Романс 2. Грустная сказка с неясным концом, часть 3. Тревожные отзвуки прошлого

Романс 2. Грустная сказка с неясным концом, часть 3. Тревожные отзвуки прошлого

Глава 1. Новые возможности. 

В отличии от Пугачева я старался утренние оперативки не затягивать. Вначале коротко сообщал директивные установки от руководства комбината и городских властей. Потом, зачитывал, если имелись, официальные жалобы жителей и давал по ним поручения соответствующим службам. И, наконец, заслушивал подряд всех главных специалистов с их вопросами. На все у меня уходило не более получаса, в то время как у Пугачева утренние разборки были раза в два длиннее.

Без пяти минут восемь я был уже возле своего кабинета. В приемной Алка выдавала Наталье Владимировне текущие бумаги, отписанные мною в её адрес.

В это время в моем кабинете зазвонил прямой телефон директора комбината. Пришлось наспех поздороваться с девушками и бежать к телефону. Дверь за мной закрылась неплотно. Звонила секретарь директора:

– Вам сегодня нужно быть в 14: 45 у нас в приемной. Будете присутствовать на приеме директора по личным вопросам. Возьмите с собой списки ваших очередников на жилье и незакрытые жалобы от жителей. Я приготовила вам данные на тех, кого мы ждем на приеме вместе с копиями их заявлений. Если нужно – можете прийти пораньше. В 14:20 я вам позвоню и напомню …  – и положила рубку.

Сквозь неплотно закрытую дверь я услышал Алкин голос:

– Иди, иди давай. Не бойся, я здесь буду. Никто не пройдет …

Потом голос Наташи:

– Полчаса! Ладно?

– Полчаса? Ты чё? Ну, минут пятнадцать – двадцать … Больше не гарантирую!

Она забежала ко мне в кабинет вместе со своими бумагами. Я поднялся к ней на встречу. Наташа обняла меня и слегка подтолкнула к столу. Я оказался сидящим на столе, а она на моих ногах. Мы целовали друг-друга по очереди.

– Милый! – шептала она мне прямо в ушко, – я как представлю сегодняшний вечер без тебя, так просто жить неохота. У мужа сегодня выходной. Он уже звонил мне и сказал, что заедет за мной после работы.

– И мне без тебя плохо – говорил я ей в ответ.

– А я прямо здесь хочу … Там у тебя есть комната …

– Ты про неё знаешь?

– У Пугачева и Дегтярева тоже есть, только размерами побольше и мебель дороже. В прошлом месяце мы у них с Розой инвентаризацию делали.

– Нет, здесь опасно. Да и как-то не по себе мне там. Я в ту комнату и не захожу вовсе

– Ну ладно сегодня. Один день я может и вытерплю. А вот завтра …

– Ты откопала еще подругу с квартирой?

– Нет, я нашла один уютный уголок.

– И где же?

– У Крылова в гостинице на третьем этаже номер 310, люкс-одноместный. Вот ключи от него. Он отдал …

– Так ведь там же горничные, администратор …

– Этот номер он у самого Дегтярева выпросил, как комнату отдыха для себя.

– Все равно дежурные заметят!

– Девчонки молчать будут. Уж я позабочусь … А чтоб посторонние не видели, я приду чуть пораньше и открою служебный выход с лестницы. А ты зайдешь снаружи и сразу на третий этаж … Никто не заметит. Милый, завтра в четыре дня буду ждать тебя там, хорошо?

– Конечно, родная!

Тут по громкоговорителю телефона послышался Алкин голос.:

– Александр Николаевич! Три наши сотрудницы ждут Наталью Владимировну у её кабинета. Что им сказать? Им ждать или прийти после обеда?

– Саш! Не хочу идти, прямо сил нет! Но нужно … Я им перерасчет отпускных сделала. Пойду …

______

 

Глава 2. Цыганская сага.

Она ушла. О работе думать не хотелось. Тут послышался стук в дверь. Она чуть приоткрылась и в проеме показалась седая голова заместителя Пугачева по благоустройству.

– Зайду? – спросил Крылов.

