Геракл. В рабстве у Омфалы. Пан

Геракл. В рабстве у Омфалы. Пан

Начало поэмы  http://msrp.ru.com/15644-gerakl-nachalo-velikogo-puti.html

Предыдущая глава   http://msrp.ru.com/16505-gerakl-v-rabstve-u-omfaly.html

 

                          714

Время замедлило ход в представленье Алкида,

Дни для него потянулись обозом телег,

Чудилось воину, будто так мстит Немезида,

Тягостью дней храбрецов превращая в калек.

Однообразие женской тяжёлой работы

Скрашивал он созерцанием звёзд и Луны,

Очи его отдыхали от всей позолоты,

Коей покои обители были полны.

 

                          715

Чувствовал воин себя малой частью убранства,

Словно он был не слугой, а персидским ковром,

Явно ему во дворце не хватало пространства

И примириться он смог лишь со скромным одром.

Воин не знал ничего о событьях в Элладе,

Не получал он из Аттики добрых вестей,

Страстно желал бы узнать о родившемся чаде

От финикийских купцов или царских гостей.

 

                          716

Но не искал славный узник себе облегченья,

Молча, терпел произвол от царицы младой,

Знал, что не вечно продлится его заточенье —

Всё в этом мире проходит своей чередой.

Стал выходить на прогулки с вдовой ежедневно,
Сопровождая её через лес к роднику,
Лишь на капризы царицы смотрел воин гневно,

Ибо они на него наводили тоску.
 

                          717

Часто Омфала склоняла Геракла к беседам,

Долго о трепетных чувствах ему говоря:

«Что ж ты относишься к женщинам, как к людоедам,

Не одаряешь вниманьем прелестниц, а зря!

Даже Зевес не чурается мягкой постели,

Если узрит он случайно царевну на ней.

Ты ж, как слепец, и не видишь красот в женском теле,

Надобно быть не супруге, а сердцу верней!»

 

                          718

Так убедительно молвить могла лишь вдовица,

Страстью горящая, словно походный костёр.

Раб понимал, что и прачка в постели — царица,

И для соития гож и шалаш, и шатёр.

Вскоре Омфала с рабом миновали дубраву,

К чистому озеру вышли, ведя разговор.

«Будь, раб, умнее — отринь и сраженья, и славу,

На красоту обрати опечаленный взор!»

 

                          719
Стала одежды снимать баловница лениво,

Будто за ней наблюдал сладострастный тиран,

Только она совершала всё это игриво —

Словно змея, извивался чарующий стан.

«Что ж ты застыл, как Пактол в небывалую стужу?

Мог бы меня на руках донести до воды!»

Но получила ответ: «Ты доверь это мужу,

А для раба все телесные игры чужды!»

 

                          720

И, покраснев, совершила она омовенье,

Долго плескаясь на мелких и тёплых волнах,

Но продолжала ему изливать откровенье:

«Ночью с тобой я купалась… в загадочных снах!»

Только внимательный воин смотрел не на тело,

А озирал острым взглядом густые кусты,

Быстро заметил, что кто-то глядел очень смело

На откровенную прелесть чужой красоты.

 

                          721

«Явно не лось наблюдает, хотя и рогатый,

Лик человека? О, нет же! Там морда козла!
Те же большие глаза и слегка бородатый,

Смотрит на женское тело, как сыч из дупла!»

«Эй, ты не слышишь? Тону́! — закричала Омфала. —

Руку несчастной царице подай же скорей!»

«Хочешь к прекрасному телу приблизить вассала?

Только ведь я — не великий властитель морей!»

 

                          722

Тут поняла баловница всю тщетность обмана,

К берегу смело она поплыла на спине,

И над водой возвышались два нежных «вулкана»,

В стороны мерно качаясь на лёгкой волне.

А Богоравный поспешно направился к иве,

Но никого не застал за ветвями куста,

Только заметил помятость в зелёной крапиве

И отпечатки копыт, как от стада скота...

