Геракл. Яблоки Гесперид. Атлант

Геракл. Яблоки Гесперид. Атлант

Начало поэмы  http://msrp.ru.com/15644-gerakl-nachalo-velikogo-puti.html

Предыдущая глава  http://msrp.ru.com/16161-gerakl-jabloki-gesperid-antei.html

 

                          568

«Невероятно, чтоб смертный сразил титанида!

Это какою же силой бастард наделён!

Надо прервать цепь победных деяний Алкида,

Даже не глядя на то, что, как бог он силён! —

Гера взирала с высот на пески удручённо. —

Вдруг, несмотря на Ладона, сорвёт он плоды? —

Видимо, только тогда я вздохну облегчённо,

Если фиванцу могилою станут Сады!

 

                          569

Как же приятно себя похвалить на досуге!

Нет на Олимпе богинь, что царицы хитрей:

Сад же безлюден сейчас, никого нет в округе,

Кроме Атланта и стайки его дочерей!

Не существует на свете ни стен, ни ограды,

Чтоб удержали Алкида идти напролом!

Он средь дерев и кустов не заметит засады,

Будет драконом убит, и ему поделом!»

 

                           570

… Солнца пыланье сменяли прохладные ночи,

Сон был недолог, и путь продолжался во тьме,

Таяли силы, и шаг становился короче —

Только Геракл шёл и шёл, рассуждая в уме:

«Мне не понять никогда всей души Эврисфея,

Он — мой ровесник, живёт без забот и в пирах,

«Яблоки стали нужны!» — не глупа ли затея?

Молодость хочет вернуть, подавив этим страх?

 

                          571

Я вспоминаю занятные речи титана,

Как неудачно творил Промыслителя брат:

Делал людей с самомнением выше бархана,

Только скрутила их явная трусость в канат!

Трудно забыть мне озлобленной Геры коварство —

Это она Эврисфею представила трон

И превратила Микены в богатое царство.

Значит, есть в подвигах, мной совершённых, резон.

 

                          572

Радуют Геру нелепые игры в походы,

Кои для смертных трудны и опасны порой,

Только забыла царица, что лучшие годы

Так, без семьи и детей, проживает герой!

Только и путь в колеснице по гладкой равнине

Я не приемлю, поскольку он чужд для меня…

Знать бы, как высказать это великой богине,

Статус её верховенства на небе ценя!»

 

                          573

Думая так по дороге к чудесному саду,

Не замечал Богоравный преград и невзгод,

Гнев незаметно сменился на грусть и досаду:

«Жалко, что скоро закончится славный поход!

Жить предстоит без борьбы и с Элладой разлуки,

Воинский дух мой зачахнет в семейном кругу —

Вырастут дети, на шею усядутся внуки,

Старость без славы сгибает героев в дугу…»

 

                          574

В долгих раздумьях фиванец достиг океана,

Где никого, ни дорог, ни звериной тропы!

Только узрил над бурлящей водою баклана,

А на утёсах пролива — большие Столпы.

С лёгкой тоскою направился к югу воитель

Вдоль побережья по кромке солёной воды.

Скалы вдали разглядел Прометея спаситель

И зашагал в направлении горной гряды.

 

                          575

«Прадед Персей побывал в этом месте когда-то,

К подвигу шёл здесь по воле великих богов,

Выполнив дело, женился и прожил богато,
А до кончины своей он не ведал врагов…»

Воин увидел вдали яркий блеск диаманта,

Мигом ускорил он к снежной вершине свой ход,

И, подойдя к ней поближе, увидел Атланта,

Вечно держащего крепким плечом небосвод.

 

                          576

«Сколько же в нём сохранилось терпенья и силы!

Он бы не стал убивать неповинных людей,

Эта гора для титана страшнее могилы,

В коей нет зноя и стужи, ветров и дождей…»

В гору поднялся Геракл и сказал с нетерпеньем:

«Много поведал мне тайн о богах Прометей,

Я для него оказался нежданным спасеньем —

Освобождён узник мной от орлиных когтей!»