– Заходи! – не взирая на разницу в возрасте мы как-то сразу после знакомства перешли с ним на «ты». – Присаживайся, как дома!

– Слушай, вот какое дело: вчера вечером в нашей гостинице Наташа Кокошина была. Она там у меня ключ выпросила от 310 номера. Это мой личный одноместный люкс …

– Ну и что? А я тут при чем?

– Ладно брось. Она ведь мне, как дочь. У нас с матерью её роман был … небольшой. Я её еще девчонкой знал, когда она под стол пешком бегала. Даже в садик водил, когда отец её в командировки уезжал на несколько дней.

Так вот, нет у неё секретов от меня. Рассказала она мне про вас … Я её такой счастливой вообще никогда не видел … Такие вот дела!

– Значит это уже не секрет? – меня бросило в пот, потому как сразу вспомнились слова Пугачева про «ого-го швею».

– За это не переживай! Пока сам себя не выдашь от меня никто ничего не узнает.

– Ну и что ты этим мне хотел сказать? Я теперь у тебя стало быть в должниках?

– Дурак ты, Саня! Не нужны мне твои долги. Дело вовсе не в слухах о ваших отношениях. Наташа уже всех моих девчонок в гостинице предупредила про язык за зубами. Я еще им от себя добавил …

– Ну, хорошо. Постараюсь как-то не засветиться.

– Здесь совсем другая проблема вылезла. Сегодня утром, после твоей оперативки мой администратор отпросилась с работы на два часа. Дома у неё какие-то проблемы … Ну, её я отпустил и сел за окошком администратора.

Примерно через полчаса вижу – спускаются со второго этажа два моих постояльца. Пожилой бородатый мужик, черный, хотя и седой весь, в крутом прикиде, на пальцах перстни золотые, в руках трость дорогая. А с ним дама той же породы, вся в золоте, разодета, как королева, важная такая. В общем были это цыгане, да только не простые. Он, похоже, барон с какого-то цыганского поселка из Молдавии, а она что-то вроде их почетной колдуньи. С ними три дочери. Младшая с ребенком меньше годика. У них два дня назад был снят пятиместный номер с двумя комнатами: на два и три места. Они хотели сделать доплату еще за два дня. А Оксана мне ключ от сейфа забыла оставить, где у неё деньги и учетная книга. Ну, я им сказал, чтоб посидели на диване рядом и подождали администратора.

Мужик с дамой присели и разговор завели, ну, на своем, конечно, цыганском языке. Да только не знали они, что я их язык прекрасно понимаю. У меня мать воспитывалась в таборе с трех лет, когда похитили её у родителей, и жила с ними до двенадцати. Пока от них случайно в Орске на рынке не отбилась. Там же и попала к ментам. Родителей матери уже на свете не было. Поэтому её потом в детский дом определили. А их языком мать меня обучила потихоньку, так, на всякий случай … Да и мне интересно было. В общем прислушался я к их разговору. Оказывается, они с этой колдуньей и его дочерями, ездили на могилу жены этого барона, похороненную на цыганском кладбище ровно 10 лет назад. Кладбище это в десяти километрах отсюда по Новотроицкому шоссе. Ездили на своей крутой иномарке. С кладбища еще позавчера выехали, и машина сломалась. Сдали её в ремонт. Им сказали, что придется ждать дня три-четыре.

Разговор у них начал бородатый барон:

– Зара! Так ты говоришь, что наша младшенькая Ида вчера здесь видела женщину похожую на Лолиту?

– Да, Тагар! Сказала, что как две капли … Боже мой, тридцать лет прошло…!

– Тридцать два! Почему сразу вчера не сказала мне, может мы бы её еще успели б найти?

– Так она мне только сегодня сказала. Я попросила достать и принести мне из сумочки помаду. Она открыла сумку, а там у меня фото Лолиты на карманчике приклеено. Ведь она страшно красивая была … Наша девочка увидела её фото и сразу вспомнила про эту женщину. Вчера Ида с ребенком и сестрами были в магазине. Хотели мандаринов купить. Там парень был, ждал эту женщину. Он хотел узнать у Иды про чувства этой цыганки к нему. Ида стала рассказывать, а тут она подошла …

– Так ведь нельзя же было! Она цыганка, а он гаджо …

– Вот, Ида потом долго извинялась перед ней.

