Колесо - часть 5

Они не собирались на улицах как их недавние предшественники, что были слишком глупы и слишком наивны, веря в то, что король не станет уничтожать свой же народ. они научились скрываться, собираться тайком, разработали воистину потрясающую систему тайных знаков и шифров, означающую место сбора, пароли, секретность… теперь, если взяли бы даже кого-то из лидеров и отправили на пытки, все равно не удалось бы выяснить всего.

                Они научились. Научились, выплатив свою часть за этот жестокий урок. Кровь пролилась, чтобы они собрали, наконец, свою защиту. Но эта кровь не пролилась просто так – они сумели!

                Собрания сегодня не было, но была краткая встреча между представителями лидеров восстания: требовался обмен новостями и распределение следующих деяний на два-три дня, до следующей, уже общей точки сбора.

                Эбер, выйдя от Ригеля, был уверен, что за ним никто не следит, но он не мог позволить себе полагаться на себя самого, а потому проделал привычный всякому, кто живет вне закона, путь: заброшенный, заросший кустарником и репейником двор, узкий, тесный и душный проулок, лавка рыбной торговли, где крутились в большом количестве матросы разных мастей, снова двор, проулок…

                Наконец – неприметный  трактир. Таких в столице много, станешь смотреть в упор – не разглядишь, чем он отличается от того, что напротив или по улице вверх. Однако если постучать в него дверным молотком условным стуком…

                Вот так. Раз-два, раз-два…

                Тогда откроется дверь, не полностью, лишь чуть-чуть, чтобы осветить каминным отблеском лицо посетителя. Главное – не растеряться и спросить:

-Есть ли свободная комната на верхнем этаже?

                И, так, чтобы не видно было с улицы, скрестить пальцы на знак молитвы. Тогда открывший кашлянет и велит идти тебе через двор, а сам закроет дверь. Во дворе тебя уже перехватят, ты поймешь, куда идти, как подняться по шаткой, грязноватой лестнице на верхний этаж. И снова: раз-два, раз-два…

                Эбер пришел последним. Все, кто должен был собраться сегодня, уже были здесь. Их Эбер видел и знал еще раньше: крупный мужчина с красивым лицом того откровенного плоского порока, грозно скрестивший руки на груди – это, конечно, Гарольд; мужчина более изящного сложения, всегда пребывающий в каких-то бумагах, это Ронан, этот, таящийся в самом углу – Аксель и, ну разумеется… Лита.

                Эбер кивнул всем четверым, но ответное приветствие гостей было ожидаемым. Гарольд хмуро кивнул в ответ. Он всегда пытался казаться суровым. Его сердце было сердцем добряка, он искренне радел за народ, хоть его и называли порочным пьяницей и прожигателем жизни, но народ его обожал, да Гарольд и понимал народ. Больше остальных даже.  Он один из первых повел восстание, не выдержав притеснения очередным оброком. Настоящая сила, воитель, но, по мнению Эбера, не политик, не дипломат. Именно что – вояка.

                Ронан что-то растерянно промычал в ответ – с ним тоже все понятно. Между ним и Гарольдом водилась дружба, не сильный в ораторском искусстве Гарольд и слабый в драках и физической силе Ронан – были идеальным тандемом силы. Они мыслили складно, по факту, их мнение совпадало всегда. Гарольд был сторонником силы, а Ронан излишне романтизировал обстановку, ему грезились славные подвиги… оба знали свои слабости и держались друг друга.

                Аксель никак не отреагировал. Даже не шелохнулся. В очередной раз Эбер подумал, что Аксель повадками напоминает крокодила. Тот тоже может сидеть неподвижно и выжидать свою жертву, зато потом как сомкнет челюсти… ничего и не останется. Аксель имеет крупную шпионскую сеть по стране, он знает новости быстрее, чем король, но при этом о нем самом известно мало, кроме того, что человек это крайне волевой, жесткий – весь взгляд его серых глаз неподвижен. Такой может убить и не шелохнуться. Это не веселый, сумасбродный красавец Гарольд, не романтичный златовласый Ронан… это реальная сила.

