Карловне и что-то зашептал ей на ухо. В ответ она хихикнула и посмотрела на «морячка» влюблёнными глазами.

— Кто не пробовал селёдки, не был на подводной лодке! — отчеканил «морячок», и из его спортивной сумки на стол приплыла огромная рыба холодного копчения.

В купе раздался пряный аромат.

— Да вы пробуйте, пробуйте, там ещё икра внутри должна быть! — подбадривал старшина. — Под «Клюковку» Мальвины Карловны самое оно! — добавил он и хитро подмигнул сидящей у окна женщине.

Та довольно улыбнулась и начала разделывать рыбину.

Вскоре все четверо с удовольствием уничтожали дорожный запас Мальвины, хвалили добычу «морячка», поглощая рыбью икру, и с любопытством слушали морские байки Николая Петровича.

— Командование экипажем беру на себя по старшинству, вы не против? – обратился «морячок» к Мусину.

Тот, обрадовавшись, что кто-то отвлечёт всеобщее внимание, согласно кивнул.

— Путь предстоит дальний, так что пора мне «бросить якорь на верхнюю палубу» и вам рекомендую отдохнуть. Потому что, как вы знаете, «после вкусного обеда по закону Архимеда полагается поспать», — с этими словами он прыгнул на верхнюю полку и тут же задремал. Чувствовалась морская закалка.

Артемий Мусин уступил нижнюю полку Ольге Петровне и с облегчением расположился на верхней, напротив старшины. Некоторое время он лежал на спине и слушал убаюкивающий стук колёс и мирное похрапывание Николая Петровича. Затем, накинув на себя тонкую белую простыню, отвернулся лицом к стене, давая возможность женщинам переодеться и убрать остатки еды со стола. Незаметно для себя Артемий погрузился в крепкий сон.

Во сне ему снился Владивосток: бухта Золотой Рог, военные корабли, звук набегающей волны с Японского моря и загадочный остров «Русский». В окружении молодых моряков он шёл по морю на быстроходном военном катере.

Но когда до желаемого острова оставалось совсем немного, на палубе появилась Мальвина Карловна в своей старой ондатровой шапке и стала предлагать ему выпить на брудершафт «Клюковки». Мусин бросился в каюту, закрыл за собой дверь и пытался удержать её. Женщина с силой толкала дверь, которая начинала потихоньку открываться, матросы дружно хохотали, а Мусин чувствовал, что пропадает. Мальвина схватила его за руку и стала тянуть к себе, приговаривая: «Артемий, Артемий...»

Внезапно он проснулся, кто-то действительно тянул его за рукав футболки, и, открыв глаза, он увидел перед собой Ольгу Петровну.

- Артемий, — тихо произнесла она, — идёт прицепка вагонов, и поезд немного дёргает, вы чуть не упали, и я позволила себе разбудить вас. Вы не будете сердиться на меня?

- Что вы, что вы! Не переживайте, – успокоил он женщину.

Мусин закрепил на своей полке фиксатор безопасности, с удовольствием потянулся и продолжил смотреть сон о замечательном городе.

Но в голове уже произошёл какой-то непредвиденный сбой, приятные сны сменились кинокадрами из фильма «Даурия». Артемий вместе с забайкальскими партизанами, возглавляемыми актёрами-братьями Соломиными, штурмовал какие-то белогвардейские укрепления. Взрывы, свист пуль, крики, стоны, и… тишина. Железнодорожный вокзал, бронепоезд, из которого выходит актёр Шукшин в кожанке с маузером на боку и, улыбаясь, спрашивает Мусина: «Что, боец, страшно?»

Неожиданно Артемий проснулся, удивился «необычной» обстановке. Все в купе спали, он вышел и посмотрел в окошко. Была ночь, поезд стоял у здания железнодорожного вокзала, на котором крупными буквами было написано название города. Время показывало 0 часов 57 минут.

Появившаяся проводница Наталья сообщила:

— Стоянка 30 минут!

Мусин воспользовался возможностью подышать ночным свежим воздухом и, наскоро одевшись, спустился на перрон. Морозный зимний воздух взбодрил и разбудил его окончательно. Захотелось выкурить сигарету, но их у него не было, так как месяц назад он бросил курить и дал себе слово вести здоровый образ жизни, но история с Мальвиной и выпитое спиртное вернули тягу к курению. За сигаретой он обратился к стоящему рядом курящему молодому человеку. Когда молодой человек обернулся, Мусин узнал в нём своего школьного товарища Артура. Встреча была неожиданной и очень приятной. Артур ездил во Владивосток по личным делам и на данный момент возвращался обратно домой. Чтобы не мёрзнуть на перроне, он пригласил своего товарища к себе в вагон, дабы вспомнить былые школьные годы и поговорить о жизни. В купе Артур ехал один, поэтому ночной визит ни чей покой не нарушил.

— Как ты? Где ты? Я про тебя сто лет ничего не слышал! — посыпались возгласы несказанной радости и вопросы.

Артур явно был счастлив встрече со школьным товарищем.

— До меня дошли слухи, что ты из Москвы переехал. – Артемий вопросительно посмотрел на друга.

Начались длинные разговоры о жизни. Приятели не заметили, как стоянка закончилась, и поезд поехал дальше

Они проговорили до утра. Было удивительно, что воспоминания о школьных годах, которые обычно Артемию были неприятны, сейчас нахлынули на него с нежной грустью. Он закашлялся от такого прилива чувств. И, наверное, впервые понял, что это были самые счастливые годы в его жизни. Первая любовь, друзья, любимые учителя, даже первая драка казались теперь весёлым приключением.

