Первая ступень

Первая ступень

  ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ *

Моим подругам Кате, Оле, Свете посвящается

 

"Это возмутительно! Если коровы станут летать, то мне в космосе делать нечего!"                   Капитан Зеленый.  "Тайна Третьей планеты"

 

Зоя
У курицы Зои было счастливое детство. Родилась она летом, в уютном тёплом курятнике, где пахло свежим сеном, зерном и ещё чем-то волнующе непонятным. Отец её, Петя, был знатным бойцом: исправно топтал подопечных ему куриц, гонял из курятника незваных гостей,  типа котов, мышей, воробьев и других наглых морд, которые всё время норовили поживиться за чужой счёт. Однажды Петя то ли со страху, то ли спросонья, спугнул самую настоящую лису, которая имела неосторожность засунуть свой рыжий нос прямо в щель под дверью курятника. Петух, собрав всю свою дурь, изо всех сил так клюнул нахалку, что та вынуждена была с визгом убраться обратно в лес. С тех пор авторитет Пети среди кур вырос ещё сильнее: они уважительно вокруг него кудахтали, всячески заискивали и  неистово строили ему свои глазки-бусинки. В ту весну даже самые упрямые куры поддались настойчивому очарованию Пети, из-за чего прирост куриного поголовья в отдельно взятом курятнике значительно вырос. 
В число таких упрямиц входила и мать Зои - пеструшка Валя. Она считала себя не обыкновенной курицей, как другие белые кудахтавшие тупицы, а очень даже приличной и благородной птицей, попавшей в этот задрипанный курятник в результате какого-то чудовищного недоразумения. Очевидно же, что ее место совсем в других условиях: на прозрачном озере рядом с розовыми фламинго или на высоких скалах в окружении белокрылых чаек. Ещё и этот Петя, пытавшийся посягнуть на валину девичью честь, вечно не давал проходу. Как будто мало ему этих дурнушек, преданно заглядывающих в глаза. Нет уж, Валя определённо была рождена для чего-то большего, чем просто быть банальной наседкой, а потом отправиться в суп.  Так  думала Валя до того самого момента, пока Петя не совершил самый настоящий подвиг. И не просто же совершил, а в честь нее, Вали! Прогнал лису, чтобы спасти самую красивую курицу на свете! Вот тогда она и оценила героизм и преданность петуха и в тот вечер не стала слишком быстро от него убегать, давая возможность совершить еще один немаловажный подвиг. Петя, впрочем, подвоха не заподозрил, нёсся за Валей, как обычно, вовсе не думая о ее переживаниях. В результате происшедшего через некоторое время на свет и появилось пушистое желтое существо - цыплёнок по имени Зоя.
Сначала Зоя, казалось бы, ничем не отличалась от своих пищащих собратьев.  Но Валю было не провести: она-то точно знала, что ее дочь необыкновенная, и у Зои в этой жизни особое призвание. Какое именно призвание могло быть в пределах дощатого курятника, Валя пока не придумала, но настроена была решительно, и ее уже никто не мог остановить в движении к намеченной цели. 

Митя
Митя своих родителей не знал. Он вообще не думал о том, что они могут существовать. Родился он среди тысяч таких же, как он, белых яиц, которые постепенно трескались, являя свету кучу пищащих комков. Первое, что Митя ощутил, был яркий свет, возня, и бесконечный писк. Потом началось какое-то движение, показавшееся даже приятным: всю эту жёлтую пушистую массу , в числе которой находился и Митя, отправили в далёкое путешествие на чёрной резиновой дорожке. Она двигалась медленно, и любопытный Митя успевал внимательно рассматривать, что происходило вокруг. Мимо мелькали какие-то огромные существа в белом, они зачерпывали своими ковшами и возвращали обратно на ленту цыплят, которые умудрились вывалиться наружу. Мите тоже захотелось поучаствовать в этом аттракционе: он как следует оттолкнулся и спрыгнул с движущейся ленты и , помогая себе крылышками, очутился прямо на полу. Но тут же был схвачен белой пятернёй-ковшом и отправлен обратно в путешествие. Испытав от этого приключения полный восторг, Митя ещё несколько раз проделывал тот же фокус с выпрыгиванием, пока дорожка не закончила свой путь в огромной металлической клетке. 
Цыплят там набралось неприлично большое количество. Все толкались, пищали, наступали друг на друга - сплошное безобразие! Митя первым делом начал пробивать себе путь обратно к выходу, которого, как выяснилось,  тут не существовало, что конечно, расстроило, но всё-таки не сломило Митю. Тем временем суета начала стихать, видимо, все немного успокоились,  смирившись со своей участью - находиться в этой чёртовой клетке. Но только не Митя. Он уже решил, что во что бы то ни стало окажется за ее пределами, на свободе.

