Красотой тормошащий

Красотой тормошащий

На грани волшебства ГЛАЗОУСЛАДНЫЙ Дивослав – сексуально томИт меня… мает... 
Вдруг узоры лица его – становятся по-мужски барельефными: 
чёткими, многогранными, выпуклыми… Как будто потяжелели, раздувшись от решительности! 
Поддурманивая меня – улыбнулся... 
*
А вот… Его сулЯщая блаженство, арканящая УЛЫБКА – поэтапно приугасает... 
— Ась? 
— Пока «не догнал»… — его дерзкая бровь (не «въезжая») приподнимается… Радуги глаз с экспансией лорнируют в сторону монитора... 

Я чуть не теряю рассудок в экстазе… А «мАятель» – с метеоритным дождём ямочек на лице, – произносит: 
— ПОНЯТНО, почему так одуванчиками запахло! 

ГасЯ в себе ураган чрЕвной страсти, я – взвИзгиваю:
— … Конечно понятно! Одуванчик-то есть в пуповине реликвий ресурса нашего НЛО! 

С ямочками боли на вздрагивающих скулах, – ТОЖЕ перевожу свой взор к монитору...
*
Среди нашествия чёрно-звёздчатых «стен» – БЕЛЫЙ ОДУВАН (в экране монитора).
… Эка среди звёзд – КНИГО-ПЛАНЕТА!..

(Круглый параллелепипед в виде, раскрытых на 180 градусов, книжных листов.) 

… Листы все очень-очень растрёпаны: 

Где-то – тлеюще-чёрные.

А где-то – в проплЕшинах: уже ПРИНИМАЮТСЯ тлеть! 

Я – содрогаюсь! И верещу истошно:

— Что за жуткий мир под нами? Здесь – комариные паруса!

— Мир Чёрных Одуванчиков. Мы – над белым молчанием! — докладывает теоэфир.

— Над белым? Но здесь навязчивая власть Черноты! Чернота – до ВЕРШИНЫ полна!

Теоэфир:
— Тут веет бесприютностью. БЕЛОЕ превращается в ЧЁРНОЕ! 
Но МАЛО кого волнует тУта, что их книго-планета чернеет. Чернота объясняет свою черноту, и менять чёрное на белое никто не смеет. От БЕЛОГО же звучит персонифицированная тишина. 

Перекличка наших с Дивославом глаз...

— Навязчивая Чернота и ненавязчивое БЕЛОЕ!

 … Как чёрным по белому.

Во всём – чёрно-колдовская истома.

А что сонное БЕЛОЕ?

— ЗабвЕнное БЕЛОЕ – в преиспОлненности молчаливой гордыни. Вместо БЕЛОГО – многоликие ПЛАЧ и ПЕЧАЛЬ! (… всех смирИвшихся со своею юдОлью).

— Без тихушного БЕЛОГО – создадим роскошь здесь?!… На планете Чёрных Одуванчиков! — геройски-куражно подмИгиваем мы с Дивославом друг другу. — СПАСАЕМ книго-мир красотой?!
*
И вот… Наш (искрящий радугой!) НЛО – средь чёрно-колдовской палитры... 
В небесно-безмятежном погосте – непостижимым манёвром описываем прекрасный кульбит! 

Дивослав напружинивается своими очами (берюза и фиалка (разноглазыми), – настраиваясь на резонансный с космосом канал.

Взгляд его сообразуется с ритмической ясностью космоса.
Он словно метаморфирует от человеческого контента – к стихии... 
И стихии космические – вступАют в строй его чувств!

Теперь очи красавца – будто ВДЫХАЮТ. Набирают (сквозь иллюминатор) морозного мОрока... 
И сейчас взгляд его ледянО мерцает! Сексуально-брутально и холодно. Космически красивый! Ну, просто космос!

Снова буюющая разноглазость... 
Он ТАК сексушно подмаргивает мне, что я от волнения чуть не пропускаю, что происходит дальше...
Дивослав направляет свой люминесцирующий разноглазый взор к монитору: 
ЗапьянцОвски ухмыляется (зажигательно-тормошАще)...

И вдруг зажглось: в мониторе включается симулякр мироздания! 
… А, в симулЯкре – тонкая грань открывается! 
НовонАбранный ВЗОР свой… – Филёр Чудес
– в небо метает... 

Лакуны-зияния (сквозь иллюминатор) взглядом дырЯвит...
*
И… Как бы родилось что-то! В небе происходит феерия... 
ВсевозмОжного цвЕта ЦВЕТЫ (как драгоценные камни) – вынЫривают из зазоров космических!!!… Покидая окопы и щели!
И устремляют красУ свою вешнюю – к нам! (Рой цветов НЛО окружает.) 

Сейчас на лице Дивослава – весеннее равноденствие (со снижением активности его вспышек из глаз). 
Я делаю свой женский подкат, нескромно подморгнув!… будто недооценивая флюиды его. 

Дивослав реагирует… Стрельчатые ресницы его навостряются… Он снова натуживает очи свои (с усилением эффектности)... 
И глаза Дивослава, преломляя СВЕТ как призма, – направляют его на цветы! 

