Криминальная любовь

                                                                                                                                             

        Он помнил этот дом. Этот древний, покосившийся, вросший в землю бревенчатый сруб, с крышей, под старым, ржавым железом. В таком далеком детстве, он каждое лето приезжал в эту подмосковную деревеньку со смешным названием  - “Березовый Мостик”, в гости к бабуле с дедом, на каникулы. Иван подошел к деревянному крылечку, в котором ему был знаком  каждый гвоздь.  Заглянув в низенькое окошечко с треснутым стеклом, в нерешительности остановился. Его почему-то никто не встречал.

  • Странно, - пробормотал Иван, - никто не встречает.

А раньше, бывало, как только он со своим чемоданчиком из кожзаменителя подходил к знакомому дому, как из-за покосившейся, скрипучей  двери выбегала бабуля и, всплеснув руками, начинала причитать:

  • Дед, а дед,  смотри, кто к нам приехал!

Затем наступала очередь деда, который степенно выходил на крыльцо в своих неизменных валенках и душегрее и говорил: “Батюшки, Ванюша приехал!”

Так повторялось из года в год много лет и почему сейчас его никто не встречает, Иван просто не мог себе представить. Он постучал в дребезжащее окошко и тут его словно холодной водой окатили. Иван вспомнил, кажется, кто-то ему говорил о том, что дед с бабкой давно умерли, и значит встречать его уже некому. “Неужели это правда? – растерянно подумал Иван, отшатнувшись от окна,  - как жаль". Он постоял еще немного возле деревянного крылечка и, уже было, повернулся, что бы уйти, как услышал за спиной скрип двери и радостный бабулин голос:

  • Дед, Ванечка приехал!

Иван, невольно вздрогнув, обернулся и увидел, что на крыльце стоит бабушка и утирает мокрые глаза краем повязанного на голову цветастого платка, а из двери выходит дед.

  • Ванюша приехал!

Какое-то странное, двойственное чувство охватило Ивана. С одной стороны – он помнил, что ему говорили, а с другой стороны, он видел перед собой деда с бабулей. И здесь, его окатила такая сильная волна безудержной радости, что все сомнения ушли прочь. Внук обнял деда с бабушкой, и  почувствовал огромное чувство умиротворения, которое он давно уже не испытывал.

  • Ванечка приехал, наконец-то. Как давно тебя не было! – всхлипывая, запричитала бабуля.
  • Ну, старая, хватит, - нахмурившись, прикрикнул на бабку дед, - давай,  веди гостя в дом.

Они зашли в дом и Иван заметил, что ничего не изменилось с тех пор, как он приезжал сюда в последний раз.

 Все та же старая обстановка, “обшарпанная”, давно не беленая печка и те же выцветшие фотографии на потемневших от времени, бревенчатых стенах. “Господи, - подумал Иван, - как же хорошо, все как раньше было, когда-то”.

И все действительно было бы хорошо, если бы только так сильно не болела голова.

       -     Голова, - закрыв глаза от боли, простонал Иван.

       -     Батюшки, Ванечка! – всплеснула руками бабуля, - да у тебя же вся голова в крови!

       -     В крови… - растерянно повторил дед.

Иван потрогал голову и посмотрел на руку. Вся ладонь его была в липкой алой крови.

        -    Бабуля… - прохрипел он и открыл глаза.

 

                                *              *               *

 

             Бабули не было, и деда не было тоже. Не было и дома в деревне. Он сидел в машине на сиденье, залитом запекшейся черной кровью и кровь эта, судя по всему, была его собственной. Иван хотел левой рукой потрогать саднящий затылок, но не смог этого сделать – рука была пристегнута наручниками к рулевой колонке.

            -…..мать, - прохрипел Иван в отчаянии.

Он огляделся вокруг и увидел, что сидит в своей старой  “четверке”, а машина стоит на заросшей мелким кустарником лесной дороге и где это место находится хотя бы приблизительно, он не имел ни малейшего представления. Он не глядя, машинально, протянул руку к замку зажигания, но ключа на своем месте не было.

             - Сергей, - просипел Иван. Никто ему не ответил.

             - Сергей! – собрав последние силы, крикнул он и от страшной боли в разбитой голове потерял сознание.

