Геракл. Керинейская лань

Геракл. Керинейская лань

Начало поэмы  http://msrp.ru.com/15644-gerakl-nachalo-velikogo-puti.html

Предыдущая глава  http://msrp.ru.com/15761-gerakl-stimfaliiskie-pticy.html

 

     132

Гера смотрела с небес на царя с отвращеньем:

«Труса когда-то зачал торопливый Сфенел –

Тот перепуган до смерти таким возвращеньем,

Он не узрил бы, плывя на «Арго», Дарданелл!

Птиц устрашился убогий потомок Персея,

Из-за него полубог ныне трижды герой!

А Эврисфей только ест, потихоньку лысея,

Даже на миг неспособен расстаться с норой!

 

                          133

К Гее опять обращаться уже неохота,

Надо искать для Алкида погибели здесь!
Чтоб не с трофеем стучался в чужие ворота,

А пред Танатом оставил геройскую спесь!

Как же сгубить ненавистного с детства Зевсида?

Знаю, для мести не надо большого ума –

Пусть уничтожит Геракла сестра Артемида,

Эта девица грозна, я видала сама!

 

                          134

Подлость простительна мне: я – Олимпа царица,

Будет отправлен в Аид ненавистный Алкид!

Сделает это, как я полагаю, сестрица,

Он серебристой стрелой будет вскоре убит!»

И возмечтала при этом ревнивая Гера:

«Скоро вернётся Ясон, а Геракла уж нет –

Мчит с аргонавтами к дому родная галера,

Коя оставит в истории памятный след.

 

                          135

Кажется, всё решено: не пройдёт и полгода,

Как этот жалкий бастард захлебнётся тщетой!

Завтра отправлю в Микены с заданьем рапсода —

Пусть пропоёт властелину о лани златой!»

…Вновь недоволен был царь Эврисфей полубогом,

Зол на Геракла за то, что вернулся живым,
С новым трофеем, оставленным им под порогом,
С лёгкой улыбкой и с духом опять боевым.

 

                          136

Слушая славные песни бродячих рапсодов,
Царь узнавал о прошедших событьях вокруг:
Тайнах природы и жизни соседних народов,
Что вызывали и зависть, и сильный испуг.
Стало известно ему от бродяги о лани,
Жившей в Аркадии вольно в лесах и горах –

За прегрешенья людей, перешедших все грани,
Послана та Артемидой на горе и страх.

 

                          137

Дивная лань, с золотыми рогами созданье,
Медными были изящные ноги её!
И охватила правителя страсть обладанья,
Стало немилым ему остальное зверьё.
Снова отправил властитель к Гераклу Копрея –

Должен герой «заплатить» послушания дань,
И прокричал Эврисфей, на глазах свирепея:
«Повелеваю поймать Керинейскую лань!» 

 

                          138

Сильная жадность в тот миг охватила тирана,

Не устоял недоносок, пасуя пред ней:

«Лань Артемиды ценней золотого барана,

Ярче безмолвной Луны и быстрее коней!»

…Слышал о чуде в Аркадии Ге́рой гонимый,
Знал, что она, словно птица в полёте быстра,
Что у богини охоты считалась любимой,
И что за ней неспособны угнаться ветра.

 

                          139

Понял Геракл, что нелепо его положенье –
Он не бегун, а борец и могучий атлет,
Стал выполнять ежедневно тогда упражненье –
Бегал упорно за скачущим всадником вслед.
Очень надёжной была у него подготовка,
Лошадь в галопе сумел обогнать в третий день,
И овладел он искусством движенья так ловко,
Что пробегать мог легко шестьдесят деревень.

 

                          140

Снова к соседям в Аркадию прибыли двое,
Без колесницы, доспехов и оба пешком –

Чтобы исполнить Гераклу заданье такое,
Нужно за ланью бежать налегке, босиком.
Глядя под ноги, шли оба стопа за стопою

Возле заросшей лесами горы Кериней,
Здесь и узрили, как двигалась лань к водопою,
Славный Геракл подобраться попробовал к ней.

