Нищий миллионер

 
 
­ Александр Ралот
На основе реальных событий
putilov
Николай Иванович Путилов
"Все русские революции начинались на одном и том же питерском заводе, Путиловском, ныне Кировском. Основал этот крупнейший в Петербурге завод Николай Иванович Путилов, любимец великих князей, министров, адмиралов. Человек, спасший Петербург от британского десанта, создатель новой российской металлургии. Инженер, наладивший производство артиллерии для русских броненосцев и рельсов для российских железных дорог. Основатель петербургского порта. Международно признанный изобретатель. Гениальный менеджер, решавший задачи, кажущиеся неразрешимыми принципиально. Но только смерть спасла его, в конце концов, от долговой тюрьмы…"
Лев Лурье 1854 год. Ноябрь. Санкт-Петербург. Зимний дворец. Кабинет императора.
До открытия следующей навигации остаётся пять месяцев.
Морской министр, адмирал Моллер, переминался с ноги на ногу, то открывая принесённую папку, то закрывая её.
− Ну, что же вы, Антон Васильевич, молчите? Докладывайте всё как есть, время императора нерезиновое! − подтолкнул его начальник главного морского штаба светлейший князь, Александр Сергеевич Меншиков.
− Государь, плохо дело, − еле слышно начал докладчик, роясь в папке, − на нашем втором фронте, прямо здесь на Балтике шестьдесят английских паровых кораблей, совсем рядом с нашей, то есть, с вашей столицей...
− Разведка докладывает, что вполне возможна высадка вражеского десанта, не дождавшись своей очереди, перебил докладчика военный министр- генерал Александр Иванович Чернышёв.
Николай Первый, продолжая слушать высших воинских начальников, поднялся из-за стола, подошёл к окну и молча смотрел на снующий внизу, по площади, народ. Минут через пять он повернулся к присутствующим:
− Одиннадцатого апреля 1854 года, я, в ответ на объявление Великобританией и Францией войны Российской империи, издал манифест, известивших всех верноподданных о том, что все они теперь находятся в состоянии войны не только с Турцией, но и с англо-французской коалицией. О том, что ситуация сложилась критическая, мне ведомо. Ниши парусники не могут противостоять их паровыми кораблями. Надеюсь, каждый из вас понимает, что Финский залив полностью блокирован! Ситуация − патовая. Как будем державу защищать, господа?
− Позвольте мне. Возглавляемый мною штаб кое-что придумал. Вот, извольте взглянуть − Меншиков передал императору свою папку, украшенную золотыми вензелями.
− Светлейший! Извольте изложить суть своими словами. Ваши бумаги, я позже посмотрю, − самодержец положил папку на стол и уставился на князя[1].
− Мой предшественник Маркиз де Траверсе считал Маркизову лужу[2], точнее, Невскую губу нашим природным преимуществом, полагая, что в неё не смогут зайти большие парусные корабли из-за своей глубокой осанки, несколько десятилетий назад так оно и было, но нынче, в век пара, в странах Европы произошла техническая революция и вражеские боевые корабли сильно уменьшились в размерах, стали манёвренными, легко перемещаются в любом направлении, и теперь, почти все из них обладают способностью подойти прямо к берегу и высадить на наши земли этот чёртов десант.
Сейчас я произнесу крайне неприятные слова, но такова правда жизни, − опыт прошедших месяцев войны показал, наш парусный флот потерял всякую ценность как боевая составляющая армии. У противника совсем другие орудия, отлитые из иного, отличающегося от нашего, металла. Англичане и французы поменяли сам подход к вооружению своих кораблей. Мы просто обязаны построить флот, равноценный вражескому. Если коротко, то у меня всё.
− За пять то месяцев? Сие, просто невозможно! Извольте не утруждать нашего императора изложением несбыточных прожектов! − от негодования военный министр, в сердцах, даже топнул ногой.
− Нам нужно как можно быстрее приступить к строительству флотилии маломерных канонерок, − не обращая никакого внимания на возражение генерала Чернышева, спокойно продолжил докладчик, − надеюсь, всем известно, что это маломерные быстроходные корабли, оснащённые всего тремя пушками. Но главное − все они обязательно должны оснащаться паровыми двигателями, передающими крутящий момент на винты!
− Позволю заметить, что все заводы столицы, работающие с металлом, и так завалены военными заказами, под самое не могу! Люди на них трудятся без сна и отдыха. Никакие новые заказы они не потянут! Уж мне ли не знать! − Александр Иванович достал платок и, не обращая внимания на государя, вытер проступивший предательский пот.
− А вы, что молчите? Согласны с начштабом? − обратился император адмиралу Моллеру.
− А что тут скажешь, − накануне начала военных действий, коварное британское правительство взяло и конфисковало у всех тамошних фирм все паровые двигатели и винтовые механизмы, заказанные как частными лицами, так и морским ведомством. Если не прислушаемся к идее Александра Сергеевича и не встретим врага в море, будем бороться с десантом, прямо здесь, под окнами вашего дворца, − Антон Васильевич посмотрел на присутствующих, ища у них поддержки, и продолжил, − мы пробовали перенаправить заказы в другие страны. Там готовы нам помочь, правда, за большие деньги. Но ведь Финский залив заблокирован, и доставить готовую продукцию сюда нет никакой возможности, да и время, сами видите, никак не терпит….