 

                                                 *           *             *

               Эта девушка ему сразу понравилась. Она не походила модных девиц с большими запросами, которые, только узнав, что он работает простым охранником в банке, обычно сразу теряли к нему интерес.  Эта же, напротив, когда они случайно познакомились на дискотеке, проявила заинтересованность и к нему и к его работе, чего, как уже было сказано, никогда не было ранее. Более того, она подробно расспрашивала его о системе сигнализации, о его обязанностях и так далее. Ее звали Галей, довольно редкое имя в наше время. Они стали встречаться. Как-то разговор зашел о ее семье, и выяснилось, что родители погибли в автокатастрофе, и они жили вдвоем с братом. К себе она его не приглашала, объясняя тем, что живут они бедно, и он не настаивал. Когда же он хотел ее познакомить со своим отцом, Галя наотрез отказалась, сказав, что с родными знакомятся тогда, когда хотят вступить в брак, а они расписаться не могут, так как он зарабатывает мало, а она вообще не работает, а “ сидит  на шее”  у брата. С братом, правда, познакомила и тот Ивану сразу как-то не понравился. Какой-то скользкий тип, в глаза не смотрит, все время улыбается, а в глазах словно скрыта угроза.  Да и с сестрой они были почему-то совсем не похожи. И когда Иван, это как бы в шутку сказал, то перестав улыбаться, Николай, так звали брата, ответил, что они с Галей от разных отцов.

Короче говоря, вот такая получалась не очень веселая история.  Когда же в разговоре с Николаем, Иван посетовал, что Галя не хочет знакомиться с его отцом, тот неожиданно поддержал сестру:

     - А зачем ей знакомиться? Ты что, жениться на ней хочешь? А на что вы жить-то собираетесь?  А жизнь в Москве очень дорогая. Так-то дружок, - похлопал его по плечу Николай со своей неизменной улыбочкой.

     - Что же делать? - растерянно спросил Иван.

     - Есть один вариант, - как-то неожиданно быстро и очень серьезно ответил Николай, - и если дело “выгорит”, то хватит и на свадьбу и на детей, да и внукам еще останется.

     Хотя первые смутные подозрения уже закрадывались  в голову Ивана, он все-таки спросил:

      - Что за вариант?

      - Да вариант-то самый простой, - оглянувшись по сторонам и снова перестав улыбаться, ответил Николай, - а дельце связано с твоей работой. Понимаешь меня?

Иван от неожиданности вздрогнул, хоть и предполагал каким может быть предложение. Но высказанное вот так просто, в лоб, оно его просто обескуражило.

      - Нет, – нахмурившись, жестко  сказал Иван, сжав кулаки, - об этом не может быть никакой речи.

      - Понятно, - ответил Николай, как видно совсем не разочарованный таким ответом, - ну, ты подумай, посоветуйся с сестрой. Надумаешь, скажешь.

       Как ни странно, но когда Иван заговорил с Галей на эту тему, та, как будто, даже не удивилась.

      - Ты знаешь, Галчонок, - сказал Иван, замявшись, не зная с чего начать разговор, - твой брат мне вроде как предлагает банк ограбить. Чтобы денег на свадьбу добыть.

      - И что в этом плохого? – с вызовом спросила Галя, в упор глядя на растерянного Ивана своими голубыми наивными глазами.

       - Как это что? – опешил Иван, - это же преступление! Ты что, не понимаешь?

       - Преступление? – спросила девушка с неожиданной злостью в голосе, - преступление, милый ты мой, жить в нищете и считать копейки. А на что ты собрался жить, мой дорогой? Свадьбу на что справлять? Я уже о детях не говорю. Ты что, не понимаешь, что для этого нужны деньги? И деньги немалые?

       - Ну, как на что? – совсем растерялся от такого напора Иван, - отец поможет.

       - Он что у тебя, миллионер? – ехидно спросила девушка, - это ты уже должен ему помогать, а не он тебе. Ты, уже кажется, большой мальчик, а говоришь какие-то глупости.

       - Ну почему же глупости? – не очень уверенно ответил Иван, ищя и не находя аргументов в свое оправдание.

      - Потому… - зло ответила девушка, отвернувшись.

После продолжительного молчания, махнув рукой, Иван спросил Галю:

       - Ну и что ты предлагаешь?

