Крымский лабиринт

Крымский лабиринт
Крымский лабиринт

В Крыму я побывала столько раз,
Что пальцев рук должно быть девятнадцать.
Спешу туда, люблю без лишних фраз,
Хотя не грех и в сотый раз признаться.

Отцвёл шафран, и персик весь в плодах,
Тугие лозы в гроздьях винограда.
Ай-Петри снова с морем не в ладах -
Сверлит надменно взглядом ретрограда.

Судак обмяк — жара включает ток,
И солнце плавит генуэзцев спины.
Бросаю тень как мраморный цветок.
Кипит вода и в ней морская глина...

В ночной тиши планктона хоровод.
Маяк как страж евпаторийской бухты.
Блестит звезда, ныряет в пропасть вод,
От звездных рыб вселенная разбухла.

На Новый Свет пробрался старый день:
Вино бурлит в подвалах Парадиза.
Кувшин воткну в голицынский плетень -
Не вызрел сок, искрящийся сюрпризом.

Я в Крым вернусь на очень много лет -
Здесь каждый камень помнит радость века
Нажму на газ — пусть мчит кабриолет
По серпантину в рай и к горным рекам.

И вновь вхожу в знакомый лабиринт.
Ищу партал, где выход — вход в познанье.
Спирали дум закручивают винт
Который входит в тайну мирозданья.

17.04 2018 13-15

Гортензиевый маг

(Коктебельские мотивы)

Над белой гортензией небо пылало
К закату стремился сиреневый май.
Черешня созрела — ни много ни мало
Для крымского счастья — бери и вкушай.

Остыла гора, раскалённая солнцем,
Холодный и строгий её силуэт.
Художник Марину увидел в оконце
Нескучного дома, где правит поэт.

Гора Карадаг — в ней уверенность старца,
Когда переспелый срывают инжир.
Волошин — сапфир — драгоценнее кварца,
Прозрачному камню — особый ранжир.

Разлился июнь акварелевым светом:
Под матовой тенью волны бирюза.
Художнику просто влюбиться в поэта:
В шафрановых сумерках спит стрекоза.

Пейзаж Коктебеля: Златые ворота,
Вдали — разгоняющий волны дельфин.
Пылающий маг отхлебнул приворота-
По жилам растёкся любовный морфин.

16. 04. 2018    23-37

Кайлаш, Ай-Петри, Крым и Аю-Даг

В посаде снег с дождем апрельской ночью.
В Крыму плюс двадцать пять — как антураж.
Нещадный дух зимы — гляжу воочию,
Впадает от тоски в бесовский раж.
Унылы подмосковные равнины
В растерянной весенней маете.
Проворны, как синайские раввины,
Взывающие к праведной мечте.
Тепло и холод рвут на части землю,
И делят власть своих недолгих дней.
Я стужу не люблю и не приемлю,
Жара — она сподвижница огней.
Из грязи, из сухой библейской глины
Евреями был слеплен человек...
Его вселенский шаг, увы, не длинный,
И короток его безумный век.
За жизнь, за русский Крым сражались деды,
Пришедшие из капища Руси.
Они острей меча вели беседы,
Всю горечь неприятия вкусив.
Московия и крымские высоты
Неспешно породнились на века.
Наполнены медовой Русью соты.
До края — пресноводная река.
У края, у окраины – станицы,
И запах украинских хуторов.
Москва и Киев — две больших столицы,
А между ними роют нынче ров.
Уйдите темноглазые раздоры,
Не сейте ради Крыма дух войны.
Не зарьтесь на российские просторы -
Не смоете ничем своей вины.
Россия, Русь бела и осияна -
У самой, у окраины морей.
Славянская корона филигранна,
И светит разноцветием камней.
На гордый лоб медведя Аю-Дага,
Когда он утолит мирской угар,
Наденут не убор, а шапку мага,
Из недр Земли вручат незримый дар.
Кайлаш остыл и вновь не жаждет мести,
Ай-Петри пирамиде не указ.
Но всё же врозь никак — нам нужно вместе.
И в этом весь мой стих и божий сказ.
____________________________
Кайлаш или Кайлас — священная гора в виде пирамиды на границе с Непалом. Олицетворяет веру в Бога Шива.

11.04.2018   4-35

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!