Этта. Глава 4

Этта. Глава 4

Планета XL17е встретила нас не ласково. Сильные порывы воздушных масс пытались перевернуть посадочный модуль, бросая его из стороны в сторону, но безуспешно - им управлял Николай, а не кто-то другой! В родной стихии он был, как рыба в воде и умело с ней справлялся. Снизившись, мы приблизились к головной базе косморазведчиков. Стали видны крупные модули, сведённые на поверхности планеты в единое жилое и рабочее пространство, и посадочная площадка со стоящей на ней техникой.

    Выбрав свободное пространство для посадки, Берзин пошёл на снижение. Как только модуль сел, мы вновь попытались связаться с базой, но безуспешно. В эфире слышался только шум помех. В наши души закралось нехорошее предчувствие. Единственное, что обрадовало: с «Конунга» сообщили, что крейсер «Коалиция» уже вышел на орбиту планеты. Мы решили, что Николай останется в посадочном модуле и будет в резерве на случай, если нам понадобится помощь. Он обеспечит связь с кораблями и при необходимости скоординирует вспомогательный десант.

    Облачившись в «экзоты» и договорившись с Берзиным о частотах связи, мы открыли входной шлюз и, выйдя наружу, мгновенно опьянели от свежести и чистоты воздуха ещё нетронутой человеком планеты («Экзот» - специальный костюм-экзоскелет, предназначенный для работы в экстремальных условиях, увеличивающий обычную силу мышц человека в несколько раз и защищающий тело гибкой, но прочной бронёй - Прим. автора). Пришлось какое-то время привыкать к нему. И это было не удивительно! Одно дело — находиться в искусственном микроклимате на космическом корабле, где он постоянно регенерируется, и совсем другое - вдыхать воздух ещё не испорченной, не загрязнённой атмосферы нового мира! Наконец-то мы пришли в себя — настало время заняться делом, связь с Николаем была устойчивой, постоянной и без помех, так что в этом плане бояться нам было нечего.

    Подойдя к комплексу сооружений базы, мы попытались войти внутрь через центральный вход, но система безопасности не ответила на наш запрос. Универсальный исходный код не принимался, пришлось всё делать по старинке. Через какое-то время мы взломали коды защиты и открыли проход. Как только тяжёлые пластины входных ворот раздвинулись, нашему взору предстало печальное зрелище: тела пяти разведчиков, двух мужчин и трёх женщин с оружием и в полной боевой экипировке. Судя по снаряжению, они собирались выйти наружу к аэромодулям. Скорее всего, введённый ими код, до этого кем-то изменённый, искусственный интеллект комплекса не принял и, согласно директиве безопасности, выпустил газ на основе цианида, который и убил этих людей.

    Осмотрев тела, Сергей сказал, что они мертвы уже около пяти часов. Оставалось только надеяться, что другие косморазведчики ещё живы, хотя, глядя на мёртвых, я уже начинал в этом сомневаться. После того, как мы осмотрели тела погибших, возник резонный вопрос: «Почему они решили покинуть базу, ведь это отлично укреплённый и хорошо обеспеченный пункт, где можно долго держать оборону?» Как только мы вошли в коммуникационный центр, сомнений не оставалось - здесь произошло что-то нехорошее. Почти вся аппаратура была намеренно кем-то разбита. Несмотря на это, нам удалось скопировать основную часть данных с уцелевшего блока памяти и отправить её Николаю, чтобы тот, в свою очередь, передал эту информацию на «Конунг».

    Изрядно потрудившись и попотев, мы частично восстановили энергоснабжение, перезагрузили и запустили систему жизнеобеспечения базы. Согласно её данным и вживлённым в тела людей датчикам биомониторинга, выяснилось, что шестьсот два сотрудника базы живы и находятся на втором подземном уровне. Они укрылись в ремонтном зале для геологических зондов-«кротов». Индивидуальные датчики каждого из выживших показывали, что все они находятся в стабильном физическом состоянии, за исключением сорока шести работников комплекса, имеющих повреждения различной степени тяжести.

