Зонт

Зонт

      

                                                                                  

                                                                             16:28

 

   “…34-87”, - я допечатал номер своего телефона и щёлкнул клавишей Enter. Всё! Моё объявление о продаже зонта ушло в мир виртуального рынка. Оставалось тупо ждать и надеяться, что кто-нибудь клюнет на эту авантюру. Собственно, особой аферы в моём предложении не было. Дурацкий зонт просто раскрывался через раз. А выглядел-то, как новый! В чехле - особенно. Я бы, возможно, и оставил его у себя, если бы не этот ядовито - оранжевый цвет. К тому - же он был просто огромен! Выглядел я под ним, как нездоровый гриб. Подозреваю, что именно этого и хотел мой друг, когда вручил мне его на день рождения.

   Ладно, дело в прошлом. Сейчас мне нужны были деньги. Как, впрочем, и вчера и месяц назад, и в прошлом году, и в школе.

   Ноутбук пикнул, намекая о каком - то сообщении.

   -Да ладно! – Я повернулся в кресле и недоверчиво уставился на экран. – Не может быть!

   “Здравствуйте! Скажите, а можете немного скинуть цену?”

   Сейчас, - развеселился вдруг я, прочитав сообщение от некой Александры Николаевны, - только на гору поднимусь и свистну!

   “Здравствуйте, уважаемая Александра Николаевна!” – я усмехнулся, поскольку никакого уважения к торгашам я никогда не испытывал, - “Видите ли, поскольку зонт новый и ни разу ещё не раскрывался, я хотел бы продать его по цене установленной магазином.”

   Enter, и сообщение ушло Александре Николаевне, которой совсем ни к чему было знать, что зонт на самом деле не раскрывался раз сорок.

   Конечно, я не строил иллюзий по поводу того, что мне сначала переведут деньги, а зонт я потом отправлю курьером. Наивностью я не страдал. Скорее – тупостью, поскольку надеялся, что при встрече потенциальный покупатель один раз попробует раскрыть зонт, и тот на радость всем раскроется. В любом случае, другого зонта у меня не было, а значит не было и других вариантов.

   “Хорошо. Вы курьером отправите?”

   Ух ты!

   “Вы его оплатите?” – написал я без особого энтузиазма.

   “Нет.”

   “Тогда сам. Пишите адрес и когда привезти.”

   “Пионерская, дом 3. Вы далеко?”

   “Дышу Вам в спину, я на Чкаловской 15!”

   “О! Просто замечательно! А вас не затруднит прямо сейчас принести?  Я сейчас на работе, а вечером дождь обещали!”

   Мне вдруг стало немного грустно от того, что самое замечательное произойдёт с этой женщиной вечером… Когда она под дождём раскроет мой зонт.

   Рука нерешительно замерла над клавиатурой.

   “Вы пропали…?”

   “Я не пропал. Ждите. Скоро принесу.”

   “Ок. Это адвокатская организация. Вы на ресепшене оставьте, если я вдруг не смогу спуститься. А деньги я вам сейчас по номеру телефона переведу, который вы указали. Это возможно?”

    Возможно ли Это?! Не задавайте дурацких вопросов и переводите мне все Ваши деньги, дорогая Александра Николаевна!

   “Да, карта привязана к номеру.” – написал я и вновь задумался.

   В кармане завибрировал телефон. Я достал его и без удивления прочитал, что на карту от Александры Николаевны В. поступило 8.400 рублей.

   Меньше всего мне хотелось, чтобы эта “В” оказалась пожилой женщиной. Хотя, что старушке делать в адвокатской конторе? Да и покупать зонт за такие деньги… Кстати, они уже у меня. Чего уж раздумывать?

   Я обулся, накинул куртку и взяв зонт вышел из квартиры. На улице, действительно, сгущались подозрительные тучи, и я решил пробежаться.

   Буквально через четыре-пять минут я уже взбегал по ступенькам адвокатской конторы.

   -Мне бы Александру Николаевну повидать! – обратился к какому-то манекену за стойкой.

   -А-а, вы курьер! – манекен заговорил, - Александра Николаевна просила передать, что зонт можно оставить здесь!

   -Прекрасно!

   Я, недолго раздумывая, положил чехол с зонтом на стойку и в следующую секунду был уже на другой стороне улицы.

  

                                                                            19:03

 

   Сегодня надо мной летал фартовый ангел. После успешного втюхивания зонта, я сыграл в моментальную лотерею и выиграл 14.000 рублей. Кто-бы мог подумать? Только не я.

   Представив себе, что ко мне придут три гостя, я купил пива на троих и расположившись на тахте “предложил своим трём товарищам” посмотреть какой-нибудь фильм.

   Ноутбук пикнул раз, другой…

  Начинается. Я даже смотреть не хотел, ярко представив перед собой картину маслом. Насквозь мокрая, растрёпанная и злая Александра Николаевна дрожащими от холода пальцами набирает мне текст, мысленно надеясь, что я уже мёртвый.

   Поставив пиво на пол, я поднялся с дивана и подошёл к столу.

   “Ну, как-же так, Алексей? Зонт совсем не раскрывается! Я вся вымокла… (((“

   Я поморщился.

   “Такая неприятность! Может быть его сломали на ресепшене? ...”

   Я вспомнил эту куклу за стойкой и быстро набрал текст.
   “Добрый вечер, Александра Николаевна! Я уверен в этом! Всего доброго!”

   Усевшись на тахту, я сделал пару глотков и включил фильм. Но смотреть уже расхотелось. В голове крутилась только одна мысль, - ей даже в голову не пришло обвинить в чём-то меня!

   Я решительно встал с тахты и вновь подошёл к ноутбуку.

   “Вы тут?”

   Ноутбук молчал.

   Сохнет, - логично предположил я, - или переодевается.

   Я сел в кресло.

   И с чего я, собственно решил, что это старуха? Может даже и не взрослая тётка!

   На столе пикнуло.

   “Да, Алексей.”

   Я придвинулся к столу и стал быстро печатать.

   “Вот что, Александра Николаевна! Поскольку предъявлять кому-либо свой сломанный зонт бесполезно, поскольку это не доказуемо, предлагаю следующее …”

   Я на секунду задумался и глотнул ещё пива.

