Льюва (ознакомительный фрагмент)

                                                                 Льюва

                                                                 Пролог

        К большому сожалению сейчас, не смотря ни на что и учитывая все, можно сказать, что это изначально была не очень удачная идея. Ну да, да, не нужно было поддаваться на  дешевую Володькину провокацию, Семен еще тогда понимал, хоть и не отчетливо, чем может закончиться этот славный и веселый междусобойчик. Единственно, что его  хоть как-то оправдывает и немного объясняет ситуацию, это то, что дело происходило на новогоднем корпоративе, и он был изрядно под шофе. А рядом с ним за столиком сидела секретарша шефа, яркая, крепко сбитая и смазливая блондинка Светочка, которая ему не то что бы нравилась, но на тот момент, к сожалению, Семен был одинок как Витус Беринг в экспедиции на Северный полюс. К слову сказать, относительно внешности секретарши директора. Так вот, если кто-то помнит, как выглядит американская актриса Брук Шилдс, так сразу можно сказать что Светочка выглядела совсем не так. Скорее всего, она была похожа на молодую Шерон Стоун, такая же блондинисто-меркантильная стерва. И получилось так что, что бы избежать спермотоксикоза, Семен был готов оказывать любые знаки внимания даже самой толстой и безобразной папуаске с Берега Слоновой Кости с копьем в руках и бронзовым кольцом в носу. А Света, между тем, мило улыбаясь, налегала на Семена тугим бедром и, как бы невзначай, задевала его плечо своей налитОй, тяжелой грудью. Ну и так получилось, что он, как турухтан в брачный период, распустил перед ней все свои оставшиеся цветные перья, чтобы произвести неповторимое и неизгладимое впечатление, тем более, как ему показалось, Света была совсем не против того, что бы они продолжили свое неформальное общение. И он, как двенадцати каратный алмаз, сверкал всеми гранями своего непревзойденного остроумия, в разных лицах рассказывая пошлые и недвусмысленные анекдоты для взрослых и сам же над ними заразительно смеялся. Словом, как Семен считал, он был чертовски мил, обаятелен и абсолютно неподражаем. О том, что Света была с шефом не только в служебных отношениях, знал весь институт и Семен в том числе, но в тот момент ему было это все, как говорится, по барабану. А рядом с ним, по другую сторону от Светы сидела эта сволочь, подлый и наглый провокатор, Володька Швиденко, его соавтор по одной очень занимательной теме, связанной с корпускулярной теорией световых волн в ограниченных и когерентных пространствах.  Этот его соавтор, как Семен уже не раз подозревал, мечтал  его из этого проекта исключить, тем более что разработка практически уже подходила к финалу и заграбастать себе своими липкими ручонками  все ништяки от их перспективного изобретения. Вовка, сидящий с другой стороны дамы, нашептывая секретарше что-то на ухо, постоянно подливал Семену горячительное и все кивал на Свету, пошло ухмыляясь, подмигивая и показывая ему  большой палец. Сеня понимал, что Володька его провоцирует, но в тот момент это его совершенно не напрягало, тем более что шефа на вечере не было, а Светочка, как ему казалось, была совсем не против их легкого флирта. Семен, преодолев свою природную стеснительность, предложил Свете немного прогуляться, на что она с удивительной легкостью согласилась, и они уже пошли на выход, но в это время на корпоратив приехал шеф, и план Семена на уединение со Светочкой в интимной обстановке, накрылся медным тазом. Света, вильнув своей сногсшибательной кормой, ушла в туман и Семен в расстроенных чувствах и ясном осознании грядущей тяжелой депрессии, отчаянно бросился в крепкие объятия Бахуса. Что, безусловно, было не очень хорошим поступком с его стороны, совершенно не соответствующим высокому званию российского ученого, к тому же считающему, что он бросил вызов очередной неразрешимой загадке мировой науки. Но что поделаешь, Семен реально не видел другого выхода из этой неоднозначной ситуации и мы не будем его за это осуждать. Что было дальше, Семен помнил довольно смутно, и мог лишь сказать, что проснулся поздним январским утром в разбитом состоянии, один, в своей постели.

                                                                           1

         Новогоднее похмелье было тяжелым. Ужасно болела голова, противно ныла печень, но еще более угнетало неважное внутреннее, душевное состояние. Несмотря на сильное алкогольное опьянение накануне, Семен помнил, как ни странно, про свое позорное фиаско со Светой, а так же про недостойное поведение Вовки Швиденко и внезапный приезд директора. На работу ему нужно было выходить через два дня, и он напряженно размышлял о том, доложили ли шефу доброжелатели о Сениной настойчивой симпатии к его секретарше или нет? Наверняка доложили и тогда с работой в этом институте, зная суровый характер директора, ему придется распроститься, это как пить дать.  А жаль, он ведь уже почти прижился в коллективе, стал, можно сказать, своим человеком, хотя, были, конечно, и свои сложности. Но главное, что привлекало Семена, у института, в который он устроился на работу, было неплохое государственное финансирование и темы  научных разработок ему представлялись очень интересными и перспективными. Но что делать, против судьбы не попрешь, Семен уже практически смирился с возможными негативными последствиями и утром, после выхода на работу ничего не делал, только курил, разбирал косынку, пил чай с коллегами и потихоньку собирал свои личные вещи. Время шло, но из директорского кабинета, как ни странно,  не доносилось никаких сигналов. А то, что шеф был у себя, Семен знал точно, он видел утром его Мерс на служебной стоянке.

     “ - Неужели пронесло? – в недоумении вопрошал себя Семен, сидя в курилке и время от времени выдыхая к потолку легкие колечки дыма, - не может такого быть, здесь что-то не так.”

Он слишком хорошо знал непростой нрав директора, и ему прекрасно было известно, что шеф никогда и ничего не забывает, а тем более не прощает чужих вольных или невольных ошибок.

     - Чертов педант! – раздраженно шептал Семен, периодически довольно нервно затягиваясь, - если бы не моя перспективная тема, давно бы послал его в пешее эротическое путешествие!

Но вот прошел обеденный перерыв и Семен уже начал успокаиваться, когда в отдел зашла Светочка и мило улыбнувшись, прощебетала:

       - Семен Иванович, зайдите, пожалуйста, к директору.

Секретарша ушла, на прощанье  качнув крутыми бедрами, обтянутыми облегающими рваными джинсами, а Семен, вздохнув, подумал:

       “- Ну все, девочки, приехали! Не зря я все-таки собирал вещи. Чюйка меня в очередной раз не подвела.”

Семен еще немного посидел за столом, собираясь с мыслями и набираясь мужества, потом встал и обреченно поплелся в директорский офис. Он подошел к кабинету директора, нерешительно остановился и оглянулся на секретаршу. Светочка непринужденно улыбнулась и сказала:

         - Проходите,  пожалуйста, Семен Иванович, Сергей Сергеевич вас давно ждет.

Семен ей не ответил и, постучав в дверь, вошел в кабинет. Директор, сидевший за столом, не поздоровался и, на секунду оторвавшись от бумаг, указал рукой на стул, стоявший рядом с его столом. Семен присел на стул и стал дожидаться, когда ему будет уделено начальственное внимание. Ждать пришлось довольно долго, но вот, наконец, Сергей Сергеевич, удовлетворенно хмыкнув, оторвался от бумаг и взглянул на него.

         - Слушай, Кузнецов, тут такое дело, - директор посмотрел на Семена поверх очков, - наш институт получил приглашение на конференцию по теме “Перспективы развития современной СВЧ электроники”. Мы здесь с товарищами посовещались, и я решил, что ты будешь лучшей кандидатурой для того, что бы достойно представить наш институт на этой конференции. Тем более что конференция будет проходить в Черноголовке, а ведь ты, если я ничего не путаю, там работал в ЭЗНП, так что тебе, как говорится и карты в руки.

Сергей Сергеевич непринужденно рассмеялся, видимо довольный своим каламбуром.

        -“Уже успел личное дело изучить” – хмуро подумал Семен, стараясь не встречаться с директором взглядом, - интересно, что это за товарищи, с которыми он посовещался?

Он вздохнул, немного помолчал и, все еще наивно пытаясь отбодаться, сказал:

        - СВЧ электроника это, как бы, не совсем мой профиль.

        - Да ладно, - улыбнулся директор, - это не имеет большого значения, тем более что это и не профильная тема нашего института. Съездишь, посмотришь, пообщаешься со специалистами, напишешь отчет, а мы на комиссии института решим, стОит ли нам в будущем заниматься этим направлением или нет. Понимаешь меня?

        - Понимаю, - промямлил Семен, - только я…

        - Все, все, - посерьезнев и поморщившись, сказал Сергей Сергеевич, - конференция начинается завтра, вопрос уже решен, приказ подписан, получай командировочные и вперед. Никакие возражения не принимаются.

Семен промолчал и хотел уже подняться со стула, как директор к нему обратился:

        - Да, вот еще что, - хмуро сказал Сергей Сергеевич, - после завершения конференции наверняка будет банкет.

