Персей. Андромеда

Персей. Андромеда

Начало поэмы  http://msrp.ru.com/17152-persei-rozhdenie-geroja.html

Предыдущая глава   http://msrp.ru.com/17503-persei-svershenie-podviga.html

 

                           114

«Так и свершается часто небесная кара —

Боги средь смертных сумеют найти палача! —

Думал Зевес, восхитившийся силой удара

И торжествующим блеском кривого меча. —

Освобождён Посейдон от претензий Медузы,

Канула в Лету его мимолётная страсть,

Станут от этого крепче с супругою узы.

Думаю, брат насладился с Горгоною всласть!

 

                          115

Что же с Персеем теперь? Ждёт царевича слава,

Будет судьбой одарён он прекрасной женой,

Станет царём, управляя разумно и здраво,

И насладится до старости жизнью земной…»

Только не ведал Зевес, что узнала супруга,

Кто посчитался с Медузой, спустившись с высот,

Чья оказалась в рожденье Персея заслуга,

Кто смог проникнуть к Данае помимо ворот.

 

                          116

Хоть и желала вмешаться богиня в затею,

Но не рискнула вступиться она за Горгон —

Вспомнилось ей, как отнёсся Зевес к Прометею —

Снежный Кавказ — не цветущий весной Геликон.

«Муж мой доволен поступком бастарда всецело —

К дому сын Зевса летит, и трофей за спиной.

С бедной Медузой содеяно страшное дело,

Только нельзя отыскать было выход иной...

 

                          117

Мне же от этого подвига радости мало,

Если Персея признает героем страна!

Жаль, не успели  в него змеи выпустить жала,

Не помогла бы Зевсиду меча кривизна!

Изобретательна я на плохие деянья,

Времени много на них у меня до утра —

За ночь нельзя до Серифа покрыть расстоянье,

Если ему не помогут в полёте ветра́!»

 

                          118

Гера взглянула на юг пожирающим оком,

Быстро узрила Персея в ночной темноте,

Молвила: «Надо его познакомить с Востоком,

Чтоб возвратился убийца домой на щите!

Смертью бастарда украсится эта победа,

Коль в Эфиопию будет направлен храбрец —

Там на утёсе в оковах стоит Андромеда,

Чудищу в жертву её приготовил отец.

 

                          119

Юноша — добр, а девица юна и красива,

Бросится он защищать от напасти её,

Только трагична в сраженье таком перспектива —

Он на глазах у царевны закончит житьё!»

Тут же она призвала на свиданье Зефира:

«Ветер, ты быстр и могуч, и послушен всегда,

И пролетаешь за краткие сутки полмира,

Значит, исполнишь ты просьбу мою без труда!»

 

                          120

И согласился Зефир переправить Персея,

Мчась неустанно к высокой отвесной скале,

Где пребывала с утра дочь тирана Кефея

В медных и крепких оковах, страдая во мгле.

Западный ветер слегка изменил направленье

И к Эфиопии быстро понёс храбреца,

Зная, что проще исполнить сиё повеленье,

Только б не видеть гневливой царицы лица!

 

                          121

…Эос коснулась перстами геройского лика,

Очи Персея открылись навстречу заре,

Он услыхал отголоски надрывного крика,

Будто стенала девица на чёрной горе!

Он обогнул эту гору, имея сомненье:

«Кто-то кричит, или шутит со мной океан?

Как и вчера, вижу воды морские в волненье,

Только бесстрашно витает над ними баклан!»

 

                          122

Он развернулся и сразу направился к суше,

Быстро снижаясь, летел к побережью герой,

Горестный плач ясно слышали чуткие уши —

Юная дева рыдала под самой горой.

«Словно из глины слепил кто-то эту скульптуру —

Дивным шедевром украшен высокий утёс!

Прежде не видел такие лицо и фигуру,

Жаль, что печалят картину потоки из слёз.

 

                        123

Дева нагая! Нет в жизни явленья прекрасней,

Нет от смущенья прикрытых красавицей мест!

Глядя на это, невольно я стал сладострастней,

Но выражает мне совесть на это протест!

Вижу я горькие слёзы на лике прелестном,

Плачет она накануне грядущей беды!

Что-то случилось в краю, мне пока неизвестном,

Если прикована дева над кромкой воды!