– Значит это была та самая Наташа, дочь Лолиты?

– Точно она! По возрасту сходится и парень, что тогда приехал за Лолой из этих краев был.

– Мы здесь еще завтра будем. Значит, у нас есть два дня. Нужно найти её!

– Да, Лола была настоящая Шувани, не то, что я! Я помню тот день, когда, она ушла из табора со своим парнем. Она тогда вызвала меня к себе, сняла с головы свое красное дикло и отдала мне его, как символ передачи своего звания и обязанностей.

– Я помню то время. Тебе тогда не удалось увидеть саму Босуэлл, но все же ты смогла выполнить наказ Урании?

– С Босуэл удалось встретиться лишь матери Лолиты на следующий год после её ухода из поселка. Она всю свою жизнь мечтала увидеть эту легендарную колдунью. Такие шувани, как Урания Босуэлл, рождаются раз в тысячу лет. Сами цыгане с горечью признают, что подобных талантов нынче днем с огнем не сыщешь. Старые шувани уходят, а их место занять некому, ведь процесс подготовки преемницы очень долгий и кропотливый, а главное – не каждый готов пройти его до конца.

– Мирела говорила тогда, что дочь Лолиты еще не родилась, а Урания уже знала о ней всю её судьбу.

– Да, но сказала бабушке про её внучку то, что дочь Лолиты будет равна ей по силам от рождения. Но мать не захочет вернуть её в табор. За это господь не даст ей долгой жизни, но подарит дочке право решить самой где и кем ей быть. Но прежде, сказала ей Урания, – ты должна будешь помочь дочери Лолиты принять магический дар после её ухода из нашего мира. Это произойдет в тот день, когда её дочери исполнится тринадцать лет. Передача дара всегда происходит от старшего к младшему по роду. Причем, самая сильная передача – от матери к дочке.

Это влечет порой тяжелые последствия на физическом плане. Тело не может сразу справиться с резким притоком другой энергии. Возможно резкое ухудшение самочувствия. Однозначно ухудшение зрения, слуха, обоняния, возможен даже сердечный приступ.

Ты должна будешь поддержать эту девочку в тот момент и подготовить её к совершенно новым для неё ощущениям. Ей откроется новое видение! Не трёхмерного пространства, каковое мы привыкли видеть, а новое -многомерное.

В этот момент она начнет видеть странные вещи – Бесов, Духов, других Сущностей, ощутить приток новых энергий. В такой момент человеческий мозг переживает резкую трансформацию. И порой, бывает, что он в одиночку не в состоянии с этим справиться! Для этого ты и должна быть в тот миг рядом с ней.

Еще Урания сказала Миреле, что Господь разрешит дочери Лолиты недолгую, но умопомрачительную любовь не с цыганом, а с гаджо, и что именно этот человек и поможет ей сделать окончательный правильный выбор своего пути.

– И ты отправила через двенадцать лет Мирелу к Лолите?

– Да, я велела Миреле сказать Лолите, что Урания приказала ей приехать и в течении 6 лет жить вместе с её внучкою, пока та не закончит в миру свою школу. Еще, скажешь Лолите, – добавила я, – что приехала поддержать её в конце пути и позаботиться о её дочери. Та уже будет знать о своей скорой кончине. Муж Лолиты – отец внучки не мог заниматься в полной мере воспитанием дочери. Он работал физиком-ядерщиком, часто ездил в командировки, потом долго болел и скитался по разным ведомственным клиникам.

Урания тогда потребовала от Мирелы, чтобы та после похорон её дочери со следующего дня начала обучать внучку всей нашей магии от знаний колдовских обрядов, заговоров и заклятий, до умения общаться с духами земли, воды, воздуха, лесов и полей. От наших древних знаний по целительству людей, до призыва удачи в денежных делах. От защиты против воздействия чужеродного колдовства до таинств любовной магии.