   “Я отправляю вам все деньги назад, а вы завтра идёте на Чкаловскую 15. У нас внизу мастерская по изготовлению ключей, там и обувь чинят и сумки, и ваш зонт тоже приведут в порядок!”

   Щёлкнув по Enter, я схватил телефон и, чтобы не передумать, быстро перевёл 8.400 рублей обратно Александре Николаевне В.
   Не прошло и минуты, как ноутбук сообщил мне о новом письме.

   “Ой!))”

   Я улыбнулся. Секунд десять не мигая смотрел на присланное сообщение. Что-то в этом “ Ой!))” было. Что-то беззащитное и очень трогательное … Так мило.

   Я сплюнул. Превращаться в няшку, в моих планах не было.

   “Странный вы, Алексей”

   Я усмехнулся, - Есть такое.

   “Послушайте, а у вас нет, случайно, сумочки в цвет к зонтику?”

   Я ущипнул себя и ещё раз перечитал.

   “Простите, Александра. Я правильно вас понял? Вы хотите знать, - нет ли у меня в доме оранжевой женской сумки?”

   “Да!)))”

   “Нет, не держим.” – и немного подумав дописал, -“ Есть оранжевые сапоги”

   “Ой!! Правда? А можете сейчас” …

   “CТОП!” – быстро напечатал я и глубоко выдохнул.

   Старуха, тётка … Да какая, к чёрту разница?! Выжившая из ума дура!

   “Я пошутила. Простите, пожалуйста.”

   Я тупо уставился в экран. Шутки я ценил.

   “Вы здесь? … Не злитесь))”

   Не отрывая взгляда от экрана, я потянулся ко второй бутылке.
   “Вы знаете, о чём я подумала? Мало кто решит, вот так взять и вернуть, только что полученные деньги, поэтому я склонна к мысли, что вы знали …, м-м… Ну что зонт сломан?))”

   Я чуть не подавился пивом и зашёлся кашлем.

   “Я пошутила, простите, я не хотела подумать о вас плохо”

   Ты, шутница меня - чёрта ещё плохо знаешь!

   “Не хотели, но подумали…” – зло отпечатал я и залпом выдул бутылку. Быстро взглянул на часы. 19:28

   Сэконд-Хэнд “1.300 за килограмм” в доме напротив работает, по-моему, до восьми.

   Я, взглянул на её указанный в Авито телефон, вбил в свою книжку, быстро оделся и выскочил на улицу. Недавно я в этом магазине покупал себе чёрную футболку и, если не ошибаюсь, видел я там какие-то женские оранжевые сапожки …

 

                                                                           19:36

 

   “Это я, Алексей” – отправил я смс, как только оказался напротив оранжевых сапог, - “Какой у вас размер?”

   “Что? Простите, какой Алексей?”

   Небо, небо … Пошли мне сил!

   “Зонт сегодня вам продал. Сломанный.”

   “Ах, это вы!”

   Я закрыл глаза и глубоко вздохнул. Открыл, огляделся.

   Что я здесь делаю, Господи?

   “А зачем вам?)))”

   Спокойно, Лёха. Послал Бог дуру – дураку. Принимай.

   “Я сейчас стою в магазине напротив женских оранжевых сапог. Одна пара только”

   “А мы разве не про сумочку договаривались?”

   Что-то внутри меня поднялось и постучав в закрытое горло недовольно бурча опустилось обратно.

    “Подождите, вы что серьёзно? Но я не могу принять от вас такой подарок!”

   Какой подарок, Дура!? Это сэконд-Хэнд! Здесь твой зонт в тысячу раз дороже твоих будущих сапог!

   “Так какой размер?” – написал я и постарался представить себе, как я одеваю Александре В. оранжевые сапоги и бережно кладу её в гроб.

   “37-ой, если не шутите”

   Что ты, Шурочка. Шутки в твоей жизни закончились.

   Улыбаясь, я отдал кассиру две тысячи и осторожно, словно Гаркуша “по осколкам девичьих сердец”, пошёл в сторону своего дома.

   Тихо прогудел телефон.

   “А вы не могли бы их сначала сфотографировать?”

   На похоронах.

   Я жалел, что не взял с собой пива. Посидел бы у парадной, покурил …

   “Сфоткали?”

   Я не спеша набрал “ДА” и отправил.

   “Здорово!))”

   Поднявшись на свой этаж, я зашёл в квартиру и скинув кроссовки, прямо в куртке, упал на тахту. Включил телевизор, нашёл музыкальный канал и закурил. В куртке глухо завибрировало.

   Это сердце. Ему просто больно.

   Спустя минуты две вибрация повторилась. Я, словно мину, вытащил телефон.

   “Ты пропал ((“… Cкажите, а можете фото сапожек выслать?”

   Шура, родная моя, - я стал проваливаться в сон, - гори в аду.

 

                                                                             8.18

 

   Меня разбудил дождь.

   Александра Николаевна сегодня снова вымокнет, - машинально отметил я и пошёл в ванную.

   Будет такая же мокрая, как я сейчас. - опять подумал я о ней стоя под душем. – Надо, пожалуй, извиниться.

   Выйдя из ванной, я взял ноутбук и прошлёпал на кухню. Пока я варил себе кофе, бук загрузился и робко известил меня о новом сообщении.

   - Не извиняйся, знаю. – бросил я ему не оборачиваясь. – Предсказуемая женщина.

   Кофе закипело, поднялось и я, как мне показалось, достаточно ловко в последний момент убрал турку с огня, не дав пене перелиться через край.

   “Алексей, доброе утро!”

   Я налил себе кофе и откусив бублик продолжил читать.

   “Во-первых, я хотела извиниться…”

   Отлично. Сегодня прощёное воскресение, что ли?

   “Во-вторых, у меня к вам просьба!”

   Выслать мне ещё 8.500. – мысленно продолжил я за неё.

   “Видите ли, я заболела. Но ни в коем случае я вас в этом не обвиняю! Вы, как чуткий человек, возможно сами будите себя корить в том, что я занемогла и согласитесь отнести ваш зонт в ремонт? Я оплачу.”

