Измерительные приборы

Измерительные приборы

В доме было много разных измерительных приборов. Каждый имел свой неповторимый облик и, пожалуй, даже характер. 

В углу большой комнаты под потолком медленно вращался диск счётчика электроэнергии. Даже в самые тихие минуты, когда казалось, что весь мир засыпал, слышалось тихое жужжание чёрной машинки, напоминавшее пение осенних сверчков… Всматриваясь в стеклянное окошко прибора, можно было легко заметить, когда бабушка включала утюг, а когда горела только одна тусклая лампочка: колёсико с красной меткой вращалось с разной скоростью. Над счётчиком были вкручены две белые фарфоровые бобышки, которые взрослые почему-то называли “пробками”. Иногда пробки вышибало, и тогда в доме все лампочки гасли. Дедушка что-то бормотал себе под нос, становился на стул, вывинчивал старые и ставил новые пробки, и в доме снова загорался свет…

Мне не очень было понятно, что именно затыкают эти пробки и что именно их вышибает?.. Но дедушка знал, как обращаться с этими устройствами, и я с лёгким сердцем сосредотачивал своё внимание на других измерительных приборах. 

А в соседней комнате на белой стене висел в круглой тёмно-коричневой раме барометр. Широкое резное дубовое кольцо походило на венок из переплетённых листьев вокруг белого циферблата, на котором были не только цифры, но и странные слова со старинным написанием – «Великая сушь», «Переменно», «Дождь», «Буря»… Дедушка подходил к барометру, постукивал ногтем по толстому стеклу прибора, подводил одну тончайшую стрелку к другой и, пристально посмотрев в лицо этой сложной машины, вполголоса говорил: “Ну, вот… Опять барометр падает…” – Я следил, не отрывая взгляда, и от барометра, и от деда, но совершенно ясно видел, что барометр надёжно висит на прочном гвозде и ни разу на моей памяти не падал… Тем не менее, взрослые регулярно утверждали, что барометр то “упал”, то “поднимается”…

Но странности приборов на этом не заканчивались. Часто бывало, что к нам заглядывала Галина Ивановна – соседка – и произносила загадочную фразу: “Скажите, пожалуйста, сколько времени, а то опять у меня ходики на койку упали…”.

Это было невероятно: ходики, то есть настенные часы с гирькой, падали на кровать соседки по нескольку раз в неделю!.. “Неужели трудно забить в стену надёжный гвоздь?!” –недоумевал я, слушая разговоры взрослых. В конце концов мне объяснили: падают на кровать не часы, а гирька, которая доходит до постели, над которой мирно тикали простенькие дешёвые часики… При этом, разумеется, часовой механизм останавливался… В те времена я бы не удивился, если бы мне сказали, что и время останавливалось тоже…

И действительно, похожая история случилась и с нашими часами, только… “наоборот”… А дело было так. В большой комнате на стене висели старинные часы с тонкими острыми стрелками, направленными на необычные цифры, которые взрослые называли римскими. Массивный бронзовый механизм отсчитывал время в тёмно-коричневом восьмиугольном деревянном корпусе, громко, размеренно и неторопливо тикая… Так же медленно и неспешно раздавался приятный бой каждый час, указуя на то, что наши часы никогда “на койку” не упадут… Время тянулось спокойно и неспешно. Дедушка каждый вечер вставал на скамейку и, открыв дверцу часов, заводил их большим красивым ключом… Однако, с некоторых пор, заводя часы, он подводил стрелки и недовольно бормотал: “Опять ушли вперёд…”– Получалось, что время у нас в доме стало идти быстрее… А вскоре часы стали, по словам деда, не просто спешить, а бежать и наконец вдруг остановились окончательно… Но даже самые искусные мастера, которых мы по очереди приглашали, не могли ничего поделать с остановившимся часовым механизмом. Они лишь качали головами и разводили руками… Часы ещё повисели на стене, грустно опустив стрелки, как усталые руки, наполняя дом непривычной тишиной, а потом были отнесены в сарай. После этого я заметил, что время без надзора со стороны старинных часов рвануло вперёд, продолжая увеличивать скорость с каждым годом… Ускоряющемуся бегу времени всячески помогал крошечный стальной будильник, который появился взамен старых часов. Хлопотливо тикая и поспешно отсчитывая время, он показывал не только время, но и Белку со Стрелкой в своих космических комбинезончиках, которые были изображены на циферблате размером с ладонь.

В доме были и другие приборы для различных измерений – термометры за окном и внутри дома, манометр для измерения давления воздуха в шинах дедушкиного мотоцикла, трёхметровая рулетка из клеёнчатой ленты, ржавые весы со ржавыми гирьками… Всем этим охотно пользовались, но параллельно существовали и другие удивительные “шкалы” и методы измерения. 

Вместо того, чтобы посмотреть на часы, люди говорили – “после обеда”, “с утра” или “перед сном”… На термометры вообще почти никто не обращал внимания, а говорили: “Ну и жара!...” или “Что-то зябко… Надо бы печку протопить…” До того, как дед обзавёлся манометром, он пинал ботинком колёса старенького мотоцикла и, если оставался недоволен, то подкачивал шины насосом… Помимо измерения расстояний рулеткой, я часто слышал: “Отойди шага на три!”, или – “Там глубина – мне будет по пояс…”, или – “Не-е-ет, ты тут рукой не дотянешься…”. А вместо измерения веса чем только ни пользовались – вёдрами, банками, мешками!.. А чаще говорили: “Нет, это одному не поднять, давай вдвоём!...”

Х  Х  Х
 

С тех пор прошло много времени, и я привык полагаться на более точные оценки и методы… Да и люди вокруг уже почти все отказались пользоваться пядями и шагами… 

Сейчас научились измерять температуру внутри Солнца, скорость света и возраст угольных пластов. С каждым годом точность измерений возрастает, а новые параметры всё появляются и множатся, и люди одержимы страстью измерить всё… Мы всматриваемся в циферблаты, дисплеи, графики и диаграммы и постоянно сетуем на нехватку данных, но до сих пор не в состоянии ни разглядеть, ни определить, ни измерить “простых”, хотя и фундаментально важных, вещей и дел, явлений и поступков… Как измерить горечь утраты, симпатию, обиду, любовь, счастье или смелость?... 

Но однажды, когда в больнице ты упадёшь на койку и будешь всматриваться в свою прошлую – старую – жизнь, не замечая подступившую – новую – смерть, когда ты будешь вспоминать череду из исполнившихся надежд и не исполнившихся желаний, немногих верных шагов, бесчисленных потерь, всё, что успел и не успел сказать и сделать, тогда… Тогда тебя снова тесно обступят измерительные приборы, облепят датчиками, вопьются в тело иглами, заглянут в лицо шкалами, дисплеями и циферблатами… Но ты вспомнишь лишь тиканье часов, и, закрыв глаза, отдашь себя зыбкой надежде, что чья-то милосердная невидимая рука взводит незримые ходики, поднимая гирьки на прежнюю высоту…

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

16:26
91
RSS
Ваше произведение принято. Удачи в конкурсе!
Спасибо! Очень хороший рассказ! Удачи в конкурсе!