 

                          124

Трудная будет незримому с нею беседа…»

Шлем-невидимку он снял и предстал перед ней:

«Имя своё назови!» – Молвил он. «Андромеда! —

Дева сказала, и хлынули слёзы сильней. —

Отдана в жертву отцом я за мать Посейдону,

Должен за мною явиться таинственный кит,

Телом моим защищает родитель корону,

Зверь из глубин только мной утолит аппетит!»

 

                          125

«Не хорони ты себя, полагайся на диво,

Слёзы не лей, не увидев врага пред собой!

Знай, не всегда прорицанье бывает правдиво,

Ведь на Земле не оракулы правят судьбой!»

Мелкие камни посыпались громко по склонам:

«Кассиопея, спускайся за мною сюда,

Юноша с дочерью здесь! — Разнеслось баритоном.—

Значит, ещё не случилась на свете беда!»

 

                          126

«Это родители! — Молвила дева Персею. —

Матерь-царица и грозный властитель Кефей...

Нимфы морские в обиде на Кассиопею —

Хвасталась мать перед ними красою своей...»

Сверху тиран на юнца посмотрел обречённо,

Рядом в богатых одеждах стояла жена

И озирала нагую царевну смущённо,

Коей в красе уступать не желала она.

 

                          127

«Юноша, жертвую дочь я царю Посейдону —

Жизнью она искупает чужую вину,

Скоро душа Андромеды умчится к Харону,

Тело в чудовищной пасти уйдёт в глубину…»

Царь произнёс это, глядя на дочерь понуро,

Что-то супруга пыталась промолвить ему.

Он огрызнулся в ответ: «Помолчала бы, дура! —

Это же ты отправляешь царевну во тьму!»

 

                          128

Юноша молча разглядывал царскую пару:

«Видно, согласия в их отношениях нет,

Мать без печали взирает на страшную кару,

Словно отнимут не дочь, а лишь несколько лет…»

«Я виновата своей красотой и гордыней,

Что оскорбила случайно сестёр-нереид,

Нимфам готова служить я покорной рабыней,

Только бы дочерь моя не попала в Аид!»

 

                          129

Лживые слёзы покрыли ланиты царицы —

Кронос великий её обошёл стороной:

Волосы пышные, цвета берилла зеницы,

Смуглая кожа, а зубы горды белизной.

«Нимфы, что дали доспехи, конечно, прелестны,

Но эфиопка красивей, хотя и смуглей.

Но о красе рассуждения здесь неуместны! —

Думал Персей. — Андромеда для сердца милей!»

 

                          130

Долго ещё лепетала неправду царица,

В сторону моря глядел удивлённый храбрец,

Видя, как быстро меняются царские лица,

Юноша молвил: «Послушайте, мать и отец!

С чудищем в схватку вступлю, чтоб спасти Андромеду,

Будет надёжным оружием меч с кривизной!

В случае, если в борьбе одержу я победу,

Пусть Андромеда по праву мне станет женой!»

 

                          131

«Деву спаси от чудовища, юноша смелый!

Будет тогда это славное царство твоим! —

Вымолвил царь, от постигшей беды омертвелый —

Страх потерять Андромеду для нас нетерпим!»

«В море — чудовище!» — крикнула Кассиопея

И побежала от берега прочь по горе,

Следом бегущим увидели люди Кефея,

Только Персей повернулся к тревожной заре.

 

                          132

Грозной волной надвигалось огромное море,

Издалека было видно движенье хвоста,

Словно скала выплывала на тихом просторе,

С ужасом люди смотрели с горы на кита.

Это — Кето́, мать убитой Персеем Горгоны,

К брегу неспешно плыла, поднимая волну,

И с безразличием слушала женские стоны,

Дивных красавиц до этого съев не одну.

 

                          133

Злая Кето обладала магическим зреньем —

Яростным взглядом сжигала в морях корабли,

Жертвы людские служили её усмиреньем,

Слухи об этом неслись по просторам Земли.

Стадо овец умещалось в чудовищной пасти,

В щепки корабль превращался ударом хвоста,

И, разнеся это судно на мелкие части,

Пищу Кето находила для полости рта.