Та, как будто ожидала этого вопроса.

       - Наконец-то дошло, - с удовлетворением ответила Галя и обняла Ивана, - сейчас придет брат и все объяснит. Ты слушай его, Ваня. Он же добра нам хочет. Понимаешь?

Иван обреченно кивнул, подавленный железной женской логикой.

       - Ну что, дозрел? – спросил со своей неизменной улыбкой Николай, войдя в кафе, где сидели за столиком Иван с Галей.

Иван передернул плечами, но промолчал, взглянув на девушку.

        - Ты не дрейфь, - сказал Николай, - все будет о, кей. План простой, как три рубля. Ты дежуришь с напарником?

        - С напарником. Что я должен делать?

        - Ну и как он, здоровый парень?

        - Служил в спецназе.

        - Нормально, справимся. Ничего тебе делать не надо. Откроешь дверь и все, остальное я беру на себя.

         - А напарник? – спросил Иван.

         - Ты должен его изолировать, - улыбнулся Николай.

         - Убийство? Я не согласен.

         - Ну, зачем сразу убийство? Нейтрализация. Да и тебя тоже нужно будет немного обработать для убедительности. Вы же для следствия будете первыми подозреваемыми. Ну, это уже моя забота.

         - Что ты имеешь в виду?

         - Да, ничего особенного, - ответил Николай, - попрессуем вас немного и все. Вас, конечно, будут проверять и максимум, что вам грозит, это лишение лицензии. Так что есть прямой смысл, понимаешь меня?

Иван, нехотя, кивнул. Николай, видимо, довольный успехом, продолжил.

          - Вас, конечно уволят. Может быть, даже, отдадут под суд, но ничего они не докажут и, в конце концов, отстанут. Потом надо будет затаиться на полгодика, на год, максимум. А потом делай что хочешь, весь мир будет у твоих ног!

 

                                   *                  *                *

 

Иван разлепил веки и ничего не увидел, кругом была кромешная тьма. Постепенно до его слуха донеслись звуки ночного леса: скрип деревьев, крики птиц и запах сырости. Он потрогал голову: кровь уже засохла и вся голова была покрыта сплошной твердой коркой. Очень хотелось пить, Иван сглотнул и почувствовал, как кадык с болью сжался в сухом горле. Иван прокашлялся и позвал: “Сергей, Сергей!”

Ответа не было. Он попробовал выбраться из машины и не смог: наручник мертво держал его левую кисть.

Отчаяние – это, пожалуй, будет самое слабое определение его состояния.

“А ведь у меня был телефон” – вяло шевельнулась в мозгу мысль, и он стал обшаривать карманы, хотя уже заранее знал, что ничего там не найдет.

        -У-у-у - вырвался из осипшего, сухого горла вопль отчаяния и Иван снова потерял сознание.

 

                                          *                  *                  *

 

      Накануне он сильно нервничал, волновался, не столько за себя, сколько за напарника, Сергея. Тот был здоровым парнем, служил в горячих точках, и мог стать серьезной помехой их предприятию. На их счастье, у него был известный недостаток, которым и решено было воспользоваться. В кофе с коньяком, который Иван принес на дежурство, была добавлена лошадиная доза снотворного. Операция была назначена на понедельник, который по всем приметам был не очень хорошим днем, и видно поэтому, все сразу пошло наперекосяк. Транквилизатор, которым снабдил его Николай, никоим образом не воздействовал на напарника. Иван уже вылил весь пузырек в водку, которую они обычно пили на дежурстве, но никакого эффекта от него почему-то не происходило. Сергей даже не задремал, напротив, он предложил Ивану сбегать за добавкой. Иван посмотрел на часы, до операции оставались считанные минуты.

        - Слушай, Сергей, - сказал Иван, - сходи сам, у меня что-то голова болит.

        - Это от хронического недопития, - улыбаясь, сказал Сергей, - ладно, сам схожу.

Иван надеялся, что пока Сергей будет ходить за спиртным, они успеют провести свою операцию, потому что они брали выпивку за несколько кварталов, чтобы не “светиться” рядом с работой.

Сергей, помахав рукой, пошел к выходу и Иван пошел следом за ним, чтобы закрыть дверь. Сергей открыл дверь и, полуобернувшись к Ивану, с пьяной улыбкой, сказал:

         -Жди меня и я вернусь.