Семен в недоумении пожал плечами.

        - Так вот, - директор пристально посмотрел на Семена, - мы надеемся, что ты будешь себя достойно вести и не уронишь честь нашего института. А еще лучше будет, если ты совсем на него не пойдешь.         

       - “Доложили все-таки, - с удовлетворением подумал Семен, - как я и думал. Не пойду на банкет? Да вот хрен тебе! И пойду и напьюсь в слюни, в зюзю, тебе назло! Пускай тебе, потом твои подобостратели и прихлебатели доложат”.

Он ничего не ответил, яростно ненавидя в душе директора, считавшего себя непревзойденным, неповторимым, неотразимым и совершенно брутальным мачо.

Сергей Сергеевич немного помолчал, вероятно, ожидая ответа Семена, но тот ничего не сказал.

        - И вот еще один важный момент, - произнес директор со вздохом, в упор, прищурившись,  рассматривая Семена,  - твой соавтор мне сегодня доложил, что ваша тема практически завершена, готова к рецензированию и к представлению на рассмотрение квалификационной комиссии института. Это так?

        -“Вот ведь сволочь, не зря я в нем  сомневался, - подумал Семен про Швиденко, - да, да, похоже, что не зря, он уже и директору все сообщил, а мне, гад, ничего не сказал. Не нужно было все-таки брать его в соавторы. Как же так можно ошибаться в людях?”.

Семен вздохнул и еще раз подумал о том, что он все-таки недооценил своего напарника. Он всегда считал его хоть и хитрым, но весьма недалеким человеком, скорее всего полезным идиотом, особо не разбиравшимся в научных вопросах, но бывшего незаменимым специалистом в практических вопросах. Швиденко мог организовать необходимую аппаратуру для эксперимента, в его силах было вне очереди пробить лабораторию для исследования темы или без устали заниматься рутинной бумажной работой. Семен ему, хоть и с большими оговорками, но все-таки, доверял, а то, что главная часть проекта на сегодня оказалась у Семена, было чистой случайностью, что, как ни странно было ему сейчас на руку.

      - Ну, не совсем, - вздохнув, ответил Семен, - есть еще несколько недостаточно освещенных фрагментов исследуемого материала, на которые следует обратить внимание.

        - Ничего страшного, - сказал Сергей Сергеевич, - все это можно доработать позже. В годовом  плане работ ваша тема должна быть закончена в четвертом квартале прошлого года, так что уже пора отчитаться о проделанной работе. А я, как куратор проекта, должен ознакомиться с вашей работой до проведения научного совета. Когда вы можете представить результаты своей работы?

       - В самое ближайшее время, - немного подумав, ответил Семен.

       - Кузнецов, давай не будем умничать, темнить и ходить вокруг да около, - с раздражением сказал директор, - Швиденко передал мне материалы вашей работы, но там не хватает самой важной, центральной части, без которой весь проект не имеет смысла. Швиденко говорит, что эта часть находится у тебя. Когда ты нам ее можешь предоставить?

        -“ Ага, как же, - подумал Семен, - материал ему. Сейчас. А потом он из темы выбросит сначала меня, а затем этого глупого дурачка Швиденко. Хотя, нет, может быть, наоборот”.

И он не на пустом месте и не просто так это полагал. До него не раз уже доходили слухи о том, что темы, которые курировал директор, неожиданно становились его собственными разработками, а бывшие разработчики темы отчислялись из института под самыми, подчас нелепыми предлогами.

Семен, как главный разработчик материала, отчетливо понимал, что если он не ошибался в своих расчетах,  а он в них, процентов на 90, не ошибался, то перспектива использования его открытия могла перевернуть весь дальнейший ход развития человеческого общества. Что бы это хоть как-то осознать по своему значению для прогресса, нужно вероятно представить, что это примерно, то же самое, что неандертальцу вместо кремниевого тесала вручить булатный нож и как бонус, подарить зажигалку Зиппо. Никола Тесла, к примеру, открыл возможность передачи электроэнергии без проводов на неограниченное расстояние в пределах Земли (впоследствии скрыв его, справедливо опасаясь того, что человечество было к нему просто не готово). А открытие Семена, по самым скромным меркам, позволяло использовать энергию Солнца без солнечных батарей в любой части Галактики. Хватит ли у кого-нибудь креатива и фантазии, что бы представить себе, хоть на мгновение, чем могло сулить это изобретение дальнейшему существованию человеческой популяции? Вероятно, вряд ли кто-то может достаточно аргументировано и внятно ответить на этот риторический вопрос.

         - Чего молчишь, Кузнецов? – спросил Сергей Сергеевич, - когда ты предоставишь материалы на рассмотрение комиссии? Или ты умышленно что-то от нас скрываешь?

         - Да ничего я не скрываю, - немного помедлив, ответил Семен, - все материалы у меня дома, в компьютере. Просто я постоянно дорабатываю тему нашего исследования и, поэтому все необходимые файлы находятся у меня.

         - Похоже, Швиденко ты не доверяешь, - немного подумав, сказал директор, хмуро покосившись на Семена.

         -“Догадливый паренек, однако, “ - подумал Семен, стараясь не смотреть на шефа.

         - Ладно, - сказал Сергей Сергеевич, - сбрось весь материал мне на почту и будем считать вопрос закрытым.

         - Хорошо, - ответил Семен, желая как можно скорее закончить этот разговор.

         - Ну, что же, - сказал директор, смотря на дисплей мобильника, - тогда не смею задерживать. Удачки.

          - До свидания, - ответил Семен и, встав со стула, вышел из кабинета. Не успел он выйти из двери, как к нему подбежала Света.

          - Семен Иванович, вот все ваши бумаги для командировки, пройдите, пожалуйста, в бухгалтерию и получите денежные средства.

          - Спасибо, - ответил Семен, - вы очень любезны.

          - И вам спасибо, Семен Иванович, - мило улыбнувшись, прощебетала секретарша.

          - А мне-то за что? – в недоумении спросил Семен.

          - За комплимент.

Семен пошел в бухгалтерию, на ходу припоминания и анализируя разговор с директором института. Командировка, это конечно неплохо, можно хоть немного расслабиться и отвлечься от его разработки. А эта тема, как уже давно понял Семен, и наверняка понял Сергей Сергеевич, сулила всем, кто попал в эту научную орбиту, разные и вероятно, подчас, не совсем приятные приключения. Как было уже отмечено ранее, Семен на данном отрезке времени жизни существовал один, без семьи. Ну, то есть, как без семьи, просто он был разведен по заявлению его бывшей жены, но исправно платил алименты на их общего ребенка. Нужно ли здесь говорить о причинах развода? Наверное, нет, так как к теме нашего дальнейшего повествования, это не имеет никакого отношения. Но все это было сказано не просто так, а что бы было понятно, что Семена никто не провожал, и ему не нужно было много времени на подготовку для командировки. Чемодан был собран, своего кота Матвея Семен передал на время командировки в надежные руки пенсионерки Галине Витальевне, живущей в соседней квартире, поэтому Семен мог, с чистой совестью, лечь пораньше спать.

 

                                                                          2

 

Из документов, которые секретарша вручила Семену, следовало, что конференция будет проходить 4-го января в 14.00 в Доме Ученых, который располагался в подмосковной Черноголовке. Накануне, собрав свою походную котомку, Семен пораньше лег спать, что бы с утра пораньше выехать в командировку. Проснувшись и позавтракав, Семен оседлал свой верный “Субарик” и отправился в недолгий путь. От Москвы до Черноголовки около 60 километров и преодолевая это расстояние, он, даже не закрывая глаза,  как будто возвращался в прошлое, лет, этак, на пятнадцать, двадцать назад. Директор, проштудировавший личное дело Семена,  был абсолютно прав, ибо тот после учебы в МВТУ имени Баумана, был направлен в Черноголовку, для дальнейшей работы в ЭЗНП. Для непосвященных, ЭЗНП расшифровывается как Экспериментальный Завод Научного Приборостроения. Хоть название учреждения и звучало довольно мирно, но главной и основной направленностью института была, как хорошо известно всем зарубежным разведкам и спецслужбам,  военная тематика. И в этом нет и не было ничего странного и удивительного, в то время (а это было время так называемой “Холодной войны”) вся наука и все высокотехнологичное производство Советского Союза работало на оборону. Хотя, ради справедливости нужно отметить, что с тех пор мало что изменилось и сейчас, в основном, отечественная наука все так же в приоритете работает на оборону. И опять же в этом нет ничего из ряда вон выходящего, так как все это было и есть продиктовано суровой реальностью настоящего времени.