− Господа, то, что дела наши плохи, я и без ваших докладов достаточно осведомлён, − бесцеремонно перебил министра государь, − что делать прикажите? Как столицу и Россию спасать станем?
− Там, в моей папке, первый лист, извольте взглянуть. Некто Путилов, ещё пять месяцев назад предлагал идею − как быстро организовать строительство канонерок.
− И чего же вы тянули столько времени? Не пришли ко мне раньше! − Николай первый открыл папку и углубился в чтение.
− Так, только сегодня до меня письмецо-то дошло, гуляло по различным инстанциям и кабинетам, − оправдываясь, еле слышно, пробормотал светлейший князь, − должность у него совсем не высокая, простой чиновник по особым поручениям, вот, в ведомствах и канителили, не давали письму ходу наверх.
Дочитав бумагу до конца, самодержец макнул перо в чернила и начертал резолюцию: «Срочно к исполнению. Всем ведомствам оказывать наипервейшую помощь. О ходе работ докладывать без всякого промедления!»
***
vint fregat 1
Вечером того дня талантливого чиновника доставили к Великому Князю, генерал-адмиралу, и председателю Государственного совета Константину Николаевичу Романову.
"Можешь ли ты сделать невозможное? Построить до конца навигации флотилию винтовых канонерок для обороны Кронштадта? Денег в казне нет — вот тебе мои личные двести тысяч".[3]
***
Поручение Константина Николаевича стало его звёздным часом. Паровые двигатели в Россию ввозили из-за границы, война закрыла возможности импорта. Полагаться следовало на собственные силы… Военное судостроение с Петровского времени мало изменилось — на казённых верфях корабли по-прежнему строили крепостные под присмотром чиновников. Огромный бюрократический аппарат и, работавшие из-под палки, мастеровые воспринимали каждый новый заказ как постылую рутину.»
Лев Лурье ***
Полтора месяца ушло на составление чертежей.
Потом встала проблема − отыскать в городе производственные мощности, способные и готовые выпускать новые небольшие корабли, она оказалась не самой сложной. Вскоре выяснилось, что для выполнения царского поручения, в столице, хронически не хватает квалифицированных рабочих.
Чиновник срочно уехал в город Ржев и вернулся оттуда с большим количеством оставшихся без работы людей. После переобучения они освоили профессии: токарей, литейщиков и слесарей. В городе, в срочном порядке начали работать для всех желающих работать по этим и другим смежным специальностям.
Небольшие, частные машиностроительные заводики столицы брались изготавливать что угодно, лишь бы это приносило прибыль. Их владельцы нисколько не боялись брать на себя весь риск и всю ответственность. Чиновник распределил заказ между двадцатью частными такими предприятиями, мало того, Путилову удалось тайком проникнуть в мастерскую по ремонту элитных придворных экипажей (спрашивать разрешения у Министерства императорского двора на такую дерзость просто не было времени, да и ответ на подобную просьбу был очевиден!) и переманить мастеровых людей на свои верфи. Он не побрезговал лично пойти на кладбище и привезти оттуда кузнецов, ковавших могильные ограды.
Николай Константинович утверждал, что строительство таких маломерных судов аналогично производству знаменитых швейцарских часов. Одни делают − маятники, другие шестерёнки, третьи изготавливают корпуса, а четвёртые из всего этого создают мировой шедевр!
С началом войны английский флот перестал пропускать в Санкт-Петербург суда с пряжей и хлопком. Путилов собрал большую команду из оставшихся без дела мастеровых-прядильщиков, которые проходили курсы корабельных механиков для эксплуатации новых военных кораблей.
***
Первые тридцать две канонерские лодки, снабжённые паровыми машинами и предназначенные для плавания по мелководью Финского залива, были спущены на воду в мае пятьдесят пятого года. Позже эту флотилию пополнили ещё тридцать пять канонерских лодок, и четырнадцать корветов и клиперов.
***
vint kor 2
Труды Путилова по созданию российского винтового флота не остались незамеченными. Он был произведён в надворные советники и назначением старшим чиновником особых поручений кораблестроительного департамента, а также награждён орденом святого Станислава второй степени.
Особой строкой в его послужном листе шло упоминание о том, что во время исполнения важнейшего государственного заказа не выявлено перерасхода средств! Более, того, счётная комиссия установила наличие экономии, равной − четырём процентам!
От сообщества предпринимателей Николаю торжественно преподнесли серебряный венок с восьмидесяти одним дубовым листком, на каждом из которых было выгравировано имя построенного Путиловым корабля!
«Паровые канонерки, столь быстро построенные русскими, и которых число может ещё увеличиваться, совершенно изменили наше положение в отношении к противнику. Мы теперь должны не только думать о нападении, но и заботиться о собственной защите, потому что у русских больше канонерских лодок, нежели у англичан». - Французский адмирал Пэно.