За дверью купе послышались возбуждённые голоса.

— Он не ночевал и «скорее всего, отстал от поезда. Вещи остались в нашем купе, — в голосе одной из женщин послышались знакомые нотки.

«Мальвина Карловна!» – мелькнуло в голове у Мусина. Он вспомнил, как во сне попутчица рвалась к нему в каюту и следующий за этим продолжительный хохот моряков.

— И здесь она меня нашла!

Артур подозрительно посмотрел на дверь.

— Кто она? Жена? — прошептал он.

— Нет, не жена, — произнёс Артемий, — это одна из моих попутчиц — Мальвина Карловна, и мне кажется, что сейчас она поставит весь поезд на уши! Дружище, — обратился он к товарищу, — подожди меня здесь, я скоро вернусь.

Мусин вышел из купе и увидел в коридоре вагона несколько возбуждённых человек. Ближе к нему стояла Мальвина, которая что-то возбуждённо доказывала проводнику, жестикулируя при этом. За ней виднелись белокурая голова Ольги Петровны и фигуры проводников Натальи и Андрея.

Мальвина Карловна кричала на весь вагон, что надо сорвать стоп-кран и немедленно остановить поезд и, никого не слушая, уже неслась к рычагу красного цвета.

Перед Артемием внезапно открылась дверь купе, из неё на крики женщины вышел мужчина невысокого роста в пижаме и сразу же оказался на пути Мальвины Карловны. Женщина набрала определённую скорость и поэтому уже не могла остановиться. Запнувшись об это препятствие, она всем телом рухнула на мужчину.

Ольга Петровна, следуя за своей новой знакомой в таком же темпе, оказалась сверху, и только оба проводника успели вовремя остановиться.

Из открытого купе высунулась заспанная женская голова. По-видимому, это была жена того мужчины, который находился под Мальвиной. Она, увидев эту картину, завопила истошным криком:

— Да что это такое у нас делается! Куда смотрят проводники? Вызовите полицию!

Но ко всеобщему удовлетворению, Андрей и Наталья всё же вовремя увидели Артемия.

— Вот он, смотрите, он здесь, — хором радостно закричали проводники.

Мусин виновато улыбался и молча разводил руками.

Первой с лёгкостью поднялась Ольга Петровна, благо возраст и небольшой вес её позволили это сделать. А вот Мальвину Карловну поднимали всем табором. Правда, коридор был таким узким, что с первого раза ничего не получилось. Только на третий раз операция прошла успешно. Сбитый с ног мужчина уже не стонал, а хохотал со всеми вместе, наблюдая, как поднимают Мальвину.

Мальвина Карловна слегка покраснела, но не от конфуза, а от того, что оказалась в центре событий. Ей льстило всеобщее внимание.

Проводники вздохнули с облегчением и от души радовались тому, что сумасшедшая пассажирка не сорвала стоп-кран.

Дальше началось возвращение Мусина в купе. Впереди шли проводники, за ними шествовала Ольга Петровна, замыкала процессию Мальвина Карловна. Мусин обернулся и увидел Артура, который смеясь, приветливо помахал ему рукой.

- Заходи потом... – крикнул он вслед другу.

В купе возвращались шумно. Передвигаясь по направлению к своему вагону, женская половина в ярких красках делилась с Артемием своими переживаниями по поводу его отсутствия. Больше всех возмущалась Мальвина Карловна. Она то и дело с громкими возгласами хваталась за сердце и голову.

— Что за паника на корабле? — послышался весёлый голос «морячка», и его крепкая фигура показалась в дверях купе.

Мусин развёл в недоумении руками и зашёл в купе.

— Не спи моряк, проспишь пучину! – недовольно заключила Мальвина. — Как только нужна ваша помощь, вас не добудиться! — и женщина во всех подробностях рассказала «морячку» историю пропажи, местами приукрашивая события и демонстрируя переживательные эмоции.

Наконец все уселись по своим местам. Насмеявшись от души и отдышавшись от смеха и волнений, связанных с последними событиями, они заказали у проводников чаю на всех и решили познакомиться заново и немного рассказать о себе.

— А то едем уже целый день, столько приключений пережили, а о друг друге ничего, кроме имен, не знаем, — сказала Ольга.

— А давайте такую игру придумаем… — захлопала в ладоши Мальвина.

— Хватит нам уже игр, — пробурчал Мусин.

— Смотря, какая игра! — «Моряк» в предвкушении накручивал рыжие усы.

— Игра простая. Проведём жеребьёвку. И потом по очереди станем рассказывать о себе, — успокоившись, сказала Мальвина, надув губы.

Неожиданно в дверь купе постучали. На пороге стоял школьный товарищ Артемия Артур.

— Дорогие друзья, я хочу перед вами извиниться за предыдущий инцидент, это я виновник всего, что произошло.

Артемий пригласил Артура зайти к ним в купе и познакомил его со своими попутчиками. После того, как все присутствующие были представлены друг другу, Артур предложил пройти в вагон-ресторан и продолжить знакомство.

Мальвина Карловна начала возражать:

— Зачем идти в ресторан, когда у меня целая куча еды? Да и «Клюковка» ещё осталась.

— Нет, мои хорошие, я настаиваю, чтобы мы все дружно пошли именно в ресторан, тем более повод для этого есть — у меня сегодня день рождения!

В дверях появилась проводница и настороженно спросила:

— Господа у вас всё хорошо? А то я с некоторых пор стала вашему купе уделять гораздо больше внимания, чем другим.

— У нас всё отлично, — заявил Артемий, – и мы решили пойти пообедать. Разрешите и вас пригласить, тем более есть отличный повод – у моего товарища сегодня день рождения.