Продолжая свой путь, Семен, как будто, все глубже  погружался в прошлое. Он с самыми теплыми чувствами вспоминал свою работу в институте, свои первые научные темы разработок и веселую неформальную жизнь вне стен учреждения. Он так же вспомнил свою тогдашнюю любовь, Ольгу Курбатову, которая работала в том же ЭЗНП. Их отношения не завершились чем-то серьезным, но каждый, кто испытывал подобные чувства, знает, что юношеская любовь это то, что нельзя повторить, но никогда и ни за что невозможно забыть. Это то чувство, что оставляет неизгладимый след даже в самых черствых и грубых человеческих сердцах. И, наверное, это то чувство, которое несмотря ни на что, помогает человеку не оскотиниться, а оставаться людьми в любых, подчас совсем непредсказуемых обстоятельствах. Не прошло и часа, как он приехал к пункту назначения. В командировочных документах ему предписано было остановиться в гостинице конференц-зала, что была расположена по улице Третьей, в доме номер 7а. Семен оставил машину на стоянке гостиницы и прошел внутрь здания для оформления командировочных документов. После заселения в гостиницу посмотрел на экран мобильника, было около11-и часов, так что до конференции оставалось довольно много времени и Семен решил немного прогуляться по городу и наглядно оценить те изменения, которые произошли с тех пор, как он отсюда уехал. Он шел по Черноголовке и размышлял о том, как же быстро летит время. Когда же он уехал из этого города? Лет пятнадцать назад? Да, наверное, не меньше, а кажется, это было как будто вчера.

  Разные люди, по разному оценивают события своей жизни. Этим, наверное, можно объяснить то, как одни и те же граждане, неоднозначно  интерпретируют, казалось бы, одно и то же происшествие. Но это все не страшно, простые граждане делают это не специально, они просто не нарочно и не умышленно ошибаются в своих суждениях, в силу разных, подчас неподвластных их воле обстоятельств. Обычные, не пафосные люди, а на то они и просто обычные люди, любят и ошибаются, грешат и каются в своих прегрешениях и не нам, простым земным согражданам их за это осуждать. Как говорится, не судите, да не судимы будете. А впрочем, сейчас мы говорим совсем не об этом.

Семен перекусил в кафе и в тринадцать сорок уже заходил в фойе Дома Ученых. Он оставил верхнюю одежду в гардеробе и прошелся по фойе, разглядывая фотографии ученых, развешанные на стенах. По фойе, кроме него, расхаживали, негромко переговариваясь, группки людей, вероятно, обсуждая темы конференции. Неожиданно Семен услышал рядом с собой удивленный возглас:

         - Семен! Кому бы пропАсть! Сколько лет, сколько зим!

Семен присмотрелся к гражданину, стоявшему напротив и узнал его, это был Володька Голосов, с которым они когда-то работали в конструкторском бюро ЭЗНП. Он почти не изменился, разве что только немного стал полнее, а так все такой же, донской козак, усатый и вечно улыбающийся.

          - Здравствуй, Вова! – ответил Семен, пожимая протянутую руку, - а ты совсем не изменился.

          - Зато ты, Сеня, изменился, - ответил Володя, похлопывая Семена по плечу, - был такой худой, невзрачный очкарик, а сейчас просто орел-мужчина! Наверняка уже докторскую степень получил!

          - Ты мне льстишь, Володя, - ответил Семен, - пока только кандидат.

          - Да ладно, не скромничай, - сказал Володя, - так я и поверил. Кстати, познакомься, это Настя, она работает в нашем техническом отделе. Настя, это Семен, мы с ним когда-то работали вместе.

Семен повернулся к спутнице Володи и сказал:

          - Здравствуйте! Очень приятно с вами познакомиться.

Семен, стараясь незаметно, насколько это было возможно, рассмотреть девушку, про себя отметил, что та была довольно интересна: брюнетка, хорошая фигурка, симпатичное личико. Везет же, как говорится, некоторым гражданским, им в сопровождение дают интересных дам, а Семен здесь представляет свой институт в единственном экземпляре. А ведь директор тоже мог бы дать ему в эскорт кого-нибудь, ну хотя бы свою секретаршу. А почему бы и нет? Тогда бы и командировка Семена прошла бы намного интереснее, он был в этом абсолютно уверен. Хоть Семен вполне серьезно полагал, что зависть – это безусловно, плохое чувство, но сейчас он, как ни старался не мог от него избавиться.

    - Добрый день! – ответила Настя, улыбнувшись, - так вы работали вместе с нашим Володей? Как интересно!

          -“С нашим Володей? – невольно задумался Семен, - похоже, здесь все не так однозначно”.

Он хотел ей что-то ответить, но в это время к ним подошла женщина и сказала:

          - Товарищи! Конференция сейчас начнется, проходите в зал!

Семен с Володей и Настей прошли в зал и присели на свободные места, которых в зале было довольно много. Конференция началась и на сцену вышел бородатый мужчина средних лет, который вкратце обозначил темы докладов и представил докладчиков, которые сидели на сцене в кожаных креслах. Первый выступающий вышел к трибуне и стал что-то рассказывать по вопросам использования систем СВЧ в военном ракетном кораблестроении. Семену эта тема была не интересна, и он стал шепотом переговариваться с Володей, вспоминая их совместную работу в институте. Переговариваясь с Владимиром, Семен заметил, что Настя глядя на докладчиков и делая пометки в блокноте, прислушивается к их разговору. Докладчиков было мало, вероятно ввиду новогодних праздников, и не прошло и двух часов, как на сцену вышел мужчина, который представлял докладчиков и сообщил, что конференция закончена. После чего он пригласил всех присутствующих в банкетный зал, который находился в том же Доме Ученых.

                                                                

                                                                       3

 

 Семен, Володя и Настя вышли из конференц-зала и Владимир сказал:

           - Ну что, Семен, пойдем на банкет?

           - Даже не знаю, - несколько растерянно ответил Семен, - мне же еще нужно отчет для руководства писать, а я всю основную часть за разговорами  пропустил.

           - Да ладно, - сказал Володя, - не парься, потом напишешь, а все тезисы докладов можно просто взять в секретариате. У тебя когда заканчивается командировка?

           - Завтра, - ответил Семен.

           - Ну, тем более, - сказал Володя, - сейчас сходим на банкет, отметим нашу встречу, а завтра напишешь отчет.

Семен не ответил, пожав плечами и, в это время Настя неожиданно подала голос:

           - Семен, ну пожалуйста, останьтесь с нами, я очень вас прошу. Если вы сегодня нас покинете, я на вас очень обижусь. А ваш отчет мы с вами завтра напишем, я вам помогу. Я на этих отчетах уже собаку съела. Володя же вам сказал, что я работаю в техническом отделе.

           - Даже не знаю, - несколько растерянно ответил Семен, а про себя подумал: “ А она не такая простая штучка, как мне показалось”.

         - Семен, ты еще раздумываешь? – широко улыбаясь, спросил Володя, - тебя уговаривает такая красивая девушка, а ты ломаешься как маленький мальчик. Я бы на твоем месте сразу бы согласился.

         “- А почему бы и нет, - подумал Семен, - ты же сам, назло директору хотел напиться на банкете. А сейчас тебя уговаривает остаться такая девушка, что о том, что бы проснуться рядом с ней, в одной постели, можно только мечтать”.

          - Да я не против, - вздохнув, ответил Семен, - но у меня дома кот остался, он по мне будет скучать.

          - Эх, мне бы твои заботы, - сказал Володя, рассмеявшись.

          - Он, этот ваш котик, действительно один остался? – встревоженно, как показалось Семену, спросила Настя.

          - Да нет, не совсем, - вздохнув, ответил Сеня, - за ним соседка присматривает.

          - “Неужели она действительно так переживает за моего кота? – в недоумении подумал он, - если это так, то она просто ангел!”

          - Слава Богу! Вы меня успокоили, - сказала с облегчением Настя, - а соседка молодая?

          - Ну, сравнительно молодая, - ответил Семен, стараясь не смотреть на Настю, - семьдесят лет.

          - Семен, если вы так скучаете по своему домашнему любимцу, - мило улыбнувшись, сказала Настя, - то я на сегодняшний вечер готова его заменить. Вы согласны?

         - Согласен, - только и смог вымолвить Семен.

         - Тогда вперед! – подал голос Володя, указывая рукой в направлении банкетного зала, - Семен, проводи, пожалуйста, Настю в зал, я только схожу в гардероб, заберу кое-что и немедленно вернусь. Настя, я отдаю тебя в надежные руки моего проверенного друга. Можешь его полностью доверять.

         - Володя, сама не знаю, почему, но я полностью доверяю вашему товарищу, - совершенно серьезно сказала Настя.

        - Отлично, я скоро вернусь, - сказал Володя, - Семен, давай, пожалуйста, проводи Настю.

Володя отошел, Семен с Настей прошли в банкетный зал и заняли в нем свободный столик. Народу в зале было немного, вероятно ввиду того, ассортимент выставленный хозяевами мероприятия для угощения гостей, был весьма небогат. На столике стояла бутылка сухого вина, бутылка минеральной воды, ваза с фруктами и несколько фужеров.