 

                          141

Чуткая лань, услыхав шорох листьев на склоне,
Вмиг очутилась вдали от лесного ручья,
Воин, предчувствуя долгое время погони,
Крикнул племяннику: «Здесь через год буду я!»
Следом за ланью пустился герой вверх по скалам,
Ибо средь них засверкали златые рога,
Не уступал в этом беге он ей даже в малом
И догонять начал там, где лежали снега.

 

                          142

Не ожидал от неё он прыжков очень дальных –
Прыгала смело она со скалы на скалу,
И, пробегая по тропам ущелий сакральных,
Напоминала собой Аполлона стрелу.
Двигались быстро изящные медные ноги,
Долго не видел охотник усталости в ней!
«Дружная пара», покинув Эллады отроги,
Бег продолжала туда, где зима холодней.

 

                          143

В северных реках он плыл, на озноб невзирая,
И не пугался на них появления льда,

Грелся недолго, свои телеса потирая,

Волю Геракла сломить не могли холода.

Сильные ноги поранил он острым гранитом,
Были и руки его исцарапаны в кровь,
Но оставался фиванец в душе монолитом,
Падал со скал ледяных, но бежал вновь и вновь.

 

                          144

Не было чувства сильнее благого стремленья
Лань быстроногую взять за златые рога
И привести в Арголиду царю в удивленье,
Подвигом этим сразив родового «врага».
Лань насмехалась порою над воином быстрым –
Часто дразнила, поднявшись на острый утёс.
Так оказались они на чужбине за Истром,
В Гиперборее, стране белоствольных берёз.

 

                          145

Стран за спиною Геракла осталось немало,
Лань, что загнал он на склоны восточных Карпат,
Ловко меж ног проскочив, избежала финала,
Сзади оставив пещеру, тропу, водопад.
Вслед посмотрел ей воитель и молвил с досады:
«Здесь отдохну у воды и посплю до утра!
Лань догоню непременно ещё до Эллады,
Только б сменилась прохладной погодой жара!»

 

                          146

Воин неспешно забрался в сухую пещеру:
«В дивных Карпатах нашёл я себе уголок!
Только бы храп не встревожил коварную Геру,
Чтоб не стянула препоны в один узелок!»
Мысли отбросив, заснул он в мгновение ока,
Храп прокатился по густо заросшим горам,
Вторил ему водопад под горой одиноко,
Но не хватало простора могучим ветрам.

 

                          147

Сны полетели, как красные листья осины –
Снова Мегара, убитые дети и лев,
Детство любимое, жизни тяжёлой картины…
Снилась красавица… Знал ли прекраснее дев?
Лик Афродиты, изящное тонкое тело,
Будто сапфиры, горели у девы глаза!
Снами Геракла она овладела всецело,
Взглядом вцепилась в атлета, как в мышку гюрза:

 

                          148

«Есть в этом мире за все злодеянья расплата:

В гневе убил ты своих и Ификла детей,

Думал, что кровь эту смоешь делами когда-то, 

Что ж получилось, воитель, из этих затей?

Вновь убиваешь, но дети погибли чужие –

Гидра и лев, коих смерти ты предал шутя!

Скоро познаешь суровой Эхидны стихию —

Сможешь ли выдержать страшную месть за дитя?»

 

                          149

«Я покарал людоедов жестоких, Эхидна, 
А не почтительных, добрых и милых детей.
Мне у пещеры и в топи болот было видно,
Сколько белело в траве чевечьих костей!»
«Знаю, тобою убит будет сын малолетний,
Это деянье свершишь через несколько лет,
Он – мой любимый двуглавый, к несчастью, последний!
Так что держи за троих предо мною ответ!

 

                          150

Коль ночевал в этом гроте – жениться обязан,
Знай, что покинешь его только мужем моим!
Или змеиным хвостом ты окажешься связан,
И напоследок жестоко убит будешь им!»
«Я, титанида, с рожденья не ведаю страха,
В первый же день задушил преспокойно двух змей,
Ты не успеешь, Эхидна, хвостом сделать взмаха,
Путь твой в Аид станет сразу прямого прямей!»