Николай Петрович, ещё не проснувшись окончательно и решивший не прерывать дневной сон, предложил:

— Идите и поздравьте именинника по всем правилам, а я покараулю вещи.

— Оставаться в купе нет никакой надобности, — ответила проводница Наталья. — Я закрою купе своим ключом, и вы все сможете спокойно отдохнуть. Я с вами тоже немного посижу. Думаю, что Андрей не будет против. И к тому же попрошу Валентину, которая сейчас обслуживает пассажиров, принести нам что-нибудь вкусненькое.

Наталья закрыла купе и отправилась в вагон-ресторан обсудить меню. Все остальные ещё минут десять любовались зимним пейзажем за окном. Николай Петрович вновь взял командование в свои руки, объявив себя тамадой. Путь оказался недлинным, так как ресторан находился через два вагона.

Несмотря на обеденное время, вагон-ресторан на удивление оказался почти пустым. За соседним столиком сидела пара преклонного возраста. На вид им было далеко за семьдесят лет. Не разговаривая, они медленно пережёвывали пищу. В дальнем углу, ближе к буфету, сидела молодая пара с девчушкой четырёх-пяти лет. Мама старалась накормить её.

— Не буду, не хочу! Хочу конфету! — капризничала девочка.

Но, увидев столько новых взрослых, вдруг притихла и открыла рот. Мама воспользовалась ситуацией, стараясь отправить ложку с супом по месту назначения.

Первый тост тамада доверил Мусину на правах школьного товарища.

— Артур, я с огромным удовольствием поздравляю тебя с днём рождения, желаю здоровья, успехов в службе и, конечно, в личной жизни, о которой ты почему-то не рассказал мне.

— Поздравляем! — три раза прокричали все хором.

Дальше посыпались пожелания: счастья, побольше денег, много детей и т. д. Весь набор, который говорят на торжестве. Милые соседи хлопали в ладоши, на их лицах появились улыбки. К столу подошла маленькая девочка. В её глазах можно было прочитать: «Очень жалко конфету, я могла бы сама её съесть, но так велела мама!» И она протянула Артуру большую конфету.

- Это тебе подарок!

Затем посмотрела на Мусина, показала язык и быстро побежала к родителям.

Все рассмеялись, так и не поняв, что это было – кокетство или коварство. Но одно было понятно, конфета Мусину не досталась.

Наталья поблагодарила Артура за приглашение и отправилась на работу. По-английски ушли и другие посетители ресторана.

Николай Петрович нахваливал котлеты по-киевски и яблочный пирог от шеф-повара Валентины.

Всех можно было провести, но только не Мальвину Карловну. Её очень заинтересовала личная жизнь Артура.

— Я женат, и у меня два наследника, двенадцатилетние мальчишки-близнецы Егор и Захар, — смущённо произнёс он.

Смущение только больше разогрело любопытство Мальвины.

— Расскажите, расскажите про свою жену. Кто она? Где работает?

— Думаю, если я расскажу, то мы с Артемием подерёмся, как когда-то в десятом классе.

— Ищите женщину! — пропел Николай Петрович.

Теперь всё внимание переключили на Мусина.

— Ну, а вы, наш драчун и шалунишка, — первой откликнулась Мальвина Карловна.

В это время в вагон-ресторан пришли трое новых посетителей, и разговор был прерван.

Николай Петрович на правах тамады предложил вернуться в купе.

— Я требую продолжения банкета, — пропел он – продолжим в своём купе – там уютнее и как-то теплее, что ли.

Все одобрительно закивали и отправились в обратный путь.

В вагоне-ресторане все ограничились бокалом красного вина и различными соками. Поэтому, вернувшись в купе, Мальвина вновь выудила из своего баула «Клюковку».

Две женщины и трое мужчин находились в приподнятом настроении, по очереди поздравляя Артура с его с днём рождения, и коротко рассказывали о себе.

Ольга Петровна, прежде стеснительная, показывала всем свой альбом с художественными эскизами, так как, сколько себя помнила, любила рисовать и поэтому стала учителем рисования.

Мальвина Карловна, как оказалось, работала поваром в небольшой рабочей столовой. Она с детства любила готовить и угощать всех, кто ей нравился. И все уже успели оценить её кулинарные способности и не уставали нахваливать.

Старшина Николай Петрович совсем недавно стал пенсионером и с радостью делился огромным багажом интересных рассказов из своей рыбацкой жизни.

Два товарища — Артемий и Артур — были программистами с высшим техническим образованием и чувствовали себя весьма успешными людьми.

Все они по воле провидения ехали в одном поезде, сидели в одном купе, и в этот момент их объединяло чувство радости и простого человеческого счастья.

По пути в купе Николай Петрович заказал у Натальи чая для всех.

Расположившись поудобнее, Мальвина Карловна требовательно произнесла:

— Артемий, рассказывайте, как на духу!

«Кто она по профессии? Воспитатель детского сада, учитель начальных классов? В старших классах долго бы не продержалась. Или надзирательница в местах не столь отдалённых?» — Артемий много раз до этого задавал себе вопрос относительно профессии Мальвины.

А всё оказалось довольно просто, она была поваром. Она привыкла месить тесто, доводить его до кондиции, так же поступала и с людьми. Эта дама действовала на Артемия как удав на кролика. Мусин поёжился.

— Пусть Артур расскажет вместо меня, он всё знает, — буркнул он.

— Хорошо! — начал Артур.