       -“Это даже не бюджетный вариант банкета”, – подумал Семен и спросил:

       - Настя, налить вам вина?

       - Немножко, - улыбнувшись, ответила Настя.

Семен налил в фужер вина и поставил бутылку на стол, у его не было желания его пить.

       - “Лучше выпить минералки”, - подумал Семен и потянулся за бутылкой.

       - А вот и я, - сказал, запыхавшись, Володя, присаживаясь на свободный стул и ставя рядом с собой пластиковые пакеты.

       - “Чего он принес?”- с интересом подумал Семен.

       - А сейчас Семен, ты сможешь по достоинству оценить наше гостепреимство, - сказал Володя, оглянув стол и выкладывая на него содержимое сумок.

       - Настя, помогай, - сказал Володя, ставя на стол бутылки и доставая из сумок тарелки с закусками, замотанные в целлофановую пленку.

Настя помогла Владимиру сервировать стол, и вскоре Володя откупорил бутылку коньяка и разлил его по рюмкам.

        - Ну, за науку! – с чувством провозгласил он короткий тост, оглянувшись на соседние столики, за которыми расположились коллеги, и поднял свою рюмку.

        - За науку! – поддержали Владимира Семен с Настей и чокнулись с ним бокалами.

        - “А они неплохие ребята, мне все-таки повезло, что я их здесь встретил, иначе бы я просто сдох со скуки”, - подумал Семен, подцепляя на вилку маринованный огурчик с тарелки.

 Атмосфера в банкетном зале, между тем, становилась все более неформальной. Молодые и не совсем молодые ученые, что-то обсуждая, разгоряченно переговаривались между собой. По мере обнуления емкостей с алкоголем, разговор за столиком, за которым сидели Семен, Володя и Настя, становился все более оживленным. Друзья обсуждали свою прошлую работу, и Настя с интересом прислушивалась к этим разговорам.   

          Да, - делился своими эмоциями с Семеном и Настей, Володя, - интересные раньше были у нас проекты, есть что вспомнить, хотя конечно, возможностей, чего греха таить, у нас тогда было маловато. Зато теперь, - простор, нет никаких проблем. Твори, выдумывай, пробуй! – Владимир, не в силах сдержать свои эмоции, вскочил со стула.

Семен промолчал, с интересом наблюдая за другом.

           - Да о чем там говорить, - неожиданно осекся Владимир и, осторожно оглянувшись по сторонам, понизив голос, спросил:

           - Сеня, ты помнишь ту тему по центрифугам, перед тем как ты уволился,  которую нам заказал Роскосмос?

           - Да, помню, вроде, - не очень уверенно ответил Семен.

           - А тема, действительно, была интересной, - сказал Володя, - и чем более мы врубались в проблему, тем было все чудесатее и чудесатее.

           - Представляешь, Настя, - сказал Володя, разливая алкоголь по рюмкам, - мы столкнулись с интересным эффектом, который, кстати, нужно отдать должное, открыл Семен, - который заключалась в том, что чем сильнее раскручивалась центрифуга, тем более проявлялось искривление временных характеристик контрольных приборов, помещенных внутрь центрифуги. В своей диссертации я его так и назвал: Эффект Кузнецова.

Семен с интересом покосился на Володю, который все более распалялся под действием то ли алкоголя, то ли действительно интересной научной темы.

            -“Эффект Кузнецова? - подумал про себя Семен, - ну, что же, звучит неплохо. Спасибо и за это. Диссертацию написал? Молодец! Можно за него только порадоваться. Я всегда считал, что он обладает незаурядным творческим потенциалом”.

            - Я и не могла предположить, что вы такой креативный человек, Семен, - улыбнувшись, сказала Настя.

            - “Креативный? – с раздражением повторил про себя Семен, - ненавижу это слово! От него за версту несет заумностью и фальшью. Но красивой женщине можно простить все. Все, кроме предательства и измены, ну, это как говорится, совсем другая история”.

            - Вы мне льстите, Настя, - криво усмехнувшись, сказал Семен, сжимая  в руке рюмку с коньяком.

            - Ты помнишь, Семен, - не унимался Володя, - мы в наших экспериментах раскручивали металлические сферы до огромных, максимальных значений?

            - Ну, помню, конечно, - ответил Сеня, не понимая, к чему это спрашивает его собеседник.

             - Представляешь, Настя, - обратился к своей спутнице Володя, - мы столкнулись с тем, что механически не можем раскрутить сферу до значения, хотя бы в сто тысяч оборотов в минуту.

               - А зачем вы их раскручивали? – спросила Настя, поставив, кажется в тупик Володю, этим своим вопросом.

Тот вздохнул и с сожалением посмотрел на Настю.

               - Видишь ли, в чем дело Настя, - терпеливо ответил Владимир, - представители из Роскосмоса хотели на центрифугах проводить в состоянии невесомости какие-то свои эксперименты, в которые они нас не посвящали. Мы просто должны были предоставить им готовое изделие и указать в технической документации его характеристики. А для того что бы знать эти характеристики, мы должны были провести его всестороннее испытания. Но разговор сейчас не об этом. Изделие мы собрали, испытали и отгрузили заказчику. А после этого, уже когда Семен уволился, я стал продолжать свои исследования в этом направлении.

                  -“Да, он действительно фанатик своего дела”, - с уважением подумал Семен.

                  - Владимир Петрович, а зачем вы продолжали исследования, если изделие было уже изготовлено и отправлено заказчику? – в недоумении спросила Настя.

                  - Хороший вопрос, Настя, браво! – похвалил свою сотрудницу Володя, - а все дело здесь в том самом эффекте Кузнецова, о котором я говорил ранее.

Настя, с интересом посмотрев на Семена, снова обратила свой взор на Володю.

                   - Все заключается в этом самом искривлении времени, возникающее на максимальных оборотах центрифуги, которое я хотел исследовать, - сказал Семен, - но здесь я уперся в тупик, потому что механически, как  уже сказал, мы не могли преодолеть барьер, хотя в сто тысяч оборотов. И вот тут меня осенило! Мы же можем вместо вращающейся сферы использовать электромагнитное поле сферической формы  и раскручивать его, используя инверторы, от нуля и практически до скорости света!

                    -“Да он просто гений! – мысленно восхитился своим другом Семен, - я бы до этого не додумался”.

                    - Я собрал установку и в результате экспериментов выяснил, что при изменении скорости вращения электромагнитной сферы, время внутри этой сферы, изменяло скорость своего течения. Старик Эйнштейн со своей теорией относительности был совершенно прав, я в этом сам наглядно убедился!

                    - Владимир Николаевич, так вы что, изобрели машину времени, что ли? – удивленно спросила Настя.

                    - Да, Настя, - скромно ответил Володя, разливая алкоголь по рюмкам, - можно и так сказать, я действительно изобрел машину времени. Ну, друзья, опять за науку!

                    - Ты не шутишь, Володя? – в недоумении спросил Семен, поднимая рюмку с коньяком.

                    - Абсолютно, - совершенно серьезно ответил Вова.

                    - Но это же невозможно, - выпив свой коньяк, и поставив рюмку на стол, сказал Семен.

                     - А почему, собственно, это невозможно? – спросил Володя, ставя на стол свою рюмку, - кто тебе сказал, что это невозможно? Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда? Ты это хочешь сказать?

                     - Ну, не знаю, - не очень уверенно ответил Семен, - мне как-то в это не особо верится.

                     - А если бы сам увидел эту машину времени, пощупал бы ее своими руками, ты бы мне поверил? - улыбаясь, спросил Володя.

                     - Ну, если бы пощупал своими руками, - ответил Семен, не понимая к чему тот клонит, - тогда конечно, другое дело.

                     - Понятно, - сказал Володя, - тогда собираемся, Настя помоги мне убрать со стола. Я сейчас вызову такси.

                      - А куда мы собираемся, Владимир Николаевич? – спросила Настя.

                      - Мы сейчас поедем на десятую площадку, - совершенно серьезно ответил Володя, собирая со стола недоеденные деликатесы и убирая их в пластиковый пакет.

Семен в непонимании смотрел на действия Володи, но никаких вопросов не задавал, вероятно полагая, что тот все объяснит сам.

                       - А зачем нам надо ехать на десятую площадку?-  спросила Настя.

                       - Как это зачем? – сказал Володя, - Семен же хочет своими глазами посмотреть на машину времени, нужно ему предоставить эту возможность.

                       - А на десятой площадке есть машина времени? – удивленно спросила Настя, - а почему я ничего об этом не знаю?

                       - Потому что эта информация засекречена, - ответил Володя, - а вообще, Настя, скажу вам по секрету, в мире есть много вещей, о которых вы даже не догадываетесь.

                       - Володя, если это секретная информация, зачем ты нам об этом рассказываешь? – спросил несколько озадаченный Семен.