Валя
План у Вали был гениальньный. Пока весь курятник носился по своим примитивным куриным делам, она восседала на самой верхней жердочке (зря что ли она отвоевала ее у одной жирной белой курицы?) и думала о высоком. Получалось, что в этом захолустье ее дочь Зоя ничего путного добиться явно не сможет. В лучшем случае найдет себе жениха, вроде доблестного Пети, обзаведется цыплятами, жердочкой и будет ожидать своей неказистой участи: пойти на суп с лапшой или куриное фрикасе. Такой расклад Валю никак не устраивал: достаточно того, что она сама чахнет в этом курятнике.  Успокаивает, что хотя бы с благородной целью - в качестве достойной пары красавчику Пете. И вообще, в коллективе должна же быть хотя бы одна приличная птица благородных кровей!
Ночью Валю осенило: Зоя должна бежать. Сломя голову, не оборачиваясь и не жалея ни об одном дне, проведенном в этой дыре. Бежать в другую деревню, страну, в другой мир. Но как? Куда? Валя выскользнула из под крыла сопевшего и пускавшего слюни Пети, добралась до двери и прильнула глазом к щели. Светила яркая луна. Рыжий кошак Васька с рваным ухом и облезлым хвостом прочесал на соседский участок к своей нынешней зазнобе - пушистой Снежинке. Валя уже представила, как скоро по деревне начнут мельтешить бело-рыжие сорванцы, которые вечно норовят схватить то цыпленка, а то даже и курицу за хвост. Хорошо, что Петя не дает спуску этому чертову кошачьему семейству. При мысли о Пете Валя заулыбалась и  томно посмотрела на луну. Но быстро спохватилась: чуть было не сорвала план своими сладкими грезами. Валя осторожно попробовала копнуть лапой землю под дверью и у нее неожиданно легко получилось. Она неистово начала обеими лапами делать подкоп, кудахтая от усердия и помогая клювом. Через какое-то время под дверью в курятник образовалась кучка перьев, но и приличная дыра, в которую вполне помещалась голова Вали. Она попробовала просунуть туда всю свою тушку, но застряла в районе талии. Решила немного передохнуть, благо на небе было полно звезд, и можно пока было заняться их разглядыванием. "Вот куда бы отправиться, - подумала Валя. - На небо, к самым ярким звездам. Там, наверное, жизнь!" Ее мечтания прервало появление кошачьей морды. Валя не на шутку испугалась: это было так не вовремя - размечтавшись о прекрасном, попасть в лапы беспощадного Васьки. Он хищно скалился, шипел, выпускал когти, создавая угрозу всем своим облезлым видом. Похоже, что-то не задалось у него с соседской кошкой, вот и вернулся раньше времени злющий. Валя мысленно начала прощаться со своей бесшабашной головой, благодаря которой она оказалась в столь неприятной ситуации. Васька неминуемо приближался, Валя отчаянно зажмурилась, затаила дыхание, как вдруг почувствовала резкий рывок и тут же очутилась обратно в курятнике прям перед рассерженным Петей. Сложно сказать, что теперь было страшнее: васькина морда, которая все еще торчала в щели под дверью, или пронзительный петин взгляд. Он выражал одновременно гнев, интерес, заботу, испуг и, Вале хотелось думать, что восхищение. Ведь он же не подумает, что Валя хотела сбежать! Пусть лучше будет уверен, что она защищала курятник от атаки Васьки. Валя скосила взгляд в сторону двери, где раздавалась кошачья возня (наглый котяра, воспользовавшись неожиданно представившейся возможностью, решил-таки проникнуть внутрь). Петя обычно соображал не очень быстро, но в моменты опасности все его петушиное нутро резко мобилизировалось, и он стремительно нападал на противника, а потом уже разбирался, стоило ли это делать. Именно так произошло и в этот раз. Васька даже не успел понять, как на его и без того потрепанную морду опустился мощный клюв Пети. Кошачий вой разбудил весь курятник, куры затрепетали, раскудахтались, бросились хаотично носиться, сталкиваясь друг с другом. Пух, пыль, сено и перья полетели в разные стороны. Когда все затихло и улеглось, перед курами предстала следующая картина: в центре курятника, освещенного через щели лунным светом, стояли Петя и Валя и с нежностью смотрели друг на друга. 

Митя
Сначала нужно было понять, как тут все устроено и зачем всех держат в этой тесной клетке. Митя попробовал обсудить это с другими цыплятами, но они быстро теряли интерес, как только в кормушку насыпали отборного зерна. Неужели их волнует только кормежка, и они готовы ради этого сидеть взаперти? Такой расклад Митю категорически не устраивал. Сидя в тесноте, он часами наблюдал за тем, что происходит снаружи. Он уже давно привык к великанам в белых комбинезонах, которые их кормили, поили и иногда забирали часть цыплят, увозя их в другой клетке. Однажды Митя увидел, как белый великан вез огромные коробки, на которых были изображены петушиные головы. Митя был достаточно смышленным, чтобы, посмотрев на свое отражение в поилке, идентифицировать себя с головами на коробках. Смешанные чувства тогда испытал Митя: неужели нас держат тут, чтобы потом расфасовать наши головы по таким вот коробкам? Целую неделю он пытался бороться с этим страхом. Когда великаны приходили, чтобы забрать уже подросших цыплят, Митя занимал позицию подальше от выхода, чтобы не попасть в очередной поток. Думать о том, что происходило дальше с его недавними соседями, как-то не хотелось. 
Шли дни, Митя понимал, что рано или поздно наступит и его черед, а поэтому нечего раскисать, надо действовать! В один из дней, заметив приближение белого комбинезона с тележкой, Митя, растолкав всех, специально пробрался поближе к выходу из клетки. Как только щелкнул затвор, он что есть сил клюнул белую клешню, которая должна была схватить горсть цыплят. Раздался непонятный возглас, показалось, что великан зачем-то позвал какую-то мать и резко отдернул свой ковш от клетки. Митя, не теряя ни секунды, вырвался наружу и, как он это уже умел, помогая крыльями, понесся по коридору прямо к огромной двери, за которой видел свое спасение. Дверь была наглухо закрыта, и Митя заметался рядом с ней в поисках выхода. Побежал в другую сторону, но за ним уже кинулись в погоню, пытаясь поймать огромным сачком. Выхода не было. Митя прижался к стенке, зажмурился и покорно стал ожидать своей участи.