В день, когда её внучке исполнится девятнадцать лет, она, как её наставник, должна будет провести с ней тот самый обряд временного закрытия магического дара. Перед этим нужно объяснить девочке, что она до поры и времени забудет про свои магические способности и про все свое обучение. Эти знания будут храниться у неё в самом дальнем уголке памяти. И откроются они ей только в том случае, если она окончательно и бесповоротно выберет для себя путь Шувани.

Мирела все сделала, как велела Урания. После проведения обряда благословила девушку в её обычный жизненный путь и уехала оттуда навсегда. Вернувшись домой в наш поселок, она подробно рассказала мне обо всем этом. Сказала, что Наташа выросла, закончила школу с отличием и что скоро поступит в ВУЗ и начнет свою трудовую жизнь, как и велел Господь …

______

Глава 3. И без цыган проблемы

Рассказчик закончил свой монолог. От всего услышанного у меня волосы начали вставать дыбом. Крылов налил полный стакан воды из графина и подал мне. Я трясущейся рукой осушил его до дна почти одним глотком. Сердце сдавила тяжесть. Как это я смогу помочь сделать Наташе свой выбор? И почему наша любовь будет такой недолгой.

– В общем, мой совет, – добавил начальник отдела благоустройства – постарайся сделать все, чтобы Наташа не встретилась с этими цыганами. А там, думай сам. Я все сказал. Удачи тебе и будьте счастливы.

Крылов поднялся со стула и сгорбленной походкой потихоньку вышел из моего кабинета. А я долго сидел и думал, что теперь сделать, чтобы сохранить нашу связь и любовь, как можно дольше. Ведь должно же наше будущее хоть немного зависеть от нас самих, а не от каких бы то ни было предсказаний?

Дальше день прошел, как во сне. Я побывал на приеме по личным вопросам у Некрасова. На приеме было человек десять. Все вопросы касались получения жилья. Директор раза три что-то спрашивал у меня. Кажется, я что-то отвечал … Не помню! Кое-как этот день потом закончился.

Слава богу, что в тот вечер я со своей любимой больше не встретился …

_______

На следующий день мы с Наташей провели вместе просто незабываемое время. Находясь все еще под влиянием вчерашних новостей, я любил её с какой-то неистовой страстью, словно мы виделись с ней в последний раз. На прощанье она сказала мне:

– Еще один наш такой вечер, и я просто не смогу вернуться к мужу! Так и знай!

А на второй день наша встреча омрачилась следующим событием. Наташа еле-еле дождалась моего прихода. Только я вошел, как она радостно бросилась мне на шею, крепко обняла меня и сказала:

– Сегодня у меня счастливый день!

– Что случилось, родная моя? – спросил я её.

– Мне передали привет из табора, где жила моя мама. Наверное, обо мне узнали кто-то из маминой родни и попытались со мной связаться, но не успели. Они прожили здесь целых четыре дня и только сегодня уехали из гостиницы на шикарной иномарке. Я только хвост этого черного Мерседеса видела. Вот, они и оставили для меня Людке-администраторше эту визитку.

И подала мне красивую картонную карточку. Там было написано по- русски:

Украина, Одесская обл., Саратский р-н, с. Фараоновка, ул. Ленина -78. Бадони Тагар Зуралович, барон объединенной цыганской общины Буджакского округа.

И стояли целых два номера телефона.

– Слаба богу, уехали! – сразу же подумал я.

Потом поцеловал её и сказал:

– Выброси! Это давняя песня и далеко очень. И потом это же целый мир, другой, почти незнакомый даже для тебя.

– Ну нет! Я пока оставлю эту визитку. Вот выберу время и обязательно позвоню. Может они хотели что-то важное передать для меня. Как здорово, что там до сих пор помнят мою маму!

На это я ничего не смог сказать в ответ. Вечер прошел уже без лишнего энтузиазма. Я был ужасно рад, что их встреча не состоялась.

______

Дальше особо запоминающихся событий не было почти до самых Новогодних праздников. Однако, как мы с Наташей не старались, информация о наших встречах в гостинице все же просочилась в коллективе УКХ. Я-то об этом не догадывался. Но за день до выходя из отпуска Дегтярева мне передал Юрка:

– Николаич! Алка сама стесняется и просила меня передать вам: вы бы хоть на время завязали ваши свиданки с Наташкой. Завтра Дегтярев из отпуска выходит. А через неделю – Пугачев выйдет. Слухи дойдут к ним – это ладно! А если они вас поймают в гостинице? Из этой мухи такого слона раздуют. Мало не покажется!