   Несколько секунд я не моргая смотрел в экран.

   Занемогла? – я сделал глоток кофе. – Наглостью. С рождения. –констатировал я принялся писать ответ.

   “Во-первых, сразу вопрос. У вас совсем нет друзей? Во-вторых, вы где живёте, в сарае? У вас там, что течёт прямо на кровать? И в-третьих, я как чуткий человек, хотел бы сразу уточнить сумму. C уважением, Алексей К.”

   “1000?”

   “Где вы живёте?”

   “Кузнецова 18. Это рядом с моей работой. 15 минут пешком.”

   Мы ещё и соседи, значит…

   “Сейчас дождь”

   “Дождь кончился”

   Я посмотрел в окно. Действительно… Более того, выглянуло солнце, и я заметно повеселел.

   “А вы не боитесь пускать в дом незнакомого человека?” – не менее весело набрал я.

   “Алексей, я нормальный человек, к тому же девушка. Конечно боюсь. Поэтому я предусмотрительно оставлю зонт и деньги у консьержа.))”

   Вот как. Девушка. Не старуха, не тётка. Живёт рядом.

   “Скоро буду!”

   Я больше не раздумывал. К тому-же, чтобы не почувствовать себя зависимым от этого цвета, следовало срочно избавиться от оранжевых сапог.

 

                                                                       08:40

  

   На улице меня вместе с солнцем озарила хорошая мысль о том, что сапоги следовало бы положить в пакет, - при свете дня они выглядели особенно оранжевыми. Со стороны я, наверное, смахивал на модельера-самоучку. Не хватало зонта. И плаща в пол с широкополой шляпой в цвет, что бы через час я уже оказался на страницах ютуба.

   Решив не растягивать резину оранжевого позора, я вскочил в трамвай и проехал две остановки. Буквально через пять минут я уже стоял у дома, где объятая хворью жила Александра Николаевна.

   - Зонт с конвертом возьмите, а про сапоги мне ничего не докладывали. Не приму! – категоричная консьержка строго покачала головой.

   Какая упрямая пожилая женщина, - я с трудом заставил себя учесть её возраст.

   - Бог вам здоровья. – процедил я, хрустнув скулами и достал телефон. – Александра Николаевна, я сапоги вам принёс. Хотел оставить у консьержа, а …

   - Какие сапоги?

   Шура, не тупите, - подумал я и попросил:

   - Пожалуйста, скажите ей, что вы в курсе.

   Я включил громкую связь и, на всякий случай, поднёс телефон к самому уху таможенницы.

   - Софья Родионовна!

   Старушка вздрогнула.

   - Пожалуйста, пусть молодой человек оставит вам сапоги. Я попозже спущусь за ними. Хорошо?

   - Хорошо, Сашенька! Как вы себя чувствуете ..?

    Я нажал отбой и протянул Софье Родионовне сапоги.

   Она с сомнением осмотрела их и поставила рядом на пол.

   - Не будет, Саша такие носить, - услышал я позади себя, стоя в дверях. Замерев, я раздумывал, стоит ли отвечать?

   - Дома, Софья Родионовна, - я вновь подумал о том, что возможно она застала войну, - дома Александре Николаевне не в чем ходить. – аккуратно закрыв за собой дверь я вышел на улицу.

 

                                                               08:57

 

   Было уже тепло. Я потянулся, раскрыл конверт и вытащил две купюры по пятьсот рублей. Конверт скомкал и выкинул в стоявшую у скамейки урну. Тут-же к ней подбежала какая-то дворняга с лёгкой претензией на шотландскую колли, обнюхала, подошла ко мне и принялась изучать мои кроссовки. Потом подняла голову и уставилась на меня.

   Включив всю свою проницательность, я прочёл в её глазах вежливый вопрос, - можно ли ей обгадить мою обувь?

   -Не сегодня, сердце моё. Не сегодня. – я потрепал её за ухом и направился к табачному киоску. 

   -Пачку Кэмэла.

   -Триста двадцать рублей.

   Я протянул пятьсот. Продавщица положила передо мной пачку сигарет и сто пятьдесят рублей.

   -Мелочи нет.

   Я замер. Внезапная мысль чёрной бабочкой запорхала у меня в голове.

   Ну, Александра Николаевна … Хитра, твою-то лисицу! Тысяча рублей… Окей. Их я получил. А на ремонт?

   Я попытался вспомнить наш “разговор”. Она попросила отнести зонт в починку и добавила, что оплатит. А вот что именно, - мою помощь или починку зонта?

   Я взял сигареты.

   Н-да, Шура… Зонт я, конечно починю. Но, судя по всему нас ожидает ещё одна небольшая сделочка.

   Дождавшись у пешеходного перехода, когда загорится зелёный, я прикурил и не спеша стал переходить дорогу.

   В следующий раз номер с консьержкой не пройдёт.

   Я улыбнулся. Во мне вдруг проснулось желание взглянуть на этого человека. Что-то подсказывало мне, что болезнь её – липа. Девушка либо крайне ленива, либо желает развить отношения со столь интересной личностью, как Алексей К. Возможно, даже…

   Боковое зеркало какого-то микроавтобуса ударило меня в челюсть с такой силой, что я, развернувшись на сто восемьдесят градусов отлетел на несколько метров и, упав на асфальт, замер в позе выброшенной куклы.

 

                                                                      9:15

 

   - Юноша, вы живы?

   Юноша… Я хотел благодарно улыбнуться, но боль в челюсти молнией отозвалась в затылке, и я счёл разумным припрятать на время свои эмоции.

   Тупое онемение, тем временем, стало медленно сковывать мою голову и мне захотелось вернуться в то бессознательное состояние, в котором я какое-то время находился после удара. Внезапный вой сирены не дал мне такой возможности, и я, приоткрыв глаза, попробовал приподняться.

   - Ой, что вы? Лежите, лежите! – руки человека, считавшего меня юношей, бережно уложили моё измученное тело обратно на асфальт. – Вам нельзя двигаться! Потерпите. Врачи уже приехали!

   О том, что приехали врачи, знает, наверное, уже весь квартал, - даже если бы я и мог это сказать, меня вряд ли бы услышали. Машина скорой, судя по всему, уже подъехала, но сирену не выключала, словно желая вернуть всех бесчувственных в сознание.