Зоя
Зоя никак не могла понять, что от нее добивается мать. Ей прекрасно жилось в этом теплом уютном курятнике, тут всегда была еда, вода, возможность погулять в загоне на травке, выискивая аппетитных червяков. В конце концов, она обзавелась подружками, с которыми они весело бегали по траве, а по вечерам залезали на высокие жердочки и хихикали, обсуждая молодых петушков. Почему она должна куда-то уезжать, Зоя понимать отказывалась. Валя каждый день зудела дочери про какие-то возможности, мечты, недосягаемые высоты, успех и всемирную славу. Зоя слушала, соглашалась, моргала своими длинными ресницами, но всерьез эти разговоры не воспринимала. Отец не поддерживал мать, но и не спорил: тоже считал ее фантазии капризами взбалмошной курицы. Да и не до того было Пете, чтобы придавать этому слишком большое значение: на нем все хозяйство, десятки кур, каждой из которых нужно уделить время и внимание. К тому же, как и предвидела Валя, во двор частенько стали наведываться бело-рыжие коты (и один почему-то черный - где-то не доглядел Васька за своей Снежинкой).  Они вносили смуту и беспокойство в размеренную куриную жизнь, и обязанностью Пети было гнать их взашей от курятника. 
В тот вечер Зоя уже почти было задремала, но ее растолкала Валя. Она повела дочь на самую высокую жердочку в курятнике, куда остальным курам садиться строго запрещалось. С этого места через окно в чердаке открывался прекрасный вид на небо, луну и звезды. Зоя залюбовалась. Она ни разу не видела их так много и так близко. Зоя никак не могла оторвать взгляд от окна, у нее перехватило дыхание, а Валя, увидев реакцию дочери, одобрительно закивала и приобняла Зою своим крылом. Именно тогда Зоя поняла, что имела в виду мать, рассказывая о высокой мечте.

Митя
В новой клетке было гораздо комфортнее. Никакой тесноты, суеты и пищания. Кормили до отвала: отборное зерно, свежая зелень, вода - все подавалось почти беспрерывно и в огромном количестве. Митя чувствовал, что стал ленивее, он намного увеличился в размерах, а его основными занятиями были питание и сон. Он все реже думал о побеге, его практически перестало волновать, что происходит снаружи, ему было уютно, комфортно, сытно и не хотелось ничего менять. Вначале он осозновал, что такие изменения происхолят с ним благодаря белому порошку, который щедро сыпали в кормушки вместе с зерном. Митя не сразу распробовал его на вкус, пытался клевать зерно в обход белых кристаликов, но пару раз промахнулся и съел немного порошка. Нельзя было сказать, что белый порошок был вкусным, но зато после него наступало ощущение полной эйфории, не было желания ни о чем думать, все проблемы уходили на задний план, хотелось лишь валяться на подстилке из сена и периодически дремать.  Сон у Мити стал крепкий, долгий, ему больше не снились петушиные головы на картонной коробке, они его больше не волновали. Со временем Митя стал привыкать к такой размеренной жизни, он спал, ел, толстел и ни о чем не думал. Будущее его совсем не волновало.
В тот день, когда Митя пытался сбежать из клетки, его, конечно, довольно быстро схватили белые великаны и отнесли в эту самую клетку. Митя как мог сопротивлялся, клевался, барахтался, но вырваться из цепкой пятерни ему так и не удалось. Великаны, видимо, не на шутку разозлились из-за его побега, к тому же одного из них Митя сильно клюнул, поэтому с ним особо не церемонились, кинули в клетку и заперли ее на засов. Митя услышал грубую громкую речь, постоянно звучало слово "бройлер". В первые дни Мите было тревожно, он не мог найти себе места, носился по клетке, пытался найти выход, доставал соседей. Он не мог понять, почему они такие спокойные, все время дрыхнут и не обращают на Митю никакого внимания. Митя специально задирался, клевался, но толстяки не  реагировали: в лучшем случае отмахивались, поворачивались к Мите задом и продолжали дремать. Постепенно Митя и сам начал успокаиваться, он сильно поправился и стал похожим на своих соседей - ленивых и равнодушных ко всему увальней.
В чувство Митю привела та самая коробка с петушиными головами. Она не просто проехала мимо, как обычно, а задержалась прямо напротив его клетки. Открыв случайно глаза, Митя уперся взглядом в изображение на коробке. Помутнение вдруг как рукой сняло, память резко вернулась к нему, он подхватился, насколько смог, получив уже как минимум вторую степень ожирения, вскрикнул, глаза расширились, показалось, что даже мозг немного начал включаться в процесс. Первая здравая мысль, пришедшая тогда Мите в голову, была связана с отказом от еды. Он твердо решил, что больше не подойдет к кормушке и ограничится только водой. А когда придет в нужную физическую и умственную форму, уже придумает новый план побега. 