 

                          151

«В жёны меня должен взять ты во имя рожденья
Новых, могучих, тобою зачатых детей! 
Так получу за утраченных чад возмещенье
И обещаю родить не зверей, а людей!
Я приглашаю тебя разделить это ложе,
Ты поразишься, ручаюсь своей головой,
Лишь на тебя будут обликом дети похожи –

Телом сильны, а глаза заблестят синевой!
 

                          152

Наши потомки, фиванец, размножатся скоро,
Распространится их власть от Карпат на восток,
Будем и я, и Земля им надёжной опорой!»
Взял он в супруги Эхидну и с нею возлёг…
Только запели зарю увидавшие птицы,

Воин неспешно покинул таинственный грот:
«Славную ночь я провёл у пещерной царицы,
Хоть со змеиным хвостом, но она не урод!»

 

                          153
Медленно он пошагал по заросшему склону,
Высмотрел там подходящий по замыслу бук.
Сам смастерил он оружье, сродни эталону:
«Сыну на память оставлю мной сделанный лук!»
Снова к пещере пошёл – там печально Эхидна
Молвила мужу: «Прощаюсь с тобою навек!
Снова я матерью стану – теперь очевидно,
Можешь продолжить за ланью назначенный бег!

 

                          154

Это созданье бежит, не спеша, и с оглядкой,
Лань ты догонишь легко у горы Кериней!
Будет со следа сбивать необычной повадкой,
Но у источника снова ты встретишься с ней!»
«Лук передай обязательно сыну, Эхидна –

Думаю, мальчик натянет его тетиву!

Выглядеть должен внук Зевса довольно солидно

Благодаря и ему, и Земли естеству!

 

                          155

Власть передашь повзрослевшему сыну, супруга!
Он непременно создаст здесь прославленный род
И завоюет все земли восточнее Буга,
Царства границы достигнут Эвксинских широт!»
И, повернувшись к печальной Эхидне спиною,
Вниз по горе пошагал титаниды супруг,
Сотню шагов сделал он, не терзаясь виною,
Что-то кольнуло в душе, обернулся он вдруг:

 

                         156

Сгинули склон, водопад и ручей над пещерой,

Будто и не было прежде там белой скалы!

Пустошь увидел Геракл на земле тёмно-серой

Да одинокие старых деревьев стволы…

Без сожаленья оставил он эту долину,

Как только день превратился в прохладный рассвет,

И, переплыв с наслажденьем большую стремнину,

Вышел на нужный ему удивительный след…


                        * * *
 

                          157

… Срок подошёл у Эхидны для деторожденья,
Крепкая тройня мальчишек увидела свет,
Силой и ростом достойные вознагражденья –

Стали мужчинами дети в четырнадцать лет.
Старшему сыну дала лук Геракла Эхидна:
«Это оружье отца, натяни тетиву!»
Но сплоховал Агафирс, стало очень обидно,
Что от отца перенял только глаз синеву.

 

                          158

Среднему сыну царица дала испытанье:
«Силу свою покажи, мой любимый Гелон!»
Но не хватило подростку ни сил, ни желанья,
«Я не могу, я – не Зевс и не бог Аполлон!»
Скиф натянул тетиву и воскликнул победно:
«Я это сделал, и лук этот станет моим!
Все упражненья мои не пропали бесследно,
Буду отныне Землёй и Зевесом любим!»

 

                          159

Стал он царём после первой, удачной, охоты,
Двое других сыновей были здесь не у дел,
Вскоре ушли покорять на чужбине «высоты»,
Чтобы не видеть оружия – лука и стрел.
Скифией стало Гилейское царство отныне,
Земли объяла она между гор и морей.
Помнить славяне должны о Геракловом сыне,
Род основавшем героев и дерзких царей!