                       - Сеня, я вероятно об этом потом сильно пожалею, - вздохнув, ответил Володя, - но я решил тебе рассказать о своем открытии. Тем более я уверен, что ты такой же фанатичный ученый, что и я и не откажешься от возможности заглянуть за горизонт современный науки.

                       - А ты оказывается садист, Вова, - задумчиво сказал, косясь на Володю, Семен, - знаешь на какие болевые точки нужно давить. Ты прав, я не могу отказаться от твоего предложения. Поехали!

Вероятно, Семену не нужно было этого говорить, но видимо, выпитый коньяк и его извечная тяга к научным знаниям, сделали свое дело. Володя, Настя и Семен покинули банкетный зал и вышли на свежий воздух. Володя закурил, а Семен посмотрел на экран мобильника: было 22:40. На улице шел небольшой снежок и было, вероятно, около – 10 градусов мороза. Не успел Володя докурить сигарету, как подкатил таксомотор, в который друзья и загрузились.

                - Куда? – спросил таксист.

                - Знаешь, где десятая площадка? – спросил Володя.

                - Да кто ж этого не знает? – ухмыльнулся таксист.

                - Тогда правь туда, - сказал Вова.

Десятая площадка была расположена в лесном массиве между деревней Якимово и Черноголовкой и считалась засекреченным объектом, но по факту таковым, как мы видим, не являлась. Черноголовка – небольшой городок и не прошло и получаса, как они подъезжали к пункту назначения. Компания вышла из машины, Володя стал расплачиваться с водителем и это время зазвонил телефон Насти. Настя отошла в сторонку и ответила на звонок. Володя рассчитался с таксистом, и машина уже стала разворачиваться, как Настя махнула ему рукой.

                    - Стойте! – крикнула водителю Настя, - я еду в Черноголовку.

                    - В чем дело, Настя? – спросил Володя.

                    - Муж позвонил, - ответила Настя, - сказал, что бы я ехала домой.

Семен в недоумении посмотрел на Настю и подумал:

                    - “Действительно, все чудесатее и чудесатее, как сказал Володя. Настя, оказывается замужем, а я только сейчас об этом узнаю”.

                    - Мальчики, пока! – сказала, улыбнувшись, Настя, - Семен, я надеюсь мы с вами еще увидимся. Я очень рада нашему знакомству.

Она непринужденно чмокнула в щеку Семена и Володю и пошла к машине.

                     - Пока! – несколько запоздало ответил Семен и помахал рукой.

Машина уехала и друзья остались стоять вдвоем возле кирпичного здания, являвшегося проходной засекреченного объекта.

                     - Ну что, Сеня, пошли, - сказал Володя, направляясь к кирпичному зданию.

                     - Пойдем, - ответил Семен и пошел за Вовой.

Володя подошел к двери здания и сначала позвонил в звонок, а затем настойчиво постучал в дверь рукой. Никакой реакции не произошло, и тогда Вова постучал в дверь ногой. Наконец послышался какой-то звук и дверь осторожно приоткрылась.

                      - Василий, привет, это я, - сказал в открывшийся проем Володя, - давай, открывай.

Дверь открылась и в проеме показался заспанный небритый мужичек пенсионного возраста.

                       - Мать честнАя, - удивленно сказал он, - Владимир Николаевич, никак не ожидал вас сегодня увидеть. Сейчас, вроде, нерабочее время…

                       - Ладно, ладно, - раздраженно ответил Володя, - нерабочее время… Вот коллега приехал специально из Москвы, что бы на нашу установку посмотреть.

                       - Ну, раз из Москвы, тогда, конечно, - протянул сторож, - проходите, конечно.

                                                      

                                                                          4

 

                       - Проходи, Семен, - сказал Володя зашел в дверь проходной, Сеня прошел за ним. Они прошли на территорию, огороженную глухим, деревянным забором и остановились. Пространство объекта была освещено несколькими светящими фонарями, и Семен разглядел вдалеке несколько зданий из красного кирпича.

                       - За мной, - сказал Володя и пошел в направлении одного из зданий, стоящим неподалеку. Семен направился за ним. Вскоре они остановились возле двери и Владимир, отдавший пакет Семену, стал копаться в карманах и вскоре извлек из кармана ключ от замка. Немного покопавшись с замком, Володя открыл дверь и, включив свет, прошел внутрь помещения.

                      - Аванти, - оглянувшись, сказал он Семену.

Семен прошел в дверь и осмотрелся по сторонам. Судя по всему, это был лабораторный корпус, потому что стены помещения были заставлены полками с аппаратурой, а на нескольких столах стояли компьютеры.

                     - Ну вот, Сеня, не гляди что все так неказисто, но все, что ты видишь, не смотря ни на что, является передовым краем нашей отечественной науки.

                    - Да, а по внешнему виду этого не скажешь, - несколько не очень толерантно ответил Семен, оглядываясь по сторонам, - а где же эта твоя машина времени?

                    - Она перед тобой, - ухмыльнулся Володя, - смотри внимательнее.

Семен посмотрел перед собой и увидел голубую сферу из какого-то материала, вероятно  пластика, стоявшей на массивном металлическом треножнике, диаметром около полутора метров. Особого впечатления эта сфера на него не произвела и Семен, оглянувшись на Владимира, разочарованно спросил:

                     - Эта и есть машина времени?

                     - Не впечатляет? – снова усмехнулся Володя, - не торопись в суждениях, Сеня, сейчас ты все увидишь.

Он подошел к стойке с приборами и нажал на какие-то кнопки. В голубой сфере, стоявшей на треноге перед Семеном, открылась небольшая дверца, способная пропустить внутрь среднестатистического землянина.  Семен подошел к проему, заглянул внутрь и увидел перед собой два кресла, а перед ними полукруглую стойку с какими-то приборами.

                  - “И это машина времени? – подумал Семен, - он меня за лоха, что ли принимает”?

Он понял, несмотря на небольшое алкогольное опьянение, что Володя просто над ним  надсмехается, но решил не подавать вида и, закурив, задал довольно таки нейтральный вопрос:

                 - Вова, а как ты собираешься управлять этой своей машиной времени?

 Володя отошел от стойки с приборами и, все так же ухмыляясь, ответил:

                 - Как управлять машиной? – спросил он, расплывшись в идиотской, пьяной  улыбке, – тоже мне бозон Хиггса! Нет ничего проще, Сеня! Я же тебе говорил, что смещение времени задается сферическим электромагнитным полем. А вот прикинь, если взять еще одно параллельное электромагнитное поле, а если взять два, три, десять, двадцать полей? А если взять сто полей толщиной около полмиллиметра! А если менять полярность этих параллельных полей? Ты об этом не думал?

                 -“Да он просто чертов гений! – с уважением подумал Семен,  - я бы до этого никогда не догадался”.

                 - Нет, не думал, - совершенно искренне, на секунду задумавшись, ответил Сеня.

                 - То-то и оно, - сказал Володя, - но самое главное состоит в том, что управлять временем мы можем, если будем менять…. Что?

Владимир замолчал, в ожидании глядя на Семена. Тот немного подумал и задумчиво ответил:

                - Спин электромагнитных полей.

                - Бинго! – захлопал в ладоши Володя, - я в тебе не ошибся, ты отличный аналитик! Эх, черт меня побери, и зачем ты тогда уволился!? Да мы бы с тобой таких дел  натворили, что Эйнштейн бы в гробу перевернулся!

                -“Я в этом не сомневаюсь, - подумал про себя Семен, - он действительно талантливый парень! Эх, богата ты, матушка Русь, талантами”!

                - Ну, а что стоим? – спросил Володя, - залезай в сферу, все самое интересное для тебя еще впереди!

Он приставил металлическую лесенку к сфере и Семен, сняв дубленку и шапку и положив их рядом со сферой, по ней залез внутрь установки. Попав в сферу, он присел в одно из кресел и осмотрелся по сторонам. Кроме еще одного кресла рядом с ним, перед креслами была расположена панель, на которой было расположено несколько приборов с табличками на английском языке. Посередине панели находилась большая красная кнопка. Володя встал на лесенку и заглянул  в окно установки.

                 - Ну, и как впечатление? – спросил он Семена.

                 - Даже не знаю, - ответил тот, - а что это за приборы на панели?

                - Они отражают текущие характеристики и состояние сферы, - сказал Вова, - Московское время, заряд аккумуляторов, GPS-навигация, компас, состояние исследуемого материала и работоспособность установки в целом.

                - Аккумуляторов? – переспросил Семен.

                - Ну конечно, - рассмеялся Володя, - сфера автономна и запитана от аккумуляторной батареи. Длительность работы рассчитана на сутки при средней загрузке капсулы.

                - А что так тесно? – спросил Семен, - неужели нельзя было сделать немного по-просторнее?

                - Тесно? – переспросил Володя, - а вот наши исследователи почему-то не жаловались. А если серьезно, диаметр сферы можно увеличить, но тогда нужно увеличить мощность электрических полей. А это, как ты понимаешь, потянет за собой необходимость увеличения емкости аккумуляторов. Так что на данный момент это оптимальная конструкция. Как говорится, в тесноте, но не в обиде.