Двадцать три года спустя. Казначейство Российской империи
Владелец объединённых заводов, Николай Иванович Путилов, горячился, тыкал пальцами в бумаги с расчётами:
− Да поймите же вы наконец, стоимость доставки товара из Лондона до Кронштадта обходится всем нам дешевле, чем перегрузка его там на малюсенькие судёнышки и транспортировка его в устье Невы на убогие Василеостровские причалы. Нонсенс, господа. Такого не должно быть! Надо строить морской канал, подобный тому, что построили в Египте, на Суэце! Я уже вложил огромные деньги в приобретение земельных участков, необходимых для этого строительства. Кроме того, взял кредит в семьсот тысяч рубликов. Только проценты по нему к восьмидесятому году необходимо выплатить почти в половину оного. Помогите же мне. Имейте совесть! Выкупите мои земли, и я на вырученные деньги куплю земснаряды и продолжу строительство Морского канала. И тогда какой-нибудь куль из нашего Саратова будет грузиться без всякой перевалки на большие морские суда! - Закончив свой монолог, миллионер устало опустился в кресло и достал носовой платок.
Минут пять в кабинете царила тишина, наконец из-за своего массивного стола поднялся министр финансов:
− Никто не умоляет Ваших заслуг, как прошлых, так и нынешних, − Михаил Христофорович Рейтерн окинул взглядом присутствующих, ища у них поддержки, но тратить баснословные казённые деньги на углубление фарватера, строительство грандиозного канала, возглавляемое мною министерство не может! Мы и так выделили в Ваше распоряжение целых два миллиона рублей.
− Из необходимых шестнадцати, − буркнул, не вставая с места, Путилов.
− На то, в нашем государстве и существуют банки, чтобы субсидировать все Ваши прихоти. Уж простите меня за прямоту, − не обращая внимания на реплику, продолжил хозяин кабинета.
***
Путилову ничего не оставалось, как взять новый кредит у Госбанка на закупку иностранной высокопроизводительной рельсопрокатной машины.
Однако через два года в стране разразился финансовый кризис и правительство отменило все свои заказы, и не подумав выплатить Николаю Ивановичу неустойку.
Миллионер не смог обслуживать кредиты. Банкротство стало единственным выходом в данной ситуации. В итоге всё имущество и уже построенное − досталось государству!
***
«Я — человек труда: всё, что имею, приобретено трудом… Всё, что осталось, затрачивал в заводы, которым посвящена безрассудно вся жизнь моя, все помыслы мои…».
Н.И. Путилов. ***
Сердце некогда успешного предпринимателя не выдержало, и он тихо скончался в возрасте шестидесяти лет.
***
Спустя пять лет после его смерти тридцатикилометровый канал был открыт для прохода судов. А морской порт столичного Санкт-Петербурга стал самым крупным в стране!

Ну а мы с вами будем готовить сегодня − макароны по-флотски, на сковородке.

по материалам интернета
po flotski
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
1) макароны, любые − четверть килограмма
2) Фарш мясной, любой − пол килограмма.
3) Сыр твёрдый − грамм сто.
4) Луковица − одна, средняя.
5) Чеснок − пара зубков
6) Масло подсолнечное − три столовых ложки.
7) приправы - любые, соль и перец − на ваш вкус.
8) Томатная паста − немного. На ваш вкус.
ГОТОВИМ:
1) Лук и чеснок чистим. Лук режем маленькими кубиками, а чеснок просто мелко.
2) В сковороде греем масло, затем жарим на нём лук и чеснок. Таймер − пара минут. Огонь − сильный.
3) В сковороду добавляем фарш и солим, перчим, добавляем пряности.
4) Обжариваем. Таймер на пять минут. Огонь сильный. Не забываем тщательно перемешивать. Потом огонь убавляем до минимума. Таймер ещё на пять минут.
5) Томатную пасту разбавляем кипятком, если надо, то добавляем немного соли.
6) Заливаем нашим соусом фарш и тут же всыпаем макароны. Не забываем перемешать.
7) Уровень нашей жидкости должен быть вровень с макаронами и фаршем. Огонь − сильный. Доводим всё это до кипения.
8) Накрываем сковороду крышкой. Огонь маленький. Таймер на двадцать минут. Перемешиваем.
9)Сыр натираем на крупной тёрке и высыпаем в сковороду.
10) Блюдо подаём горячим.
[1] − В России титул светлейший был пожалован в петровское время лично А.Д. Меньшикову, за особые государственные заслуги.
[2] − Невскую губу иногда с иронией называют Маркизовой лужей. Поводом послужил тот факт, что в начале XIX века морским министром России стал эмигрант из Франции маркиз де Траверсе. Под его командованием флот пришёл в упадок, корабли, годами не покидавшие Кронштадта, гнили и разрушались. Вот тогда-то, очевидно, и появилось это обидное для морской акватории название.
[3]https://nasledie.pravda.ru/1152744-putilov/?ysclid=lo9turl5fs773631193
Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
 

07:27
808
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!