Дочки-матери

Пощёчина. И разноцветные бусины хрустальными слезами покатились по полу, рассыпались со звонким стуком, побежали наперегонки по всем углам, а следом за ними покатилось и Алёнкино сердце. Больно.

- Маленькая дрянь. Ты хоть что-то можешь сделать нормально?!– и мама выхватила вышивку из рук. Бросила её на стол так, что лопнули пяльцы, да чего уж там ...в тот момент лопнуло вообще всё на свете. Болела совсем не щека, где на тонкой коже уже появлялся ярко-красный след, а где-то ниже ключиц. И Аля думала, что теперь понимает, каково это, когда мама говорит “болит душа”. Вот оно, как, наверное, бывает – страшно печёт и колотится что-то внутри, ни вдохнуть, ни выдохнуть.

Спустя пять минут, обе сидели на полу обнявшись, и плакали. Одна – восьмилетняя девочка, а вторая – её тридцатилетняя мать. Мать повторяет бессвязные извинения, обнимает свою дочку. А Аля тоже очень хочет обнять маму, погладить по голове, как маленькую и успокоить, но она не двигается, она словно заледенела. Сердечко - то её тоже куда-то закатилось в самый дальний угол, как теперь найти...

А чуть позже они вместе соберут рассыпавшиеся по всей комнате бусинки. Но только вышивать Алене уже не хочется. Ничего не хочется, кроме одного – чтобы мама снова улыбалась.

А мама не улыбалась уже два года. После одной ночи, которую Аля помнит так же ярко, как картинки из зачитанной до дыр книжки. Она проснулась от того, что кто-то тихонько плакал за стеной. Тихо-тихо. Но её сердце услышало. И на кухне маленькая девчушка увидела маму и папу. Папа что-то говорил маме, а та тихонько плакала. Они сразу замолчали, когда увидели дочку на пороге, отправили её обратно в постель. Но только Аля в ту ночь не уснула. И на следующее утро папы не оказалось дома, а была только мама. А возле красивых темных глаз появились маленькие глубокие морщинки...и после той ночи она больше никогда не улыбалась.

Зато она стала кричать и сердиться на Алю по любому пустяку, дочь раздражала, мешала её горю. Аля понимала, что маме очень-очень плохо. Сама-то она тоже переживала и страшно скучала по отцу, ведь после той ночи она его больше не видела. Маленькое горе Аленки разрасталось и становилось больше всего мира. Но не станешь же тут раскисать. Кто маме поможет, если не Аля? Вот и терпела она все эти упреки и слезы и даже иногда попадала под горячую руку. А потом перестала реагировать – вовсе привыкла, словно заледенела изнутри. А однажды, когда попробовала вспомнить жизнь до, то не смогла. А чего она не помнила, значит того никогда и не было, поняла она наконец.

И как только Алене стукнуло шестнадцать лет, она переехала в соседний город на учебу. Подальше от бледной незнакомой женщины с потухшими глазами, которая все еще не могла отпустить прошлое, и все еще носила обручальное кольцо, спустя десять лет после развода. Короткие холодные разговоры по телефону, молчание и несказанные фразы.

– Ты приедешь на каникулы?

– Да нет, мам, у меня тут практика всё лето. Уже может к Новому Году.

А к Новому Году то грипп случался, то дороги заносило снегом... И мама лишь вздыхала, голос в телефоне с каждым годом становился все глуше и тише. Аля прилежно стирала ластиком её образ из тетрадки своей жизни. Так и проходили годы.

А однажды осенним и дождливым днем в пыльной и пустой квартире раздался телефонный звонок.

- Мама, мы с Вадимом сейчас заедем. Мы случайно проездом в городе. Ты дома? Хотим показать...Катюшу.

И когда, спустя полчаса, в темной прихожей, среди каких-то старых, никому не нужных и никем не любимых вещей, к Але вышла незнакомая пожилая женщина, у нее сжалось сердце: “И зачем я это сделала?”

Катюша была на руках у мужа. Ей было уже два года, но она впервые увидела свою бабушку. Сначала малышка серьёзно рассматривала незнакомку, а потом решительно потянула к ней ручки. И тут чужая и словно пропылившаяся временем женщина улыбнулась: не робкой и тихой улыбкой, а так как улыбаются, когда неожиданно встречают любимого и любящего человека – открыто, широко, от всей души.

И Аля вспомнила её. Вспомнила, что когда-то в перечёркнутых и сгоревших дотла страницах жизни, она знала эту улыбку. И сердце защемило от встречи с той, которая ей казалось, уже никогда не вернется.

Молодая семья жила всего в часе езды и они стали приезжать. Аля сама попросила Вадима. И теперь им навстречу выходила всё ещё молодая женщина с огоньком в глазах, а в коридоре появился яркий свет, на балконе неожиданно поселился детский велосипед, а из кухни обычно доносился божественный аромат яблочного пирога. Они все его любили.

А спустя полгода, когда однажды они приехали за Катюшей, которая гостила у бабушки в те выходные, мама им сказала, убирая непослушный локон с сияющих глаз:

- Вы в следующее воскресенье заберите Катюню до пяти. Я записалась на курсы живописи, а потом вечером меня пригласили в театр.... у меня встреча.

А на ее безымянном пальце больше не было широкого и тяжелого обручального кольца.

Она подхватила на руки подбежавшую Катюшу, та крепко обняла любимую бабушку, а другой ручкой притянула маму. Так они и стояли, обнявшись – мать, дочь и внучка. И сквозь непрошеные слезы Але вдруг открылась простая истина: иногда нас может спасти всего лишь одно маленькое объятие.

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

00:27
1430
RSS
Комментарий удален
23:15
Елена, благодарю! Очень дорог Ваш отзыв rose
Прекрасная история!!! До слез!!! Знакомо!!!
23:16
Ирина, спасибо за такое чуткое чтение rose
15:50
+1
Светлана, спасибо, что читаете inlove
17:07
+1
Жизненно, пронзительно, талантливо!
23:18
+1
Рика, благодарю от души! Безумно рада, если так прочиталось rose
23:57
+1
Душевно, поучительно. Зацепило!!!
15:51
+1
Лёля, благодарю за такую душевную обратную связь! inlove