                - И как же эта капсула управляется? – спросил Семен, разглядывая панель перед собой, - я что-то не вижу ничего похожего на программаторы.

                - Ты, наверное, ищешь панель управления типа как в фильме “Назад в будущее”? – ухмыльнулся Володя, стоявший на лесенке, - ее нет. Нашим обезьянам она ни к чему.

                - Каким обезьянам? – не понял Семен.

                - Каким обезьянам? – переспросил, улыбаясь, Володя, - обычным, человекообразным, мы же на них тестировали наш аппарат. А им панель управления не требуется, как ты сам понимаешь. Кстати Сеня если бы только знал, как дорого обходятся обезьяны для опытов. Прикинь хрен к носу, одна макака для института обходится в поллимона. А таких макак на полноценный эксперимент требуется не менее десятка.

                 - А зачем так много? – спросил Семен, - одной не достаточно?

                 - Не достаточно, Сеня, - ответил Вова, - слишком большие потери подопытного материала.

Семен хотел ему что-то ответить, но в это время заметил на подлокотнике кресла какое-то непонятное приспособление.

                 - Володя, а это что на подлокотнике, я что-то не понял?

                - А это зажим, Сеня, - ответил Вова.

                - Зажим? Какой еще зажим? Для чего? – спросил Семен.

                - Секунду терпения, мой любознательный друг, я сейчас все объясню, - ответил Володя, слезая с лесенки и подходя к стойке с аппаратурой, - сядь ровно, пожалуйста, руки положи на подлокотники, ноги поставь прямо.

Семен положил руки на подлокотники и в это время на его руках и ногах защелкнулись металлические захваты. Сеня попробовал от них освободиться, но это ему не удалось сделать.

                - Вова, что за шутки? – удивленно спросил Семен, - мне же больно!

 Вова отошел от стойки и снова залез на лестницу.

                - Разве это шутки? – спросил он, и на его лице не было и тени улыбки, - шутки закончились, Сеня.

                - Я тебя не понимаю, Вова, - сказал Семен, все еще пытаясь освободиться от своих оков.

                - Сейчас поймешь, - ответил Володя с дьявольской ухмылкой, все так же стоя на стремянке, - ты помнишь Ольгу Курбатову?

                - “Да он псих! - растерянно подумал Семен, искоса поглядывая на Володю, - как же я сразу не понял”!

                - Помнишь? – снова спросил Володя.

                - Помню, конечно, - растерянно ответил Семен, - только причем здесь она?

                - Она здесь очень даже причем, Сеня, - тихо ответил Володя, - я ведь ее любил, а она любила тебя. А ты ее бросил.

                - Я ее не бросал! - снова попробовал освободиться от своих оков Семен, - это ведь жизнь, Вова! У нас просто не срослись отношения! Ты же должен это понимать!

               - Я все понимаю, Сеня, я не дурак, - тихо ответил Володя, - как же у вас все просто, у нас не срослись отношения! И этим можно объяснить любую свою подлость? Нет, Сеня, так не получится, за все нужно отвечать. А вот после того как ты ее бросил, она уехала из Черноголовки, а я так никогда и не женился. И в этом виноват ты, Сеня.

              - Володя, не надо из этого делать трагедии, - сказал Семен, пытаясь освободиться от захватов, - все же можно решить.

              - Конечно можно, - согласился с ним Володя, - и сейчас мы все решим. Кстати, ты зря пытаешься освободиться. Ни одной нашей обезьяне этого сделать не удалось, а они были намного ловчее тебя, Сеня.

              - Что ты хочешь сделать, Володя?- спросил Семен, пытаясь сохранить остатки самообладания.

                 - Это не я хочу, это ты хочешь сделать, Сеня, - улыбнулся Володя, к которому, похоже, вернулось чувство юмора.

                 - Что я хочу сделать? – не понял Семен.

                 - Как это что? – рассмеялся Володя, - ты разве этого не понял, Сеня? Ты хочешь стать первым человеком, который горит желанием испытать нашу отечественную машину времени. Разве это не так?

                 - Нет, не так! – ответил Семен, - я совсем не хочу испытывать твою машину! Выпусти меня отсюда!

                 - Спокойнее, Сеня, спокойнее, - сказал, ухмыляясь, Володя, - как скажешь. Не хочешь, не надо. В таком случае, я должен обратить твое внимание на вот эту красную кнопку на стойке управления капсулы времени. Ты не догадываешься для чего она?

                 - Для чего? – хмуро спросил Семен.

                 - А это, Сеня, аварийная кнопка уничтожения капсулы вместе с ее содержимым. Ты хочешь, что бы я ее задействовал?

                 -“Гребанный псих!” – подумал Семен и ответил, - нет.

                 - В таком случае ты, Сеня сейчас поставишь автограф на этой бумаге и я не стану нажимать на кнопку, - сказал Володя, - как тебе такое предложение?

                 - Что за бумага? – спросил Семен.

                 - Это добровольное согласие на участие в эксперименте по перемещению во времени, - ответил Володя, - будешь подписывать?

                 - Да, - немного помедлив, ответил Семен.

                 - Отлично! – сказал Володя, - я в тебе не сомневался. Ты такой же фанатик науки, что и я. Давай, подписывай.

Володя вложил авторучку в заблокированную руку Семена и подсунул туда же бумагу для подписи.

                - Только разборчиво, - сказал он, - а иначе алес гемахт.

Семен расписался в подсунутой Володей бумаге и сказал:

                - Ну все, давай отпускай.

                - Нет, не все, Сеня! – рассмеялся Володя, - все только начинается. Кстати, держи пакет с едой, он тебе может пригодиться.

Володя поставил пластиковый пакет рядом с креслом, на котором сидел Семен.

                - Чего ты хочешь, Вова? - спросил Семен.

                - Я хочу отправить тебя в прошлое, Сеня, лет, этак на тысячу назад, - ответил, улыбаясь, Володя, - но это не точно. Возможны отклонения во времени плюс, минус сто лет. Ты же понимаешь временные перемещения, - это не точная наука и здесь нельзя давать никаких гарантий.

                   - Володя, - прошептал Семен пересохшими губами, - пошутили и хватит.

                   - Какие шутки, Сеня, - рассмеялся Вова, - шутки закончились, все необходимые документы для проведения эксперимента у меня есть. Так что, вперед, Сеня! Наука ждет от тебя решительности и самопожертвования! И вот еще, тебе, возможно, потребуется лингвоанализатор, на тот случай,  если ты встретишь наших предков.

Вова одел на шею Семену какой-то прибор на широком ремне и сказал:

                   - Прибор, правда, еще сырой, корявый, китайский, но другого, извини, нет.

 Семен, промолчал, все еще стараясь освободиться от захватов.

                   - Еще один важный момент, Сеня, - сказал Володя, - не отходи далеко от капсулы, не далее трехсот метров, для твоей же безопасности. Вот этот датчик будет передавать в капсулу данные о состоянии твоего организма.

Володя надел на запястье Семена широкий металлический браслет и застегнул его на защелку.

                   - Если от датчика в сферу поступит сигнал о твоей смерти, то капсула автоматически перенесется в момент твоего перемещения в прошлое, так она запрограммирована. Но, в любом случае, через двадцать четыре часа ты должен вернуться назад и  я очень надеюсь, что ты останешься в живых. Так, вроде все сказал… А, нет, вот еше, кое-что. В центре панели ты можешь видеть аварийную кнопку красного цвета. Она предназначена для немедленного возвращения капсулы в настоящее время. Вот только работает она или нет, неизвестно, ни одна из наших обезьян не догадалась на нее нажать. Так что сам проверишь, если возникнет такая необходимость. Вопросы есть, Сеня?

                   - Володя, - прошептал Семен, - прекрати, пока не поздно…

                   - Поздно, Сеня, передавай от меня привет нашим предкам, если их встретишь, а самое главное, следи за состоянием аккумуляторных батарей, от этого зависит твоя жизнь, гуд бай! - ответил Володя и нажал на какую-то кнопку на стойке. Дверца сферы закрылась и Семен услышал медленно нарастающий низкий гул. Потом перед его глазами  стали раскручиваться разноцветные круги и Семен от нарастающей нагрузки потерял сознание.

 

                                                                            5

 

Сколько прошло времени, Семен не знал, он медленно приходил в себя от огромной перегрузки, которую испытал. Болела голова и ужасно ломило все тело, но, не смотря ни на что, мозг продолжал работать.

                      - “Интересно, сколько g я сейчас испытал? – подумал Семен, - ничего удивительного, что среди Володиных мартышек такие большие потери. Надо ему сказать, что нужно увеличить время перемещения для уменьшения перегрузок”.

