Аферист

Всё! Ирина последний раз коснулась пальцами клавиатуры и удовлетворённо потянулась. Отчёт, как она и планировала, удалось закончить сегодня. Часы на стене её рабочего кабинета показывали без трех минут пять. По-быстрому  наведя порядок на столе, она подхватила свою сумку, закинула её на плечо и зашагала к выходу. Дверь кабинета Ежедневникова была приоткрыта и, проходя мимо, Ирина бросила туда быстрый взгляд. Её начальник сидел за столом и отсутствующим взглядом смотрел в окно. Ирина замедлила шаг и заглянула в кабинет. 

— А вы почему домой не идёте? 

Ежедневников призывно махнул ей рукой и, когда она вошла, предложил присесть. 

— Что-то взгрустнулось, Ира, молодость вспомнил. Ты же знаешь, что я раньше в следственном комитете работал? 

— Ну, конечно, знаю. 

— Хочешь одну историю расскажу, или домой торопишься? 

Особо Ирина не торопилась, да и начальник не часто был расположен к откровенности, поэтому она с охотой согласилась. 

— Конечно, расскажите, очень интересно. 

— Я тогда еще лейтёхой был, зелёный совсем. Только-только службу в комитете начал, не знал ещё никого. Первое дело мне несложное дали, но сама понимаешь, когда опыта нет всё получается не быстро, а порой и переделывать что-то приходится. Да что я тебе объясняю, ты и сама это прекрасно знаешь. 

Ирина только улыбнулась в ответ, она прекрасно помнила свой первый год работы в агентстве. Как с трудом давались элементарные, на сегодняшний взгляд, вещи. 

— Так вот, задержался я в кабинете, документы в порядок приводил. Вдруг входит седой мужчина. Одет по гражданке, взгляд строгий, выражение лица высокомерно-брезгливое. 

— Фамилия? 

Я вскочил, руки по швам. 

— Лейтенант Ежедневников. 

— Почему сидите, когда входит старший по званию? 

— Виноват. 

— Завтра доложите начальнику о своём проступке, пусть сам решает, как вас наказать. 

— Слушаюсь, как о вас доложить? 

Седой мужчина вновь брезгливо скривил губы, не оборачиваясь произнёс:"Полковник Пелинович". И вышел. 

В расстроенных чувствах я бросил документы в сейф, закрыл кабинет и отправился домой. Ну, что за напасть, всё сегодня наперекосяк. 

Утром проснулся в отвратительном настроении, идти на работу не хотелось. 

Сразу по прибытии на службу направился к своему непосредственному начальнику — майору Монахову, человеку строгому, но справедливому. 

— Разрешите, товарищ майор? 

— Входи, Ежедневников, чем порадуешь? 

— Нечем радовать, Александр Васильевич, явился получить взыскание. 

— За что, если не секрет? 

И я рассказал ему о вчерашнем происшествии. Сначала лицо Монахова выражало недоумение, затем, когда я назвал фамилию полковника, оно расплылось в улыбке. 

— Расслабься лейтенант, взыскание отменяется. 

Теперь недоумение читалось уже на моей физиономии. 

— Не понял, товарищ майор. 

— Ну, чего ты не понял? Не будет наказания, нет такого полковника. 

Видя мой растерянное лицо и ничего не понимающий взгляд, Монахов потянулся к сейфу, открыл его и достал стопку папок. Затем раскрыл одну из них и протянул мне. На первой странице была фотография моего полковника, а под ней, русским по белому написано — Леопольд Пелинович, аферист и мошенник, рецидивист. 

Какой букет чувств увидел на моём лице Монахов  я не знаю, но в голосе его я услышал нотки сочувствия. 

— Да не расстраивайся так, ты не первый, кого он обвёл вокруг пальца, но к сожалению и не последний. Только ребятам в коллективе  не рассказывай — засмеют. 

 

Я попереживал, конечно, немного, а потом решил для себя, что этот урок мне будет на пользу. Глупо быть таким доверчивым, мало ли у кого может быть представительная физиономия. Вспомнилось расхожее выражение:"Если человек носит очки, это не значит, что он умный. Может у него просто плохое зрение".

Однажды, а к тому времени я уже более года проработал в следственном комитете, Монахов вызвал меня к себе. 

— Ну что, лейтенант, хочешь поквитаться с обидчиком? 

А я уже и позабыл о том случае и поэтому не сразу понял слова майора, а когда сообразил, то с готовностью поинтересовался:"Как?" 

— Мы тут одну совместную операцию проводим. Хочу тебе предложить сыграть роль провинциального простака. Справишься? 

— Я постараюсь. 

— Да ты не дрейфь, Бельмондо изображать не придётся. Просто будь слегка наивным и доверчивым.