    Можно было попытаться связаться с ними, но мы ещё не знали, что здесь произошло, и решили, что не стоит выдавать своего присутствия внутри комплекса раньше времени. По сути, нам осталось добраться до разведчиков и вывести их на посадочную площадку, где эвакуационные и медицинские модули с «Коалиции», координируемые Берзиным, уже должны заходить на посадку. Но сначала нужно было дойти до этих людей через все помещения базы, а без связи с ними придётся работать «вслепую».   
    - Нервничаешь? – спросил Сергей, проверяя свою автоматическую винтовку Теслы, стреляющую мощным импульсом электромагнитного излучения.
    - А как ты думаешь? Не боятся только дураки и мёртвые, а я не хочу быть ни с теми, ни с другими, - ответил я, думая о том, что же всё-таки тут произошло и что делать дальше.

    На людей с «Коалиции» и экипаж «Конунга» рассчитывать не приходилось, их готовили к другим ситуациям, а у наших «птенцов» ещё не хватало опыта для работы в такой сложной обстановке. Вся надежда была только на Зарубина, Берзина и Карлена. Связываться с Центром и согласовывать что-либо времени уже не оставалось, нужно было принимать решение прямо здесь и сейчас. И я лаконично ответил на немой вопрос Сергея:
    – Давай сначала разберёмся с разведчиками, а там видно будет.

    Пройдя два отсека комплекса, мы отметили, что здесь активно применялось оружие, но кем и для чего – осталось загадкой. Когда мы подошли к лифту на нижние уровни, я услышал до боли знакомый голос, который всё ещё помнил и никогда не забуду:
    - Здравствуй, Алекс.
   
    Обернувшись, я вздрогнул и замер, меня как будто ударило током - передо мной стояла она! Да! Это была она! Этта Варшавская, та самая, которую я когда-то любил, и застрелившаяся у меня на глазах на Ириде! Её униформа, причёска и макияж были такими же, как и в тот роковой момент на той проклятой планете. Только сейчас она смотрела мне в глаза каким-то холодным и безжизненным взглядом. 

    - Здравствуй и ты, Сергей. Я знаю, зачем вы здесь, – ещё раз прозвучал родной для меня голос.
    Она была живой, я даже чувствовал запах её духов! На левой ладони всё ещё виднелась так и не зажившая царапина. Она осталась после того, как Этта случайно поцарапала руку перед той злополучной высадкой на Ириду. Та, которая стояла перед нами сейчас, была моей Эттой, и в то же время в ней было что-то чужое! Её не человечески холодный, без единой живой искорки, взгляд пронизывал меня насквозь, и правая рука инстинктивно потянулась к кобуре с оружием. Заметив это, она слегка наклонила голову и сказала:
    - Не стоит этого делать, другие пытались, теперь они мертвы. Не повторяйте их ошибок. Оружие вам не поможет. Я та, кто будет с вами говорить.
    - Кто ты?! Ты же не она! Это же не ты?! – спросил я дрожащим от волнения голосом, не сводя с неё глаз. Пытаясь прийти к какому-то решению, я отошёл на пару шагов назад ближе к Сергею. А Этта внимательно изучала нас взглядом и молчала.
    - Алекс, это не она, – Сергей легонько толкнул моё плечо стволом винтовки и попытался вывести меня из оцепенения.
    Я знал, что это не она, но хотелось верить в обратное.
    - А кого вы хотели здесь увидеть? Я взяла этот образ из вашего сознания, потому что он близок тебе, Алекс, и тебе, Сергей. Вам будет проще говорить с той, которую вы оба когда-то знали и любили, – продолжала неведомая гостья всё тем же мягким и до боли знакомым голосом.
    Мне казалось, что я сплю и вижу всё это во сне. Но потом мне словно дали грубую пощёчину, чтобы я проснулся. А она продолжала говорить:
    - Я не раз пыталась до вас «достучаться», но вы меня не слышали или не хотели слышать. Я могу уничтожить всех: тех, кто прячется на нижнем уровне, и тех, кто придёт вслед за вами. Решайте! Всё зависит от вашего выбора. Уберите оружие. Я не желаю вам зла, но легко могу убить и вас, не верите?