 

                          577

«Что же ты хочешь, пришелец, от горе-титана,

Видишь, я небо держу на усталых плечах?

Это моё наказанье по воле тирана,

Очень желает Кронид, чтобы здесь я зачах!»

«Я нахожусь в этом крае по воле Зевеса,

Должен доставить в Микены из сада плоды,

В этом деянии нет для меня интереса,

Ради свободы своей множу в мире следы!

 

                          578

Я не желаю прослыть здесь виновником кражи

Яблок из сада прекрасных твоих дочерей,

Жизни лишать не хочу я кого-то из стражи.

Как поступить мне, Атлант, посоветуй скорей?»

«Смерть неминуема, если зайти за ограду —

Там обитает надёжный хранитель Ладон.

Глаз не смыкая, он бродит по дивному саду,

Для чужестранцев опасен могучий дракон!»

 

                          579

«Не принижай, досточтимый, способность Алкида,

Коего видишь ты в шкуре Немейского льва!

Я до прихода сюда поразил титанида,

Ростом повыше он был, чем твои дерева!»

Вдруг задрожал небосвод над высокой горою —

Так рассмешили Атланта слова храбреца!

Он предложил небывалую сделку герою,

И у Алкида слетела усмешка с лица.

 

                          580

«Ты за меня подержи небеса над собою,

Это, поверь, не составит большого труда!

В сад я схожу, позабавлюсь недолгой ходьбою,

Яблоки с дерева Геры доставлю сюда».

Думал Алкид: «Разве смертный на это способен,

Не надорву ли под тяжестью неба живот?

Но, удержав, сам я стану титану подобен,

Так что, приму я на плечи седой небосвод!»

 

                          581

Молвил Геракл: «Принимаю твоё предложенье –

Яблоки Геры ценнее натруженных плеч!

Сделай, великий титан, для меня одолженье!» —

Этим закончил пришелец недолгую речь.

…Гера следила за встречей с огромным вниманьем

И ощутила вдруг страх от услышанных слов:

«Сколько же глупости в этом потомке бараньем,

Если держать небосклон на плечах он готов!»

 

                          582

Кинулась сразу к великому Зевсу царица

И закричала: «Смотри на того храбреца!

Есть у любого ума на деянья граница,

Только безумству Геракла не видно конца!

Твой возгордившийся сын подменяет Атланта,

Вдруг на высокий Олимп упадёт небосвод?

Тяжестью небо раздавит любого гиганта!

Вот чем закончит фиванец последний поход!»

 

                          583

Тут поспешила на вопли Аргеи Паллада,

Дочери Зевс улыбнулся, на Геру косясь:

«Брат твой — в беде, и помочь дерзновенному надо,

Или Земля превратится в обломки и грязь!

Грозный Атлант с ним торгуется, как финикиец,

Чтобы набрать для Аргеи златые плоды,

Хоть понимает, что смертный не бог-Олимпиец —

Можно наделать для всей Ойкумены беды!»

 

                          584

Тут с неприязнью Афина взглянула на Геру:

«Ты же красива, владычица, и молода!

Только давно потеряла ты в подлости меру,

Не восстановишь плодами ты чувства стыда!»

Вмиг оказалась Паллада за царским порогом,

Даже не слыша, что Гера сказала в ответ.

На колеснице летела по тайным дорогам,

Где от колёс невозможно оставить свой след.

 

                          585

«Как согласился Алкид на такую подмену,

Разве златые плоды славной жизни ценней?

Подвигом этим герой удивит Ойкумену,

Кто, как великий Геракл, мог прославиться в ней?»

Вскоре узрила Афина могучего брата:

Тот о плодах вёл с Атлантом мужской разговор.

«Слово Геракла дороже и власти, и злата!» —

Сделала вывод она, соблюдая надзор.

 

                          586

Медленно стал подниматься Геракл на вершину,

Чтобы плечами он смог подпереть небосвод.

Насторожила такая решимость Афину:

«Что станет, если вернётся Атлант через год?

Брат мой доверчив, а это бывает опасно —

Прежде Атлант проявлял нетерпимость к богам.