Зоя
Пете решили ничего не рассказывать. Валя была уверена, что потом сможет уговорить его не злиться и убедит в правильности принятого решения. Пока же план поездки необходимо было тщательно скрывать и от Пети, и от других кур, и тем более от хозяев. И если Петя был вечно занят и не замечал подвоха, а хозяевам вообще было наплевать на двух ненормальных куриц, то остальные обитательницы курятника вмиг что-то заподозрили и стали  как бы невзначай крутиться рядом, подслушивая разговоры и нагло подглядывая за Валей и Зоей. Чтобы не выдать себя, приходилось постоянно быть начеку, а то и вовсе шугать этих любопытных варвар. 
В назначенный день Валя еще раз проинстурктировала Зою, хотя та все знала наизусть и так хорошо представляла себе весь путь, что могла проделать его с закрытыми глазами. Ночью, когда стемнеет, и весь курятник уснет, Зоя должна была незаметно выскочить в заранее прорытую щель под дверью. Дальше она, не привлекая внимания, должна тихо пробраться вдоль заборов через всю деревню, а затем минуя лесополосу, к проезжей части. У дороги ей необходимо было затаиться в кустах около мусорного бака и ждать, когда кто-то из проезжающих остановится, чтобы выбросить мусор. В этот момент от Зои требовалось незаметно проникнуть внутрь машины и спрятаться. А дальше уже уповать на судьбу, чтобы ее раньше времени не обнаружили, и водитель привез в какой-нибудь приличный город, желательно в самый большой. Валя всегда говорила, что чем больше город, тем больше открывается возможностей. 
Зоя уже несколько часов сидела в кустах, но ни одна из проезжающих машин так и не остановилась. Видимо, по ночам никто не выбрасывал мусор, следуя известной народной примете. Начало светать, Зое нестерпимо хотелось спать, но она не позволяла себе этого, чтобы не пропустить то единственное авто, которое отвезет ее в новую жизнь. Прошло еще пару часов, стало совсем светло. Зоя почти отчаялась: у нее совсем не было сил от бессонной ночи, и все меньше оставалось надежды на благополучное осуществление плана. Вдруг неожиданно послышался визг колес тормозящего автомобиля. Зоя сначала даже не поверила в такую удачу, думала, ей приснилось или показалось. Она высунула голову из кустов и увидела большую черную машину, остановившуюся недалеко от мусорных баков. К ее немалому удивлению, вышедший из авто мужчина направился не к мусорному баку, а прямо в кусты, где Зоя пряталась. Второй человек тоже вышел из машины, но никуда не пошел, а остался дымить рядом. Курица растерялась: если мужчина ее заметит, она уже не сможет забраться в машину. Она стала пятиться глубже в кусты, одновременно паникуя, что ее план вот-вот сорвется. Мужчина наконец остановился, раздался какой-то шорох, а затем долгое и мощное журчание, сопровождавшееся еще и напеванием какой-то песни. Мелодия была приятная, Зоя даже расслышала только несколько слов: "Заправлены в планшеты космические карты...". Журчание тем временем не прекращалось, и Зоя решила, что надо рискнуть. Она выскочила из своей засады и бросилась к машине. Ей повезло: одна из дверей была открыта, а находившийся возле авто мужчина наклонился вниз и что-то рассматривал на колесе, поэтому не заметил, как Зоя быстро заскочила в салон. Она лихо перебралась на пол у заднего сиденья, отдышалась, устроилась поудобнее и почти тут же уснула. Сквозь сон она чувствовал приятный гул автомобильного двигателя и слышала обрывки разговора двух незнакомцев. 
- И как вы, Николай Иванович, на этот раз решили выйти из ситуации? Начальство точно не похвалит, что снова не удалось осуществить ни одной новой разработки, даже идей никаких нет. И так уже весь интернет ржет, что мы не можем ничего путного придумать. Как бы не поперли нас с должности. 
- Не нас, а меня. Ты-то тут при чем? Останешься работать водилой у другого шефа, передам тебя по наследству вместе со всеми остальными проблемами отрасли. 
- Не пойду я к другому шефу, с вами останусь. Сколько уже увольнений вместе пережили, не впервой. 
- Спокойно, Иван, в этот раз все будет хорошо, есть идея! Утрем нос чертовому Маску!
Зоя очень хотела услышать, что же это за идея такая, но опять задремала и в следующий раз проснулась, когда машина уже остановилась. Зоя аккуратно вылезла из-под сиденья, в машине никого не было. Она выглянула в окно:  остановка была у здания, на котором была изображена она, Зоя! Сомнений почти не было: точно такой же гребешок, глаза, бородка. Подумав немного, Зоя вдруг поняла, что это вовсе не она, а другая, похожая на нее курица, которая сделала такую головокружительную карьеру, что ее портрет даже разместили на этом здании. Из него выходили люди, что-то ели, откусывая прямо на ходу. Зоя почувствовала, что тоже проголодалась. В этот момент она увидела, как из двери с пакетами в руках выходят два ее попутчика, и быстро спряталась обратно под сиденье. Через минуту на это сиденье плюхнулся пакет, откуда исходил какой-то неимоверный запах, от которого у Зои заныло в желудке и потекла слюна. Машина снова отправилась в путь.  Зое, к сожалению, не удалось из нее выскользнуть, чтобы остаться в этом городе и попытаться добиться успеха, подобно той удачливой курице, изображение которой было на здании и на пакете, лежащем на сидении.

Митя
- Этот чертов петух уже несколько дней ничего не жрет! Весь исхудал, и у него безумный взгляд, доктор. Надо бы его того, в расход, пока не натворил тут делов. Похоже, заболел чем-то, не дай бог всех тут перезаражает, что тогда делать?
Ветеринар закончил осмотр Мити и снял перчатки. 
- Нет у него никаких болезней, он абсолютно здоров. Пока не могу понять, что с ним происходит, надо наблюдать. На всякий случай рекомендую отселить его в отдельную клетку. 
- Не слишком много чести этому засранцу? Он меня уже два раза клюнул до крови. Точно у него нет бешенства? Послушайте меня тоже, доктор.  В последнее время чувствую какое-то головокружение и сухость во рту. Вдруг он меня чем-то заразил? 
"Пить меньше надо, тогда не будет ни головокружения, ни сухости во рту" - подумал доктор, а вслух сказал:
- Ладно, заберу его под наблюдение к себе в лабораторию.
Сказать, что Митя обрадовался, услышав это, - не сказать ничего. Он возликовал. Наконец-то появился реальный шанс слинять из этой тюрьмы. Ему ничего не стоит обдурить этого доверчивого докторишку и вскоре оказаться на свободе. Как там, на этой свободе Митя не знал, но верил, что уж точно лучше, чем сидеть тут взаперти, ожидая неминуемого конца. То, что люди (а именно так, оказывается, назывались великаны) выращивают цыплят себе для еды, Митя понял уже давно, когда из его клетки на глазах у всех забрали самого жирного куренка, даже не скрывая, что собираются его запечь, нафаршировав яблоками, на день рождения жены начальника цеха. Надо ли говорить, что Митю определенно не устраивал подобный конец. Поэтому он с удовольствием переместился в переноску доктора и уже через несколько минут оказался в просторном белом кабинете, где пахло чем-то резко вонючим. Митя начал было задыхаться, морщиться, но вовремя взял себя в руки: он потерпит, слава богу, недолго осталось тут находиться.
Рядом с его клеткой стояла еще одна, поменьше. Оттуда на него с любопытством смотрели два глаза-пуговицы какого-то непонятного существа. Оно было белого цвета, шерстяное, без крыльев, на четырех лапах, с ушами и длинным тонким хвостом. Издавало писк, похожий на цыплячий, но цыпленком оно определенно не являлось. Митя видел много разных цыплят, но таких - ни разу. У этого существа даже клюва не было: вместо него какой-то отросток с усами. Тем временем, доктор принес еду, и эта тварь, вместо того, чтобы клевать, как это делают все нормальные петухи, схватила кусок двумя лапами и начала его грызть зубами, издавая громкий хруст. Такого страха Митя уже давно не испытывал. Он отвернулся и сначала притворился, что спит, чтобы не видеть этого безобразия, а потом и действительно уснул. 
Приснилось Мите, что он летает. Не так, как он недавно выпорхнул из клетки, а по-настоящему, в небе, размахивая крыльями и глядя вниз свысока, откуда все куры казались маленькими только что вылупившимися цыплятами. Проснулся он от запаха еды. Приоткрыв один глаз, Митя обнаружил, что его кормушка наполнена зерном и водой. Есть хотелось безумно, но Митя сдержался: вдруг поймут, что он здоров и отправят обратно на откорм. Нет, пока надо делать вид, что болен, не притрагиваться к еде, пить только воду, а дальше действовать по обстоятельствам. 
- Он опять ничего не ест, доктор. Боюсь, он так долго не протянет.
- Ничего, он крепкий и, похоже, упрямый. Если до завтра ничего не поест, отдадим его Полкану. У меня нет времени с ним возиться.
Существо в соседней клетке довольно ухмыльнулось. 
"То есть как Полкану? Это кто еще такой? Эй, мы так не договаривались!" - возмутился Митя. Немного поразмыслив, он решил, что, наверное, все-таки немного переигрывает с голодовкой, и тут же демонстративно клюнул два зернышка. Доктор посмотрел сквозь очки и незаметно улыбнулся. 

