Дорога

ДОРОГА

Если бы я смог запомнить, хотя бы меньшую часть половины снов, приходящих ко мне по ночам, я бы, может быть, написал одну из лучших книг рассказов по мотивам этих снов. Но в памяти, к сожалению, остаются лишь некоторые из них.

Почему так?

Не знаю. Но пишу и радуюсь той удаче, которая позволяет мне запомнить хотя бы отдельные сны из множества.

Этот сон мне приснился в 2014 году, незадолго после годовщины смерти моего отца.

Я заболел. Состояние мое было удручающее.

Держалась третью неделю температура, разрывал душу противный кашель, воспалились все бывшие шрамы и больные места. Доктора не могли найти правильного средства борьбы с этой болезнью.

Я паниковал, хотя от сына и жены, панику искусно скрывал. Сменил доктора, новый доктор предложил мне иное лечение, он был убедителен, я согласился. Приняв перед сном дозу назначенных вновь препаратов, я уснул. Спал крепко, и лишь перед утром мне приснился этот сон.

Будто, еду я за рулем своего старенького автомобиля марки «Москвич-2140», который был у меня давно. Это первый личный автомобиль в моей жизни. Купил его я случайно, так распорядилась судьба. У нас на работе этот автомобиль уже отслужил свое, кузов ржавел, задние рессоры провалились в салон.

Мне предложили выкупить его за небольшие деньги. Я подумал-подумал и… согласился. Правда, предварительно, договорился со знакомым мастером, что тот возьмется отремонтировать его.

Уладив все формальности с оформлением и регистрацией автомобиля, я сразу же его перетащил на буксире в гаражи к мастеру, который за небольшую плату, в течение полутора месяцев, подлатав его, привел даже в очень приличное состояние. Кроме покраски. Денег на качественную покраску у меня не было (так мы тогда жили) поэтому я купил банку коричневой грунтовки и закрасил обыкновенной кисточкой, все поверхности автомобиля, которые могли начать ржаветь, не будучи покрыты краской. И тут же, с легкой подачи моего дяди, за такую раскраску, автомобиль получил прозвище «перистый».

Вот…

Будто бы еду я в своём сне на этом «перистом» автомобиле.

Еду я по бугру крутой балки.

Дороги нет.

Еду по растительности, покрывающей меловой склон дикой травой и цветущими бурьянами.

Еду все время вверх.

Хочу найти хоть какую-то  дорогу, или хотя бы увидеть линию горизонта.

Безуспешно.

Мне кажется, что я уже еду вечность, чувствую безысходность и тревогу:

 – А выберусь ли я? А туда ли я еду? А выдержит ли этот не легкий путь мой старенький автомобиль?

Беру правее.

Еду, еду, еду.

Затем левее…

Также еду, еду...

Всё время вижу вверху над головой чистое, голубое небо.

А где смыкается линия горизонта с небом, не вижу.

Главное, нет никаких признаков дороги.

А далее всё сначала…

Всё повторяется десятки раз.

Еду, еду, еду…

Правее…

Затем левее…

И так без конца!

– Плохо! – подумал я в который раз. – Может вернуться, скатываясь вниз? Да нет же, вернуться вниз равнозначно самоубийству, да и куда я вернусь? Зачем? Ведь мне нужна дорога!

В конце концов, решаюсь остановиться и оглядеться. Выруливаю чуть перпендикулярно склона, останавливаюсь. Стоять на склоне и неудобно и страшно.

Стою, боюсь.

Посмотрел по склону вверх – все тоже голубое небо. Посмотрел вниз – ни конца, ни края!

Посмотрел по сторонам – склон, склон, склон…

Что же мне делать, о, боже? И вдруг, сверху, прямо на меня движется автомобиль.

Это был старенький ГАЗ-51, с тентованным кузовом, резиновым ведром, свисающим возле заправочного бака и специальным ящиком под кузовом, для ключей, домкрата и другого инструмента.

Метрах в десяти он останавливается, открывается дверка, с неё, став ногой на одну ступеньку, выглядывает отец, улыбается и говорит:

– Ну, что заблудился?!

– Да вот, не могу найти дорогу! – с радостью от встречи, ответил я.

– А что дорога? Да она вот рядом. Давай поезжай за мной!

Как всегда в руках отца газик лихо развернулся. Я вцепился взглядом в качающиеся концы тента, закрывающие вход в кузов, и дал газу за автомобилем отца. Буквально через одну-две минуты открылась линия горизонта, я за отцом круто вырулил, и оказался на широкой дороге ведущей вниз в бесконечную даль. Газик остановился. Отец приоткрыл дверцу кабины и сказал:

– А теперь дальше сам езжай вниз по дороге, как только переедешь мост, там увидишь людей, спросишь у них как выбираться дальше. Да! Ты же там ничего не бой…

Отец не договорил, машина вместе с ним вдруг исчезла бес следа.