 

                          723

Молча, царица с рабом возвращалась в обитель

(Так иногда происходит в семейном кругу)

И пред дворцом изрекла: «Ты — плохой искуситель,

Мог бы ты мной овладеть на пустом берегу!»

До темноты сохраняла Омфала молчанье —

Женский каприз не давал успокоиться ей,

Но не ответил Алкид на её замечанье —

Думал воитель о морде средь гущи ветвей.

 

                          724

«Очень красива Омфала, признать это надо —

С первого взгляда влюбиться возможно вполне,

Только её государство, увы, не Эллада,

А для меня лишь она будет вечно в цене!

Знаю, рогатое чудо появится снова,

Не мудрено, что Омфала — заветная цель!

Буду царицу беречь от визита ночного! —

Явно желает рогатый залезть к ней в постель!»

 

                          725

Тёплая ночь опустила крыла на столицу,

С грустью взирала на город Омфалы Луна,

Гипнос чудесной росою обрызгал царицу,

И наступила в огромном дворце тишина.

Ловко Геракл перевесил одежды Омфалы

На золотые рога перед дверью своей,

Сам обошёл незаметно дворцовые залы,

Предполагая визит сладострастных гостей.

 

                          726

Лёг в темноте он в постель, острый слух напрягая,

И не напрасно — услышал за дверью шаги.

Определил в тот же миг — не царица нагая,

Даже не шлёпанье ног молодого слуги.

Тихо вошёл незнакомец и двинулся к ложу,
Чтоб не прервать раздающийся в комнате храп,
Влез под покров и рукою погладил он кожу
В месте, где был женский пол пред мужчинами слаб.

 

                          727

Вызвало это движение отклик мгновенный —
Сильный удар нанесён был вошедшему в пах,
Взвыл по-звериному вмиг любодей дерзновенный,
Впал от такого ответа в «панический» страх!
С факельным светом вбежали к воителю слуги,
И необычную сцену узрили они:
Скрюченный болью бог Пан повалился в испуге,
Громко стучали по полу копыта-ступни!

 

728

Вскоре заполнился зал оглушительным смехом,
Женщины смело смотрели на «жизненный рог»,
Из-за него обладал Пан у женщин успехом —
В деле любви Козлоногий был истинный бог!
Боль пересилив, он медленно вылез в окошко,
Заковылял, направляясь в спасительный сад,
Отозвалась опечаленным эхом дорожка,
Только прислуга смеялась, увидевши зад…

 

Глоссарий:

 

   Алки́д — наречённое имя Геракла.

   А́ттика (др.-греч.букв. «прибрежная страна») — юго-восточная область Средней Греции, самое сердце страны, область, где расположены Афины, могущественный город Эллады

   Гера́кл (Алки́д) — сын царя богов Зевса и царевны Алкмены, великий герой Эллады.

   Зеве́с (Зевс) — царь богов Олимпа, самый сильный из детей Крона и Реи, верховный бог всей Ойкумены, отец великого Геракла.

   Козлоно́гий — эпитет бога Пана, имеющего козлиные ноги.

   Немези́да (Немеси́да) — крылатая богиня возмездия, карающая за нарушение общественных и нравственных порядков. Имя означает «возмездие».

   Пакто́л — река в Лидии, которая берет начало на известной своим вином горе  Тмол и впадает в реку Герм, изливающуюся близ древней Фокеи в Эгейское море. Пактол изобиловал в древности золотым песком.

   Пан — сын Гермеса, внук Зевса, козлоногий могучий бог леса, бог пастухов, охранитель стад. Пан умеет нагнать на человека такой страх, какой только в кошмарном сне может присниться. Он даже целое войско может обратить в бегство. Слова «Панический страх» и «паника» известны до сих пор. Бог Пан символизировал плодородие в природе и всегда изображался с большим фаллосом.

   Элла́да — Древняя Греция.

 

                 Продолжение поэмы  http://msrp.ru.com/16604-gerakl-v-rabstve-u-omfaly-kerkopy.html

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!