В это время Иван услышал хлопок и Сергей, все также улыбаясь, стал оседать, заваливаясь на Ивана.

         - Серега! – закричал Иван, стараясь удержать напарника. Но это ему сделать не удалось, тот рухнул на пол. В дверь, между тем, со своей неизменной улыбкой, стремительно вошел Николай. За ним зашли еще двое, незнакомых Ивану людей, c бейсбольными битами в руках, которые заперли за собой входную дверь.

Мельком взглянув на вошедших, Иван склонился над другом.

          - Серега, потерпи, я сейчас “скорую” вызову, - сказал Иван, шаря в карманах в поисках телефона.

          - Больно, Ваня, - с трудом выдохнул Сергей и изо рта его, на белоснежную форменную рубашку, вытекла алая струйка крови.

          - Никаких “скорых”, - сказал Николай, - нам не нужна реклама.

          - Ты что сделал, сволочь? – вскочив на ноги, крикнул Иван, -  мы же договорились, что он не пострадает!

          - Правильно, договорились, - с невозмутимой улыбкой, ответил Николай,- только сейчас он должен уже спать, а он не спит. Почему?

          -  Не знаю, - ответил растерянный, сбитый с толку Иван, - я все сделал как надо…

          - Если бы ты все сделал как надо, этого разговора сейчас бы не было.

          - Ему нужна “скорая”! – в отчаянии сжимая кулаки, воскликнул Иван.

          - Уже не нужна, - сказал Николай и, достав из-за пояса пистолет с глушителем, выстрелил Сергею в голову.

Тот, дернувшись в конвульсиях несколько раз, затих.

Иван, от неожиданности, на несколько мгновений замер, затем в бешенстве, бросился на Николая и в это время погас свет.

 

                                  *                  *               *

 

         - Товарищ капитан, сейчас передали, что был звонок. Сказали, что тот, кого мы ищем, скрывается в лесу. Место указали.

         - И кто же это? – с интересом спросил Михалыч оперативника, сообщившего ему эту новость.

         - Охранник банка, - ответил оперативник, - Иван Ефимцев.

         - Так я и думал, - сняв очки и задумчиво потерев переносицу,  сказал Михалыч, - а что слышно о втором охраннике?

         - Пока ничего.

         - Не важно, найдется. Я так и знал, что в этом деле замешан кто-то из банка. А кто звонил?

         - Неизвестно. Не представился и номер не определился. Засечь местоположение тоже не успели, быстро отключился.

         - Интересно, очень интересно, - с удовлетворением сказал Михалыч, - наверняка это кто-то из той же “шайки”. Небось “бабки” не поделили. Обычная история.

          - Что делать будем, товарищ капитан?

          - Что делать? – переспросил Михалыч, - будем выдвигаться по сигналу, других вариантов у нас пока все равно нет. Давай, командуй.

          - Есть!

 

                                   *           *             *

 

Иван залез на “прыжку”, которую они с пацанами соорудили на берегу реки, и с замиранием сердца, по качающейся доске, дошел до ее края. Снизу на него смотрели друзья и, подбадривая, торопили с прыжком. Иван замер на несколько секунд, чувствуя в низу живота нехороший холодок. Но вот, наконец решившись,  оттолкнулся и, вытянув руки, “рыбкой”, полетел вниз. Вода приняла его в свои холодные объятия. Иван быстро заработал руками и ногами, чтобы выплыть на поверхность и это ему удалось.  Он вынырнул и открыл глаза.

 

                                   *            *            *

 

Иван открыл глаза и увидел Галю, которая держала в руках открытую бутылку с минеральной водой.

          - Жив, слава Богу, - с облегчением пробормотала она.

          - Живучий, гад, - ласково улыбнувшись, похвалил его Николай.

Иван потрогал голову и увидел на ладони кровь.

          - Лежи тихо, не дергайся, - уже менее миролюбиво сказал Николай.

          - Пахан, “сармак” взяли, “валить” надо, – услышал Иван и повернул голову.

Голос принадлежал одному из подельников Николая, молодому парню, с татуировками на руках.

           - Добро. Грузим этого и его дружка и “линяем” отсюда.