Зоя
Голод никак не давал покоя Зое. Из пакета пахло какой-то вкуснятиной, и она готова была бросить все свои амбиции к чертовой матери и распотрошить этот пакет. Зоя потихоньку вылезла из своего убежища и взобралась на сиденье. В машине звучала громкая музыка, манипуляции Зои, она надеялась, не были слышны. Курица осторожно клювом расковыряла пакет - запах был все сильнее - поддела крышку картонной коробки, на которой также был портет той самой великолепной курицы, и заглянула внутрь. Прямо перед ее глазами предстала дюжина жареных куриных ног и крыльев. Зоя, не раздумывая, грохнулась в обморок.
Очнулась она, лежа на траве, в тени деревьев. Светило яркое солнце, слышалось птичье щебетание, а над Зоей склонились две человеческие головы.
- Очухалась, вроде. Что будем с ней делать? В ресторан не возьмут, худая какая-то. Может, на ближайшую ферму отвезем?
- Хватит тараторить, Иван. Эту тварь нам сама судьба послала. Помнишь, я говорил тебе о новой идее? Вот эта курица и поможет нам ее воплотить в жизнь. Безмозглое существо в космосе - это вызов! Это прорыв в сознании! Мы разрушим все имеющиеся стереотипы и докажем, что наша наука не стоит на месте! Мы всех уделаем!
Иван с сомнением посмотрел на шефа, пытаясь понять, не шутит ли он. Увидев его взгляд, понял, что нет, не шутит. Точно так же горели его глаза, когда шеф задумал сочинить песни и опубликовать их на сайте корпорации.  А еще когда он загорелся идеей развития космического туризма. Честно, говоря, тогда эта затея показалась Ивану неожиданно разумной по сравнению со всеми остальными идеями шефа. Он же не мог предположить, что она так же бездарно провалится, как и другие начинания. 
Зоя тихо слушала разговор, пытаясь понять, какую такую тварь им послала судьба и как она поможет воплотить идею с безмозлым существом в космосе. Кто это безмозглое существо и, в конце концов, что такое космос? Вопросов было много, ответов на них не было. Но Зоя все равно чувствовала, что прямо сейчас, в данную минуту, находится на пороге какого-то великого свершения и это чувство, безусловно, придавало ей сил. 
Ехали они еще долго, Зоя теперь путешествовала вполне легально, забравшись на спинку сиденья и поглядывая по дороге в окно. Мужчины купили ей кулек семечек, настроение тут же улучшилось, Зоя даже уже не вспоминала свою ужасную находку в коробке с портретом курицы. Наконец машина остановилась около большого красивого здания, и шеф вышел наружу. Водитель остался в машине. Зоя начала волноваться, не забыл ли шеф про нее, почему он не взял ее с собой, если у нее такая важная роль - воплощать в жизнь идею? Через некоторое время к машине подошли двое в белых халатах, открыли дверь, схватили Зою и посадили ее в клетку. Зоя немедленно начала сопротивляться. Они все неправильно поняли! Зоя очень нужна шефу! Они не имеют права запихивать ее в тесную клетку! Она будет жаловаться! Успокоилась Зоя только тогда, когда ее клетка оказалась на большом столе, и она увидела перед собой лицо шефа. 
- Почему именно эта курица? - спросил незнакомый голос. - Почему вообще курица?
- Петр Андреевич, дайте нам три недели, и вы увидите результат. Это будет прорыв, я гарантирую!
- Я уже не раз это слышал, но пока никакого прорыва мы не видим. Даю две недели. Не будет результата, пойдете работать советником по сельскому хозяйству. 
Зою охватила гордость. Она догадалась, что ее судьба решается на очень высоком уровне. Это вам не портрет на ресторане, это гораздо круче! Вот бы мама сейчас узнала, каких успехов ей удалось добиться! Думать об этом было чертовски приятно, и Зоя предавалась сладким мечтам всю дорогу, пока ее клетку несли в белую лабораторию. 

