Я никогда не хотел, чтобы это случилось...

                Я никогда не хотел, чтобы это случилось. Честно! Я клянусь тебе – я не хотел. Мне нравилась война, я был рожден для нее, меня вырастили для битвы, для одной только битвы с тобой.

                А теперь, когда твои глаза блестят молочной слепотой, когда твоя голова отделена от тела, а мои армии добивают твои отряды, я впервые понимаю, что я не знаю, как поступить дальше.

                Чтобы собрать сегодня на этом поле битвы все свои силы, я заключал союзы с домами высшей силы, я плел интриги, крал письма и подменял гонцов на пути от одного замка к другому. Я лгал, а теперь…что мне делать теперь?

                Я обещал им всем, что если они придут биться за меня – они придут биться за свой народ, за свободу, за светлое будущее, но пока идет война – этого будущего и не ждут, однако, теперь, когда твоя голова снесена моим тяжелым мечом, мне кажется, что все взгляды уже направлены на меня, что все уже ожидают мгновенного улучшения.

                 А я, к своему бесконечному стыду, даже не представляю, с чего начать. Восстанавливать пашни, что пожгли, чего греха таить, и ты, и я? А кем? Крестьяне положены либо голодом, либо набегом, а те, что есть, так худы и тощи, так бледны и больны, что мало чем отличаются мертвых.

                Восстанавливать город? На какие деньги? Казна пустая – всё ушло на войну. А восстановить – это же… как? С чего начать? Выписывать мастеров? У нас и шахты разбиты, и леса пожжены.

                Флот? О, святые духи, наш флот и до войны был в плачевном состоянии, а сейчас… торговля? Нет, тоже не выход. У нас нет ничего, в чем крайне нуждаются другие. Мы обеспечивали себя сами почти всю нашу историю. Торговали для приличия, что ж мы – хуже других?

                Да и торговлю с пустой казной не займешь.

                Нет, придется занять. Только вот…мы же не убийцы. Твои армии теперь наши, то есть, учитывая, что своих земель у твоего племени вообще никогда не было, твоя армия, вернее, те. Кто уцелеют из твоей армии – тоже наша проблема.

                То есть – моя проблема.

                Дух победы витает в воздухе, жжет до боли глаза слеза радости, а мне выть хочется от страха – дальше-то что? Сегодня победа, сегодня все будут еще пьяны от крови и вина, ну, завтра поскачут в разные части страны гонцы с вестью, допустим, еще недели полторы-две протянуть можно, а дальше? Что будет?

                Еще, допустим, месяца два я смогу валить все на войну. Люди будут терпеть, скрипеть зубами и проклинать тебя, а дальше – мы, конечно, что-то сумеем восстановить, но…

                Это же я теперь за все отвечаю! У них чума – я виноват, у них засуха – я виноват, у них голод – я виноват. Всегда буду виноват я и только я. И всегда я и только я обязан буду что-то делать.

                Боги мои, ужас-то какой!

                А ведь еще есть враги со стороны, есть мой родной брат, который где-то на югах скрывается, собирая новую армию…

                С одной стороны, если будет новая война – мне будет проще. Я рожден был для войны и битвы.

                Но с другой – я всю жизнь проигрывал брату и что-то мне не нравится эта затея. Там я отрубленной головой не отделаюсь, в лучшем случае – меня просто колесуют. А я знаю своего брата, он вопросами моего милосердия и томления заниматься не будет. Чуть  что не так – голова с плеч.

                Так, голова…поторопился я чего-то, признаю, погорячился. Не хотел я твоей смерти по-настоящему, клянусь!

                Слушай, а у тебя ведь есть сын, да? Как думаешь, если я дам ему сбежать, какова вероятность, что он пойдет против  меня войной? Эй…

                Ах да. Чёрт, ну прости, я, правда, не хотел этого. Не сегодня, мой друг, не сегодня, мой враг…

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

07:06
199
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!