                Лита улыбнулась в ответ на его приветствие. Лучше бы она этого не делала. Лита не была лидером восстания, но она служила…именно что служила на того, кто этим лидером был. Эбер не встречал никогда Влиндера, в отличие от Ронана, Гарольда или Акселя, но чуял, что не горит желанием познакомиться, уж его  представитель был…была такой дрянью, что говорить о том, кто ее держит? Лита была моложе Эбера, самая молодая, несдержанная, жестокая на язык, грубая, но при этом, умеющая таить под этим состоянием еще маску холодного расчета. Ей ничего не стоило убить человека… ей вообще ничего не стоило сотворить все, что нужно Влиндеру. Она была его преданным представителем без морали и убеждений, вернее, одно убеждение у нее было: бороться нужно, но только Влиндер знает путь к верной борьбе. Откуда эта Лита взялась, да и настоящее ли это имя ее – Эбер не знал. Говорили многое, начиная от того, что это сестра Влиндера и заканчивая тем, что это подобранная на улицах города девица без роду и племени… судя по молодым, но уже ожесточенным чертам лица, по тому, как некрасиво рот ее изгибался в усмешке, по той порочности движений, которые не шли к ее юности, можно было верить во что угодно. Эбер не назвал бы ее красавицей, но в ней определенно был странный шарм, какая-то дикая грация, почти первобытная сила… и Она была тем человеком, с которым Эбер не хотел бы заводить ни общих планов, ни общих идей. Но у него не было выбора.

-Ну, - Эбер неловко откашлялся, ему вдруг пришло в голову, что они все совещались до его прибытия и явно не желали делиться с ним своим разговором, что, вообще-то странно, учитывая то обстоятельство, что они все хотят свободы для народа!

-Меня вызвал барон Рене Ригель, - Эбер надеялся поразить их своим приключением. Но, только слова его сорвались с губ, он понял, что… не удивил.

                Ронан и Гарольд многозначительно переглянулись. Сидящий в углу Аксель даже не шелохнулся – так его одежды, темные, как и весь его образ, не затрепетали. Лита же снова улыбнулась, от чего у Эбера по спине пробежали мурашки и спросила:

-Ему удалось вас подкупить, почтенный друг?

                Эбер сглотнул, неуверенно переспросил:

-Что?

-А как же! – Гарольд остался верен себе. Он заговорил резко и грубо, не давая шанса Лите насладиться вдоволь издевательством и томлением, - не у одного Акселя шпионы по городу. вас видели!

-Зачем барону вызывать того, кто замарал себя восстанием? – мягко развил мысль Ронан, беря под свой контроль диалог. Гарольд не очень хорошо высказывал мысли.

-Он пытался меня подкупить, - признал Эбер, теперь прекрасно понимая, как себя чувствовал сам Рене Ригель, когда он так неожиданно заговорил с ним. Расплата не иначе! – Но ему не удалось! Для меня нет ничего, что будет священнее свободы моего народа! народ – это все, что у меня…

-Вы идиот, - безапелляционно заявил Аксель, обретая вдруг форму и оказываясь не просто куском темной материи, а крепким, каким-то неприметным…человеком. Только глаза…пусть бесцветные, серые, но опасные, со стальным блеском.

-Поддерживаю, - согласилась Лита, и скрестила руки на груди, как недавно Гарольд. При этом вся ее фигура – тонкая, гораздо тоньше, чем это следовало бы, стала еще будто бы тоньше. Да и одежда Литы – вся такая узкая, облегающая, несмотря даже на плащ, сделала ее вдруг совсем уже тоненькой…

-Объясните! – Гарольд взглянул на Акселя затем на Литу, - вы…объясните!

-Нам нужны деньги, - пожал плечами Аксель, возвращая своему голосу равнодушное состояние.- У барона они есть. У нас их нет. У вас они есть, Гарольд?

                Гарольда насупился, смолчал. Ронан усмехнулся:

-Эбер, они пытаются сказать, что необязательно соглашаться и выполнять все условия договора. Вы могли бы…схитрить.