Валя
Петя не на шутку распетушился, узнав, что Зоя сбежала из курятника. Вдвойне было обидно узнать эту новость не от самой Вали, а от других кур, которые столпились вокруг Пети и наперебой кудахтали, рассказывая все подробности преступления. Особенно рьяно куры давили на попранную репутацию Пети, который из-за подставы Вали не смог обеспечить сохранность поголовья курятника и его целостность. Получается, что под началом Пети находится не сплоченный коллектив, а проходной двор, где особо обнаглевшие члены ни во что не ставят его главу. Но теперь-то они поубавят спеси этой обнаглевшей пеструшке!  Возомнила себя королевой, а сама вон что вытворяет под носом у хозяина. Куры втайне надеялись, что Петя не простит Вале этой выходки, отлучит ее от себя и лишит власти над ними.  Наседки в предвкушении уже начали негласную предвыборную борьбу за звание самой главной курицы в курятнике. Петя взял паузу для принятия решения, он был обескуражен, зол, и в то же время беспомощен перед твердым характером Вали. Валя тем временем и вовсе не обращала внимание на суету вокруг ее персоны: этим глупым наседкам только дай повод, раскудахчутся на всю округу. Она решила дождаться, когда Петя немного остынет, и спокойно с ним поговорить. Он должен все понять и простить. 
Петя, в свою очередь, ждал, что Валя прибежит к нему просить прощения, каяться, клясться в верности и вечной любви. Он уже представлял себе картину, как задумчиво и грозно сидит на заборе, пристально вглядевшись вдаль и думая важные думы, а Валя щебечет вокруг него заискивающим голосом и преданно заглядывает в глаза. Петя долго делает вид, что не обращает внимания на ее мольбы, но потом все-таки проявляет великодушие и прощает Валю. В благодарность она бросается к нему, он хватает ее в ответ и...  Дальше Петя старался не думать, иначе существовал риск того, что он сейчас сам, несмотря ни на что, бросится к Вале. "Почему же она не приходит?" - недоумевал Петя. Он уже готов был существенно сократить время, выделенное им на церемонию ее прощения. Однако Валя так и не появилась. Она не пришла утром - Петя прождал весь день - не явилась и к вечеру. Петя заволновался: не слишком ли он был строг с Валей? Может, она испугалась его гнева и прячется теперь где-то в лесу? А там лисы, между прочим, и волки. А вдруг она тоже сбежала? Сердце Пети бешено заколотилось, и он, отбросив гордость, отправился на поиски своей подруги. 
Нашел он ее на дереве, которое росло на хозяйском участке и упиралось ветками прямо в окно дома. Петя очень удивился: никогда его пеструшка не залезала на деревья, не свойственно это курам. Значит, точно испугалась и спряталась. Петя подошел поближе и взглянул на Валю снизу. Она сидела на ветке и внимательно вглядывалась в окно,  не обращая на Петю никакого внимания. Петух возмутился: это он должен был так себя вести, это его роль - гордо сидеть надутым, а затем снисходительно даровать прощение. Взлетев на ветку, он уселся рядом с Валей. Она, не моргая, продолжала пялиться в окно, в которое хорошо просматривался экран телевизора. Петя не очень понимал, что там происходит, но судя по поведению Вали, явно что-то важное. Она внимательно следила за происходящим, улыбалась и в какой-то момент даже прижалась боком к Пете. Он приобнял ее своим крылом, и они просидели так, казалось, целую вечность. По телевизору передавали новости про новый космический проект, и Валя надеялась и верила, что их Зоя там, в самом эпицентре событий. Валя еще ближе прижалась к Пете и почуствовала, что он совсем уже не злится и давно ее простил. 

Митя
Митя сразу догадался, что происходит что-то необычное. Прямо с утра люди были какие-то нервные, суетливые, носились по помещениям с тряпками и швабрами. Его клетку несколько раз переставляли с места на место, а соседку вообще запихнули на высокий шкаф и накрыли какой-то тканью. Она пыталась возмущаться, истошно пищала, но это, похоже, никого не волновало. "Так ей и надо!" - подумал Митя. Он недолюбливал эту шерстяную тварь. Доктор и медсестра тоже не оставались без дела: яростно натирали пробирки, перебирали какие-то бумаги, папки, прятали что-то в ящики столов, что-то вообще выбрасывали в мусорное ведро. Наконец, кажется, все было закончено: лаборатория блестела, везде были чистота и порядок. Из кабинета все удалились, заперев его на ключ. Митя с облегчением выдохнул: хорошо, что его не тронули. Правда, в суете забыли наполнить его кормушку, но ничего, потерпит, ему не впервой. Гораздо интереснее было узнать, что же все-таки происходит, почему вдруг такая беготня с утра пораньше. Митя принялся ждать.
Через какое-то время он услышал, как повернулся ключ в замке, открылась дверь, и в кабинет проследовала целая делегация людей во главе с важным мужчиной в пиджаке. Прямо за ним шествовал доктор, что-то нашептывая главному на ухо. 
- Прошу обратить внимание: это наш самый перспективный экземпляр! В нашей лаборатории мы уже давно занимаемся его изучением, проводим различные эксперименты и опыты и, можем с уверенностью сказать, что это самый отличный вариант для нового проекта!
Доктор одобрительно закивал, поддерживая речь главного. Присутствующие столпились вокруг клетки Мити и начали внимательно его рассматривать со всех сторон. Митя в ужасе замер: куда он влип? 
- У нас для него разработана специальная диета и ежедневно проходят специальные подготовительные занятия по авторской методике доктора Берштейна. Уверяю, перед вами уникальный экземпляр, единственный во всей стране!
Доктор Берштейн покраснел. Посетители начали бурно обсуждать услышанное и увиденное, что-то записывать в блокноты, некоторые стали фотографировать Митю и снимать на видеокамеру. Митя сидел неподвижно, еще не решив, как себя вести в этой ситуации. Соответствовать словам главного или наоборот, развенчать их? Вот бы понять, для чего тут организовано это сборище. 
- Может, вы продемонстрируете нам способности вашего уникального эекземпляра? 
Активная молодая дамочка в очках подошла ближе к клетке и ткнула ручкой прямо в Митю. Доктор еще больше покраснел. Главный же, невозмутимо сообщил, что это невозможно, так как проект является секретным. Для убедительности он попросил присутствующих не делать съемку на камеры и соблюдать режим неразглашения. Собравшиеся понимающе закивали, зашептались и начали постепенно покидать помещение, оставив Митю снова одного в полном непонимании и тревоге. Через какое-то время, когда Митя уже совсем не находил себе места от волнения, в кабинет зашли несколько человек в белых халатах. Митя в ужасном предчувствии сначала заметался по клетке, а потом вжался в дальний угол, как он всегда поступал в случае опасности. В тот же момент он почувствовал укол,  сознание начало покидать его, и Митя, рухнув на подстилку, крепко уснул.
Проснулся он в той же клетке, но уже в другом кабинете. Помещение было огромным, не то, что маленький кабинет доктора Берштейна. Вокруг находились какие-то приборы, аппараты, пробирки, компьютеры, бумаги - чувствовалось, что тут происходит нечто важное и, возможно, даже великое. Напротив стояла еще одна клетка, и Митя сначала подумал, что его мохнатая соседка переехала вместе с ним. Но приглядевшись как следует, он понял, что в другой клетке находится ни кто иной, как курица! Она спала, беспокойно дрыгая лапами и тревожно постанывая. В какой-то момент она повернулась к Мите, и он увидел ее длинные ресницы. Никого прекрасней в этой жизни Митя еще не встречал.