    В её руках появилось оружие.
    - Алекс, это не она! Очнись же наконец! – крикнул Сергей и резко толкнул меня в сторону, но поздно.
    Заряд, выпущенный в меня из точно такого же пистолета, как и тот, из которого Этта застрелилась на Ириде, пролетел в нескольких сантиметрах от моей головы. Я остался цел, а сущность, принявшая облик Этты, все ещё стояла перед нами. Через какое-то время я вышел из ступора.
    - Мы тоже не хотим тебе зла, нам нужно забрать наших людей, – сказал я и снова посмотрел ей в глаза. Когда Этта смотрела на меня, я чувствовал, что она читает мои мысли, словно открытую книгу. Осознав это, я смог всего лишь сказать:
    - Мы тебя слушаем.
    - Я вижу и знаю все ваши мысли, страхи и намерения, но они мне не понятны. Многие из них я не могу принять, – она посмотрела на Сергея, взявшего винтовку на изготовку. Её глаза сверкнули злым огоньком, и она продолжила холодным бесстрастным голосом:
    - Даже не думайте об этом! Вы пришли в мой дом со своими правилами и законами и не хотите слышать меня? Что же, выбор за вами!
    - Сергей, убери оружие, оно здесь не поможет, не стреляй! – прошептал я Зарубину.
    Я почувствовал то, что нельзя объяснить обычными словами. Одновременно мной овладел естественный страх от осознания того, что сейчас происходило. Человечество долгое время искало в космосе иной разум, с которым можно было бы войти в контакт. Мы знали, что он где-то существует, и, похоже, мы его нашли! Глядя на Этту, я снова попытался привести свои мысли в порядок и спросил:
    - Что с нашими людьми?
    На какое-то время она задумалась и смотрела на нас всё теми же холодными глазами.
    - Ваши люди будут живы, всё зависит только от вас, - тихим голосом ответила Этта и, внезапно встрепенувшись, кинула на Сергея, взявшего её на прицел, недобрый взгляд: -  Не стоит этого делать!

    Я не успел что-либо предпринять, было уже поздно! Возможно, Сергей случайно нажал на спуск винтовки. Этта с быстротой молнии увернулась от заряда, и тот пролетел мимо неё! Сверкнув глазами, она так же бесстрастно вымолвила:
    - Я говорила, не стоит этого делать! Я буду ждать тебя, Алекс! Ты знаешь где меня найти, приходи один. С другими говорить я не буду. Уводи своих людей, пока я ещё могу сдерживаться.
    Она не ушла, а просто растворилась в воздухе, как привидение из древних книг. Однако всё ещё витавший вокруг нас аромат её духов был так же реален, как и то, что творилось сейчас с Зарубиным. Его резко подкинуло вверх, несколько раз перевернуло и бросило о стену с такой силой, что оружие вылетело у него из рук.

    Подбежав к нему, я потянулся в подсумок за медикаментами. И не зря! После того, как я ввёл ему обезболивающие, он стал приходить в себя, и, скривившись от боли, поставил себе диагноз: вывих ноги, перелом левой руки и нескольких рёбер.
    - Зачем ты стрелял в неё, дурак?! Это же был контакт! Как ты? – спросил я Сергея, поднимая его на ноги. Ему становилось лучше, и он ответил:
    - Терпимо, жить буду. Алекс, это была не она! Ты и сам понимаешь. Да, это был контакт! Этот разум, действуя на человеческое сознание, убил разведчиков в квадрате М11 и теперь тут, на базе, он пытается воздействовать на нас, - ответил Сергей. Он посмотрел мне в глаза и добавил, усмехаясь и кривясь от боли одновременно:
    - А духи она так и не поменяла. Делай что хочешь, но одного я тебя здесь не оставлю!
    - Толку-то от тебя сейчас, от раненного? Ты же сам, как врач, понимаешь, что тебе срочно нужна помощь. - ответил я и попытался вызвать Берзина, надеясь, что связь не подведёт: - Николай, это Паркс, ответь?
Мои надежды оправдались.
    - Слышу тебя, что у вас? Эвакуационные модули с «Коалиции» уже сели рядом со мной. С тобой жаждет поговорить одна особа, все частоты забивает, требует тебя и всё тут! Не знаю, что у неё за дело к тебе, но поговори с ней или я за себя не отвечаю! – ответил Берзин и переключил меня на другую волну.