                         * * *
                          160

… Той же дорогой Геракл возвращался в Элладу,
Ливни не смыли ещё златорогой следы,
Гера коварная вновь получила усладу –
Ею гонимый Алкид в двух шагах от беды.

Преодолён бегуном снова Истр величавый, 
Множество прочих холодных стремительных рек.
Пряча тоску, возвращался атлет худощавый,
Только спешил без добычи измученный грек.

 

                          161

Шёл он по местности первого с ланью свиданья,

Ждал Иолай возвращенья его у ключа,

Встречей желанной закончился год ожиданья,

Рад был племянник, о дяде своём хлопоча...

 

Снова пришла златорогая лань к водопою,
Но не помчался за ней искушённый герой.
Остановил бег её он обычной щепою,
Сделанной наскоро тут же из ветки с корой.

 

                          162

Лань от удара упала на оба колена,
Быстро схватил её он, совершив три прыжка.
Не избежала теперь златорогая плена –

Крепко держала беглянку Геракла рука.
Туго связав ей изящные медные ноги,
Он Эврисфею добычу нести был готов,
Но не успел даже шага ступить по дороге,
Как появилась богиня пред ним из кустов.

 

                          163

«Знаешь ли ты – вопросила его Артемида. –

Чью быстроногую лань ты взвалил на хребет?
Нанесена мне тобою, охотник, обида,
Здесь ты покинешь, несчастный Алкид, белый свет!»
«О, не вини ты меня, дочь прекрасной Латоны!
Не оскорблял никогда я великих богов,
Чтил я всегда Громовержца слова и законы,
Но оказался невольно меж двух берегов…

 

                          164

Волей отца очищал я от зверя Немею,  
Гидру убил, искупая былую вину,
Дюжину служб должен я сослужить Эврисфею,
Так разреши мне исполнить и эту одну!»
Лук опустила богиня лесов, дочь Латоны:
«Что ж, исполняй, помогу в этом деле простом!
Лань не удержат царя Эврисфея загоны,
Тот, кто свободен, не будет домашним скотом!»

 

                          165

Лань уложив поудобней на сильные плечи, 
Быстро Геракл зашагал в направленье Микен,
А впереди Иолай торопился предтечей, 
Всем сообщал, что взята златорогая в плен!
Гордо Алкид подошёл с нею к Львиным воротам,
Бросил тиран на добычу восторженный взор!
Лань, поручая особым пастушьим заботам, 
Сам он доставил её на конюшенный двор.

 

                          166

Злость с равнодушьем Геракл получил у порога,
Шёл он в Тиринф с Иолаем, обидой горя.
Мимо лесов проходя, видел свет златорогой –
Не удержали беглянку загоны царя!

«Вот же она, эта радость царя Эврисфея!

Чем он её заслужил для себя, этот трус?

Стыдно, что внук есть такой у героя Персея,

С каждой добычей моей у тирана – конфуз!»

 

                  Глоссарий

 

   Агафи́рс, согласно легенде — старший сын Геракла от Эхидны.

   Алки́д — наречённое имя сына Зевса Геракла.

   Аполло́н — грозный и могучий олимпийский бог-стреловержец, сын Зевса и Латоны, брат-близнец богини Артемиды. Аполлон — покровитель поэзии, музыки и других искусств, бог прорицания и хранитель стад скота.

   Арго́ — знаменитый корабль Ясона и аргонавтов, на котором они ходили в Колхиду за золотым руном. Назван по имени Аргеи-Геры и мастера Арга.

   Арголи́да – древнейший очаг цивилизации Греции и Европы — область с городом Аргос. Здесь находились центры культуры бронзового века города Микены и Тиринф.

   Арка́дия — (Arcadia), горная область на полуострове Пелопоннес, в Греции.

   Артеми́да — дочь Зевса и Латоны, сестра-близнец бога Аполлона — девственная вечно юная богиня, покровительница зверей, богиня охоты. Но она не только охотница, она заботится обо всем зверье, которое живет в лесу, в горах и на равнинах. Может быть строгой и безжалостной в гневе.