 

                          134

…Ставший невидимым юноша в шлеме Аида

В небо взлетел, словно овод царицы богов,

Дева прилипла к скале, словно к сердцу обида –

К ней подплывал получатель кровавых долгов!

К берегу выползло тело большого дракона,

Пасть у которого — шире любого шатра,

Зубы у зверя крупней, чем рога у муфлона,

Глотка была, как в огромной пещере дыра!

 

                          135

Вздрогнуло чудище, хвост изогнув над водою,

В скалы высокие хлынула с моря волна,

Дева смирилась в душе с предстоящей бедою —

Схватка Персея с китом ей была не видна.

Кровью окрасился гребень морского посланца,

Из-под лопатки взметнулся багровый фонтан,

И догадалась царевна, что меч чужестранца

Сверху наносит чудовищу множество ран!

 

                          136

Кит заметался, страдая от боли ужасной,

Камни крошились под мощью чудовищных лап,

Раненый зверь, разъярённый и очень опасный,

В этой борьбе от потерянной крови ослаб!

Видел народ, как тускнели глаза людоеда,

Стал он медлительным, словно собрался ко сну.

С робкой надеждой смотрела на бой Андромеда,

Ей возмечталось, чтоб канул палач в глубину!

 

                          137

Громко просила царевна богиню Афину,

Чтобы скорей пожиратель ушёл на покой.

Ей показалось, пронзил кто-то чудищу спину —

Кровь потекла по камням тёмно-алой рекой!

Ужас царевны сменился на радость юницы —

К ней возвращалась надежда остаться живой!

Сверху послышался крик возмущённой царицы:

«Царство суля, муж не думал своей головой!

 

                          138

Боги Олимпа! Верните моё положенье —

Я не желаю служить чужестранцу рабой!»

Только не слышали боги её возраженье,

Ибо победой Персея закончился бой.

Медленно зверь отплывал от скалистого брега

И оставлял за собою рубиновый след,

Пала царица без чувств от такого побега,

Ясно представив себе от спасения вред.

 

                          139

С громким восторгом народ принял зверя кончину,

Видя, как кровью густой истекает дракон,

Медленно тот погрузился в морскую пучину

(Но на бессмертных не действует жизни закон!).

Кровью чудовища залит был берег до края,

И пред царевной внезапно явился Персей,

Снял он оковы с неё и, плащом укрывая,

Деву невестой назвал перед свитою всей.

 

                          140

…Гера весьма огорчилась, увидев победу

Сына Зевеса в неравном для смертных бою:

«В жёны ему не позволю я взять Андромеду,

Зря он желает невесту, увы, не свою!

Свадьба его не пройдёт, как положено, гладко —

Громкая слава бастарду не будет дана!

Ждёт храбреца из Серифа смертельная схватка,

Всё по местам справедливо расставит она!»

 

Глоссарий

 

   Аи́д — в древнегреческой мифологии — могучий бог — властелин подземного царства мертвых, старший брат Зевса.

   Андроме́да — дочь эфиопского царя Кефея и его жены Кассиопеи.

   Афи́на — в древнегреческой мифологии — богиня мудрости, и справедливой войны (в отличие от её брата Ареса), покровительница ремесел, понимаемых греками как искусство. Афина — богиня-девственница, известная чистотой и целомудрием.

   Гелико́н — гора в Средней Греции, на юге Беотии. На ней обитали прекрасные музы, покровительствовавшие искусствам. 

   Ге́ра — ревнивая и злобная царица богов, законная жена Она считалась богиней-хранительницей семьи и брака.

   Горго́на — змееволосая крылатая дочь морского божества Форкия и богини пучин Кето. Их три сестры: Эвриала, Сфено и Медуза, ставшие ужасными чудовищами. Взгляд одной из них, смертной Медузы обращал людей в камни, а две другие сестры были ужасны видом и кровожадны.

   Дана́я — прекрасная дочь Акрисия, царя Аргосского. От царя богов Зевса Даная родила Персея.

   Еги́пет — одно из первых государств, которое возникло на Африканском континенте в долине реки Нила примерно в начале IV тысячелетия до нашей эры. Название страны — Египет, произошло от названия древней столицы Хикупта. Греки перефразировали это слово и назвали весь Египет «Айгюптос».

