"Прямая линия"

"Прямая линия"

       Церемония была простой и недолгой: повздыхали соседи минут пять у подъезда, поохали… да и отправили бабу Шуру в ритуальном пазике в последний путь…
      
       В тот день Александра Ивановна встала пораньше. По привычке подошла к настенному календарю и, оторвав листок, с надеждой произнесла: «Слава богу… четырнадцатое!».
       Долго ждала. Ещё месяц назад, услышав о «прямой линии», тут же решила стать её полноправным участником. Да не интереса ради, а сложившегося положения. Тяжёлого. Можно сказать, безвыходного.
       Вся жизнь в колхозе… заработок – в трудоднях. Отсюда и мизерная пенсия, зачастую ставящая перед нелёгким выбором: то ли лекарство нужное прикупить, то ли на стол что поставить. При этом, несмотря на все сложности, свои коммунальные счета оплачивала своевременно и в полном объёме. И так с тех самых пор, как процветающее соцхозяйствование на отмирающее каппроизводство разменяли.
       До власти не достучаться, глухая она на народные вопли стала. Где уж в высоких кабинетах-то услышать! У них ведь всё строго по вертикали и только сверху – вниз. Да что говорить…
       А здесь, как нельзя кстати, «прямая линия» с Президентом, гарантом нашим. Выше уж никого. Да и по прошлым «линиям» Ивановна сама видела, как просто проблемы решаются. Стоит только заикнуться о своём житье-бытье велегласно, как тут же все губеры по ранжиру выстраиваются.
       Письмо у бабы Шуры вышло коротким, но деловым: учить сильно не стала, но пару жизненных рекомендаций всё же дала. Ведь кто виноват и что делать… – известно ещё из классики.

       …Телевизор Александра Ивановна смотрела не отрываясь. И терпеливо ждала. В письме ведь вся правда и боль наша. Разве может наболевшее мимо пройти? Да и кто кроме нас Президенту глаза откроет?
       А вопросов с каждым годом всё больше и больше. Главным образом, социальных.
       Но странное дело, письма, касающиеся пенсионного обеспечения, на Президентский стол почему-то не попадали, а выступающие говорили о чём угодно, только не о пенсиях.
       «Сговорились они, что ли?» – возмущалась старушка. И каждый раз утешалась: «Сейчас… сейчас точно будет! Причём, именно моё зачитают, ведь в нём главное: что делать и где деньги взять».

       Тем временем телемонтёры ООО «Антенна» Василий Глухов и Пётр Ивкин проводили очередной рейд по абонентам-неплательщикам, отключая их от вещания в связи с образовавшейся задолженностью.
       Действовали согласно имеющегося списка и воспитательными беседами себя не утруждали.
       Работа кипела. Ивкин оглашал номер «задолжавшей» квартиры, а Глухов доставал из кармана спецовки огромные кусачки и безжалостно перекусывал телекабель провинившегося должника.
       Положений Конституции о праве граждан на информацию, для монтёров не существовало, а её статьи на время подобных рейдов переходили под мораторий «ООО».
         
       «62»-я Ивановны в «чёрном» списке хоть и не значилась, однако под кусачки молодцев всё же попала (то ли кабель Глухов перепутал, то ли Петьку не расслышал).
       Удар пришёлся не столько по телевизору, сколько по сердцу бабули и, увы… – оказался скоропостижным. Даже перекреститься не успела.

       Вопросов о мизерных пенсиях в тот день так и не прозвучало. Будто их и вовсе не было (как и самих пенсионеров скоро не будет).
       А ответ из Администрации всё же пришёл. И в строго установленный срок: аккурат на следующий день после похорон.

                *  *  *
       Не переживай, баб Шура, спи спокойно! На кой тебе на том свете эта пенсия, если на этом без неё прожила? К тому же «прямая линия» теперь у тебя с самим… Без всяких писем и телевизоров. Выше уж точно никого.

25.05.2016

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!