Я огорчился, что не успел сказать ему ни одного человеческого слова, так, только радовался за своё спасение. И вспомнил, что отец всегда выручал меня вовремя, вроде бы как нечаянно всегда подставлял плечо своё в самую трудную минуту.

С надеждой тронулся я в путь по бесконечной дороге мелового склона, кем-то заботливо расчищенной в вечной, дикой растительности этой балки. Немало времени прошло, когда я увидел что подъезжаю к мосту, о котором говорил мне отец.

– Его-то мне и надо переехать, – подумал я.

Но неожиданно моя машина судорожно дёрнулась и заглохла прямо посередине моста. Взглянув на приборы и увидев, что мой топливный бак пуст, я огорчился, что вовремя не обратил на них внимания, между прочим, мог разогнать машину до скорости, которая позволила бы мне перекатиться через этот мост.

Но!..

Все уже случилось так, как случилось.

Я вылез из автомобиля, не закрывая дверцу, руля одной рукой, всем корпусом начал толкать его на другую сторону моста. Слава богу! У меня это получилось. Изрядно устав, я скатил машину с моста… и вынужден был остановиться у шлагбаума, перегородившего мне дорогу.

– Что же делать? – судорожно думал я. И тут увидел, что ко мне подходят несколько человек. Они спросили у меня, чего я хочу.

– Понимаете, бензин у меня кончился, – ответил я. – Нет ли возможности заправить машину здесь, у вас?

– Нет, бензина здесь нет, – ответил один из них. – Есть только в поселке километрах в пяти отсюда. Можешь оставить автомобиль у нас во дворе на стоянке, а сам сходить за бензином.

Я согласился, они подняли шлагбаум, я затолкал машину во двор. Там огляделся и увидел, что на стоянке стоит много машин. Я спросил:

– А что, эти водители тоже ушли бензин искать?

– Да. Некоторые ушли. Другие испугались и вернулись назад по дороге вверх, – ответили мне.

– Нет, назад не пойду, – сказал я. – Только вперёд!

Достал канистру из багажника, увидел открытую калитку для выхода и пошёл в её сторону. Вдруг, я сначала почувствовал, а затем услышал, что-то шумело и сзади приближалось ко мне. Я обернулся и увидел громадного пса, страшно-лохматого и злого, который нёсся ко мне, таща за собою звенящую цепь.

Я замер.

– Пугаться мне или нет?

Буквально в метре от меня пёс резко остановился, удерживаемый цепью. Я осмотрелся и чётко увидел, что между псом и бетонным забором, вдоль которого пролегала дорожка к калитке, было расстояние около метра...

Как-то странно в это время вели себя хозяева двора. Пса не унимали?

Самый щуплый из них, хитро прищурив глаза, участливо спросил:

– Испугался? Не сможешь выйти? Может, не пойдёшь, вернёшься?
        

Другой мужчина подхватил первого и ехидно улыбаясь, говорил, как будто потешаясь:

– Иди назад, вверх по дороге. Ты же без сил, больной, загрызёт тебя пёс. Брось!.. Не сможешь!

         Третий мужчина, самый благородный из них, махнул безнадёжно рукой:

– Пусть идёт, если хочет сгинуть. Сам пусть решает.

Всё время, когда они говорили, я не мог оторвать взгляда от разозлившегося пса. Он пускал слюну, в оскале демонстрируя свои жёлтые клыки. Грозно рычал, будто сверлил меня насквозь оранжевыми глазами, в бешенстве из-под себя бросая землю задними лапами. Был готов, в любую секунду набросится на меня и разорвать в клочья.

Я же, не долго, взвешивал своё решение.

– Да ну, мужики, тут между забором и псом такое пространство, что я пройду без проблем, – ответил я.

–А вдруг оторвется, ведь загрызет! – не унимался самый щуплый мужчина.

– Да не достанет он, – спокойно сказал я.

Злой пёс, вдруг, стал доброй или даже милой собакой. Она стала уходить назад, будто обидевшись, повизгивая и виляя хвостом. Я, как ни в чём не бывало, пошёл в посёлок.

На этом месте сон мой оборвался и я проснулся.

– Приснится же такое! – проснувшись, подумал я, и вдруг понял, что чувствую себя намного лучше, что температура спала, что неприятных ощущений в организме стало меньше.

Так вот он к чему мой сон, оказался!

Значит, доктор правильное лечение мне назначил.

Или заслуга не доктора – отца! Он помог мне, вывел на правильную дорогу, поддержал меня по-отцовски, чтобы я смог справится с бедой.

Или же отец во сне подтвердил, что доктор избрал правильное направление в лечении, и оба они помогли мне.

Конечно – да!

Так ведь и сам я не струсил, нашёл силы в себе побороть трудности.

Вот так-то.

В чём была сила и правда сна, так до конца сам себе я и не решил.

А вернувшееся здоровье в ближайшее время, заставило вовсе забыть мне его. Я думал о днях текущих, и бесконечно радовался продолжению своей жизни.

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 5)

Статистика оценок

10
5

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!