    - Алекс? Ты меня слышишь? Я проанализировала все данные косморазведчиков и те, что получила с зондов. В них есть определённая последовательность, - голос Милы на секунду осёкся, словно она боялась того, что хотела сказать, но потом, не скрывая волнения, продолжила:
    - Это покажется удивительным, но такая последовательность свойственна поведению единого живого разумного организма, которым, скорее всего, является вся биосфера планеты! Как бы странно не прозвучали мои слова, но это похоже на проявление ещё не известного нам разума. Все данные говорят, что сама XL17е, возможно, и есть это разумное существо. За всю историю освоения космоса такого ещё ни разу не было! Как там у вас дела?! Алекс, я должна тебе сказать то, что не успела тогда перед вашей высадкой!

    - Ещё успеешь, Мила, всё будет хорошо. Мы уже вышли на разведчиков. Скоро выведем их на поверхность и будем у вас, не волнуйся, - попытался я успокоить её, хотя у самого мысли путались всё сильнее и сильнее.
    К чему, к чему, а к этому я не был готов. Меня волновало то, что мы вступили во взаимодействие с ещё абсолютно не известным нам разумом. Приняв образ Этты Варшавской, он мог запросто убить нас, но почему-то этого не сделал, хотя перед этим убил разведчиков в квадрате М11 и тут, на базе.

    Поневоле я стал одним из участников полноценного контакта, первого за всю историю полётов людей в космос, и свидетелем самого эпохального события в истории человечества! Но сейчас, в первую очередь, нужно было вывести Зарубина и оставшихся в живых людей к эвакуационным модулям с «Коалиции». И это было важнее, чем только что свершившийся контакт.

    Переключив частоту, я снова связался с Берзиным:
    - Николай, у нас был контакт первого уровня. Не знаю, как это объяснить, но мы с Сергеем только что столкнулись с активным проявлением и действием иного разума. Мы локализовали косморазведчиков, нужна срочная медицинская помощь. Я в порядке, Сергей тяжело ранен. Мы идём к главному входу, пошли туда медиков. Сейчас я выведу Зарубина, потом будем выводить и остальных.
    - Встретим вас у головных ворот. Паркс, ты же отлично понимаешь, что такое контакт первой степени, если это на самом деле был он. Выводи Сергея, ждём тебя, – ответил Николай.
    Я, всё ещё находясь под впечатлением от встречи с Эттой, на какое-то мгновение забыл о раненом Сергее. Тот стоял, прислонившись спиной к стене и, тяжело дыша, уже начал бледнеть.
    - Со мною всё нормально, только сломанные рёбра дышать не дают. Обезболивающее мне больше не ставь - сердце может не выдержать. Похоже, сегодня я тебе не помощник, это я уже понял. Алекс, не верь тому, что видишь, и запаху её духов тоже не верь, - сказал он, облокотившись на моё плечо.
    Я тихонько повёл его в сторону выхода.
    - Сергей, ответь на один вопрос, зачем ты в неё стрелял? – спросил я, подумав о том, что всё-таки какая замечательная вещь «экзот».
    Если бы не он, то нёс бы я сейчас на своем плече мёртвого, а не тихо ругающегося от боли Зарубина.
    - Это была не она, это была иллюзия, Алекс, - стиснув зубы от боли, ответил он.
    - Эта иллюзия, как ты говоришь, могла убить и тебя, и меня, но не убила. Я верю тому, что мы с тобой только что видели. Не важно, кто или что это было. Знаю, что могу попасть под трибунал, но она обещала сохранить жизнь нашим людям. Всё-таки такой результат лучше, чем его не было бы вообще. Мы с тобой когда-то были спасателями, остаёмся ими и сейчас. Держись, Сергей, вот уже и выход, - и мы, наконец-то, вышли к головным воротам центрального входа на базу.
    

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!