   Афроди́та — богиня красоты и любви, входящая в число двенадцати великих олимпийских богов.

   Буг — Буг Южный, в древности Гипанис — река бассейна Черного моря.

   Гело́н — средний сын Геракла от Эхидны.

   Ге́ра — ревнивая и злобная царица богов, законная жена Зевса, преследующая Геракла всю жизнь. Считалась богиней-хранительницей семьи и брака.

Гера́кл (Алкид) — сын царя богов Зевса и царевны Алкмены, великий Геро́й Эллады.

   Ге́я — богиня Земли.

   Гиле́йское царство (Гиле́я) – местность Ойкумены, известная со времён Геродота: «С переходом через Борисфен вступаем в отстоящую от моря землю, Гилею» © По легенде там царствовала дочь Геи, змееногая Эхидна.

   Гипербо́рея — это северная страна, которой управлял титан Кой, отец Латоны, родина титаниды Латоны.

   Дардане́ллы — пролив, соединяющий Эгейское и Мраморное  моря и отделяющий Европу от Азии. Ранее носил название Геллеспо́нт.

   Иола́́й — молодой племянник Геракла, сопутствующий великому герою в подвигах...

   Истр — древнее название реки Дунай.

   Ифи́кл — сын Амфитриона и Алкмены, единоутробный брат Геракла, отец Иолая.

   Карпа́ты — крупная горная система, расположенная в Восточной Европе.  Они располагаются в пределах границ Украины, Польши, Чехии, Венгрии, Словакии, Румынии и Сербии.

   Копре́й — старый посланец и глашатай царя Эврисфея, через которого трусливый царь передавал повеления вынужденному служить ему Гераклу.

   Лато́на, (Лето, Лато) — дочь титана Коя и его жены, титаниды Фебы, мать близнецов Аполлона и Артемиды, отцом которых был Зевс.

   Львиные ворота — врата, ограждающие вход в акрополь Микен. Это строение датируется серединой 13 в. до н.э. Называются они так из-за лепнины в виде львов, размещенных на фронтоне ворот. Львиные ворота — исключительное строение, повторить которое не удалось даже во время процветания греческой архитектуры.

   Мега́ра — царевна, дочь царя Креонта, первая супруга Геракла

   Мике́ны — богатый город в Арголиде, Греция. Расположен в северо-восточной части полуострова Пелопоннес, севернее Тиринфа. Столица ахейцев. Согласно летописи, город основал сын Зевса Персей. Во времена Геракла там царил трусливый Эврисфей.

   Неме́я, Немейская долина — место обитания чудовищного монстра — льва, которого убил Геракл в первом подвиге.

   Потомок Персе́я, это — Эврисфей, который приходится герою Эллады Персею внуком.

   Персе́й —  предок Геракла и Эврисфея, сын Зевса и Данаи, дочери аргосского царя Акрисия. Победитель ставшей чудовищем Горгоны Медузы.

   Скиф — малдший сын Геракла от Эхидны.

   Сфене́л — сын Персея и Андромеды, который после смерти своего брата Электриона стал законным преемником власти в Микенах. Супруга Сфенела, Никиппа, родила ему сына Эврисфея, которого Гера избрала в качестве инструмента своей мести Гераклу.

   Тана́т (Тана́тос) — бог смерти, уносящий души в Аид, брат-близнец бога сна Гипноса

   Тири́нф — древний город в Арголиде, на полуострове Пелопоннес.

   Эврисфе́й — сын Сфенела, внук Персея, в греческой мифологии Царь Микен, двоюродный дядя, в подчинении у которого Геракл находился во время совершения 12 подвигов.

   Ясо́н (имя означает: «целитель») — герой Эллады, предводитель аргонавтов, правнук бога ветров Эола, сын царя Иолка Эсона и Полимеды.

 

           Продолжение http://msrp.ru.com/15799-gerakl-erimanfskii-vepr.html

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!