Бремя титана Геракл принимает напрасно –

Зря он дарует работу рукам и ногам…»

 

                          587

Сняв шкуру льва и оставшись в походном хитоне,

Выбрал площадку Геракл на высокой горе:

«Мне б не упасть перед небом в нижайшем поклоне,

Не потерять бы контроль над собой при жаре!»

Став поудобней, воскликнул воитель титану:

«Тяжкое синее небо держать я готов!

Действуй быстрее по нашему общему плану,

Жду от тебя с нетерпеньем чудесных плодов!»

 

                          588

Не удручённый нисколько своим положеньем,

Прочно воитель восстал на вершину горы,

Небо поднял над собою он резким движеньем,

Мышцы его напряглись, превращаясь в бугры.

Выскочил быстро на «волю» Атлант из-под свода,

Кровь прилила к онемевшим рукам и ногам,

Много столетий стоял на горе, как колода,

Тело подставив навстречу ветрам и снегам...

 

                          589

Сад дочерей обошёл он с вниманьем ревнивым,

Трогая нежно руками плоды и цветы:

«Знать бы тогда, что я буду отцом несчастливым,

То не пытался б сломать всем Кронидам хребты!»

Встретил Атлант на широкой террасе Ладона,

Тот удивился, увидев титана в саду:

«Кто за тебя, властелин, держит груз небосклона

И приобщился без страха к такому труду?»

 

                          590

«Думаю жить я, как смертные люди отныне,

Сделал другим за столетья меня небосклон.

Пусть позаботится Зевс о заносчивом сыне —

Тяжесть небесного купола выдержит он!»

«Долго не выдержит он потому, что голодный,

Хоть бы плодами дерев угостил храбреца!

Ты же не занят ничем и, как птица, свободный!

Иль голодать будет он, поминая отца?»

 

                          591

Тут почесал тугодумный Атлант свой затылок:

«А ведь дракон оказался по-своему прав:

Тяжек и голод пришельцу, и тряска поджилок —

Страх, что не сдержит он небо, чрезмерно устав.

Надо его подкормить, ну хотя бы немного,

Всё же, Алкид не титан, а простой человек,

Верно, далёкой была у пришельца дорога,

Даже газель утомит затянувшийся бег!»

 

                          592

Сняв золотые плоды с древа мстительной Геры,

Медленно шёл сын Япета к высокой горе:

«Вижу, Геракл наклонился под тяжестью сферы,

Мне показалось, что кровь у него на бедре…»

И поспешил Япетид с приношеньем к герою:

«Гибель Земле, если  рухнет сейчас небосвод,

Станут сады Гесперид мне могилой сырою…»

Он с беспокойством ускорил к Гераклу свой ход…

 

                          593

Молча терпел тот, хоть тяжесть давила на спину,

Стал Богоравный под сводом живою скалой,

Обручем тесным ему охватило грудину,

Свет из очей вытеснялся предсмертною мглой.

Твердь под ногами Геракла размякла, как глина,

Стопы его погружались в холодный гранит…

Сзади к нему подошла незаметно Афина

И удержала небесный хрусталь-монолит.

 

                          594

Дева Паллада была Богоравным любима,

Брату богиня платила такой же ценой.

И на горе помогала Гераклу незримо,

Небо ладонью держа за могучей спиной.

Cпешка титана сменилась уже безразличьем,

Ноги не шли на вершину высокой горы,

Он перестал за столетья гордиться величьем,

Думал о воле Атлант, доставляя дары.

 

                          595

Воин держал небосвод, напрягаясь в поклоне,

Тут, не спеша, подошёл и сказал Япетид:

«Вот, посмотри! — засверкали плоды на ладони. —

Хочешь, доставлю, куда ты укажешь, Алкид?

Жаль мне тебя, обошёл ты с борьбою полсвета,

Очень опасен и труден был каждый поход,

Здесь отдохнуть ты согласен? – спросил он атлета. —

Жди, я вернусь!» – произнёс он, спускаясь с высот.

 

                          596

«Стой, титанид! Ты успеешь узнать вкус свободы,

Выслушай просьбы последней простые слова:

Мне бы хотелось укрыться от злой непогоды

Этой, лежащей у ног шкурой мощного льва!»