Он рассказал, что они с товарищем учились в одной из московских школ с первого класса. Дружили, часто бывали в гостях друг у друга. Жили в соседних подъездах. Мамы их тоже дружили. Были, как и все мальчишки, шустрыми, весёлыми, хорошо учились. Марина появилась в их классе после слияния трёх классов в один девятый. Многие ребята после восьмого класса ушли в другие учебные заведения, поэтому в итоге из трёх классов получился один.

— Вот, что я говорил, ищите женщину, — перебил Артура «морячок».

На него сразу же заворчали женщины, чтобы не мешал слушать.

— Раньше мы на неё не обращали никакого внимания, — продолжал рассказчик. — Но после летних каникул она очень изменилась и превратилась из гадкого утёнка в прекрасную лебедь.

В купе послышался одобрительный вздох Мальвины Карловны.

— В неё сразу влюбились все наши пацаны. Но она выбрала Артемия. За глаза мы все их называли Ромео и Джульетта. Они почти повторили их судьбу.

— Она что, умерла? Ведь он-то живой! — воскликнула любопытная повариха.

— Не совсем. Всё банально просто. Против наших отношений были мои родители, — продолжил Мусин. — Мы хотели пожениться сразу после выпускного вечера. Но меня срочно отправили к больной бабушке в северную столицу. Я не знал, как об этом сказать Марине.

— Родители Артемия всё это специально придумали, чтобы разделить их, — подтвердил Артур. — Но я-то этого не знал. Вот тогда мы и подрались. Я считал, что Артемий поступает нечестно по отношению к любимой девушке. Но он всё-таки уехал. Там он поступил в Институт и пропал на долгие годы.

Мусин перехватил гневный взгляд Мальвины Карловны, готовый уничтожить его навсегда.

— Я звонил каждый день. На мои просьбы позвать Марину к телефону получал один и тот же ответ, что она уехала. Куда? На мой вопрос в трубке всегда слышались только одни гудки. Потом учёба в Институте. Всё как-то завертелось. После возвращения в Москву я узнал, что Марина уехала в Читу к своей бабушке. Потом вышла замуж и поменяла фамилию. Как жаль, что в то время не было мобильных телефонов и социальных сетей. Наверное, одна из причин, по которой я до сих пор не женат, кроется в моей первой любви.

В купе стало тихо. Только Ольга Петровна незаметно поглаживала Мусина по плечу, будто хотела сказать: «Как я вас понимаю».

Такая поддержка для Мусина была кстати. Один против Мальвины Карловны он бы не выстоял.

Но Мальвина уже не обращала на него никакого внимания и, повернувшись к Артуру, прямо в лоб спросила:

— Она теперь ваша жена?

— Да, – тихо ответил Артур.

— Как у вас всё красиво, романтично, я о таком только в книжках читала да в фильмах смотрела! — вдруг прослезилась Мальвина. — А у меня как-то не сложилась личная жизнь! Пирожками всё начинается и котлетками заканчивается, а я же женщина, а не кастрюля с борщом! — зарыдала она, расчувствовавшись.

Ольга Петровна переключила свою заботу на Мальвину.

— Я с кошкой Матильдой живу, она меня понимает и ждёт! – продолжала Мальвина Карловна. — Она мне заменила семью.

- Ну что вы, дорогая, вы такая эффектная женщина! — успокаивала её Ольга Петровна. — У вас всё ещё впереди! Вы обязательно встретите свою любовь в новом году! — не унималась Ольга Петровна.

— Вы так думаете? – с надеждой в голосе произнесла Мальвина.

— Я в этом уверена! — заключительно кивнула ей в ответ Ольга Петровна и обняла расплакавшуюся женщину.

Мусин чувствовал себя очень неловко и в какой-то момент поймал себя на мысли, что Мальвина Карловна перестала вызывать у него негативные ощущения, а, наоборот, ему захотелось сделать что-то очень приятное для этой женщины, как-то поднять ей настроение. Он подошёл к Артуру и шепнул ему на ухо:

— Как ты думаешь, следующая стоянка будет долгой? Мне просто необходимо купить цветы!

— Стоянка всего пять минут. А какие цветы ты хочешь найти в тридцатиградусный мороз на вокзале? Знаешь, что я тебе скажу, все женщины любят шоколад. Так что, шоколадка — беспроигрышный вариант.

— И то верно, — согласился Мусин и стал собираться, накинув парку на плечи и двинувшись к тамбуру.

«Надо взять две шоколадки — и для Мальвины, и для Ольги. Пусть им будет приятно», — размышлял он, вглядываясь в замерзшее окно.

Мусин, запыхавшись, подбежал к вокзальному киоску, который кое-как отыскал. По дороге он решил купить три шоколадки. Третью – для Натальи. «Так будет справедливо», — подумал он. Хотел взять три одинаковые, чтобы никого не выделять. Но одинаковых нашлось только две. Пока выбирал ещё одну, чуть не опоздал на поезд. На вокзале, кроме него и продавщицы, людей не наблюдалось. И застрять здесь в таёжном углу, было перспективой нерадужной. Спасибо Наталье, она смогла задержать отправку поезда до его появления.

— Ну вот, с вами одни проблемы. Больше не выпущу, — сказала она.

Мусин галантно раскланялся и вручил проводнице шоколадку. И действительно, подарок сыграл роль, которую ему отводили. Наталья улыбнулась и погрозила пальчиком.

А в купе решили, что Мусин отстал от поезда, и с упреком выговаривали Артуру за то, что он соблазнил Артемия на шоколадную вылазку.

— Я не виноват, — быстро проговорил Артур.

В этот момент дверь купе открылась.

— Получите свою пропажу! — Наталья пропустила Артемия вперёд.

