Спасение Рождества

 

  Монастырь располагался посредине озера на каменном острове. Место безлюдное, и очень подходящее для молитвы и уединения. Но в большие праздники обитель становилась центром паломничества множества людей из близлежащих и отдаленных деревень.

  Особенно народ любил приезжать в Рождество. Больше всех радовались дети, ведь монахи всегда наряжали большую ёлку и угощали разной вкуснятиной. В прошлом году, например, это были медовые пряники и леденцы на палочке. 

  Весь пост послушник Алексий старательно готовился к Рождественским праздникам: все заботы о заготовке сладостей детям он взвалил на себя. Печь пряники его научила родная бабка, пока была жива. А уж петушков из сахарного сиропа он научился делать сам. Готовые сладости он укладывал в специальный, «праздничный», как он его называл, шкаф. 

  Настоятель монастыря игумен Феодосий после литургии, отобедав лишь просфоройи чашкой пустого кипятку, отправился в свою келью. До окончания поста оставалось совсем немного - отец Феодосий очень ценил последние дни перед Рождеством и старался как можно больше уделять времени молитвам. В эти часы братия его обычно не беспокоила. Насельники понимали, что настоятелю в эти часы нужен покой.

В один из таких дней, аккурат за четыре дня до Рождества, именно в эти часы в его келье раздался стук.

- Кто там? – удивился отец Феодосий.

- Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас! – раздался голос.

- Аминь, - ответил игумен и в комнату вошёл инокСергий.

- Беда батюшка! – сказал вошедший, перекрестившись на иконку.

- Что случилось?

- Я ещё после всенощнойпочувствовал, что голова болит, - покачал головой Сергий, - неужели, думаю, погода испортится? Так и вышло. Пришла оттепель, отче. Словно весна неожиданно нагрянула. Сначала снегу навалило, а потом резко растаяло. И такая теперь каша, что до берега нипочём не дойти.

Настоятель забеспокоился. На его веку такое бывало, но редко. А уж на Рождество – никогда. Слова инока означали, что до большой земли добраться невозможно. Зимой всегда была дорога. По ней и ездили. А перед весенним потеплением монастырь запасался всем чем можно и на некоторое время становился отрезанным от всего мира. А когда озеро освобождалось от льда, из монастыря на берег переправлялись на лодках. И так до самой зимы. А сейчас по такой каше и ногами не дойти и на лодке невозможно. А как же праздник? Ведь люди придут, дети.

- Ох, беда, - вздохнул настоятель, - даже настил нам из досок не сколотить. Материала не хватит. И в деревню не попасть.

- Братья расстроились. Послушник наш, Алексий, столько гостинцев наготовил. Весь пост старался.

- Унывать не надо, грех это. Успокой братьев и скажи, что на всенощной Акафистчитать будем. А завтра после Литургиимолебен отслужим. 

Спросив благословения инок удалился. Отец Феодосий поправил у лампадки фитилёк и принялся горячо молиться. После молитвы, игумен обратил свой взор на икону и тихо зашептал:

- Господи! Ты же весиГосподи! Вся дела наша. И все благодаря тебе! – отец Феодосий обращался к Богу только на церковнославянском языке. Он долго ещё молился пока не услышал звон, возвещающий начало вечерней службы.

***

Наступило утро. Во время святой ЕвхаристииНебесное Воинство – Архангелы и Ангелы слетелись на Престол и сразу увидели перемену настроения молящихся. 

- Люди расстроены из-за погоды, - сказал главный Архистратиг8.

- Откуда такое аномальное тепло? – спросил один из Ангелов.

- Кто-то что-то упустил, - ответил Архистратиг, - и я знаю кто это. Наведаемся к нему. Не дадим испортить праздник!

***

  Дед Мороз занимался разборкой самых важных детских писем. Это были особые письма - не с обычными просьбами подарков и сладостей. То были искренние прошения благополучия своим близким – некоторые письма были так пронизаны любовью и состраданием, что на глаза непроизвольно наворачивались слёзы. Именно такие письма Дед Мороз передавал потом в Небесную канцелярию, потому что выполнять такие желания он сам был не в силах. 

 В этот момент дверь в помещение отворилась и в комнату ввалился помощник.

- Я же просил не беспокоить! – поморщился Дед Мороз. – Что-то стряслось?

- Т-т-там… т-т-там – пролепетал помощник, указывая рукой за дверь.

- Ну что там? Пойду, посмотрю, а то от тебя толку нет.

Выйдя на улицу, Дед Мороз изумлённо уставился на спускающуюся с небес вереницу Ангелов и Архангелов. 