Цветы сигают ввысь, сверкая полосками! Чтобы, слиться – с гармонией, со свободой; и – накатИться на Черноту!
Снова – запьянцОвская ухмылка красавца... 
Глаза вдыхают всевозможные цветА… И этими цветами – махАются!… из-под тени лучистых ресниц.
Цветы (подвластные его беспримерным очам) махАются в небе местами! (Будто сам Климент 12-й перегоняет с места на место паству свою помелом пастырским!)

НакАт цветочного роя на Черноту – продолжается...

Рой (в небе) разноцветных цветов рождает радостный рёв ротозеев: 
— Что?! — забыло Чёрно-Одуванчиковое человечье всё будничное, мелкое, серое. — На нас нападают цветы?!
— … На Черноту! — телепатирую я.

Вмиг став беззаботным, Чёрно-Одуванчиковый усталый народ – всматривается в небесА...

Цветы, то ВВЫСЬ сигают, сверкая полосками… То, теряя свои дали – на черноту нападают!
Будто ныряльщики: с высоты в океан! Цветы – прибывают и прибывают!

Кто-то видит цветочные паруса. Кому-то видится – воздаянием. 

— А КАКИЕ нАпасти ждали?? — рассмеЯльно смеётся красапЕт Дивослав. — ЖДАЛИ потоп из цветов?… А дождались, на!

УсмеЯльный народ очарован. Осветлённо (красотой!) затомила душа! 

А, повсесЕрдно утверждённые разновидными смЕхами, рассмешища-цветы – нападают! Штурмуют! Махаются!… в небе хулиганя УЗОРАМИ!

— Черноту в энтропию услать! – призывают неувЯды-цветы! — апострофирую я.

И тут, как шорох ненавязчивым зовом, – ЦВЕТОЧНЫЕ перелИвы зовущие:
— Красотой раскрывайтесь! 

Книгожители – в форменной экзальтации:
— Фантасмагорично! 

Я осияю:

— Мы – в НЛО. Его – не видАть вам, т.к. – над книго-планетой кружИм! Дивослав – хоровОдит ЦВЕТАМИ! Ядрёная красота – ужЕ – в ЯДРАХ ваших эмоций?

— НАКАПЛИВАЕМ красоту! Гнёт – исчез.

— Мы – неотчуждАющуюся черноту – одолели!… Фееричной, высшей степени, – КРАСОТОЙ!
ЧЁРНОЕ – отхлобыстАли! 
БЕЛОЕ – всколыхнули! 

Книгожители:

— … НАС – напитАли! обалдёжем ЭНЕРГИИ неувЯдов-цветов! 
— Уже взрОщенная – ЕСТЬ красота? 
— ВзрОстим! КУДА жить – понимаем! 
— ЭнергИйности ХВАТИТ вам? ЧернотА не надвИнется?
— Не подберётся! Забудем её, как шутку угрюмую. Будем энергИйность свою – сохранять. И, как цветы, – КРАСОТОЙ раскрываться!

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

18:53
177
RSS
Ваше произведение принято. Удачи в конкурсе!
20:44
Светлана Нагибина — нагибает. Счётчик минусов тут смонтирован – явно не со штуцерами ДОБРА (судя по её минусам).
«На грани волшебства ГЛАЗОУСЛАДНЫЙ Дивослав – сексуально томИт меня… мает… » — это строчка Вашего произведения. А Светлана Нагибина всего лишь поясняет, что подобные строчки к ДОБРУ не имеют никакого отношения. «Добро — общее понятие морального сознания, категория этики, характеризующая положительные нравственные ценности», — Википедия.

00:04 (отредактировано)
Википедия? А у меня — художественно-литературный рассказ, а не википедия.
Так за нравственные ценности и плюсуйте, а не минусуйте: — их как раз в моём рассказе — перечерезкрай! А не диверсией этих ценностей занимайтесь.
Из уважения к читателям — я отношусь к своим героям как к живым людям, — и за это минусуете! вместо хвалить!
Причём, не слёзы мои герои тюрюхают читателю, (может недостаёт вам этого?).
А как живые люди — с первых же строк дарят читателю свои прекрасные эмоции. За что будут наказаны Светланой Нагибиной.
Безэмоциональные неживые герои понравились бы ей. А уж больно обаятельные и естественно живые — подозрительно это.
00:50
у автора проблемы с восприятием любой критики. Как и с писательским мастерстовм, впрочем.
00:50
адовый бред. даже разбирать более нечего.
13:31 (отредактировано)
… Критики?? Иланна! Лучше для ВЫСШЕГО тепла огонь свой возжигайте!… Дерзая зайти в «дверь», приоткрытую просветлёнными гениями!

Вот отрывок из «Человек звезды» (автор — Иланна): «Как же я взбесилась! Ничто так не действует на меня, как намеки на мое невежество…… Я отказывалась признать тот факт, что я могу ошибаться хоть в чем-то. Я считала себя умной и охеренной…… Я была задета…… С этого дня у нас началась война. Не успевал кто-то из нас войти в чат – как другой лез из кожи вон, чтобы спровоцировать, задеть, высмеять другого…… Нехотя я признавала, что Фламель умнее, начитаннее, и значительно талантливее меня……стихи были сильные, проникновенные, и трогали очень глубоко внутри. И меня злило, что такой наглый, хамоватый чувак может быть столь талантлив.»

В противовес КРАСОТЕ (радующей всё сущее) — вот такое Иланнино безумство чёрного огня (адовый бред), греющего чёрные покои.