   Зеве́с ( Зевс, Кронид, Кронион, Олимпиец) — великий бог, царь всех богов Эллады, самый сильный из детей Крона и Реи. Его дворец расположен на Олимпе.

   Зевси́д— сын или потомок царя богов Зевса.

   Зефи́р — Бог западного, теплого и мягкого ветра, начинавшего дуть в феврале.

   Кавка́з — горная страна, протянувшаяся от Черного и Азовского до Каспийского моря.

   Кассиопе́я (Кассио́па) — жена царя Эфиопии Кефея, мать Андромеды. Однажды Кассиопея похвасталась, что она красивее и всех нереид, и жены Посейдона, царицы Амфитриты. Нереиды рассказали о такой дерзости Посейдону, и тот наслал на Эфиопию наводнение и морское чудовище, пожиравшее людей. Царевна Андромеда в виде искупительной жертвы была отдана на съедение чудовищу: ее приковали на берегу у подножия скалы

   Кето́ — (др.-греч.  в позднейшем произношении Кито́) — богиня морской пучины, имя которой происходит от слова «ки́тос» (др.-греч. — «морское чудо»), от которого произошло и русское «кит». Кето — супруга божества бурного моря Форкия и мать множества существ, названных людьми «чудовищами». По Гесиоду, она — «прекрасноланитная» красавица, иногда принимающая облик страшного морского зверя. Именно она, будучи бессмертной и не боящейся ран от мечей, и приняла обличие чудовища из глубин моря, которому была отдана на съедение прекрасная Андромеда. В битве с Персеем она отступила и ушла в глубину моря, зная, что герой — сын Зевса.

   Кефе́й — царь Эфиопии, супруг Кассиопеи и отец прекрасной Андромеды

Кро́нос (Крон)— бог времени, титан, младший сын первого бога Урана-Неба и богини Геи-Земли. Крон — отец Зевса и старших олимпийских богов. Имя «Крон» происходит от греческого слова «хронос» — время, и сам он — олицетворение всепоглощающего времени.

   Ле́та ( «забвение»)  — одна из пяти рек (вместе со Стикс, Ахероном, Кокитом и Флегетоном), протекающих в подземном царстве Аида. Это река Забвения, ибо всякий умерший попадающий в мир Аида, должен был напиться воды из этой реки. И с этого момента прошлая земная жизнь исчезала из его памяти.

   Меду́за— наиболее известная из трёх сестёр Горгон, злобная крылатая красавица со змеями вместо волос. Её взгляд обращал человека в камень.

   Немези́да — богиня возмездия, кары. Немезида карает за нарушение установленного порядка. 

   Овод царицы богов — огромный овод, посланный царицей богов Герой, для преследования обращённой в белую корову возлюбленной Зевса — Европы.

   Персе́́й — герой Эллады,сын царя богов Зевса. Его мать Даная была заточена отцом в каменных покоях, когда Зевс проник к ней в виде золотого дождя, просочившись через камень. Персей — предок Геракла и Эврисфея, сын Зевса и Данаи, дочери аргосского царя Акрисия. Победитель ставшей чудовищем Горгоны Медузы.

   Промете́й — титан ( с др.греч), буквально, «промыслитель», предвидящий, пророк. Сын титана Япета, родной брат Эпиметея, двоюродный брат Зевса. Был прикован к скале и обречён на мученья за неповиновение Зевсу.

   Посейдо́н — бог морей. Колебатель Земли. Второй сын Кроноса и Реи, брат Аида, Зевса, Геры,  Деметры, Гестии. Является одним из трех главных богов вместе с Зевсом и Аидом. При разделении мира ему досталось море.

   Правнук Линке́я ― Персей, ибо Линкей ― это  дед его деда Акрисия.

Сериф (Сери́фос (греч.) — остров в Греции, в южной части Эгейского моря

   Харо́н (др.греч. «Яркий») — могучий бессмертный сын Эреба (Мрака) и Нюкты (Ночи), перевозчик теней умерших через реку подземного царства — священноводную Стикс. Харон неподвластен времени, поэтому молод и силён, но веками ошибочно изображается в виде старца.

   Э́ос — богиня утренней зари, приносящая дневной свет богам и людям.

 

          Продолжение поэмы  http://msrp.ru.com/17630-persei-svadba.html

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!