           - Зачем они нам? – удивился татуированный, - время только потеряем.

           - Так надо, Зема, если их не будет на месте, менты на них все спишут.

           - А, понял! – ухмыльнувшись, сказал Зема, - Ну, ты - голова. Каленый, давай грузить “жмуриков”.

Молчаливый Каленый кивнул и, схватив Ивана за воротник куртки, молча поволок его к выходу.

         - Коля, оставь их здесь, - попросила Галя, - ты же обещал, что все будет без крови.

         - Ну, сама видишь, что не получилось без кровушки. Так что извиняй.

         - Коля, ты же…

         - А что ты так за него просишь? А? - с какой-то нехорошей ухмылкой перебил ее Николай, - может у тебя с ним что-то было?

         -  Да ты что? – отмахнулась Галя.

         - Тогда помалкивай, лучше.

         - Ну что там, Зема? – спросил Николай подошедшего подельника.

         - Порядок, погрузили.

         - Как обстановка?

         - Да, вроде, пока все тихо…

         - Тогда “сваливаем”. Поехали.

 

                                       *            *            *

 

Иван сквозь дрему, полузабытье, услышал тихий стук, негромкое царапанье по стеклу.

           - Ваня, Ванечка, сынок, - услышал он до боли знакомый голос.

           - Мама, - с облегчением выдохнул он, - ты пришла….

           - Открой дверь, сынок!

Иван попробовал дотянуться до замка и не смог этого сделать.

           - Я не могу, мама,- прохрипел он.

           - Ванечка, сынок мой, что они сделали с тобой?

Ивану показалось, что мать плачет.

           - Не плачь, мама, не надо. Я сам во всем виноват.

В это время лесную дорогу осветила, выглянувшая из-за туч полная луна и он увидел за лобовым стеклом машины смутные очертания женской фигуры. Он вплотную придвинулся к стеклу, пытаясь рассмотреть лицо, но это ему сделать не удалось. А может быть, он просто забыл его? Ведь когда мама умерла, ему было всего шесть лет.

 

                                *             *             *

 

- Ну, все, дальше не поедем. Место здесь глухое, их вовек не найдут.

- Коля, ну пожалуйста, не делай этого, - нервно затягиваясь сигаретой, попросила Галя.

- Молчи, дура, - тихо сказал Николай, - а то с ними, здесь останешься.

У нас четыре мешка денег, а ты… Зема, где бензин?

- Все в порядке, Пахан. Бензин в багажнике. Две канистры.

- Отлично, хватит, - улыбаясь, сказал Николай, вылезая из машины, - Зема, давай этого придурка сюда и пристегни его наручниками к рулю.

- Коля, что ты задумал? – размазывая слезы по лицу, спросила Галя.

- Не волнуйся, я его не трону, пусть живет, как ты просила, - ответил Николай, - что я, зверь, что ли? Мы сейчас уедем и я, потом ментам позвоню, скажу, где его искать.

Зема и Каленый вытащили Ивана из багажника и, посадив за руль его же машины, пристегнули руку Ивана наручниками к рулевой колонке. Николай подошел к сидящему за рулем Ивану.

              - Так ты хотел на ней жениться? – спросил он и рассмеялся.

Иван посмотрел на отвернувшуюся в сторону Галю и промолчал.

              - Не получится, приятель, - ухмыльнувшись, сказал Николай, - она уже замужем. За мной. Ты понял?

Иван снова не ответил.

          - Пахан, теряем время, - оглядываясь по сторонам, сказал Зема.

          - Сейчас, - ответил Николай и, задержавшись у машины, сказал:

          - Эх, Ванек ты Ванек... В следующий раз будь умнее, хоть немного думай головой.

Девятка с бандитами уехала и на глухой лесной дороге снова воцарилась тишина.

 

*             *             *

 

- Товарищ капитан, машина находится там, где сообщил аноним.

- Да я, в этом и не сомневался. В машине кто-нибудь есть? – Михалыч распечатал уже третью по счету пачку сигарет за последние сутки.

- Кто-то сидит на водительском месте, то ли спит, то ли мертвый.

- Мегафон мне, - негромко сказал Михалыч, выходя из машины.