В это время захваты на руках и на ногах неожиданно открылись, а окно сферы с легким шипением отъехало в сторону. Семен, растирая затекшие руки, выглянул в окно капсулы. То, что он увидел, его несколько озадачило. Капсула стояла на поляне, поросшей высокой травой, а вокруг поляны располагались высокие ели. Над елями поднималось яркое солнце и, судя по всему, за окном сферы было раннее летнее утро.

                       - “Так она, что, похоже, работает, эта чертова машина? – подумал Семен, - или мне все это кажется? Интересно, где я нахожусь”?

Семен посмотрел на панель приборов, на котором находился индикатор GPS. На приборе высвечивались знаки тире.

                      -“Что-то Володя перемудрил, - подумал он, - GPS может работать только при наличии спутников на орбите, а если допустить, что я в прошлом, то откуда здесь могут быть спутники”?

Семен потянулся и посмотрел на часы, расположенные на панели, они показывали 7.15 по Московскому времени.

Семен достал из кармана мобильник и посмотрел на дисплей. Связи не было. Он попытался подняться с кресла и тут же, застонав, рухнул обратно. У него было такое чувство, будто ему в позвоночник загнали стальной стержень. Немного посидев, Семен, повторил свою попытку. Он на коленях подполз к окну и стал вылезать наружу. Не сразу, но Семену это удалось. Лесенки сейчас не было, поэтому он просто рухнул в густую, зеленую траву. Семен, немного полежав, медленно поднялся на ноги и осмотрелся по сторонам. Алкогольное опьянение прошло и голова была абсолютно ясной. Он прошелся по поляне, разминая ноги и оглядывая местность вокруг. Поляна, на которой стояла капсула, была около двадцати метров в диаметре, ее окружали деревья, в основном ели и сосны, было слышно пение птиц и шелест веток деревьев, качающихся под порывами ветра. Семен обошел поляну по периметру и не заметил никаких следов присутствия человека. Не было видно ни остатков кострищ, ни бутылок и консервных банок.

               - “Неужели я действительно попал в прошлое”? – подумал Семен.

Неожиданно позади себя он уловил какой-то звук. Семен оглянулся и увидел, что на поляну вышла косуля. Она стояла и удивленно смотрела на него, втягивая воздух ноздрями. Семен немного постоял на месте. А затем осторожно подошел к животному. Косуля не убежала, а все так же стояла, разглядывая Семена и шевеля ушами, прислушиваясь к звукам, доносящимся из леса. Семен погладил косулю по голове, по мягкой шерсти спины и с удивлением сказал:

              - А ты меня совсем не боишься, что ли? Похоже, вас здесь никто не пугает.

Он потрепал косулю по холке и подошел к капсуле.

             -“ Что же делать дальше”? – подумал Семен, опершись рукой о стенку сферы.

Достав сигарету из пачки, Семен закурил. В раздумье он оглядел поляну и заметил, что косуля пропала.

             -“А что там Володя говорил про красную кнопку? – подумал Семен, - кажется, он говорил, что если на нее нажать, то капсула должна немедленно возвратиться в точку отправления. Вроде бы так. Нужно попробовать, не ждать же мне, в конце концов, 24 часа, пока капсула не вернется автоматически”?

Он докурил сигарету и затоптал окурок, затем подошел к люку и, встав на край треноги, залез внутрь капсулы. Присев в кресло, Семен взглянул на показания приборов. Часы показывали 8.10.  Стрелка прибора, показывающая заряд аккумуляторов указывала на цифру 80.  GPS-навигатор все также показывал четыре тире, а стрелка прибора, сигнализирующая о состоянии исследуемого объекта, находилась в зеленой зоне. С правой стороны панели находилась кнопка, с нарисованной на ней дверью.

             -“Интересно, - подумал он, - что это может обозначать”?

Он еще раз осмотрел панель приборов и задумался на пару секунд.

             - Ну что, попробуем? – вслух сказал Семен, - я не мартышка, Вова и сам могу нажать на аварийную кнопку.

Он сел поудобнее в кресле и надавил на красный “гриб” кнопки. Прошло пять секунд, десять, минута, ничего не произошло. Семен нажал на кнопку еще раз, затем еще и еще, результат был тот же, что и в первый раз.

              -“Похоже, кнопка не работает, - подумал Сеня, - Вова об этом предупреждал.

Он сидел, тупо глядя на панель перед собой и не имел ни малейшего представления о том, что ему делать дальше.

              -“ Придется, видимо, ждать сутки, или сколько там осталось, пока капсула сама не вернется в будущее, - подумал Сеня, - так, что ли? Наверное, так”.

Семен еще раз оглядел стойку приборов и посмотрел в окно капсулы.

              -“Ну и что мне здесь просто так сидеть? – подумал Семен, - до возвращения назад еще почти сутки. Пойду-ка я прогуляюсь, времени у меня еще предостаточно”.

Он вылез из капсулы и решил пройти на север от поляны. На всякий случай Семен стал считать шаги, чтобы не отойти от капсулы более чем на триста метров. Считая шаги, он покинул поляну и зашел в темный ельник, по пути стараясь запоминать приметы, по которым он вернется назад, к сфере. Пройдя шагов четыреста, Семен вышел на поляну, поросшую кустами дикой малины. Выйдя на поляну, он решил немного подкрепиться малиной, а затем вернуться назад, к капсуле и исследовать местность к югу от сферы. Семен собирал малину и отправлял ее горстями в рот, отмечая при этом, что таких вкусных ягод он не пробовал никогда. Даже когда он в детстве, в деревне у бабушки помогал той собирать малину в огороде, он и тогда не ел ничего подобного.

             -“Жалко, что у меня нет никакой емкости, что бы набрать ягод” – с сожалением подумал Семен и вдруг ему показалось, что он услышал позади себя какой-то посторонний звук. Семен обернулся назад и остолбенел: в паре шагов от него стоял огромный бурый медведь и, принюхиваясь большим черным носом, с интересом разглядывал Семена.

            - А! – закричал Семен и побежал, что было сил прочь с поляны, чем видимо только сильно раззадорил  бурого мишку. Косолапый  без труда, за пару прыжков, догнал Семена и, настигнув его, ударом тяжелой когтистой лапы по голове, сломал тому шею.

                                   

                                                                        6

 

Семен потянулся и посмотрел на часы, расположенные на панели, они показывали 7.15 по Московскому времени. Он потрогал ноющую шею и задумчиво, вслух, спросил:

              - Мне что, этот медведь приснился или это было на самом деле?

Семен сидел на сиденье в капсуле и растерянно оглядывался по сторонам, стараясь понять то, что с ним произошло. Он еще раз посмотрел на часы и пробормотал:

              - Постой, постой… Когда я пошел на север, было 8.10, а сейчас снова 7.15. Значит, мне это не приснилось, а тот здоровенный, вонючий медведь меня действительно убил. И поскольку датчик на руке передал в капсулу сообщение о моей смерти, она автоматически вернулось в прошлое. Но только почему-то не во время отправления из лаборатории в Черноголовке, а в момент моего прибытия в прошлое, которое запрограммировал Володя Голосов.

Все это действительно выглядело интересно и занятно, если за этим наблюдать со стороны, а вот когда ты сам становишься непосредственным участником событий, тогда все происходящее с тобой смотрится несколько иначе. Семен все еще чувствовал вкус малины во рту, ему даже казалось, что у него немного побаливала шея, но он был жив и его захлестывало внезапно возникшее острое чувство дикого когнитивного диссонанса. Семен еще немного посидел в капсуле, стараясь разобраться в своих чувствах и посмотрел на часы, было 7.45 по Москве.

              - Ну и что сидеть? – пробормотал он, - я же хотел пройти на юг и посмотреть, что там есть. Надеюсь, что медведя там не будет.

Семен вылез из капсулы и увидел косулю, которая вышла на поляну, поводя ушами и принюхиваясь к новым запахам. Он подошел к косуле и, потрепав ее по холке, сказал, указав на север рукой:

                 - Туда не ходи, там злой медведь, он тебя съест. Поняла?

Косуля ничего не ответила и Семен, еще раз погладив ее по мягкой шерсти, пошел в южном направлении. Он снова зашел в лес и, пройдя шагов триста, вышел на поляну. На этой поляне не было зарослей малинника, но зато вся поляна была усыпана кустами земляники. Семен стал собирать ягоды, осторожно оглядываясь по сторонам, но никакой опасности в пределах прямой видимости не наблюдалось. Семен ел землянику и, утратив всякую бдительность, подошел к середине поляны. Неожиданно ему показалось, что он уловил какое-то движение на краю поляны. Семен осторожно разогнулся и взглянул в направлении, где ему что-то померещилось. Там не было ничего подозрительного. Он еще раз оглянулся вокруг и осторожно ступая, пошел на край поляны. Когда до деревьев оставалось не более десяти метров, из-за ствола сосны вышла молодая девушка в одеянии из шкур, с луком в руках. Тетива ее лука была натянута, а костяной наконечник стрелы был направлен на Семена. Он еще автоматически отметил, что белокурые волосы лесной амазонки были перевязаны тонким кожаным шнуром, а на ногах ее были высокие сапоги из мягкой кожи. Семен прошел по инерции еще пару шагов и услышал, что девушка что-то крикнула и вдруг он почувствовал сильную боль в груди.  Семен посмотрел вниз и увидел что из его груди, в районе сердечной мышцы, торчит деревянная, грубо обструганная  стрела с опереньем из птичьего пера.  Семен перевел взгляд на девушку с луком, стоявшую неподалеку и хотел ей сказать, что он никому не хотел причинить зла, но не смог этого сделать, силы покинули его и он рухнул навзничь, в кустики растущего на поляне земляничника.