   - Где пострадавший? – услышал я и меня мгновенно одолели сомнения принадлежности врачей к врачам.

   - Господи, да вот же он лежит!

   - А-а… Этот.

   Да. ЭТОТ юноша, - невольно захотелось добавить, но челюсть вновь свело судорогой, и я понял, что в ближайшее время буду столь же разговорчив, как Герасим.

   Чьи-то пальцы ощупали мои руки, ноги. Изучили челюсть. Куда-то надавили. Раздался глухой щелчок. В голове вспыхнула лампочка.

   -Ну, челюсть я вправил, но нужно сделать рентген. Сейчас наложим пращевидную повязку… Сотрясение тоже скорее всего присутствует. А в остальном, вроде ничего серьёзного…

   Поскольку я уже успел самостоятельно попробовать пошевелить руками и ногами до прикосновений эскулапа, его заявление не явилось для меня новостью. То, как он ловко вправил мне челюсть вызывало уважение. Если он, действительно, прямо в машине мне сейчас сделает повязку, я тут-же с ним молча распрощаюсь. Сотрясение я и дома вылечу. Не в первой.

   - А зонт чей? Его?

   - Не знаю…

   Я поднял руку вверх, призывая к себе внимание и щёлкнул пальцами.

   - Чего это он?

   - Официанта зовёт, - врач улыбнулся. - Значит жить будет.

   А доктор с юмором… - и я ещё больше проникся к нему симпатией.

   - Ну, давайте его на носилки! Зонт не забудьте!

   Я даже не успел, воспротивиться, как чьи-то сильные руки довольно ловко и бережно уложили меня на носилки, и уже через несколько секунд я был внутри неотложки. Врач тут-же извлёк откуда-то эластичный бинт и быстро наложил повязку таким образом, что моя нижняя челюсть оказалась накрепко прижата к верхним зубам. Теперь я даже если бы и попробовал что-то сказать, - ничего бы из это не получилось. Мои попытки показать на пальцах, что я пешком хочу сейчас пойти домой, были тут-же прерваны коротким:

   - Зачем пешком? На машине до больницы 4 минуты.

   Услышав, как завёлся мотор, и машина тронулась с места, я махнул рукой, достал телефон и быстро набросал смс.

   “Александра Николаевна, мне сказали, что ремонт зонта предстоит серьёзный и долгий.”

   “Господи, что с ним?!” – её сообщение буквально сквозило искренним переживанием.

   “Настаивают, что необходимо сделать рентген.” – я не стал опускаться до лжи.

   “Что?! … Вы серьёзно?”

   “Это не я решил”

   “Чушь какая-то! Где они собираются делать рентген зонта?”

   Я вздохнул и посмотрел на зонт лежащий на коленях у врача.

   “В челюстно-лицевой хирургии. Едем сейчас туда…”

   “…. Понятно. Знаете, Алексей, а я сразу, ещё вчера успела оценить ваш юмор))”

    Так. Мне тоже стало понятно.

   “Признайтесь, вы здоровы?)”

   “Признаюсь… Да))”

   Значит, всё-таки подкат…

   Я мысленно ей поапплодировал, - не все девушки могут признаться в завуалированных попытках познакомиться.

   “Должен отметить, что и Вы наделены немалой долей юмора … низкий поклон”

   “Спасибо). От вас это вдвойне приятно слышать).”

   “Может, достаточно любезностей? А то растаем оба …”

   “Позвонить хочешь?”

   Браво, Шура!

   “Извини, не могу сейчас говорить”

   “??... Ааа …Ты не один?”

   Я покосился на врача.

   “Я с зонтом”

   “Не отдал ещё?”

   “Пока нет”

   “Проблемы?”

   “О да)) Есть малость)”

   “Решаемые?”

   “Со времене…

   Я не успел дописать сообщение. Меня резко швырнуло вправо, потом сразу влево. Слетев с носилок я, словно в “Матрице” завис на пару секунд в воздухе, затем с грохотом упал на пол и тут-же всё завертелось. Окно, потолок, боковая дверь с врачом, пол, опять окно, потолок … Меня швыряло, словно шар в лотерейном барабане. Доктор орал благим матом. Раза два мы врезались друг в друга. Я кувыркался молча. Прижав руки к голове, я пытался уберечь свою челюсть.

   Всё закончилось так же мгновенно, как и началось. Просто вдруг остановилось и замерло. Стало тихо. Доктор скрючившись лежал на моих ногах и молчал. Где-то сбоку от своей головы я услышал тихое шуршание. Ш-ш-ш-ш… без остановки. Через секунду я сообразил, - это крутилось за стенкой колесо. Осторожно осмотревшись, я сообразил, что лежу на боковом окне. Судя по всему, машина перевернулась несколько раз и замерла на боку. Я попытался осторожно пошевелить пальцами рук. Затем попробовал согнуть колени, но лежащий на них врач, не позволил мне этого сделать. Под спиной захрустело разбитое стекло. Согнувшись я схватил доктора за шиворот и с трудом стащил его со своих ног. В голове словно что-то взорвалось, и я погрузился в темноту.

  

                                                                   9:47

 

   Слабое жужжание вернуло меня к реальности. Телефон. Я всегда отключал у него звук оставляя на одной вибрации. Он лежал у задних дверей и тщетно звал меня. Сознание постепенно прояснялось, и я услышал чьи-то голоса.

   Слава Богу, не один! Сейчас меня вытащат из этого кошмара.

   Наверху я услышал шаги и через секунду боковая дверь распахнулась. Солнце ослепило меня, и я, закрыв глаза замер.

   - Тут ещё двое! – крикнул кто-то. – Подождите переворачивать машину, надо сначала людей вытащить!

   Приоткрыв один глаз, я увидел, как молодой парень аккуратно спрыгнул вниз и внимательно меня осмотрел.

   Удовлетворительно кивнув, парень повернулся к врачу. Прошла минута.

   - Один жив, надо вытащить!

   Сердце сжалось. К горлу подкатил комок. Я почувствовал на щеках слёзы.