Шёл третий день пути, пассажиры понемногу привыкли друг к другу и каждый раз узнавали что-нибудь новенькое о жизни каждого.

Мальвина Карловна показывала свой фотоальбом Николаю Петровичу и комментировала снимки.

— Вот видите, — обращалась она к мужчине, — на этой фотографии мой родной брат, ему всего двадцать пять и он младше меня на пятнадцать лет. Он живёт в Ярославле в своём доме. У него на днях будет свадьба, и я еду туда, чтобы помочь ему подготовиться. Брата зовут Владимир, он работает водителем-дальнобойщиком, возит разные грузы по нашей большой стране и за её пределы. Рядом на снимке с ним его невеста Анастасия, она — врач-терапевт в местной поликлинике. Владимир недавно купил дом, и многих вещей у него пока нет, поэтому я и везу эти баулы с подарками. Самый ценный баул — это тот, в котором находится родительская перина, я её берегла для своей семейной жизни, но, как вы успели заметить, пока она у меня не сложилась, а брату сейчас всё пригодится. И пускай только не возьмёт её — я ему… — И женщина с силой сжала пальцы в кулак и потрясла им перед самым носом Николая Петровича.

Мужчина чуть отодвинулся и в знак солидарности с ней утвердительно закивал головой.

— Правильно, Мальвина, с нынешней молодёжью так и надо. Вот как сейчас помню… — продолжал он, — мы с покойной моей Марией начинали жизнь с нуля, ничего у нас тогда не было, но зато прожили мы с ней сорок лет душа в душу.

Артемий, лежа на полке, внимательно слушал их разговор, вспоминал своих престарелых родителей, и в его голове невольно стали появляться мысли, что он до сих пор не подарил им ни одного внука.

В купе тихо постучали.

— Да, да, — хором ответили собеседники.

Вошёл Артур в верхней одежде, со спортивной сумкой через плечо.

— Зашёл попрощаться. Через пять минут моя остановка, город Чита. Рад был со всеми познакомиться. Артемий, вот мой телефон, жду звонка, — сказал Артур, протягивая визитку.

Все разом засуетились, решив непременно проводить его.

— Артур, а вас будут встречать? — спросила Мальвина Карловна, внимательно посмотрев на Мусина.

— Да, конечно, жена и сыновья, — ответил Артур и тоже посмотрел на товарища.

У Мусина пересохло в горле. Он не мог понять своих чувств, его бросало то в жар, то охватывала дрожь. Через пять минут состоится его встреча с первой любовью. Он старался не показывать виду, что взволнован. За дверью раздался голос проводника Андрея:

— Город Чита, стоянка тридцать минут. Подъезжаем.

Все встали в ряд, процессию замыкал Мусин.

Марину и мальчишек увидели сразу: встречающих на перроне было мало. Марина выглядела потрясающе, она практически не изменилась. Если бы провожающие не знали, что мальчики её сыновья, то приняли бы её за их старшую сестру.

— Правда, прекрасная лебедь! — прошептала Мальвина Карловна.

Марина приветливо помахала рукой, дети бросились навстречу отцу, обняли его, прижались.

— Мы так тебя ждали, очень соскучились, — наперебой кричали Егор и Захар.

Кто из них кто, трудно было понять, буквально одно лицо. Артур одновременно радовался и был напряжён. И тут Марина увидела Мусина. От неожиданности она выронила сумочку и отмахнулась, будто увидела призрак. Казалось, время остановилось, притихли даже мальчишки, не понимая, что происходит.

Мусин догадался, что если он сделает хоть один шаг вперёд, Марина, не взирая ни на что, бросится в его объятия. Это поняли все и с сожалением смотрели на Артура. Но шаг вперёд сделала Ольга Петровна.

— Здравствуйте, я жена Артемия, Ольга! — твёрдо произнесла она.

Такого поворота не ожидал никто. Мальвина Карловна уже раскрыла рот, чтобы высказать своё возмущение. Но Николай Петрович, нежно взяв её за плечи, развернул и повёл к вагону.

Первым очнулся Артур:

— Представляешь, дорогая, встретились в поезде, всю ночь проговорили о школьных годах. Я тебе обязательно всё расскажу.

Подошла Наталья и попросила пройти в вагон:

— Поезд сейчас отправляется.

Ольга Петровна демонстративно взяла Мусина под руку:

— Пойдём, милый, пора, — сказала она, уводя Артемия.

Мусин шёл, не оборачиваясь, но чувствовал, что Марина смотрит им вслед.

Когда вошли в вагон, Ольга Петровна оставила Артемия одного в тамбуре и тихо прошептала:

— Как я вас понимаю!

Он ещё долго смотрел, как уходят с перрона Артур и Марина с детьми. Будто чувствуя его взгляд, Марина обернулась, помахала рукой и что-то прошептала. Что именно, понять Мусин, конечно, не мог, но знал точно – это их последняя встреча. Вернуть прошлое нельзя.

За окном светило яркое солнце. С души словно камень упал. Мусин понял, что прощён.

Открывая дверь в купе, он весело прокричал:

— И чем здесь занимается моя жена?

Ольга Петровна что-то рисовала в альбоме, аккуратно оторвала листок и протянула Артемию.

Это был портрет Марины.

— Очень похоже, молодец! Но всё это теперь в прошлом, — без сожаления произнёс Мусин.

Портрет всем понравился. Мальвина Карловна попросила нарисовать совместный портрет с Николаем Петровичем. И тот игриво подмигнул в знак согласия.

