История одного безумия

Я сидел на мокрой скамейке, вдыхая прохладный воздух апрельского утра. Здешние пейзажи давно меня не пугали, я даже сроднился с ними. Я смотрел перед собой и ни о чем не думал. Просто сидел и смотрел. Тут я почувствовал, чье- то присутствие, повернув голову, заметил рядом старика. Обычного старика, которых я часто встречал во времена моего детства. Такого старика, который должен, верно, сидеть на лавочке, опершись на самодельную трость, где то под старой вишней в русской глуши. 
-Давно отдыхаешь? Уставившись в туже пустоту что и я, спросил старик. 
-2 года, тихо прошептал я. 
-Любовь? – 
-Алкоголь. 
— Любовь… Опустив голову, усмехнулся старик. 
-Все в мире есть любовь, и все в мире вершится во имя нее. Тебя привел сюда не алкоголь, а любовь к нему. 
Старик не мешал мне, и не раздражал меня, но в его присутствии мне было стыдно… неловко… не знаю… Вдруг, он начал рассказывать мне историю, я не слушал ее. Мне было все равно, что бормочет потерявший рассудок старик, мне было все равно… Он говорил, говорил, некоторые слова звучали четче, некоторые растворялись в пространстве и все же оседали в моем сознании… Он говорил про деда, как тот любил рыбачить, что то про дом на берегу.Тут мне стало интересно, не знаю почему, но я вдруг стал очень внимательно его слушать… Развернувшись к нему всем телом, я вдруг отчетливо осознал: Он не безумен, он не может быть безумен. Четкий, спокойный взгляд, не было этих безумных бегающих зрачков, как часто бывает, виноватого прячущегося взгляда, не было ни спутанной речи, словом ничего, с чем у меня бы вязался образ больного… душевнобольного… 
-Ты слушаешь, это отрадно… –вдруг сошло с уст старика. Он сказал эту фразу между делом, как бы вставив ее в контекст… Хорошо, когда тебя слушают, но еще лучше, когда тебя слышат . 
-«Они тогда на лодке плыли»-продолжал он.» А весна же, вода буйная, темная… Воронки кругом… Ну вот в одну такую лотка и попала… Закрутило, замотало выпали оба в воду… Они крепкуши рябята были, плавать умели лучше, чем ходить, деревня то рыбацкая была.» 
-И что?- не удержался я. 
-«Друг то дедов, тот сразу ко дну пошел. Испужался страшно. Забарахтался, завопил, вот воды и нахлебался. « 
-А что же дед?- не скрывая интереса спросил я. 
-Дед то, не меньше испужался, говорил потом такой ужас охватил, что кричал товарища, а имя забыл, как вышибло со страху. Он тогда, говорит, смирился, зубы стиснул, застонал, диким ревом застонал, и нырнул в самое сердце воронки. Дно рукой расцарапал и резко в сторону… Вот я и говорю, когда кажется, что выжить нельзя, что все … кончился ты… Отпусти, пусть проболит, доплыви до самого дна… Расцарапай его и резко в сторону. 
Повисла странная тишина… Наверное, я должен был, что- то сказать, похвалить деда… Я почему- то молчал. Странно было слышать такое в этих стенах. Я поднял глаза и, хотел еще раз взглянуть на старика, но увидел только дуб, растущий неподалеку.

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

18:57
104
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...