«Да, я согласен с тобою, атлет дерзновенный –

Днём тут жара, словно ты у Гефеста в печи,

Если Борей прилетает, то холод отменный,

Жутко без шкуры стоять на вершине в ночи!

 

                          597

Я подержу небосвод ради шкуры звериной,

Коя должна возлежать на широкой спине,
Только расстанешься ты с бесполезной дубиной —

Ей же нельзя примененья найти в вышине!»

К пику поднялся Атлант, подавив раздраженье,

Под небосвод вновь подставил натруженный стан,

Сразу ослабло у воина мышц напряженье —

Тяжесть небес на себя принял мощный титан.

 

                          598

Вытащил воин поспешно ступни из гранита,

Шкуру поднял, подобрал золотые плоды,

И отошёл от Атланта Геракл нарочито,

Чтоб избежать неожиданной гневной беды.

«Великодушно прости, Япетид, за поступок,

Не удержать было смертному сферы хрусталь,

Слаб для такого труда я, ничтожен и хрупок,

Люди покорны судьбе, в этом жизни мораль!»

 

                          599

И Богоравный немедля спустился в долину,

Долгим путём предстояло идти до Микен,

Чтобы вручить золотые плоды властелину,

Подвигом славным закончив мучительный «плен».

Стыд всю дорогу тревожил сознанье атлета,

Честный Геракл, совершил недостойный обман?

Воин не мог дать Атланту иного ответа –

Он – человек! И не будет мощней, чем титан!

 

                          600

Шёл на восток сын Зевеса, забыв про усталость,

Жаркое солнце теперь не мешало ему,

И оставалось исполнить воителю малость –

Яблоки Геры доставить царю своему.

Светлые мысли летали по знойной пустыне,

Их он ловил, расставляя в сознанье силки́,

Горд был, что подвиг тяжёлый свершил на чужбине,

Хоть и другие бывали совсем нелегки.

 

                          601

Не обошёл он вниманием судьбы титанов,

Вспомнил и то, что он знал о великих богах.

Прав был герой, отказавшись от тронов тиранов —

Лучше уж быть пред высоким Олимпом в долгах:

«Много ли знает героев своих Ойкумена?

У просвещённого люда они на устах!

Вот и меня будет помнить не только Алкмена,

Весть обо мне по Земле пролетит стаей птах!

 

                          602

Только неловко хвалиться мне подвигом этим,

Хоть и пришлось подержать на себе небосклон!

Я о таком никогда не поведаю детям —

Ибо в итоге никто от беды не спасён…»

Но ошибался в значении подвига воин,

Мол, золотые плоды доставляет он зря —

За Прометея Геракл был почёта достоин,

Ибо никто не решился б спасти бунтаря!

 

                          603

Путь до Эллады казался Гераклу короче,

Менее зыбкими стали в пустыне пески,

Более длинными были прохладные ночи,

Чтоб меж привалами делать большие броски.

К берегу выйдя, он встретил там бога Нерея,

Сонную ночь вновь провёл на огромной спине,

Утром увидел воитель в Микенах Копрея,

Тот на Геракла смотрел, находясь на стене.

 

                          604

Выразил старый глашатай своё удивленье —

Мол, несравненный воитель и жив, и здоров!

Только не слушал Геракл от него восхваленья —

Шёл величаво и гордо под царственный кров.

Яблоки выложил воин пред царскою свитой:

«Ешь, властелин, ты хотел быть всегда молодым!» –

Молвил царю Богоравный весьма ядовито,

Гордо любуясь трофеем своим золотым.

 

                          605

Руки к плодам протянул повелитель поспешно,

Тут же отдёрнул их, словно коснулся огня:

«Если их съем, будет горе моё безутешно,

Грозная Гера за них уничтожит меня!

Что с ними делать, такая большая загадка!

В храм отнести и сложить у божественных ног!

Думаю я, что богиня на золото падка…» —

Так он желал получить милосердья залог...

