Как я научился ходить по воде

Как я научился ходить по воде

Собственно, как он учил меня ходить по воде… Мне тогда было лет тринадцать. И мы с отцом покинули враждебную скучную Вселенную и ушли в его мир… В его тёмный, непонятный, фантасмагоричный мир, лежащий далеко за пределами необъятного Космоса. Ещё один мир, который он создал. Большую часть своего детства я и провел там. У того места было название, но я не то, что не могу его повторить, но даже не могу привести здесь, потому как аналогов звукосочетаний этого странного имени нет ни в одном человеческом языке. Про себя я решил, что буду звать его Дрим. Всё-таки, да. То был мир мечты, золотых грёз. Мир, в котором отсутствовало самое ужасное, что есть в этом. Смерть… Ну ладно, об этом потом...

Как отец научил меня ходить по воде? В общем, у меня долго не получалось. Я злился, ходил промокший и растерянный. Я учился долгих шесть лет, но всё бестолку. Когда мы ушли в Дрим, множество чудес открылось мне там, но и с другой стороны, много ужасов (в человеческом понимании). На одной из плоских планет, населённой огромными разумными насекомыми, странствовали мы около двух недель. Папа показывал мне невероятной красоты пейзажи: леса, достигающие верхушками красных облаков, изумрудные горы, сокрытые белой морозной дымкой, бескрайние золотые равнины, освещенные светом тысяч разноцветных звёзд… Мы ходили от племени к племени. От одного вида насекомых к другим… Поначалу мне, конечно, было очень мерзко. Однако, они вовсе не были злы. И по интеллекту явно превосходили людей, но их внешний вид, конечно, вызывал отвращение. Я пытался себя побороть, честно, но выходило туго. Папа попросил меня хотя бы сделать вид, что я рад им. Ведь они были так рады мне. Я — сын Бога, сын Создателя, сотворившего их. Они боготворили меня, они уже любили меня, они задаривали меня подарками. А я… Я еле сдерживал себя, чтобы не поморщиться, когда старейшина одного племени, огромный, в человеческий рост, чёрный жук, протягивал мне подарок — красивый меч, украшенный сапфирами и изумрудами, держа его в отвратительного вида мохнатой лапе, и издавая челюстями какие-то трещащие звуки на своём языке. Я отшатнулся, а папа тут же ткнул меня в спину, тихо шепча на ухо, что (далее идёт непроизносимое имя предводителя племени) выражает мне своё почтение и от лица всех граждан дарит мне подарок — оружие, которое выковали их самые лучшие кузнецы. Он надеется, что мне понравится в гостях и что я могу просить всё, чего угодно. Мои просьбы тот час будут выполнены.

Да, я желал лишь одного: поскорее унести ноги из этого мерзкого места.

— У тебя нет здесь врагов, Люцифер. — Успокаивал меня отец, — Здесь все любят тебя, ведь ты — мой сын.

Но мне всё равно было не по себе. Мы даже не остались на ночёвку. Что ж, да. Я повёл себя некрасиво. Ну, думаю, отец меня понял.

Мы заночевали в лесу, а с утра продолжили свой путь, и к обеду вышли к Кислотному морю. Вы не ослышались: меж его берегов, действительно, плескалась кислота, и уж как такой необычный объект природы сформировался, оставалось лишь догадываться. Так вот. Я всё так же не мог ходить по воде, и с ужасом представлял себе, что может произойти, если попробовать потренироваться в подобном водоёме. Но отца, похоже, мои страхи ничуть не смутили. Я остановился, как вкопанный на берегу, с тревогой смотря на зеркальную гладь моря. А папа высвободил свою ладонь из моих цепких пальцев и… пошёл вперёд. Он бесстрашно перешагнул границу "воды" и суши и сделал несколько шагов. Он ходил по воде! Хотя, я и раньше это видел, но почему-то тогда это действие произвело на меня неизгладимое впечатление. Я завороженно следил за каждым его движением и вышел из оцепенения лишь когда он окликнул меня:

— Иди сюда!

— Что? Ты издеваешься? Там же кислота!

— Вот сейчас ты и пойдёшь по морю. Говорю тебе, тут нет ничего сложного. Давай, иди же!

Я с опаской сделал шаг вперёд, подошёл к самой кромке суши, ещё сантиметр, и едкая кислота разъела бы мне ботинки. Папа стоял совсем рядом, в метре от меня и протягивал мне руку.

— Ты всё сможешь. Давай.

Я трясся от страха.

— Слушай, ты мне доверяешь?

— Да! Да! Но как же? Там же кислота, а не вода! А если у меня не получится? Если я провалюсь, тогда… — лепетал я как несмышленый глупый мальчишка.

Папа покровительственно улыбнулся.

— Всё получится, ясно? Давай, не бойся, делай шаг.

Я вложил свою руку в его ладонь, зажмурился и сделал. Я ему доверял. Сердце на миг перестало биться, а я ощутил некую невидимую преграду, защищающую меня от окружающего мира, некое странное натяжение, барьер, силовое поле, которое невозможно ощутить физически. Я улавливал его всегда, когда мне угрожала опасность. Вот и теперь я ясно ощущал его ступнями, оно мешало мне соприкоснуться с "водой". Да, я так же, как и отец, стоял на её гладкой зеркальной глади, и, не веря своим глазам, медленно шёл вперёд, держа отца за руку.

Потом, правда, после возвращения из Дрима, папа признался, что то была вода. А Кислотным море прозвали потому, что по весне всю его поверхность усеивали ярко-жёлтые водоросли, которые с высоты, действительно, напоминали эту разъедающую жидкость.

После этого, на Земле, я уже мог ходить по воде где угодно: в море, в реке, в бассейне, особенно, мне нравилось проделывать этот трюк с замерзшими лужами. Но, бывало, я отвлекался и проваливался по щиколотки в ледяную воду и хохотал, а потом приходил домой в промокшей обуви, и папа ругал меня и давал подзатыльники. А летом мы снова уходили в Дрим. Гулять по бескрайнему Кислотному морю и слушать удивительные истории мудрых насекомых.

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

20:52
161
RSS
Ваше произведение принято. Удачи в конкурсе!
Спасибо!