Зоя
Зое снился странный сон. Она была одета в какой-то необычный костюм, похожий на пластиковый пакет, а на голове у нее находилась круглая стеклянная банка. В таком виде Зоя летела в самолете, но из иллюминаторов были видны не облака и земля, а звезды, луна и другие планеты. Зою не на шутку тревожило, что в летательном аппарате нет пилота, и она сама должна им управлять посредством множества всяческих кнопочек, мигающих приборов, рычажков и тумблеров. Какое-то время она справлялась с задачей, но вдруг поняла, что ее воздушное судно на огромной скорости мчится прямо на Луну, она лихорадочно нажимает все имеющиеся кнопки и рычажки, но никак не может остановиться. В испуге она начинает убегать, но, как это обычно бывает во сне, не может сдвинуться с места. Зоя начинает кричать, звать на помощь, но никто ее не слышит и не сможет помочь. А до стокновения остается все меньше и меньше времени... Вдруг Зоя слышит голос: "Она справится, я уверен!" В тот же момент она проснулась. Она, слава богу, никуда не улетела, а  находилась в той же клетке, что и вчера. День накануне выдался тяжелым и в то же время безумно волнующим и увлекательным. Зоя не могла отделаться от предчувствия, что ее готовят к выполнению важной миссии, и очень скоро она, возможно, прославится и станет героем. Сначала ее долго осматривал доктор, тыкал всякими инструментами, щупал, слушал, прикладывал какие-то проводки - в общем всячески издевался. Зоя сразу его невзлюбила: похоже, доктор хочет воспрепятствовать ее миссии. Она даже попыталась его клюнуть, когда он в очередной раз обматывал ее проводами, чтобы потом подключить к прибору, от которого у Зои пощипывало и покалывало в теле. Когда с кознями доктора было покончено, Зою неожиданно отправили кататься на карусели. Ее посадили в большой железный шар, пристегнули ремнями и стали раскручивать во все стороны все быстрее и быстрее. Зоя испытала настоящий восторг, у нее даже дух захватило от такого ошеломительного развлечения. Она решила, что это ей позволили в качестве вознаграждения за испытанный стресс у доктора, поэтому весело визжала на очередных виражах. После аттракционов Зое подали сытный обед, а затем отправили в комнату с большим экраном и множеством светящихся кнопочек. На экране было звездное небо, а кнопочки периодически загорались, и, как поняла Зоя, на них надо было нажимать. Тогда раздавался громкий звук. Этот аттракцион тоже понравился Зое, она вдоволь наигралась, нажимая на кнопки то клювом, то лапой, а то и крылом. На следующий день все повторилось: доктор, карусель и кнопочки. Потом еще раз и еще. И так несколько дней подряд. Зоя недоумевала: когда же начнется подготовка к самому важному? Почему столько времени она развлекается, вместо того, чтобы серьезно готовиться к проекту? Зоя волновалась, тревожно ожидая своей миссии, и вот сегодня ей даже приснился этот странный сон. 
Проснувшись, она увидела, что из соседней клетки на нее пялится какой-то петух. Что он тут делает? Еще не хватало, чтобы его вместо Зои отправили совершать важную миссию! Когда за ней пришли люди в белых халатах, она даже стала трепетатся, всячески давая понять, что конкуренты в этом деле ей не нужны, и она великолепно справится с заданием сама. Однако ее, видимо, не поняли, и забрали соседа по клетке вместе с ней, сначала отправив к доктору, а потом на те же аттракционы. Зоя искренне возмущалась, пока в один момент не поняла, что миссию они будут выполнять вместе. Это произошло, когда на них обоих примеряли те самые костюмы, что Зоя видела во сне, а на головы напялили шлемы, похожие на стеклянные банки из того же сна. Уверенность усилилась, когда их вместе отправили в комнату с экраном и кнопками, где они должны были по очереди их нажимать. Зоя немного успокоилась: пожалуй, коллега в этом деле не помешает. К тому же петух был симпатичный, сообразительный и все время смотрел на Зою, смущая ее, из-за чего она чувствовала приятное волнение. 