 

Ирина слушала молча, боясь не вовремя заданым вопросом помешать начальнику. Своей откровенностью, Ежедневников выказывал ей большое доверие, что  она, само собой, ценила. А Ежедневников продолжил свой рассказ. 

— Свели меня с ним через одного проверенного временем стукача. Встречу назначили в дорогом ресторане и оплачивать ужин, естественно, предстояло мне. Кстати, Леопольд был не только беспредельно наглым, но и крайне осторожным жуликом. На встречу он приехал на своем чёрном БМВ, но оставил машину в нескольких кварталах от ресторана и к самому зданию подъехал  уже на такси. Наружке даже не сразу удалось обнаружить место, где она стоит. Когда Пелинович подошёл к столику за которым я сидел, на лице его было то же брезгливое выражение, что и в прошлую нашу встречу. Одет мошенник был в шикарный костюм, а на руке блестели дорогие, швейцарские часы. Он высокомерно поздоровался не подавая руки и представился Львом Борисовичем, заместителем генерального директора обувного объединения "Зюйдвест". 

По легенде, я начинающий коммерсант, владеющий несколькими небольшими магазинами в провинции и желающий наладить прямые поставки от производителя. 

Подчёркнуто уважительно, я предложил Пелиновичу сделать заказ. Он долго изучал меню, а потом заказал несколько самых дорогих  блюд и бутылку коллекционного вина. По всему было видно, что в планах у него — раскрутить провинциального лоха по полной. 

Позволив прохиндею утолить первый голод, я напомнил ему о цели нашей встречи. Пригубив вина и вальяжно откинувшись на спинку стула, Пелинович снисходительно глянул на меня. 

— Видите ли, молодой человек, наша компания работает с крупными, известными магазинами, как в нашей стране, так и за рубежом. Наша продукция пользуется большим спросом на рынке и зачастую спрос превышает предложение. 

Для того, чтобы нам строить отношения с вами, необходимо наличие определённых обстоятельств, способных вызвать наш интерес. 

— Я понимаю вас и готов на любые шаги в этом направлении. Сотрудничество с вами крайне важно для нас. Оно придаст солидности нашим магазинам, а покупателям уверенности в качестве товара. 

— Это хорошо, что вы правильно понимаете ситуацию. Полагаю, что и в цифрах мы найдём с вами взаимопонимание. 

— Я готов выслушать ваше предложение. 

Леопольд своей холёной рукой достал из кармана ручку стоимостью в сегодняшний ужин и, на салфетке, написал цифру с несколькими нулями. Надо сказать, что аппетит у него был неслабый. У меня чуть было не вырвалось:"Ну ты даёшь!" Однако подавив свой душевный порыв, я  поднял на него взгляд и согласно кивнул. Опытный аферист спрятал салфетку в карман и продолжил ужин. 

— Нужная сумма у меня с собой, могу сейчас передать её вам.

— Это лишнее. Я позвоню и сообщу вам, как это сделать. 

Сделав ещё несколько глотков из бокала, Леопольд промакнул губы салфеткой, поднялся и вышел. 

Утром, в своём кабинете, Монахов попросил меня поделиться впечатлениями о вчерашней встрече. 

— Уверенный в себе наглец. От него за километр несёт высокомерием и чувством превосходства. Даже зная, кто он на самом деле, испытываешь ощущение, что разговариваешь с солидным человеком.

— Это правда, он даже на допросе у меня сидел, как начальник в своём кабинете. 

Думаю, что лет пять в колонии усиленного режима поубавят ему спеси. Ладно, иди работай, а после того, как он позвонит — доложи. 

Пелинович позвонил после обеда и сказал, что деньги нужно упаковать в коробку от торта и отправить курьером по адресу: улица Урожайная, дом семнадцать — до двенадцати  часов. 

На часах было почти что десять,времени оставалось в обрез. Монахов немедленно отправил оперативную группу по указанному адресу, а мной был вызван курьер службы доставки. Сопровождать его на машине наблюдения отправились я и один из сотрудников "наружки". Держались мы на некотором расстоянии, ни на минуту не теряя его из виду. На перекрёстке улиц Комсомольской и Притыцкого, курьер, поворачивая направо, чуть не сбил выскочившую на дорогу девушку, с тортом и громадным букетом роз. Видимо он всё же слегка толкнул её бампером своей машины, потому, что она упала, цветы рассыпались, а коробка отлетела в сторону. Перепуганный парень выскочил из машины и бросился помогать пострадавшей, которая падая умудрилась сломать каблук своих изящных туфелек. Что говорил он девушке мы не слышали, но судя по тому, как он собрал цветы и заглядывая ей в глаза, прижимал руки к груди, было понятно, что извинялся. Затем они вдвоём сели в его курьерскую машину с броской надписью "Доставка". Похоже, чтобы загладить свою вину, парень решил довезти её до дома. Через два квартала девушка вышла, оставив курьеру номер своего телефона, а он счастливый вернулся на прежний маршрут. 