- Здравствуйте! Отчего такая честь? – спросил он.

- В тех краях откуда мы прилетели должно быть холодно, - вместо приветствия ответил Архистратиг, - а там тепло как летом и в монастырь дороги не стало. А ведь скоро Рождество. Не твоя ли обязанность следить за холодом?

- Кажется, я понял в чем дело, - ответил Дед Мороз, - я разберусь. А вы возьмите письма – я как раз только что отобрал самые важные.

- Хорошо! Надеемся, что ты вернёшь зиму в те края, - сказал Архистратиг и подробно объяснил, где находится монастырь.

 После того, как Небесное Воинство удалилось, Дед Мороз созвал срочное совещание.

- Друзья мои! – обратился он к многочисленным своим помощникам. – Где-то в тех лесах затаился Ледяной Страж. Именно он заведует холодом в северных краях. Что-то с ним стряслось. Его нужно найти и выяснить в чём дело. 

В зал вошла Снегурочка и тихонько встала рядом с Главным волшебником.

- И я с тобой пойду, дедушка, - заявила она, - да и искать вдвоем сподручнее. 

- Хорошо внученька. Отправляемся прямо сейчас.

Вскоре из резиденции Деда Мороза потянулись в разные стороны всевозможные экипажи. Это были оленьи упряжки, тройки лошадей, повозки запряжённые быками и мулами и даже самоходные телеги на паровых двигателях. Помощники Главного волшебника использовали любую возможность, чтобы отправиться на поиски Ледяного Стража. Вся эта чудо-техника некоторое время двигалась в одном направлении, а потом разъезжалась в разные стороны. 

  Упряжка белоснежных северных оленей одиноко мчалась в бескрайнем дремучем лесу. Управлял оленями, как это и было положено, сам Дед Мороз. Рядом с ним на облучке примостилась Снегурочка.

- Тепло ли тебе внученька? – в который раз вопрошал её волшебник.

- Тепло дедушка! – улыбалась Снегурочка.

Она понимала, что дедушка просто проявляет о ней заботу. Она ведь не могла замерзнуть, потому что её родной стихией были холод и снег. Но она всякий раз отвечала дедушке, что не замерзла, и потихоньку смеялась. Дед Мороз иногда замечал её смех и тоже смеялся - громко и басом. Ведь он был добрым волшебником, и сердиться, в общем-то, не умел. 

  Вскоре сани заехали в такую глушь, что олени вдруг остановились в нерешительности. 

- Что-то, внученька, мне это место подозрительным кажется, а?

- Не знаю, дедушка, но очень уж тут тихо. Даже деревья стоят словно заснувшие.

Снегурочка прислушалась, и вдруг ей показалось, будто где-то тихо стрекочет сверчок.

- Ты слышишь? – спросила она.

Волшебник покачал головой:

- Старый я стал – слух уже не тот.

Снегурочка тихонько пошла в сторону звука. Стрекотанье стало как будто громче, и тогда девушка поманила Деда Мороза за собой. Так они и шли по самому густому бурелому: осторожно, стараясь не задевать ветки, чтобы не спугнуть обладателя таинственного звука. Между тем звуки становились всё громче и громче. И это уже не походило более на сверчка, скорее это был звук напоминающий слабые раскаты грома. 

 - Что же это? – недоумевали Дед Мороз и Снегурочка.

Неожиданно они вышли на круглую поляну, посреди которой стоял деревянный терем, словно пудрой весь покрытый белым инеем. Странные звуки раздавались откуда-то изнутри загадочной постройки.

- Ох, ты! – удивился волшебник. – Уж ни терем ли это Ледяного Стража?

Снегурочка пожала плечами. Она обошла постройку и увидела резные двери.

- Здесь вход, дедушка, - сообщила она.

Дед Мороз подошёл к дверям, стукнул по ним посохом и они тут же отворились. Вошедшие оказались в большой и холодной светлице. Рокочущие звуки усилились. Волшебник распахнул другие двери и оказался в спальне. А на огромной кровати безмятежно спал и храпел во всю мощь Ледяной Страж.

- Вот, значит, как! – воскликнул Дед Мороз. – А мы-то думаем, что тут за звуки такие? Надо же, храпит он! А ну подымайся!

Ничего не произошло. Страж продолжал храпеть.

- Он нас не слышит Дедушка, - сказала Снегурочка, - отчего-то он крепко заснул. Может, околдовал его кто? Нужно созывать сюда всех. Попробуем его разбудить.

Дед Мороз вышел из терема и, сложив ладони лодочной, громко ухнул. Из леса прилетел большой белый Филин и уселся на перильца крыльца.