Поезд тронулся. За окном замелькали маленькие домишки с клубами дыма из печных труб, заборы, наполовину занесённые снегом, редкие деревья, постепенно превратившиеся в густой таинственный лес.

Жители купе занялись своими делами. Все были молчаливы и, казалось, на некоторое время погрузились в раздумья.

Ольга Петровна молча рисовала в альбомчике. Николай Петрович сидел рядом с Мальвиной, которая старательно прихорашивалась перед предстоящим позированием.

Мусин безучастно смотрел в окно.

— А знаете, — он вдруг будто очнулся, — хорошо, что всё так получилось. Я сейчас только решил, что хватит мне жить старыми воспоминаниями!

Все оживились.

— По такому случаю неплохо было бы хорошо подкрепиться, как вы думаете?! Предлагаю отведать котлетки Валентины, — предложил Николай Петрович.

В ответ он увидел недовольный взгляд Мальвины Карловны. Но, немного подумав, она всё-таки согласилась. Обед прошёл в дружеской обстановке. Много говорили о том, кто, где и как будет отмечать Новый год.

— После вкусного обеда по закону Архимеда полагается поспать, — пропел по привычке известную поговорку «морячок».

Мужчины заняли верхние полки. Женщины решили заняться своими делами и немного посплетничать. Николай Петрович тут же засопел. Мусин притворился, что тоже спит. На самом деле ему очень хотелось послушать, о чём будут говорить попутчицы.

Подслушивать было нехорошо, но он точно знал, что речь пойдёт о нём.

Ольга достала книгу, она мечтала дочитать её в поезде. Но время летело быстро и было насыщено интересными событиями. Так что книга пролежала в чемодане без надобности. Мальвина Карловна достала спицы и недовязанные детские пинетки. Удивление Ольги рассмешило её.

— Невеста брата беременна. Я надеюсь не только погулять на свадьбе, но и увидеть свою племянницу, — радостно сообщила она.

Потом заговорщицки перешла на шёпот и прислушалась. Мусин засопел громче.

— Олечка, а тебе нравится Артемий? — еле расслышал он её вопрос.

Ответа не последовало. Ольга Петровна, видимо, кивнула или покачала головой. Ему так хотелось, чтобы она кивнула. С этой надеждой он уснул.

— Я хочу тебе признаться, что мне очень понравился Николай Петрович. И когда ты нас рисовала, — Мальвина взяла в руки подаренный Ольгой чёрно-белый набросок, — я почувствовала такое тепло, что согласилась бы всю жизнь провести с ним. Как ты думаешь, если я приглашу его поехать со мной, не будет это выглядеть не очень красиво с моей стороны. Я и так не очень хорошо повела себя с Артемием. Просто хотелось немного повеселиться, а он не понял меня.

— Мальвина, ну, что вы право! Вы одинока, и он одинок. Что вам может помешать?

Ольга одобряюще обняла женщину, а та уткнулась ей в плечо и тихонько заплакала, найдя сочувствие и понимание.

— Я вам тоже признаюсь, когда я говорила, что Артемий мой муж, мне этого очень захотелось.

Женщины затихли и так сидели, обнявшись.

Ночью поезд на сорок минут останавливался, но в этот раз никто из купе не выходил, потому что все крепко спали. Рано утром первым проснулся Николай Петрович. Он принёс чайник с кипятком, выложил на стол пачку печенья, пакетики с растворимым кофе, поставил баночки с сахаром и сгущенкой и начал будить всех остальных.

После чаепития и утреннего кофе Мальвина решила расспросить старшину о том, зачем он едет в Москву?

— Я, уважаемая Карловна, еду туда по приглашению родственника моей покойной супруги Василия и его жены Клавдии. Они давно приглашали к себе в гости нас с Марией, а мы всё откладывали на потом. Так вместе и не съездили. Сейчас я вышел на пенсию и решил навестить их, да и очень уж хочется посмотреть столицу нашей Родины. Им я о своём приезде пока ничего не говорил, пусть будет сюрпризом. По приезду в Москву хочу предложить Василию вместе наведаться и в Санкт-Петербург, посмотреть Финский залив, Аврору. Скажу честно, мне будет вас не хватать, Мальвина Карловна, вы замечательная женщина и человек.

Затем, повернувшись к Ольге Петровне и Артемию, он приложил руку к груди и сказал:

— Спасибо, дорогие мои, за всё! Я благодарен судьбе, что встретил таких прекрасных и душевных людей! Желаю вам счастья, и пусть радость дует в ваши паруса!

— Николай Петрович, – нерешительно заговорила Мальвина Карловна, – мне было бы очень приятно, если бы вы на Новый год приехали к нам в гости в Ярославль! Приезжайте вместе с Василием, я вас своим фирменным блюдом угощу. Я всегда готовлю много, а оценить не кому. А ещё Владимир нам такие живописные места в Ярославле покажет! Не хуже, чем в Питере! И на свадьбе погуляете! А там видно будет!

- И вы обязательно приезжайте в гости, я вам сейчас свой адрес напишу! — обратилась Мальвина Карловна к Мусину и Ольге Петровне. — За время поездки вы мне такими родными стали! — добавила она.

Николай Петрович в глубине души ждал этого предложения и очень обрадовался его услышать от Мальвины Карловны.

— Берём курс на Ярославль, полный вперёд! — воскликнул он, не веря своему счастью.

Ольга переглянулась с Мальвиной Карловной. У той глаза сияли от счастья. Но она, как истинная женщина, выдержала паузу и только потом ответила:

- Я согласна!

Никто не обратил внимания на Мусина, а тот незаметно достал ноутбук, который, как и книга Ольги Петровны, ждал своего часа. Его радостный крик прервал идиллию.