 

                                                                    7

 

Семен потянулся и посмотрел на часы, расположенные на панели, они показывали 7.15 по Московскому времени. Он потрогал свою шею и ноющую грудь и удивленно произнес:

                   - Блин, меня что, опять убили? Вроде такая милая, симпатичная девушка, а как метко стреляет… Молодец! Что тут еще можно сказать. А что она тогда крикнула, я не понял?

Семен еще немного посидел в кресле и вдруг с досадой хлопнул себя по лбу ладонью:

                   - Вот балда! У тебя же лигвоанализатор есть! Надо не забыть его включить в следующий раз. Заодно и проверить нужно, как он работает.

Он еще немного посидел в своем кресле, борясь со стремительно наваливающимся на него диссонансом и, решительно ударив себя ладонями по коленям, сказал:

                   - Так! Ну и что мы сидим? Чего ждем? Я жив, относительно здоров (здесь Семен еще раз пощупал свою шею и грудь), нужно действовать! До возвращения назад у меня еще куча времени, так что вперед и с песней! На север и юг я уже ходил, остался еще запад и восток. Как там Володя сказал? Аванти!

Он посмотрел на часы, находящиеся на панели капсулы, они показывали 7.45 и осторожно вылез из машины. Семен на этот раз решил пойти налево, в западном направлении, но не политическим соображениям, а из-за яркого солнца, поднимавшегося над лесом, которое светило ему в правый глаз. Не успел он покинуть поляну, как заметил, что на нее осторожно озираяясь и принюхиваясь, вышла косуля. Семен подошел к ней и привычно потрепал по мягкой холке лесного зверя.

                 - Туда не ходи, там злой медведь, он тебя съест, - сказал он, показал косуле рукой на север, - и на юг не ходи, там красивая девушка с большим луком, она тебя тоже убьет и съест. Все поняла?

Косуля еще раз принюхалась к запахам, исходящим от Семена и стала не торопясь щипать молодую травку.

                 - Молодец! Стой здесь и никуда не уходи, - сказал Семен, - я скоро вернусь.

Он пошел на запад, считая шаги и пройдя около четырехсот шагов, остановился. Лес, по мере отдаления от поляны, становился все более глухим и заваленным упавшими деревьями и Семен решил повернуть назад. Не успел он развернуться, как увидел перед собой двух человек с луками в руках, вышедших из-за деревьев.

                -“Черт меня дернул сюда прийти! – подумал  про себя Семен, - сидел бы себе в капсуле и ждал, пока она не вернется назад”!

 Один из тех, кого он встретил, что-то выкрикнул и Семен еще раз пожалел, что не успел включить лингвоанализатор. В это время справа и слева от него появились еще два лучника и он, в который уже раз пожалел, что вылез из капсулы. Один из лучников натянув тетиву лука, направил стрелу на Семена и что-то выкрикнул. Семен не стал дожидаться пока тот выстрелит и, развернувшись, ломанулся быстро, насколько мог назад, к капсуле. Он успел пробежать шагов, наверное, восемь или десять как почувствовал как в него, с тихим жужжаньем, одна за другой, стали впиваться тяжелые стрелы. Семен рухнул лицом в колючую, пахнущую смолой хвою и напоследок  только успел подумать о том, как метко стреляют незнакомые лучники, которые ему в последнее время постоянно встречаются на пути. Он  еще раз вдохнул  терпкий запах хвои и умер.

 

                                                                             8

 

Семен потянулся и посмотрел на часы, расположенные на панели, они показывали 7.15 по Московскому времени. Он потрогал свою шею и ноющую грудь и удивленно произнес:

                  - Что, я опять умер? – потом немного помолчал и, покачав головой, сказал, - Господи, как умирать надоело!

Семен сидел и пытался думать о том, что же ему делать дальше. Что он сейчас имеет в сухом остатке? В самом лучшем случае, если ему суждено вернуться назад, Семену нужно ждать еще сутки. На север, юг и запад от капсулы времени он уже ходил и довольно  хорошо представлял, что его там ждет. Наверное, нужно просто остаться в капсуле и дождаться того времени, когда она вернется (если вернется) назад. Семен посмотрел в открывшийся вход машины времени и увидел, как на поляну вышла косуля. Он невольно дернулся, что бы выйти и погладить ее, но передумал и остался в кресле. Потом он нажал на кнопку с нарисованной дверью на панели управления и дверь в капсулу закрылась. Семен решил подождать в сфере до того времени, когда она вернется назад, в будущее, если конечно, Володя ничего там не напутал с программированием капсулы. Неожиданно он почувствовал очень сильное чувство голода и, заглянув под кресло, Сеня достал оттуда пластиковый пакет с едой, который туда положил Володя.

            - Спасибо, Вова, что позаботился обо мне, - сказал Семен и принялся поедать еду, которую он доставал из пакета. Когда он насытился, Сеня убрал пакет с остатками еды под кресло и задумался. Он невольно подумал о той девушке в меховой одежде, которая его убила. Ведь если она сейчас немного пройдет вперед, то встретится с этой бандой убийц, которая нашпиговала Семена своими острыми стрелами, а что тогда произойдет, даже страшно себе представить. Хоть Семен и считал себя человеком, которого было сложно чем-то сильно удивить, и тем более человеком, слабо подверженным приступам немотивированной эмпатии, он, тем не менее, почему-то сильно переживал за эту средневековую амазонку. Чем можно объяснить это его чувство, Семен не представлял и он отлично понимал что люди, населявшие Землю в то давнее время, жили совсем по другим законам и осуждать ее за то, что она выпустила в него свою смертельную стрелу, он не может. Вероятно, у нее были на это какие-то свои, понятные только ей, причины. Она же не сразу в него выстрелила, она ему что-то прокричала на своем языке, вероятно, что-то ему желая сообщить, а он не включил лингвоанализатор и не понял, что она хотела сказать. После того, как эта мысль посетила его голову,  Семен нажал кнопку на панели и открыл входную дверь. Затем он вылез из капсулы и, нажав на кнопку включения висевшего у него на груди лингвоанализатора, пошел в южном направлении. Перед тем как уйти с поляны, Семен подошел к косуле, жующей травку на поляне и, потрепав ее по мягкой шерсти, сказал:

                - А ты молодец, умная девочка, никуда отсюда не уходи, я скоро вернусь.

Косуля, фыркнув и встряхнув трепетными ушами, продолжила щипать траву на елани. Пройдя около трехсот шагов на зюйд, Семен вышел на земляничную поляну и вместо того, что бы собирать ягоды, стал осматриваться по сторонам. Ничего подозрительного, как и в прошлый раз, он не заметил, но, тем не менее, стал, осторожно ступая, идти в том направлении, где он в последний раз видел амазонку с боевым луком. Подойдя к той сосне, из-за которой вышла воинственная девушка, Семен поднял вверх руки и крикнул:

                 - Не бойся! У меня нет оружия! Я твой друг!

Затем он, повернувшись спиной к дереву, остался стоять, не опуская руки. Некоторое время было тихо, затем он услышал какой-то звук и, не опуская руки, медленно повернулся. Возле дерева он увидел ту же амазонку, что его накануне убила, в кожаной амуниции и с тем же луком в руках. Ее белокурые, длинные волосы были повязаны тонким шнурком из мягкой кожи.

            - Привет! – сказал Семен и улыбнулся.

Амазонка что-то ему ответила, сжимая в руках свой боевой лук. Семен, держа руки над головой, громко сказал:

             - Меня зовут Семен! Я твой друг! А как тебя зовут?

В это время неожиданно для всех ожил прибор, висевший у Семена на шее. Из него раздалось несколько агрессивных и гортанных фраз, на которые, отпрянув, отреагировала молодая амазонка. Она, неожиданно для Семена, опустила свой лук и что-то негромко сказала, смотря Семену в глаза.

             - Я есть Льюва! – сообщил прибор, висящий на шее Семена, - я не твой друг, но тебя сейчас убивать не буду.

             - Спасибо и за это, Льюва! – совершенно искренне улыбаясь, ответил Семен. Он был искренне рад,  что эта чехарда смертей, наконец, закончилась. К тому же, ему оставалось около двадцати двух часов до возвращения в родную гавань и ему не было никакого смысла провоцировать местное население на агрессивные действия. 

 

 

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

19:05
450
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!