А тут еще и дома начались проблемы. Жена видимо почувствовала что-то. Ну а как было не почувствовать. Вместе мы не спали уже почти две недели.  Один раз она меня прямо с какой-то горечью упрекнула в этом. Потом добавила:

– Я чувствую, что у тебя кто-то есть еще. Мало того, что ты охладел ко мне, так я еще и раза два запах духов от тебя уловила. Духи между прочим одного и того же запаха. Стойкие, а значит и дорогие …

Дегтярев вышел из отпуска на следующий день. После обеда он вызвал меня к себе. Взяв в руки копию своего плана работы, что оставлял мне перед отпуском, он произнес:

– Ну, по плану работы у меня к тебе вопросов нет. Все, что я просил тебя сделать, ты выполнил. Молодец! Не знаю, как по делам Пугачева, а по моим итогам я велел представление сделать тебе на премию из фонда директора.

Но в другом вот ты подкачал. Что за слухи ползут по УКХ о вас с Кокошиной? Ты соображаешь, что творишь? Сдурел, точно! Не знаю, как её муж отреагирует на роман Натальи Владимировны, но твоя жена с её роднёй? Думаешь они терпеть будут? Ты бы поберегся, дорогой! Тесть с его братьями – люди крутые! Как минимум, бока-то тебе намнут! Но самое страшное – это если докатишься до развода с женой! Партком сразу вожжи в руки возьмет! А это такой каток! Не остановится. Сомнут и пикнуть не успеешь! Как минимум строгача влепят, если совсем не исключат! С работы сразу вылетишь! В общем, если есть еще время – решай! Тут дело серьезное.

______

До Нового года мы так и не смогли прекратить свидания с Наташей. Пугачев вышел из отпуска через неделю и также поблагодарил меня за выполненную без него работу. А за мою «аморалку» не сказал мне ни слова. Сделал вид, что не знает ничего. Я уже начал было успокаиваться на этом.

Но за несколько дней до праздника в самом конце рабочего дня под вечер в день, когда мы не планировали встречу с Наташей, ко мне зашла Алка.

– Александр Николаевич! Мне нужно вам кое-что рассказать.

– Ну хорошо, присаживайся и рассказывай, – предложил я ей, посмотрев на часы.

– Сегодня часа в три дня Светка Шарова, секретарь Дегтярева, отпросилась с работы и мне пришлось посидеть вместо неё в приёмной замдиректора. Вызвала меня к себе, показала на неплотно закрытую дверь в кабинете своего шефа и говорит:

– Там они сейчас вместе с Пугачевым твою подругу Кокошину воспитывают. Я специально дверь не прикрыла. Можешь подслушать, а мне некогда. Работники пришли квартиру ремонтировать. Побегу я! Должна мне будешь за их разговор. Пока!

И убежала. Я села поближе к их двери и слушаю. Начал Дегтярев:

– Наташа! Что это на тебя нашло? У вас вроде с мужем никогда ссор не было. Что у вас за встречи с главным инженером в гостинице? До мужа слухи не дошли еще?

– Василий Петрович! Это я поручение одно выполняю. И муж в курсе. Тот, кто мне это задание поручил, и объяснил все моему Валерке.

– Это что еще за поручение, и кто же такой тебе это все поручил?  А ты что это, Митрофанович, заёрзал на стуле? Твоя работа?

– Так я это …, два месяца назад, когда наш молодой главный инженер только устроился к нам и попросил Наташу быть к нему повнимательнее и ввести его в наш коллектив.

Тут Натаха прям вскипела похоже:

– Алексей Митрофанович! В прошлом году к нам начальник ПТО пришел на работу, тоже молодой. Помните, что говорили – каждый руководитель должен иметь на своих подчиненных тайные рычаги влияния. Вот я вам три месяца на Сергея Нилова и создавала эти самые рычаги. Проще говоря – компромат. А всего и делов-то было: два похода в ресторан и три раза в кино. А шуму по УКХ – выше крыши! Его жена до сих пор грозит мне все волосы выдрать!