К точке назначения мы прибыли в одиннадцать сорок и минут пятнадцать курьер звонил в изящную, кованую калитку. Беспокойство стало постепенно овладевать мной, появилось предчувствие чего-то нехорошего. А, когда оперативники выяснили, кто является владельцем коттеджа, предчувствия превратились в неприятную реальность. Хозяином дома с кованой калиткой, оказался начальник ГОВД. С самыми дурными ожиданиями мы раскрыли коробку, которую держал в руках ошарашенный нашим появлением курьер. Там лежал, помятый во время падения на перекрёстке, торт. 

 

В кабинете Монахова повисла гнетущая тишина. Все присутствующие сидели опустив головы и стараясь не смотреть на начальника. Он ещё раз обвёл взглядом подчинённых и вздохнув сказал:"Ладно, что сделано, то сделано. Давайте думать, как исправить ситуацию. Предложения есть?" 

"Может обыск у него проведём?" — раздался голос одного из присутствующих. 

— Не вариант, он не такой дурак, чтобы меченые деньги дома держать. Да и на каком основании? Какие ещё будут идеи? 

Я чувствовал себя виноватым в первую очередь. Ведь это мы не сообразили, что происшествие на дороге не было случайностью. Поёрзав в сомнении пару минут, я поднялся с места. 

— Разрешите, товарищ майор?

— Говори лейтенант. 

— Предлагаю сыграть на его самомнении. Во-первых, он считает себя гениальным мошенником, а во-вторых, не знает, что это деньги не провинциального лоха, а следкома. Необходимо устроить, мою с ним, "случайную" встречу. Я — простак, не понял, что меня элементарно кинули и думаю, что всё идёт, как обещали. Уверен, что Леопольд не упустит возможности нагреть меня ещё разок. А убедившись, что клиент лох, расслабится и даст себя взять за жабры. 

— А, ведь ты прав, лейтенант. Будем считать, что это была приманка, теперь этого карася надо подсечь. Вот, только сложности будут с деньгами, но ничего, утрясём как-нибудь

— Готов использовать личные средства, товарищ майор! 

— Вот только без самодеятельности, лейтенант. И вообще, по моему ты Ежедневников, а не Дюпон или Морган. 

 

Следующая моя "случайная" встреча с Пелиновичем произошла в казино "Вулкан", где он частенько зависал с какой-нибудь из своих подруг. Леопольд в обнимку с очередной пассией сидел за столом рулетки, когда сзади, я взял его за плечо. Мгновенно обернувшись, и куда только девалась вся его вальяжность, он со страхом в глазах замер, но буквально на секунду. В следующее мгновение на меня уже смотрел заместитель генерального директора. 

— Лев Борисович, ну разве так можно. Я уже места себе не нахожу, а вы не звоните! 

— Добрый вечер, молодой человек. Вы же знаете, в каких случаях нужна спешка. Кстати, именно сегодня я собирался позвонить вам. Наши французские партнёры задержали оплату, а мы в долг не работаем, у нас принцип такой. Так вот, есть возможность приобрести партию женских туфель из коллекции этого года. Правда партия небольшая, лишь пять тысяч пар. Интересуетесь? 

— Конечно, Лев Борисович, только пять тысяч пар для меня многовато, вот если бы две тысячи. 

— Это будет несколько сложнее, ну да ладно, в счёт наших перспективных и длительных отношений. Я переговорю с генеральным директором, надеюсь, что мне удастся его убедить. А остаток партии с удовольствием возьмут итальянские партнёры, у них в этом месяце ажиотаж в связи с нашей новой коллекцией. 

— Спасибо, Лев Борисович, а когда оформим документы? 

— В принципе можем завтра, прямо с утра. Ах, нет, извините, директор завтра утром в министерство едет, решать вопросы по бюджету на следующий год. Давайте вечером, подъезжайте в наш офис на Комсомольской. Знаете? 

— Конечно, Лев Борисович. 

В этот момент телефон Пелиновича требовательно зазвонил и он царственным жестом поднёс его к уху. 

— Да… Да… Да пять тысяч. Завтра? Ну не знаю. Дело в том, что есть некоторые обстоятельства. Пока не могу сказать ни да, ни нет. Давайте созвонимся завтра. 

Аферист положил телефон, 

помрачнел и насупился. 

— Что-то не так, Лев Борисович. 

— Право, я в затруднении. Звонил питерский знакомый, готов взять всю партию. 

— Но мы же с вами договорились. 

— Понимаете, юноша, это бизнес. Поверьте, вы мне крайне симпатичны. Давно не встречались молодые люди с такой деловой хваткой, как у вас. Вы просто сразили меня своими качествами настоящего бизнесмена. Напор, рассудительность, способность к риску. Вы далеко пойдёте. Не удивлюсь, если через пару лет мы будем работать с вами на равных. 