   Доктора больше нет. Буквально несколько минут назад он шутил по поводу официанта, а теперь он лежит рядом, но его больше нет…

   - Не плачьте, всё будет хорошо, - услышал я встревоженный голос парня. – Эй, кто-нибудь, спуститесь сюда!

   Я отрицательно замахал руками. Ухватившись за свисающий сверху какой-то ремень, я подтянулся и встал на ноги.

   - Ну вот! – улыбнулся парень. – Погодите, я вас подсажу.

   С его помощью я быстро оказался на крыше, точнее на боковой стенке неотложки, после чего осторожно сам спустился на землю.

   Машина скорой помощи представляла собой довольно грустное зрелище. По ней словно долго и усердно били молотом. Все стёкла, фары, боковые зеркала были разбиты. Одного колеса не было. Спереди из-под машины, словно кровь медленно вытекало масло.

   - Телефон ваш? – кто-то протянул мне мой телефон.

   - М-м

   Я включил его.

   “Алексей, вы пропали (((“

   “Нет я жив. Бог уберёг”

   “Загадками говорите…”

   “Из того, что сейчас со мной происходит можно ребус составить”

   “Поделитесь?))”

   “Позже. Дайте с зонтом разобраться”

   Я выключил телефон.

   Меня затошнило. Надо было уходить отсюда.

   - Постойте! Вы куда? Сейчас приедет другая бригада!

   Хотелось ответить, что я уже связался с Сашей Белым и отменил стрелку, но вспомнив про свою челюсть, я лишь вяло отмахнулся. Хватит с меня.

   Мысль купить себе пива было логичной. Ещё более разумной была идея приобрести себе трубочку. Я зашёл в торговый центр и поднялся в Макдональдс.

   Написав на бумажке “Мне стакан 0,5 колы, колу не наливать, трубочку с крышкой оставить” я протянул её вместе с деньгами кассиру. Спустя две минуты расстрелянный недоумёнными взглядами, я спустился вниз, купил пива, перелил его в стакан и вышел наконец на улицу.

 

                                                                      10:01        

 

   Мёртвый доктор не выходил у меня из головы. Посасывая пиво, я думал о том, как-же несуразно устроена жизнь… Едет скорая, везёт больного. Через пять минут врач умирает, а больной пьёт пиво.

   Должен ли я был быть на его месте? Кто это решает? Кто вообще берёт на себя наглость распоряжаться чужими судьбами? Или некого винить? А во что тогда верить? В случайности и совпадения? Но не стану же я им молиться… А кому? Где сейчас врачебная душа? Есть ли у неё возможность задать вопрос там, - “Почему сейчас? Зачем? Кто теперь семью кормить будет?”

   Я засыпал себя вопросами. Одной бутылки было явно маловато, и этот вопрос я решил в несколько секунд.  Вообще оптимальным вариантом сейчас была бы водка, но водка через трубочку… Оставим для пенсии. Когда пропадёт дружба с разумом.

   В кармане задрожал телефон.

   “Макароны отстой!”

   Я остановился и прочитал ещё раз.

   “Ты мне?”- я был уверен, что Александра ошиблась номером.

   “Тебе! Кому ж ещё?”

   Я пожал плечами.

   “Ну не ешь, раз отстой”

   Приложился к трубочке и высосал за раз пол стакана.

   А так ли я хочу с ней встретиться? Макароны ей, видите ли не нравятся! Или она закидывает удочку в недалёкое будущее, где мы уже семья, и я стою на кухне и варю гречку, потому что макароны отстой? …

   Мастерская была открыта.

   Починю зонт, отнесу консьержке и долой из сердца вон! Женщины с претензией на макароны опасны.

   - У вас пружина верхнего фиксатора ослабла, поэтому бегунок сползает вниз, зонт закрывается. За час сделаем.

   Я кивнул

   - 400 рублей.

   Я снова, как китайский болванчик кивнул и протянул деньги.

   - Сегодня заберёте?

   Я в третий раз кивнул головой, она тут-же отвалилась и покатилась прямо под ноги продавцу.

   Представив себе эту картину, я никак не отреагировал на вопрос, развернулся и вышел из мастерской.

   Не успел я сделать и шага, как что-то с огромной силой ударило меня по плечу и упало к моим ногам.

   Не мой день, - подумал я и посмотрел на лежащего у ног мужика. Щуплый, в одних трусах с татуировкой на спине в виде церкви, он вдруг слабо пошевелился, и я облегчённо выдохнул.

   Живой.

   - И чтоб ноги твоей здесь больше не было! – вдруг раздалось откуда-то сверху.

    Я задрал голову и мне на лицо тут-же упали чьи-то штаны.

   Мужик шатаясь поднялся на не совсем крепкие ноги и погрозил вверх кулаком.

   - Мразь. – пробормотал он и усевшись мимо скамейки принялся натягивать свои брюки.

   - Чтоб ты сдох, алкаш! – на асфальт упала зубная щётка и электрическая бритва, которая тут-же разлетелась вдребезги.

   - Мужик, дай денег. Худо мне. – на мне пытались сфокусироваться два мутных глаза в которых я разглядел болотную трясину в утренней дымке и вяло летающую над ней слепую стрекозу.

   - М-м. - я протянул ему триста рублей.

   Из трясины тут-же выпрыгнул дельфин, весело фыркнул и благодарно махнул хвостом.

   Хотелось пожелать бедолаге новой жены, но я смог лишь что-то оптимистично промычать.

                                                                                10:12

 

 У меня было около часа, и я мог либо пойти домой, либо зайти в какой-нибудь бар и скоротать время там. После всех утренних событий разумный человек отправился бы домой, - укрыться от греха подальше под родной крышей, но неожиданно я услышал требовательный стук. Распахнув в голове дверь, я увидел тётушку Авось с распростёртыми объятиями и не раздумывая впустил её к себе.

   Бар находился в квартале от мастерской, и я всё же решил, что надо быть осмотрительнее и повнимательнее. Словно лазутчик, перебегая от дерева к дереву, я пересёк небольшой парк, сократив свой путь почти в два раза. Но выйдя из парка я с тоской сообразил, что бар находится на другой стороне довольно оживлённой улицы переходить через которую я решился бы только в присутствии двух регулировщиков. Переход был недалеко, но я после некоторых раздумий решил всё-таки вернуться домой.