– Пугачев! Думаешь, что ты стратег великий? Дурак ты, а не стратег…

– Но, но! Василий Петрович!

– Что, но, но? Ты ведь не на них, ты на себя компромат собрал. И на меня заодно! У всех твоих спецов по самой работе столько грехов, а ты не видишь ни хрена! Или не хочешь видеть, что еще хуже! Вот и собирай на них досье, как на плохих специалистов, а не как, на мужиков. А то они соберутся вместе и шею тебе намылят потом. Будешь пятый угол искать …

– Но на этого главного нет ничего. Одни благодарности по работе. А тут Миронов обратно просится. А он специалист старый, заслуженный! Горбом своим должность эту заслужил …

– А какого хрена он тогда увольнялся? А ты ему сразу без отработки заявление подписал …Теперь вот локти кусаешь? В общем завязывайте с этим компроматом на главного инженера. Я тут договорился в министерстве, чтобы нам сразу после новогодних праздников разрешили направить делегацию твоих специалистов в самое передовое УКХ по обмену опытом на неделю. У них там создан единый диспетчерский центр по всем городским проблемам и автоматическое уведомление о заявках чуть ли не сразу, по фамильно, дежурным слесарям и электрикам. Вот как надо работать. Не то, что у тебя! Пока дежурного слесаря люди дождутся, всю квартиру зальет …!

 

В общем, отпустили они Наташку нашу потом. Отболталась она перед Дегтяревым. А у Валерки Кокошина, у него самого такой роман с начальницей комбинатовской ЦЗЛ! Все руководство в курсе. И Натаха давно знает об этом. Поэтому её Валерке лучше язык в одно место засунуть и помалкивать про грехи женушки.

_______

Глава 4. Новый год и цыганский танец

  Пугачев так потом Наташе ничего и не сказал. Видно его вполне устраивали все происходящие вокруг нас события. Я же на следующий день обрушил на неё целую кучу упреков:

– Так значит ты со мной задание Пугачева выполняла? Набралась опыта на моем начальнике ПТО год назад?

– Милый! – отвечала мне со смехом Наташа. Ничего у меня с этим Ниловым не было. Да, я выполнила просьбу нашего шефа и всего лишь создала видимость близких отношений. Мы с ним даже не целовались ни разу.

– Правда?

– Неужели ты мне не веришь, неужели ничего не чувствуешь? Ведь я же, наверное, впервые в жизни вот так, по-настоящему … Все свои тридцать два года прожила, как во сне и до сих пор не знала, что возможно такое безумие! Мне иногда самой страшно становится! Я ведь теперь без тебя НЕ СМОГУ БОЛЬШЕ ЖИТЬ НА СВЕТЕ!

______

Новогодние вечера в УКХ всегда проходили с большим энтузиазмом. Во: первых, Крылов где-то раздобыл красивейшую молодую елку и настолько пышную от природы, что не понадобилось привязывать дополнительные веточки. Торжественную часть украшали две речи. Начинал поздравления всегда Дегтярев, а продолжал и заканчивал Пугачев. После торжественной части был запланирован небольшой концерт с номерами художественной самодеятельности коллектива УКХ, потом праздничное застолье и танцы.

Многие намечали прийти на праздник со своими половинами – мужьями, женами и даже детьми.

С женами пришли и Дегтярев, и Пугачев. Роза Айдаровна пришла с мужем. Наташин Валерка наотрез отказался прийти. Сказал, что будет встречать в это же время праздник на самом комбинате в здании заводоуправления. Наташа спросила меня, придет ли на праздник со мной Валентина. Предварительно она пойти к нам в УКХ отказалась, сказав, что у них в УКСе свой вечер. Я сказал Наташе, что буду один.

– Вот и хорошо! – обрадовалась моя любимая. – Девчонки попросили меня исполнить на празднике цыганский танец и раздобыли где-то пластинку с песней Нанэ Цоха. Это вообще-то танец, любимый танец моей мамы. У нас в городе нет до сих пор школы искусств. Вот мама и преподавала детям в нашем дворце платные танцевальные занятия.