Митя и Зоя
Очередной квест они проходили вместе в костюмах и шлемах. Их посадили в железный шар с окнами и опустили под воду. Чтобы выбраться наружу, нужно было повернуть рычаг, тогда шар поднимался на поверхность. Зоя с радостью бросилась к приборной доске, чтобы выполнить задание, но не смогла повернуть рычаг. Она еще раз с силой надавила на него, но рычаг снова не поддался. Зоя запаниковала,  изо всех сил пытаясь переключить рычаг. Воздуха становилось все меньше. Она повернулась к Мите и с надежой на него посмотрела. Митя был спокоен, с интересом наблюдал за Зоей и, казалось, никуда не спешил. Когда нервы и силы Зои оказались на пределе, и она безнадежно опустилась на пол, Митя спокойно подошел к приборам и круто дернул рычаг. Шар стал стремительно всплывать на поверхность, и через некоторое время члены экипажа оказались снаружи и с облегчением выдохнули. Зоя с восхищением смотрела на Митю, спасшего ее, и несмотря на грозившую им опасность, настроение у нее было прекрасное, сердце учащенно билось, но не от страха, а от приятного волнения. Митя смотрел на нее и улыбался. Зоя вспомнила, что вот точно также на ее мать смотрел ее отец. Что же с ней происходит? Зоя пыталась разобраться в своих чувствах. Митя же над этим вопросом даже не задумывался, ему было достаточно тех волнительных и приятных ощущений, которые он испытывал, находясь рядом с Зоей. Он уже давно догадался, что им обоим предстоит полет, но не на своих крыльях, как это часто он видел в снах, а на настоящем летательном аппарате. Это было понятно и из разговоров людей, и из специфики упражнений, которые они выполняли вместе с Зоей. Митя находился в предвкушении великих изменений в его жизни. И особенно его радовало, что эти изменения по счастливому стечению обстоятельств были связаны с Зоей. 
То, что день икс наступит завтра, они поняли еще накануне. Им дали день отдыха, хорошо кормили, разрешили погулять на свежей травке, а вечером показали кино под названием "Белое солнце пустыни", смысл которого они не очень поняли. Казалось бы, при чем тут пустыня, если они полетят в небо? Что за странная традиция? Иногда логику этих людей было совершенно невозможно понять. Впрочем, Митя и Зоя не особо внимательно смотрели фильм: больше друг на друга, прижимаясь все ближе. 

Валя и Петя
В этот раз Петя решил пойти вместе с Валей. Она ежедневно занимала свой пост на ветке дерева напротив окна с телевизором. Сначала Петя пытался отговорить ее от этой затеи, потом плюнул и просто снисходительно позволил ей это делать, потому что стало очевидно, что она ни за что не отступит. Весь курятник перешептывался и посмеивался над Валей, куры пытались внушить Пете, что она из-за побега Зои выжила из ума. Где это видано, чтобы куры лазали по деревьям и смотрели телевизор? Совсем рехнулась наша Валя. Того и гляди, хозяева узнают, что она бегает в их сад, и отправят ее в суп. Петя, однако, эти разговоры быстро пресекал, ему и самому уже становилось интересно, чем же закончится эта история. Он каждый день приходил встречать Валю к дереву, и они вместе шли домой. То событие, которое ожидала Валя, глядя ежедневные вечерние новости по телевизору, все никак не наступало. 
В тот день Петя чуть было не опоздал к просмотру: в курятник снова пытался забраться наглый котяра, и Пете пришлось гнать его до самой речки. Потом ему надо было разобраться с переполохом в курятнике: два молодых балбеса не поделили невест и передрались в пух и перья, устроив целый погром. Короче, к дереву Петя бежал со всех ног, боясь не успеть к началу выпуска новостей. То, что ожидаемые новости будут сегодня, он понял по напряженному виду Вали. Она смотрела в окно, не отрываясь, и даже не взглянула на подсевшего к ней Петю. Петя тоже принялся внимательно смотреть телевизор. Он узнал много интересного, например, как пожилой артист бросил жену и ушел к молодой любовнице. В студии люди живо обсуждали его поступок: кто-то ругал артиста, кто-то, наоборот, хвалил. Петя не понял, из-за чего весь сыр-бор, и зачем надо было уходить от одной к другой, если можно было жить всем вместе, как это делал сам Петя во вверенном ему курятнике. Он посмотрел на Валю, ожидая поддержки его мнения, но та, казалось, не особо вникает в историю, думая о чем-то своем. Петя искренне надеялся, что сейчас показывали не те новости, которые ждала Валя. Наконец, передача, где все окончательно переругались, закончилась, и зазвучала знакомая музыка вечерних новостей. Передавали репортаж с космодрома, где сегодня был произведен запуск ракеты-носителя, впервые на борту которой находились ни кто иные, как курица и петух! Вот это поворот! Петя увидел, как глаза Вали наполнились слезами радости и гордости, и она, ликуя, бросилась на шею Пети. Неужели наша Зоя находится прямо там, в той самой ракете? Петя не мог поверить в это чудо. Валя же, наоборот, была полностью в этом убеждена, она верила в талант Зои и всегда ожидала ее успеха. Петя и Валя уселись поудобнее и стали прислушиваться к новостям: на экране как раз показывали момент взлета ракеты в космос. 
- ...через несколько секунд после старта произошло отделение первой ступени от ракеты-носителя... летательный аппарат успешно вышел на орбиту... 
__________________________________________________________________
*Все персонажи данного произведения являются вымышленными. Любые совпадения случайны. 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
 

на сайте запрещается публиковать:

— произведения, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по национальному, гендерному, религиозному и другим признакам;

— материалы острого политического характера, способные вызвать негативную реакцию у других пользователей;

— материалы, разжигающие межнациональную и межрелигиозную рознь, пропагандирующие превосходство одной нации, страны, религии над другой.

В противном случае произведения будут удаляться, авторы будут предупреждены и в последствии удалены с сайта.

21:31
113
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!