   - Сынок!

   Я вздрогнул.

    Мама?

   - Родной ты мой… Ты не мог бы мне помочь перейти на ту сторону? – передо мной неожиданно возникла невысокая, сгорбленная старушка с огромным пакетом.

   Я был крайне собой недоволен. Вроде был таким осторожным, всё-время начеку, а тут какая-то бабушка вдруг умудряется материализоваться прямо передо мной! Хорошо, не сзади, и не с молотком…

   Я вздохнул. Взял у неё пакет, он оказался довольно тяжёлым, и я с удивлением посмотрел на старушку.

   - Да как же иначе, касатик? – она словно прочитала мои мысли, - Как же ещё? - мы неторопливо пошли к пешеходному переходу.   

   - Дед помер, дети разъехались… А там сахар, вода, картошка… Всё тяжёлое и всё надо!

   Загорелся зелёный и мы пошли через дорогу.

   В кармане загудел телефон.

   “Как дела?”

    Я задумчиво повертел телефон в руках. В голове ещё плавали её претензии к макаронам.

   “Порядок. Через час принесу вам зонт”

   “А ты говорил, предстоит долгий ремонт…)))”

   “Рентген показал, что ничего серьёзного.”

   “Ха-ха!))) Позвонить не хочешь?”

   Спросить не спросить?

   “Может, озвучите, что ещё кроме макарон не любите?”

   - Ты милок, осади, не поспеваю.

   Я посмотрел на светофор. Зелёный уже мигал, а мы не дошли ещё до половины дороги. Неторопливые водители, отметив нашу крейсерскую скорость, не стали нас пропускать и рванули с места. Мы замерли посреди перехода. С правой стороны улица резко уходила в поворот откуда в любой момент могла выскочить машина, поэтому я решил дождаться зелёного света.

   “Не поняла. Какие макароны?”

   Я нахмурился. Шура ещё и в памяти слабовата?

   “Лёш, я правда не уловила… Ты мне писал?”

   Ей ли я писал?!... Где-то резко сложились пазлы. Я быстро открыл журнал смс. Так и есть! Про макароны мне писала Светка, с которой мы позавчера бухали у Стаса, где я и пробовал приготовить макароны по-флотски. Дерьмо! Вот уж, действительно, отстой!

   “Забудь” – коротко написал я и краем глаза увидел, как из-за угла появился небольшой грузовичок.

   Слишком быстро, - машинально отметил я про себя, - не впишется в поворот.

   Грузовик действительно ехал быстро, но в поворот умудрился войти. В следующую секунду водитель увидел посреди дороги нас и вывернул руль вправо.

   Слишком резко.

   Машина, встав на два колеса секунду раздумывала упасть или нет, после чего всё же опрокинулась набок и проехав несколько метров замерла недалеко от нас. Старушка тихо охнула и прижала руку к груди. Из кузова посыпались ящики полные апельсинов. За несколько секунд вся дорога превратилась в ярко-оранжевый ковёр.

   Оранжевый, чёрт возьми!

   Я вдруг почувствовал, как старушка сначала повисла на моей руке, а потом тяжело стала оседать прямо на покрытый апельсинами асфальт. Не в силах её удержать я осторожно уложил её на дорогу. Тут же подбежал совершенно бледный водитель.

   - Как же так?! Что ж вы?! Посреди дороги прям!? – он с ужасом посмотрел на неподвижно лежащую старушку. – Надо скорую же!

   Я набрал 112 и протянул телефон водителю.

   - Аллё! Скорая!

   Я вдруг почувствовал, что, если не сяду, лягу рядом с бабушкой. Еле передвигая ноги, я доковылял до края дороги, без сил опустился на поребрик и закрыл глаза.

   Что ж это такое? Что, вообще происходит?

   Достав сигареты, я прикурил и поднял голову.

   Вся дорога передо мной была усеяна апельсинами. Лежащая прямо на них старушка словно плыла по оранжевой реке. Рядом на коленях, стоял водитель. Метрах в десяти от них лежал опрокинутый грузовик.

   На обложку Пинк Флойда такое надо…- отрешённо подумал я.

   Подошёл водитель. Протянул телефон.

   - Сейчас приедут. Может успеют помочь … -он кивнул на старушку. –Обморок, похоже… Главное, чтобы сердце выдержало.

   Во мне словно раздули потухший костёр. Я вскочил и бросился к бабушке. Приложил ухо к её груди. Сердце еле слышно билось, и я уловил слабое дыхание. Осторожно взял её худую руку, всю пронизанную венами и поцеловал.

   Только не умирай. Я не потяну две смерти за час. Стану третьим. - мысленно попросил я и тут-же испугался своего эгоизма. – Господи, прости меня – дурака!

   Где-то вдалеке послышался вой сирен.

   Дежа вю, - мелькнуло в голове, - это уже было. Совсем недавно.

   Звук сирен, тем временем, нарастал с подозрительной быстротой. Судя по всему, машина должна была вот-вот появиться с той же стороны, откуда приехал и грузовик.

   Не хватало ещё … - я не успел додумать мысль, как из-за поворота на огромной скорости вылетела скорая. Каким-то образом водителю удалось справиться с управлением и машину даже не занесло, но перед лежащим поперёк дороги грузовиком он затормозить не успел. Мне не было видно, как скорая влетела в опрокинутую кабину. Я услышал глухой удар и скрежет металла об асфальт, когда грузовик вдруг резко сдвинулся с места и проехав несколько метров замер перед старушкой.

   Да что ж это такое?! – я даже разозлился. – Что происходит?! Сегодня что, - намечается конец света?!

   Из-за кузова неожиданно показались два врача. Я даже зажмурился, - настолько это казалось невероятным… После такого удара…

   Они быстро подошли к лежащей старушке.

   -Что с ней произошло? – один врач тут-же принялся щупать пульс, второй собирался измерить давление. – Её сбили?

   Я отрицательно помотал головой.

   -Да она без сознания просто. Испугалась, видно. – пояснил водитель грузовика, - Я до них даже не доехал!