Однажды на комбинат приехал заместитель министра. После рабочей части в цехах комбината его повели на экскурсию в город. Показали Дворец культуры. Они там с комиссией случайно зашли без подготовки в малый зал, где мама вела занятия с пятиклассниками. Её никто не предупредил про столь важных гостей и она, не обращая внимания на них продолжала ругать одну девочку, небрежно выполнявшую элементы танца. В тот раз я тоже была в зале у мамы, разумеется, как зритель.

Важному гостю объяснили, что идут обычные занятия и что преподаватель не в курсе …

– Вот и хорошо, что не в курсе! – важно высказался замминистра. А пусть-ка нам преподаватель покажет свое умение, и дети посмотрят, чему они должны научиться.

Мама вспыхнула:

– Тому, что я умею или должна уметь, учатся всю жизнь и дети, и взрослые!

– Посмотрим, посмотрим! – пробурчал старый, весь седой почетный гость.

– Одну минуту, я быстро! –  Мама заскочила в подсобку накинула на себя шикарное цыганское платье, черное все в красных розах с широкими красными рукавами, потом подбежала к музыкальному центру и включила пластинку. Цыганский ансамбль исполнял песню Нанэ Цоха.

Эта песня, как и большинство цыганских песен начинается медленно, задушевно, постепенно увеличивая накал и скорость. В самом же танце лирические плавные движения сменяются очень быстрыми дробями, тряской плечами, резкими взмахами юбки, огневым финалом! Мама давно и уверенно вжилась в этот образ. Пожилой замминистра просто не успевал следить за её движениями. Такой темп держать нелегко, поэтому финал этого технически сложного танца длился не больше 3-х минут.

Танец закончился, а он все смотрел на маму не в силах сказать ни одного слова. Я заметила, что в его глазах заблестели слезы. Он подошел к маме, взял её руку и нежно поцеловал. Потом произнес всего шесть слов:

– Бесподобно! Давно такой красоты не видел! – и пошел на выход из зала. Все в комиссии сразу загомонили:

– Браво! Здорово! Чудесно! Красиво …

______

– Я потом попросила маму, и она подробно рассказала мне о всех особенностях этого танца.

Милый! Я хочу посвятить этот танец на празднике тебе.

_______

Однако дома, пока я одевался к празднику, Валентина передумала и сказала, что решила пойти со мной на вечер. И мы отправились на праздник вместе. Наташа появилась в зале, когда уже все поздравления закончились. Её танец открывал концерт художественной самодеятельности.

Заиграла цыганская мелодия и она вышла на сцену в этом шикарном черном с розами платье с широкими красными рукавами. Песня и танец длились не больше четырех минут. Я хотя и был готов увидеть такую красоту на сцене, но все равно был просто потрясен яркими профессиональными движениями танцовщицы. И потом опять, словно удар током, этот её страстный взгляд с неповторимой, неземной улыбкой, полный неистовой энергии.

Валентина внимательно следила за всеми движениями танца. Потом произнесла:

– Да, эта красавица настоящая цыганка! И видно, что танец далеко не самодеятельность. Это выступление приглашенной профи. Где вы её откопали? Из Оренбурга вызвали на концерт, что ли?

Наташа никогда не видела мою жену в лицо. Поэтому, раскрасневшаяся после танца, она подбежала к нашему столику и радостно спросила:

– Ну как? Тебе понравилось?

Вместо ответа я показал на Валентину и сказал?

– Наталья Владимировна! А это моя супруга – Валентина Александровна!

Улыбка тут же слетела с Наташиных губ:

– Очень приятно! – произнесла она и добавила. – Коллега вашего мужа, начальник отдела труда и заработной платы.

– Мне тоже очень приятно, уважаемая коллега! – произнесла Валя. Потом поднялась и сказала:

– Я пошла домой. Теперь мне понятно, чьи это были духи. Желаю приятно провести время с коллегами. Не нужно меня провожать. Я одна дойду …

______________________

Конец третьей части

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
 

14:39
1160
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!