— Дорогие соседи, Артур передаёт вам привет. Дома у него все хорошо, вчера нарядили ёлку. Он всех поздравляет с наступающим Новым годом. Желает, чтобы все наши мечты обязательно сбылись. Он понимает, что случайность закономерна. Наша с Мариной встреча принесла в его семью покой и радость. Особую благодарность он передаёт моей жене Оленьке за её находчивость. Марина просила передать, что Ольга ей очень понравилась. Так и сказала: «Они отлично смотрятся с Мусиным. Пусть обязательно её поцелует от меня». «Не забудь. Ура! Я счастлив», — написал Артур в конце.

— Спасибо, огромное спасибо. А как он узнал электронную почту, и прямо там так и написано про поцелуй? – поинтересовался Николай Петрович.

Артемий протянул ему ноутбук. И «морячок» громко прочитал письмо.

— Здесь есть такая приписка – «спасибо, брат!»

— Артур очень хороший программист, отлично разбирается в Интернете, найти почту, думаю, не составило ему труда.

— И очень хороший товарищ, — подвела итог Ольга Петровна.

— Теперь, милый муж, твоя очередь позировать для портрета.

— Мальвина Карловна, не хотите пройти со мной в вагон-ресторан, закажем обед на всех. Только вы можете справиться с такой задачей. Возражения не принимаются, — предложил Николай Петрович.

После обеда Артемий остался рядом с Ольгой Петровной и, неожиданно для себя, стал расспрашивать её о цели поездки в Москву.

— Всё просто, дорогой друг, у меня там мама, и мы с ней не виделись два года. Вам, наверное, интересно будет узнать, как я оказалась так далеко от неё? Хотелось стать взрослой, самостоятельной, добиться в жизни успеха своими силами и приехать к ней с прекрасным принцем, о котором мечтает каждая молодая женщина. Я многого добилась, у меня есть любимая работа, прекрасный коллектив, хорошая квартира и ещё ученики, которые любят меня, только вот с принцем как-то не сложилось. Скажу откровенно, мне уже тридцать пять лет, и я хочу замуж, хочу иметь своих собственных детей и научить их всему тому, что знаю сама.

— Ольга Петровна, — спросил Артемий, — а что бы вы хотели ещё под Новый Год? Кроме мужа и детей? Не стесняйтесь, говорите! В предпраздничные дни наши желания могут исполниться.

На минуту Ольга задумалась, глаза её засветились, как у маленького ребёнка, который получил желанный подарок и, сделав глубокий вздох, она на выдохе сказала:

— Хочу попасть в Большой театр на балет.

Мусин взял в руки ноутбук, раскрыл его, нашёл нужную страницу и что-то написал. Затем, довольный проделанной работой, он с улыбкой посмотрел на свою спутницу.

— Тридцать первого декабря, в шесть вечера я приглашаю вас вместе с мамой на балет «Щелкунчик». Причём, представление дают на исторической сцене, — торжественно произнёс он.

— Но это невозможно! Я старалась заказать билеты за полгода. Но ничего не получилось. Вы волшебник? — воскликнула Ольга Петровна.

— Не волшебник, а дед Мороз! — рассмеялся Мусин.

— Да, чуть не забыл, вы приглашены на семейный праздник. Подтверждение от мамы пришло, — добавил Артемий.

Ольга Петровна собиралась с духом, чтобы найти способ отказаться. Но когда подняла глаза, увидела встревоженный взгляд спутника, и только смогла произнести:

- А это будет прилично?

— Даже очень. Родители мечтают об этом много лет. В письме мама написала «Свершилось!»

Артемий взял руку Ольги, прижал к свой груди и тихо произнёс:

— Исполняю второе желание, прошу вашей руки и сердца. Готов исполнять и другие желания.

— Я согласна! Могу составить перечень желаний?

Мусин только хотел спросить: «А их у тебя много?», но не успел, потому что в дверь постучали. Это вернулись Мальвина Карловна и Николай Петрович.

— Представляете, Валентина разрешила мне приготовить для нас обед, — с порога провозгласила она.

— Подтверждаю, обед получился на славу!

— Скорей, скорей, мы проголодались! — хором закричали Мусин и Ольга.

Пассажиры с удовольствием поглощали обед, приготовленный Мальвиной Карловной, и с интересом разглядывали за окном великолепный вид природы матушки-России.

Бескрайние заснеженные поля, березовые рощи… И чем ближе мчал их поезд к Ярославлю, тем чаше попадались на глаза древний кедровник и липовые рощи. У всех было отличное предпраздничное настроение, все с удовольствием общались друг с другом, фотографировались, рассказывали смешные истории из своей жизни и дружно смеялись.

Ближе к вечеру проводница Наталья принесла чайник с кипятком, положила несколько пакетиков с растворимым чаем и кофе и, присев рядом с Николаем Петровичем и улыбаясь всем, произнесла:

— Как хорошо, что вы едете в моём вагоне! Я так благодарна вам за нашу совместную поездку, хотя кое-кого приходилось постоянно ждать и искать...

С этими словами она посмотрела в сторону Артемия.

— Но, знаете, в целом всё было отлично. Утром будем в Ярославле, и я хочу напомнить Мальвине Карловне, что стоянка будет только девять минут, а вещей у неё много. Поэтому, милые мужчины, помогите ей вынести их вовремя на перрон. Надеюсь, уважаемая Мальвина, вас кто-нибудь встретит?

— Да, — ответила женщина, — меня будет встречать брат.