   Врач удовлетворённо кивнул и достал нашатырь.

   Увидев, как от поднесённой к носу ватки старушка вдруг сморщилась, чихнула и открыла глаза я перекрестился и облегчённо присел рядом.

   -А с вами-то что? – врач подозрительно смотрел на мою повязку.

   Я махнул рукой.

   -Сломана?

   -Я кивнул.

   -Рентген делали?

   Очень хотелось посоветовать ему самому пройти осмотр вместе с коллегой. Я-то просто на апельсинах сидел, когда они вписались в грузовик. И это не у меня сочилась кровь из рассечённой брови, на что я ему тут же указал

   Врач потрогал бровь, и увидел на пальцах кровь достал тампон. Приложил к рассечённому месту:

   -А, ерунда!

   Я развёл руки в стороны, мол, - ну и у меня ерунда! Поднялся, подобрал один апельсин, вышел на тротуар и направился к бару.

   В кармане напомнил о себе телефон.

   “А ты не особо разговорчивый)) Кстати про макароны я так ничего и не поняла…”

   ‘Забей. Проехали.”

   “Краткость – сестра таланта))”

   “Краткость – тёща интроверта.”

   “!!!))) А ты –он?”

   Я тяжело вздохнул.

   “Зонт опять через консьержку?”

   “А ты бы как хотел? Разговаривать ты со мной не хочешь. Может и видеть меня нет желания?)) Тогда – через Софью Родионовну.

   “Ты фото выслать не хочешь?”

   “Зачем? Ты ж её видел!)”

   “… Прошла шутка)) Молоток). Своё фото.”

   “Не вышлю. Хочешь увидеть, - квартира 420.”

   “А я тебя зацепил ...))” 

   “А я тебя))?”

   “…  Время покажет. Дай от зонта отцепиться)”

 

                                                                          10:39

 

      Спустившись по ступенькам, я открыл дверь бара, который находился в полуподвальном помещении недавно построенного дома. За стойкой стоял Антон. Бар принадлежал ему, и периодически он сам брался за обслуживание клиентов.

   - О, Лёха! Ты сегодня вовремя!

   Я приветственно кивнул.

   “Что это с тобой?”

   Я взял со стойки салфетку и написал: ”Машина сбила. Сломал, наверное.”

   - А чего ты ..? - Антон кивнул на салфетку, - Ты ж не язык сломал. Можно и не разжимая зубов говорить. – последнюю фразу он произнёс, почти не открывая рот.

   Я в изумлении уставился на него. Потом чуть разжав губы и сам себе не веря, я глухо, но довольно ясно произнёс:

   - Ни хрена себе.

   Антон пожал плечами.

   - Ты что, в школе на уроках так никогда не маскировался?

   - Я забыл. - у меня значительно поднялось настроение. – А почему сегодня я вовремя? Я что, - обычно являюсь некстати?

   - Вино привезли только что. Грузинское. Будешь?

   - Грузинское? Буду. А трубочка есть?

   Антон нахмурившись посмотрел на меня, потом понимающе кивнул:

   - Найдём. – скрылся за дверью в подсобке.

   - Слушай, Лёшка, - спустя минуту он вышел с несколькими трубочками в руках, - ты будешь здесь в течении часа?

   - Буду.

   - Отлично! Товарищ один должен подъехать, баллон забрать, - он кивнул в сторону подсобки, - поможешь загрузить?

   - С газом? Полный что ли?

   - Ну был бы пустой, - не просил, наверное. – тут он снова внимательно на меня посмотрел, - Или? … Слушай, а ты как вообще себя чувствуешь? Я только сейчас въехал. Тебя что, реально машина сбила?

   - Да так … По касательной. Боковым зеркалом в челюсть. Сотрясения вроде нет. Не знаю. Не болит. Я, правда, пива выпил… Там просто… мы потом с одним врачом в аварию попали. Он погиб. Потом на меня мужик упал с третьего этажа. В одних трусах. – я отпил вина. – Потом ещё старушка эта чуть богу душу не отдала, когда прямо перед нами грузовик с апельсинами опрокинулся. Хорошо она без сознания уже была, когда в этот грузовик скорая на полном ходу врезалась…

   Антон медленно повернулся ко мне и не сводя с меня взгляда осторожно сел напротив:

   - Какие апельсины, Лёша?

   - Оранжевые. – я ещё глотнул вина. – оранжевые, как зонт.

  Мой друг как-то сочувственно покивал и тихо спросил:

   - Ты принимать что-то начал?

   - Что? – я сначала его не понял, - А-а-а! Нет, конечно! Ты что? Понимаю, - история звучит необычно …

   - Необычно?!  - Антон улыбнулся. Было видно, что ему стало легче от того, что я развеял его сомнения. – Если всё это реально было …

   - Жизнь непредсказуема. Ну, совпало так, что всё это утро я оказывался не там, где нужно.

   Антон согласно кивнул, взял бокал и налил себе вина.

   - Да, наверное. Хотя, знаешь, я где-то читал … Дело может быть и не в том, что ты оказываешься не там, где нужно. Бывает, что человек в какой-то промежуток времени начинает вдруг притягивать к себе весь негатив и с ним одна за другой начинают происходить разные неприятности …

   - Неприятности?  - я усмехнулся. - Мы с этим врачом, считай в одном гробу вертелись, а умер только он. Упади мужик в трусах чуть левее, и он сломал бы мне шею. А если б грузовик не завалился на бок, он попросту раздавил меня с той бабкой к чертям!

   Антон поднял бокал:

   - Ты сегодня дважды родился…

   - Трижды, дружище. Трижды.

   Мы чокнулись.

   Взрыв оглушил нас обоих. Дверь, ведущую в подсобку, вырвало из петель, она фанерой пронеслась над моей головой и с треском ударившись о стену за моей спиной раскололась на две части. Стена за стойкой бара треснула у потолка и медленно накренилась в сторону Антона. Он, словно почуяв опасность, не оглядываясь перепрыгнул через прилавок, и в ту же секунду стенка рухнула, рассыпавшись на сотни кирпичей и подняв густое облако пыли. Мы наощупь отыскали дверь и выскочили на улицу.   -Что это было? – еле произнёс я и не услышал своего голоса. Посмотрел на Антона и понял, что я просто видимо оглох, потому что он что-то говорил, но в ушах стоял гул и я не слышал ни слова. Лишь по губам я сумел прочесть отборный мат и что-то про грёбанный баллон.

