титова вероника

титова вероника 1 месяц назад

0
Репутация
0
Рейтинг
титова вероника
  • Регистрация: 1 месяц назад

Стена пользователя

Загрузка...
1 месяц назад
#

« Возрождение Венеры».

Однажды, боги захотели увидеть красоту. В одночасье сойтись в единомыслии, что же прекрасней всего на свете, им не удалось сразу. Ни созвание совета, ни голосование( что или кто сейчас самое прекрасное есть, где все мнения стали б единым)- не было образа столь прекрасного, как красота всего мира.

Что бы, кто ни предлагал, находился кто- то, хоть один из низ. Кто свергал с пьедестала выбор другого. Находил в нём изъяны или говорил, что в мире попросту нет, и быть не может идеального. Эстеты, романтики и идеалисты с оптимистами не согласились, что такого не существуют. И решили этот идеал, эталон красоты создать. Да так, что каждый добавил в данный образ что-то своё, так чтобы любой из них видел в нём свою красоту. То, что именно он считает прекрасным и идеальным. Тогда бы, каждому из них, образец, показался совершенством, драгоценнейщим, подобранным точно под него…

Они собрали свои образы в единую чашу. И в ней их стало так много, что из этой небесной чаши содержимое- то, которое они в неё вложили потекло через край. Вместе с чистыми слезами несогласных. На землю, между небом этих небожителей, полилась волшебная вода, состоящая из символов, прекрасных и чудесных, что в неё вложили и слезной жидкости не определившихся.

Жидкость столь же прекрасную, чистую и возвышенную и почти идеальную, как идеи, вложенные в неё. Кристально- чистую одновременно, и необыкновенной привлекательности не менее полсотни оттенков цветущего бытия и радости жизни.

Та вода была живой и подвижной. Словно разумная и понимающая. И вода заволновавшись, решила выразить себя ( вернее то, что в неё вложено и создано, незадолго до происходящего). Будто бы она сама была животворящей. В её недре, в самой глубине, на дне её необъятных просторах, некоторые из идеалов сгустились. И благодаря жидкости, вроде амниотической, образовали самую прелестнейшую, из существовавших раковин. В жизни морских, здесь: водно- идейных. Она была подобно самому совершеннейшему мрамору, словно отделанному в лучших мастерских скульпторов мира; величайших из существовавших. Сама же сияла, словно самые драгоценные камни, собранные со всей земле: каждого из её уголков.

Вода вытолкнула раковину на брег. Ибо не могла больше держать эту красоту в себе. Ей хотелось поделиться дивным видением, чудом с окружающим миром. Внизу клубились волны потемнее, оттеняя собой красоту раковины. Сияла она ярче, ещё лучше на этом фоне.

А по воде, в это время, зашлись чудесные барашки жемчужно- золотистых волн с радужными переливами. Накатывающими и убегающими, вместе с приливами и отливами, словно галки.

По краям водоёма- чуда образовались прекрасные свежие, зеленеющие брега. Расцвели деревья, кустарники и цветы.

Вместе с птицами небесными запели сирены с сонмом ангелов, сливаясь в ласкающую слух, музыку Вселенной.

Прилетевший, с красавицей- женой, Зефир подул упоительно и вдохновенно. По воздуху полетели прелестнейшие цветы…

И молвил:

— Выходи, красота неземная. Явись на свет, любимейшая среди всех. Я полюбил тебя, до того как узнал и узрел.

Раковина отворилась. Ибо выпускала из себя всю красоту мира и неба, что вобрала в себя.

Из неё вышла прелестнейшая из женщин. Богиня. В которой соединилась вся красота, все прекрасное, что было, есть и будет.

Все взоры устремились на эту точку- совершенной гармонии, красоты, чистоты и благодушия.

Та девушка лишь просыпалась. Она сама еще не видела своей прелести. Её нагота не смущала никого вокруг. Но ей захотелось прикрыться от окружающих взоров. От которых на самом деле невозможно спрятаться.

Ей на помощь пришла милая Грация. Поспешив поднести пурпурное покрывало. Цвета рождения и смерти. Возрождения. Цвета царственности и страсти.

А новоявленная богиня потихоньку открывала в себе женственность и красоту мира. То, что было вложено в неё было явлено, наконец, миру.

И даже боги вздохнули с облегчением и почтением.

И хотели бы преклонить колена пред такой красотой. Теперь вне их лежащей.

Но только вспомнили они, что она часть их самих. Отражение ихних представлений. Открывающую себя именно той гранью, что каждому из них нужна. Преломляясь в вечной красоте. И любой глаз радовался и не мог оторваться от созерцания.

Вскоре и сама юная богиня поняла сколь же она прекрасна.

Но это уже совсем другая история…