- Вот тебе мой наказ! Лети и сообщи всем моим помощникам, что Страж найден. И всех отправляй сюда!

Филин ухнул в ответ и, взмахнув крыльями, исчез в морозном синем воздухе. 

Много ли, мало ли прошло времени – нам то неведомо. Однако поляна вокруг терема наполнилась народом. То были помощники Деда Мороза, которых созвал филин. 

- Друзья! Мы нашли Ледяного Стража, - сказал Волшебник, когда все собрались, - но он беспробудно спит и мы должны срочно его разбудить. 

- Предлагаю хоровод, песни и пляски, - предложил кто-то из толпы. 

- Святки ещё не начались, - возразил Дед Мороз, - давайте хотя бы пением и криками постараемся.

«Лёд уйдёт, мороз уйдёт

И вот-вот весна придёт!

Хватит беспробудно спать!

Нужно холод создавать!» - хором запела вся честная братия Деда Мороза. 

 Они выкрикивали эти строчки снова и снова до тех пор, пока в тереме не послышалось шевеление.

- Кто там? Кто так шумит в моём лесу? – послышался недовольный голос и на крыльце появился заспанный Ледяной Страж.

- Хо! Выспался? И как тебе спалось? – зычным голосом вопросил его Дед Мороз.

- А вы что тут делаете? Ты зачем всех своих помощников притащил?

- А затем, что ты дрыхнешь без задних ног, а у людей снег таять начал! Ты забыл свои обязанности! Из-за тебя люди в деревнях и монахи в монастыре без Рождества рискуют остаться!

- Как же это? Я ведь только чуть-чуть решил поспать! – расстроился Страж.

- И чего это тебя спать сподобило? – поинтересовался Дед Мороз.

- Да я посмотрел, как медведи сладко в берлогах спят и позавидовал. Вот, думаю, как им хорошо – ни забот, ни хлопот.  И решил, что прикорну немного…

- Хорошо прикорнул! Настало время исправлять свою оплошность! Верни людям праздник!

  Страж глазами сверкнул, ногой топнул и, воздев руки, крикнул:

- Ветры северные! Вьюги снежные! Холода полярные! Призываю вас зиму вернуть, тепло прогнать! 

Вокруг всё завыло, зашумело, поднялся ветер, и сделалось холодно. Ледяной Страж поднялся в воздух и стремительно унёсся в снежном вихре.

- Вот и всё! – сказал Дед Мороз. – Наше дело сделано. Отправляемся домой!

***

  Наступал сочельник и в это время монахи соблюдали строгий пост и ничего не ели до первой «Вифлеемской» звезды. Послушник Алексий, время от времени смахивая непрошеные слёзы, заготавливал кутью9. Он то и дело вздыхал и поглядывал на «праздничный» шкаф. Не вовремя наступившая теплота растопила лёд и нарушила все планы на праздник. Вдруг до слуха Алексия донёсся странный шум. Он посмотрел в оконце и обомлел. Над озером кружил невиданный им доселе белый вихрь. Озёрная вода замерзала на глазах, превращаясь в белоснежную ровную и твердую поверхность. 

- Озеро! Озеро, братья! – закричал послушник и выбежал из кухни, чтобы поделиться со всеми радостной новостью.

- Вот видишь, - говорил в это же время отец Феодосий иноку Сергию, - я же говорил, что Господь нас не оставит. Готовьтесь к празднику! И постарайтесь побыстрее привезти елку. Нужно ещё успеть её нарядить.

  А накануне главной ночной службы у стен монастыря появились первые запряженные лошадьми сани. А потом ещё и ещё. Люди спешили встретить любимый праздник. Самые первые прихожане – взрослые и дети заполняли главную площадь перед храмом, где стояла, украшенная огнями и самодельными игрушками, большая Рождественская елка. Зазвучал колокол, извещающий начало праздничного богослужения. Народ потянулся в храм.

  А вскоре над озером зазвучал праздничный перезвон. Наступило Рождество!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1 – Просфора (с др. греческого) – богослужебный хлеб.

2 – Инок – насельник монастыря.

3 – Всенощная или Всенощное бдение – вечернее богослужение.

4 – Акафист – (греч.) – особое церковное песнопение.

5 – Литургия (греч.) – главнейшее церковное богослужение.

6 – Веси (церк. славянск.) – знаешь.

7 – Евхаристия – (греч.) – главное церковное Таинство. Входит в основу божественной Литургии.

8 – Архистратиг – (греч.) – предводитель Ангельского воинства.

9 – Кутья – ритуальное рождественское (или поминальное) блюдо.

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!