Но бизнес жестокая вещь и, если контрагент предлагает более выгодную сделку, то предпочтение я отдам ему. 

"Так чем же он так заинтересовал вас!"— в отчаянии воскликнул я. 

 

— Видите ли мы сейчас работаем над расширением производства, а это не только цеха и склады, это и офисные помещения. В данный момент наша бухгалтерия перебирается в новое, современное здание. Пока эти канцелярские крысы перевезут все свои гроссбухи и компьютеры — уйдет неделя, не меньше. Следовательно, не раньше, чем через неделю, мы сможем провести документы через бухгалтерию. Вы же не захотите верить мне на слово и это абсолютно правильно с вашей стороны. А мой питерский знакомый работает со мной уже десять лет и может доверять мне. Поэтому он рассчитается с нами наличными, а документы все мы оформим, когда наши крючкотворы обоснуются в новом офисе. Так что не сердитесь, что не получилось 

в этот раз. Думаю, что максимум через месяц будет удобный случай и наше с вами строго официальное сотрудничество состоится к взаимному удовольствию. 

— Но я тоже готов заплатить наличными, а бухгалтерские документы согласен получить позже. 

— Вы настоящий бизнесмен. Умением принимать мгновенные решения владеют единицы. Я был не прав, когда прочил вам большое будущее через несколько лет, думаю при таких задатках руководителя всё случится гораздо раньше. 

Договоримся так. Я не буду попусту гонять вас по инстанциям, это ни к чему. Договор у директора я подпишу сам, а вы свою подпись поставите, когда наш бухгалтер приедет к вам за деньгами. Вижу небольшое сомнение в ваших глазах. Не волнуйтесь, с бухгалтером я приеду сам, для вашего спокойствия. Может все таки возьмёте всю партию? 

— Вы правы, надо брать всю. Только придется заём в банке взять, но ведь он окупится сторицей, не правда ли? 

— Даже не сомневайтесь. 

 

Ирина слушала и очень живо представляла себе и молодого Ежедневникова и старого прожженного афериста Пелиновича. Рассказ захватил её внимание полностью. А шеф продолжал. 

 

Встретиться договорились в отеле "Мариинский", где я будто бы снимал номер. Вечером около восьми в дверь негромко постучали. Вошел Пелинович с той самой девицей, которая в прошлый раз, так удачно бросилась под колёса авто. 

— Знакомьтесь — Розалия Петровна, наш главный бухгалтер, она примет у вас деньги. Вот ваш договор на поставку партии обуви. 

 

Признаться честно, в тонкостях оформления договоров я разбирался ещё слабо, но выглядела бумага очень солидно. Несколько витиеватых, размашистых подписей и целых три печати. 

Изобразив некоторое сомнение я сказал:"Я могу быть уверен, что всё оформлено абсолютно правильно?" 

— Что вы, что вы. Честное благородное слово! 

Видно было, что Пелинович окончательно расслабился и в предвкушении большого куша начал резвиться. Мог бы сказать что-нибудь посерьёзнее. Фильм про Ивана Васильевича я тоже смотрел. Когда я поставил свою подпись и передал деньги "бухгалтеру", щелкнул замок входной двери. В проёме появился Монахов с двумя сотрудниками, а Пелинович совершил абсолютно бессмысленное действие. Он неслышно скользнул в расположенный рядом с ним санузел. Но похоже, что майор Монахов не хуже этого афериста знал отечественное кино и мультфильмы. Позвякивая наручниками он произнёс:"Леопольд, выходи подлый трус". 

 

Лишь только Ежедневников произнёс последнюю фразу, Иринин мобильник призывно зазвучал. "Саня?" — спросил шеф. 

— Ага. 

— Ну, беги, а то заболтал я тебя своими воспоминаниями. Чтобы было что вспоминать в старости, жить нужно сейчас. 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 7.75 (Голосов: 4)

Статистика оценок

10
3
1
1
 

22:23
1341
RSS
19:35

Ваш аферист очарователен! Рассказ написан живо и читается на одном дыхании. НО!

Орфография: 1) по-быстрому, по-моему пишутся через дефис, т.к. это наречия, образованные с помощью приставки по- и суффикса -ому, -ему.

                     2) рецИдивист

                    3) расслабЬся (повелительное наклонение глагола пишется с мягким знаком)

Пунктуация: 1) к сожалению, может, видимо нужно выделять запятыми, т.к. это вводные слова.

                    2) опустив головы с обеих сторон выделяется запятыми — деепричастный оборот.

  Грамматика:

«сломала каблук… туфелек» — на обе туфли один каблук? Либо «сломала каблуки изящных туфелек», либо «сломала каблук изящной туфельки».

Удачи! Вдохновения! Открытий! )))

20:10

Ваша оценка тоже.)))