 

                          606

Только не смог Эврисфей скрыть от острого взора

То, что в душе у него возгорелась борьба

Меж боязливостью труса и жадностью вора,

Но оказалась отринутой даже алчба:

Крикнул тиран: «Ты свободен, как ветры Эола!

И Золотые Микены покинь навсегда!

Из-за плодов я рискую лишиться престола,

Их забери и не смей возвращаться сюда!»

 

                          607

Взяв не спеша со стола золотые трофеи,

О повелителе жадном подумал атлет:

«Скупость и трусость в итоге убьют Эврисфея —

Не заплатил мне за службу и пары монет!

Надо ли мстить подлецу за его отношенье

К тем, кто хранит добросовестно царский покой?

Нет, я не стану, хотя велико искушенье —

Здесь же прибить негодяя могучей рукой!»

 

                          608

Вышел Алкид Богоравным героем из плена,

В коем он был по коварству царицы богов,

Знал, что его ждёт домой с нетерпеньем Алкмена,

Слушая чутко за дверью шуршанье шагов.

«Надо б вернуть золотые плоды Гесперидам,

Снова идти по пескам, где стволы без ветвей,

Где нежеланна мне встреча с седым титанидом…

Будь же ты проклят навек, персеид Эврисфей!»

 

                          609

Это услышав, спустилась с Олимпа Афина:

«Брат мой любимый, забудь, если можешь, сады!

Зевс-Громовержец приветствует вольного сына!

Я за тебя отнесу Гесперидам плоды!»

Низко склонился пред нею Геракл удивлённый,

С радостью он передал все трофеи сестре

И устремился домой, встречей с ней окрылённый,

К матери в город пришёл на вечерней заре...

 

                          610

…Гера следила с небес за героем Эллады,

Дикая злоба испортила прелесть лица:

«О, как Афина с бастардом финалу-то рады,

Только не знают, что нет у гонений конца!»

«Ах, дорогая супруга, ты в полном расстройстве? —

Геру спросил подошедший неслышно Зевес. —

Верю, что ты не пребудешь теперь в беспокойстве,

Или напомню про бич и верёвку с небес!»

 

                          611

Зевс улыбнувшись, промолвил жене на прощанье:

«Ты от геройских поступков людей далека,

Будешь наказана вновь, я даю обещанье,

Если с пути попытаешься сбить смельчака!»

 

        Глоссарий:

 

   Алки́д — наречённое имя Геракла.

   Алкме́на — царевна, дочь Электриона, жена Амфитриона, от Зевса родившая Геракла.

   Арге́я — эпитет богини Геры, поскольку, по легенде, она родилась в Аргосе.

   Атла́нт — могучий титан, сын титана Япета, брат Прометея, Эпиметея и Менетия. За участие в титаномахии против олимпийских богов был приговорён жить на краю света и держать на голове и руках небесный свод.

   Афи́на — дочь Зевса, олимпийская богиня справедливой войны, военной стратегии и мудрости, покровительница ремёсел и одна из наиболее почитаемых богинь Древней Греции. Сестра Геракла по отцу.

   Богора́вный — так стали называть великого героя Геракла ещё при жизни за его великие подвиги.

   Боре́й — бог северного ветра и сам ветер.

   Ге́ра — ревнивая и злобная царица богов, законная жена Зевса, преследующая Геракла всю жизнь. Считалась богиней-хранительницей семьи и брака.

   Гера́кл (Алкид) — сын царя богов Зевса и царевны Алкмены, великий герой Эллады.

   Геспери́ды — дочери титана Атланта и Геспериды. Они отвечали за уход за садом на западном краю света, недалеко от Атласских гор в Африке.

   Гефе́ст— сын Зевса и Геры, сброшенный матерью с Олимпа после рождения. Выжил и вырос, благодаря нереидам, на дне моря. Он бог огня, покровитель кузнечного ремесла, самый искусный кузнец и ювелир мира.

   Зеве́с, Зевс ( Кронид, Кронион, Олимпиец, Громовержец) — великий бог, царь всех богов Эллады, самый сильный из детей Крона и Реи, отец великого героя Геракла. Его дворец расположен на Олимпе.