- Выходите из машины, поднимите руки, оружие медленно положите на землю, - громко и с расстановкой произнес в мегафон капитан.

Так он повторил несколько раз, но никакой реакции из автомобиля преступников не последовало. Человек, находившийся на водительском месте, все так же лежал на рулевом колесе, не подавая признаков жизни.

 

*              *              *

Ивану показалось, что он что-то слышит и он, преодолевая слабость, поднял голову. Впереди, на почтительном расстоянии, он увидел милицейский “уазик”, а рядом с ним стояла машина “ОМОНа”. Постепенно он начал различать человеческую речь, но смысл слышимых им слов до него не доходил.

              “Не обманул”, - подумал Иван, вспомнив обещание Николая.

 

*              *               *

 

- Ну, что там? – спросил Михалыч.

- Да, вроде бы шевелится, - ответил оперативник, рассматривая “четверку” в бинокль.

- А почему не выходит?

- А кто его знает, может чего задумал? Он вооружен.

Капитан снова взял мегафон.

             - Выходите из машины и поднимите вверх руки. Вам  дается три минуты. Если вы не выйдете, по машине будет открыт огонь на поражение. Время пошло.

 

*              *                  *

До слуха Ивана доходили какие-то фразы, смысл которых, ввиду сложившихся обстоятельств, он понимал с трудом. Поэтому он решил просто посигналить, что бы дать понять, что он их слышит.

 

*                *                *

 

- Чего он сигналит? – спросил капитан оперативника.

- Не знаю.

- Выйдите из машины и поднимите руки! – уже в который раз, устало, повторил Михалыч.

Так прошло около часа.

              - Ну и сколько мы так будем стоять? – спросил он пожавшего плечами оперативника. В это время у него в кармане зазвонил телефон. Капитан посмотрел на номер и заметно побледнел.

               - Я слушаю, - ответил Михалыч, - Здравия желаю, товарищ генерал… Пока ничего…   Ждем… Есть, начинать операцию.

Михалыч многозначительно посмотрел на оперативника и командира ОМОНа и сказал:

            - Есть приказ провести операцию, через пять минут начинаем.

 Командир ОМОНа побежал к своим бойцам, а Михалыч снова поднял мегафон.

            - Эй, в машине, если вы через пять минут не выйдете, я открываю огонь на поражение. Время пошлО.

 

*            *              *

Иван еще раз попытался освободиться от наручников и, как ни странно, ему это удалось. Он вышел из машины и осмотрелся. Стоял прекрасный, солнечный, июньский день. Иван потрогал разбитую голову и удивился, голова совершенно не болела. Он посмотрел в сторону милицейского кордона, на снайперов, затаившихся под днищем автомобилей, поднял руки вверх и крикнул охрипшим голосом:

              - Я сдаюсь! У меня нет оружия!

Не опуская руки, он медленно пошел к милицейскому “уазику”. Подойдя к машине, Иван остановился в ожидании, но к нему, почему-то никто не подходил. Люди в форме, все так же лежали за машинами, с оружием, направленным на его “четверку”.

               - Вперед! – услышал он и увидел, как люди в камуфляже быстрыми перебежками направились к его машине. Иван растерялся: ОМОНовцы пробегали мимо, не обращая на него ни малейшего внимания. Он еще постоял немного в недоумении, а потом пошел дальше, по лесной дороге. Должна же она, в конце концов, куда-нибудь его вывести. Пройдя совсем немного, он увидел, что дорога закончилась. Оглядевшись вокруг, он к огромной своей радости, увидел до слез знакомый дом.

                - Боже мой, наконец-то! - с облегчением сказал Иван.

Он подошел к дому и постучал в низенькое, треснутое оконце. Дверь, скрипнув, распахнулась и на крыльцо выбежала бабуля.

                 - Дед, а дед, - запричитала она, - ты посмотри, кто к нам приехал!

На крылечко вышел дед и радостно воскликнул:

                 - Батюшки, Ванюша приехал!

Иван подошел к ним и обнял деда с бабулей.

                 - Дорогие мои, - сказал он, уже не стесняясь своих слез, - вот я и приехал.

                 - Надолго? – с надеждой спросила бабуля.

                 - Навсегда, - улыбаясь сквозь слезы, ответил Иван.

 

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

04:10
234
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!