                Настала пора Эберу ухмыляться. Лита оценила его ухмылку и спросила:

-Вы не просто отказали?

-Я предложил ему спонсировать нас… - подтвердил Эбер. Гарольд неуверенно хохотнул, Аксель снова пришел в движении и даже стянул капюшон, чтобы рассмотреть юного наглеца своими серыми глазами.

-Объясните, - потребовал Ронан, откладывая, наконец, свои бессчётные бумаги.

-Барон Рене Ригель пытался меня купить, - сообщил Эбер, - но я сказал, что не продаюсь. Сказал, что он может меня убить, но на мое место придут другие…

-Скорее бы, - фыркнула Лита, едва слышно, но достаточно, чтобы слова ее коснулись слуха Эбера, однако, он не отреагировал.

-И тогда, - Эбер повысил голос, - я сказал ему, что у меня есть встречное предложение: он дает деньги нам на восстание против короны. Он любит народ. Он не любит Христиана.

-Хорошенькое дело! – гоготнул Гарольд, - дерзко, одобряю!

-И он даст деньги, - закончил сияющий Эбер.

                Лита взглянула на Ронана, тот покачал головой, бросил взгляд на Гарольда, тот напряженно не сводил взгляда с Эбера. Аксель и Лита тоже переглянулись. Эберу казалось, что между этой четверкой следует какой-то разговор, до которого его, по какой-то причине, не допустили.

-И когда он передаст вам деньги? – неожиданно спросил Гарольд.

-Завтра в полночь, - сообщил Эбер. – Но у него есть условие.

-Разумеется! – Лита резко развела скрещенные руки, почти бросилась на столешницу, немного задела даже бумаги Ронана, - позвольте, я даже угадаю. Он хочет, чтобы в случае победы…нашей победы, ему вспомнили эту услугу?

-Да, - Эбер почувствовал что-то неладное. – а… как вы…ты…

-Вы идиот, - повторила слова Акселя Лита и села за стол, Ронан услужливо сдвинул свое кресло в сторону, чтобы ей сидеть было просторнее.

-Поддерживаю! – гаркнул Гарольд.

-Объясните! – теперь уже Эбер был раздражен. – Вы сказали, что у нас нет денег, но когда я сказал, что они будут…

-Вас будет ждать ловушка, - тихо объяснил Аксель из своего угла. – Вы глупец, если поверили барону Рене и его намерению проспонсировать революцию. Это глупый ход.

-Он верит в народ! – попытался заспорить Эбер.

-Я и не отрицаю этого, - согласился Аксель, - но он не верит в нас. Это всегда ловушка.

-А если нет?

-А если нет…- Ронан помолчал, бросил взгляд на Гарольда, тот едва заметно кивнул, - а мы проверим это. Возьмем…Лита?

-Да, - без раздумий ответила она, - хорошо. Я найду кого-то, кто пойдет вместо…

-Одинокого, не надо нам лишних материнских слез, - напомнил Аксель.

                Эбер почувствовал, что дуреет и слабеет на глазах. Эти…нет, он успевал за ходом их мыслей, но все-таки ощущал себя дико лишним. Он любил народ и верил в восстание, но он полагал, что в восстании все равны, а ему раз за разом указывают его место, даже эта дрянь, непонятного происхождения, явно моложе его!

-Предлагаю быстро обсудить план действий, - воззвал Аксель, - и расходится.

-Эбер, вы проводите меня, - заявила Лита. – Мы обсудим ваше дело. А пока, к результа…

-Обсудим? – тупо переспросил Эбер. Вот теперь он не понимал.

-Боже, - Лита поджала губы с презрением, - я представитель Влиндера! Вы проводите меня. расскажете, где вас ждут и при каких условиях… мы уже будем решать, кого отправить вместо вас. Народ вас любит, да и вы опасный пленник…для нас опасный.

-Не пугай юношу, - заступился за Эбера Гарольд, - он уже бледен! От твоих речей лишится чувств.

-Значит, долго не протянет, - Лита не сдавалась, но уже через секунду потеряла интерес, - так вот, к результатам Влиндера, господа…

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

07:23
302
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!