   Крон — имя «Крон» происходит от греческого слова «хронос» — время, и сам он — олицетворение всепоглощающего времени. Все рождается и исчезает во времени, так и дети Крона рождались и поглощались им. Крон боялся, что дети отнимут у него власть. Родились и исчезли в утробе отца Аид, Гестия, Деметра, Гера, Посейдон. Когда настала очередь родиться Зевсу, жена Крона Рея отправилась на остров Крит и там в пещере горы Дикте родила сына, которому суждено было стать повелителем богов-олимпийцев. А Крон вместо очередного младенца получил завернутый в пеленки камень. Спасённый матерью младший сын Зевс вырос и заставил отца-Время вернуть поглощённых братьев и сестёр.

Кронид, здесь — царь богов Зевс, сын бога времени Крона.

   Ладо́н — дракон с сотней голов, охраняющий сад Гесперид.  Поскольку он обладал необычайной силой и не нуждался в сне, Гера приказала ему охранять золотые яблоки на принадлежащей ей яблоне.

   Львиные ворота — врата, ограждающие вход в акрополь Микен. Это строение датируется серединой 13 в. до н.э. Называются они так из-за лепнины в виде львов, размещенных на фронтоне ворот. Львиные ворота — исключительное строение, повторить которое не удалось даже во время процветания греческой архитектуры.

   Мике́ны (Златые Микены) — богатый город в Арголиде, Греция. Расположен в северо-восточной части полуострова Пелопоннес, севернее Тиринфа. Столица ахейцев. Согласно летописи, город основал сын Зевса Персей. Во времена Геракла там царил трусливый Эврисфей.

   Нере́й — морское божество, живущее в глубине Эгейского моря, супруг океаниды Дориды и отец пятидесяти нереид — морских нимф. Нерей был одним из почитаемых и самых любимых богов морских стихий. Морской бог был вездесущ, легко менял свой облик, всегда ненавидел ложь и помогал добрым советом, так как мог предвидеть будущее. Он указал Гераклу путь к к Прометею и к саду Гесперид.

   Неме́йский лев — в древнегреческой мифологии сын страшногоТифона и змеедевы Ехидны, лев чудовищной величины с невероятно твёрдой шкурой, отчего её не брало ни одно оружие. Убит Алкидом-Гераклом.

   Ойкуме́на,  буквально — обитаемая земля, вселенная, мир.

   Оли́мп – высокая гора в Элладе, место жительства высших эллинских богов, под властью великого Зевса. Именно из-за этой горы богов часто называют «олимпийскими».

    Палла́да — эпитет (другое имя, «прозвище») богини Афины, дочери Зевса и сестры Геракла по отцу.

   Персе́й — предок Геракла и Эврисфея, сын Зевса и Данаи, дочери аргосского царя Акрисия. Победитель ставшей чудовищем Горгоны Медузы.

   Промете́й — ( с др.греч), буквально, «промыслитель», предвидящий, пророк. Сын титана Япета, родной брат Эпиметея, двоюродный брат Зевса.

   Промысли́тель — Прометей, ибо его имя и означает «промыслитель».

   Промысли́теля брат — Эпиметей, буквально: «мыслящий после», «крепкий задним умом». Сын титана Япета, лепящий не слишком удачных людей.

   Столпы — Геракловы столпы — древнее название двух высоких гор на берегах Гибралтарского пролива. Согласно мифу, Геракл, совершая десятый из своих 12 подвигов, по пути на остров Эрифия поставил эти две каменные колонны в память о своих странствиях.

   Тита́н, здесь — Прометей, сын Япета.

   Тири́нф — древний город в Арголиде, на полуострове Пелопоннес.

   Эврисфе́й — сын Сфенела, внук Персея, царь Микен, двоюродный дядя, в подчинении у которого Геракл находился во время совершения 12 подвигов.

   Элла́да — Древняя Греция.

   Эо́л — повелитель ветров.

   Япети́д — Атлант, сын титана Япета.

 

             Продолжение поэмы  http://msrp.ru.com/16288-gerakl-svoboda-v-fivah.html

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!