Ночь быстро закончилась. Утром поезд прибыл в Ярославль. За долгое время пути попутчики сблизились, и расставание не обошлось без слёз.

— Вы обязательно ко мне приезжайте! — уже с перрона кричала в окно купе Мальвина Карловна, вытирая платком мокрые глаза.

Николай Петрович схватил свою спортивную сумку и, не мешкая, решительным шагом направился к выходу. Проводница Наталья уже закрывала двери вагона, когда «морячок» решил выйти. После долгих сопротивлений дверь была открыта.

— Наташенька, я желаю вашему кораблю удачного прибытия, а мой корабль уже нашёл свою тихую гавань! — с этими словами он выпрыгнул из вагона, который начинал своё движение по направлению к столице.

Ольга Петровна с Артемием тревожно прижались к замёрзшему окну, чтобы убедиться, что с Николаем Петровичем всё хорошо. Они увидели бегущего по перрону весёлого «морячка», который махал руками в сторону стоящей пары и кричал:

— Мальвина Карловна, вы обещали меня познакомить со своим братом и показать Ярославль!

— Наталья, а можно задать один нескромный вопрос, — обратилась к проводнице Ольга. — Я часто ездила в поездах, честно признаюсь, боюсь летать на самолётах. Обычно в вагоне две женщины проводницы, либо мужчины. А у нас такие молодые девушка и юноша.

— Ну, не такие уж и молодые. Мы с Андреем — муж и жена. В этом году заканчиваем Железнодорожный институт. Проводниками подрабатываем обычно летом, в каникулы. Сейчас мы обучаемся дистанционно, и нам разрешили отправиться в поездку. Да и работы сейчас немного, вагоны заполнены на пятьдесят процентов. Многие сейчас в купе едут семьями или по одному, как Артур, если приобретут второй билет. Мы долго не могли понять, почему в четвёртое купе были проданы все четыре билета. Наверное, кассир во Владивостоке не внёс в систему информацию о том, что два билета проданы. Позже, в другом городе продали ещё два билета, – объяснила она.

— А может, нас всех в одно купе свела судьба, — задумчиво произнесла Ольга Петровна.

Против судьбы никто не стал возражать.

После Ярославля в купе остались только двое, Артемий и Ольга. Необычная тишина повисла в воздухе, с уходом Мальвины и Николая будто опустел и сам вагон. Не было слышно весёлых шуток моряка и запаха вкусных блюд чудо-повара.

Ольга Петровна делала последние наброски в своём альбоме, а Артемий достал свои командировочные документы и стал заполнять, чтобы по приезду сдать их в бухгалтерию. До прибытия в Москву осталось совсем немного времени, и пассажиры начали собирать вещи. Почувствовав грусть Ольги, мужчина обнял её и, поцеловав, попросил показать последние эскизы из альбома. Рисунки, сделанные простым карандашом, отражали сцены их дорожной жизни – вот Мальвина Карловна несётся по вагону, чтобы сорвать стоп-кран, а за ней сама художница Ольга и двое проводников с возбуждёнными лицами, пытающие её остановить. Вот они все вместе в вагоне-ресторане поздравляют Артура с днём рождения. И вот, наконец, последний рисунок – Николай Петрович, выпрыгивающий на ходу из поезда в Ярославле.

- Неужели мы их больше никогда не увидим? – прошептала Ольга Петровна

- Ну, что ты! Конечно же, увидим, – успокаивал её Артемий — Они оставили свои телефоны, и мы сможем не только позвонить, но и встретиться с ними. Тем более, теперь мы просто обязаны это сделать, надо будет передать этот рисунок Николаю.

В купе заглянули Наталья и Андрей

- Через несколько минут мы будем в Москве, – сказала проводница.

Ольга подарила на память Наталье рисунок с их портретами, женщины обнялись, а мужчины крепко пожали друг другу руки. Поезд сбавил ход и плавно остановился в сердце нашей Родины. Путь от Владивостока до Москвы был пройден, но жизненные пути пассажиров четвёртого купе вагона №6 только начинались.

Последними вагон покинули проводники. К этому времени перрон уже опустел. Пассажиры спешили домой или по делам. Андрей ласково похлопал вагон, поблагодарив его за путешествие. Он всегда так делал после поездки. Потом посмотрел на Наталью.

— Не вагон, а настоящий свадебный салон, — рассмеялся он, вспоминая прибаутки морячка.

В ответ жена загадочно прошептала:

— Да, хорошая получилась «Новогодняя сказка про счастье».

— А почему шёпотом? — удивился Андрей.

— Чтобы не спугнуть счастье, ведь оно такое хрупкое, — ответила Наталья.

Андрей обнял её, и они медленно побрели по перрону. А за ними, как шлейф, долго звучали слова в морозном воздухе: «А ты помнишь, Мальвина Карловна.., а Мусин постоянно терялся, но теперь он в надёжных руках Ольги Петровны».

А вы знаете, дорогие читатели, чудеса, как не удивительно, всё-таки случаются под новый год.

Четыре человека обрели счастье. Разве это не чудо?!

На этом мы прощаемся с нашими героями и с вами.

А что было дальше... Придумайте сами!!!

С наступающим новым годом!!! Счастья всем вам большого-пребольшого и просто человеческого!

 

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 2)

Статистика оценок

10
2
 

RSS
19:05
+1

Веселая вышла история. Необычная и новогодняя, спасибо!

Писали перед новым годом коллективно. Можете посмотреть, как это происходит в Арт-кафе в бильярдной. Катаем снежный ком.

09:49
+1

Интересная, веселая история! 

Замечательная новогодняя история, с юмором и интересно! С удовольствием прочитала!