   Затем Антон наклонился ко мне и громко прокричал:

   - Шёл бы ты, Лёша домой! Возьми наручники и пристегни себя к батарее!

   Я не стал спорить. Хотелось сказать напоследок что-то ободряющее, но я вовремя осознал, что скорее всего, в представлении Антона, это я сейчас бросил гранату в его бар, а теперь советую ему не унывать.

                                                                                  11:01

 

 Молча развернувшись я побрёл к мастерской. И тут мне стало по-настоящему страшно. Может ли это быть совпадением? Случайным стечением обстоятельств? Или я действительно словно магнит стал притягивать к себе весь негатив? В кармане загудел телефон.

   “Слушай, с тобой всё в порядке? Что-то мне тревожно…”

   “Да ладно! А ведь в яблочко!”

   “Что-то всё-таки случилось. Давай позвоню?”

   “Позвони” – я вздохнул и задумался. Надо отдать должное Александре Николаевне, - без её сообщений, оставшись один на один со своими, как выразился мой друг, неприятностями я бы чувствовал себя одиноким. И Александра, которая сопровождала меня своими смс с самого утра, оказалась весьма кстати.

   -“День победы! Как он был от нас далёк…” - запел телефон.

   - Да. Слушаю.

   - Здравствуй!

    И тебе не хворать. Сразу поясню, - разговариваю сквозь зубы не потому что раздражён твоим звонком, а потому что челюсть сломана. Наверное. Не знаю. Рентген не делал.

   - Да, ты говорил, что рентген только зонта делали.

   Я улыбнулся. Девушка достойно парирует.

   - А что с челюстью? Подрался?

   - Под машину попал.

   - … Боюсь себе представить, как это произошло. Ну ты легко отделался.

   - Н-да… Если бы я только этим отделался, - был бы счастлив.

   - У тебя что, ещё что-то сломано?

   - Оптимизм мой сломан, Александра.

   - Расскажешь?

   - Это долгая история одного короткого утра. Давай при встрече?

   - Ты сегодня зонт занесёшь?

   - Зонт я занесу минут через двадцать.

   - Окей. Ставлю чайник.

   - Аминь.

   Я отключился и зашёл в мастерскую.

   - А, это вы! Сейчас. – молодой парень наклонился и вытащил из-под прилавка мой зонт. Раскрыл его. Закрыл.  Затем снова раскрыл. – Работает! Всё в порядке.

   - Спасибо. – я взял зонт, закрыл его и поскорее вышел из мастерской, пока что-нибудь не взорвалось.

 

                                                                         11:23

 

   Через десять минут я стоял перед Софьей Родионовной

   - Я в 420-ю квартиру.

   - К Сашеньке? Но она же болеет!

   - Я врач.

   - Вы врач?!

   - Клянусь Гиппократом. – я на секунду отпустил своё уважение к её возрасту и быстро пошёл к лифту.

   - Постойте! Молодой человек!

   Двери лифта закрылись, и я поехал наверх.

 

                                                                         11:27

 

   Звонок был забавным. Нажимаешь и за дверью раздаются глухие удары, словно кто-то колотит кулаком.

   - О! А ты быстро! – Александра возникла на пороге в ярко оранжевой футболке, серых джинсах и босиком.

   Я замер. В памяти вдруг всплыли давно забытые времена. Из самого детства. Пионерский лагерь. Четвёртый отряд. Поход на лодках, палатки на острове и… она, Сашка. Конечно, это была уже не та девчонка с каре, в голубом сарафане с небрежно завязанным пионерским галстуком, съехавшим набок. Передо мной стояла вполне взрослая девушка. Довольно стройная. Волосы были собраны в хвост. Вокруг глаз я заметил едва намечавшиеся морщинки. Но сами глаза остались прежними. Зелёного, даже скорее изумрудного цвета и такие же глубокие, утонул в которых я тогда, тридцать лет назад, довольно быстро. И сейчас с изумлением смотря на неё я почувствовал, как сердце стало биться чаще.

   - Ну что, замер? Проходи. – она улыбнулась. – Вижу, что узнал. А я сразу поняла, что это ты. Ещё в Авито, когда увидела твоё имя и фамилию. Фамилия то редкая, а с именем вместе… В раз развеяли все мои сомнения.

   Я прошёл в прихожую и снял кроссовки.

   - Сашка. Ты не изменилась.

   - Врун.

   - Не, я в смысле…

   - Даже не думай льстить. Я каждый день себя вижу в зеркале.

   -Хорошо. Ты повзрослела и стала лучше. Так сойдёт?

   Сашка махнула рукой:

   - Ладно. Сегодня таможня добрая, пропустит и такое. Проходи на кухню.

   - Погоди. – я взял Александру за руку и развернул к себе. – Дай хоть посмотреть на тебя.

   Она явно смутилась.

   - Я вспоминал тебя.

   - Да и я тебя не забывала.

   Я смотрел на неё и в голове одна за другой стали проплывать картинки. Вот мы на дискотеке, тогда я первый раз решился пригласить её на танец. Прогулки вечером за территорией лагеря. Первый поцелуй у костра…

   - Невероятно. Сашка это же, действительно ты!

   Она рассмеялась, мы обнялись и замерли крепко прижавшись друг к другу.

 

                                                             П Р О Л О Г.

 

  Газовый баллон у хозяина квартиры с самого начала вызвал подозрения.  От страшного взрыва стены, пол и потолок сложились, как карточный домик и обрушились на нижнюю квартиру.

   Спасатели приехали быстро. Многие жильцы уже сами выбежали во двор и стояли возле дома. Тем не менее спасатели начали обход всех квартир, чтобы эвакуировать остальных жильцов, которые не в силах были спуститься сами. Опасаясь, что панельные перекрытия могут не выдержать, было принято решение подняться и извлечь людей, которые возможно остались под завалами верхних этажей, повреждённых взрывом.

   Первым обнаружили старика, который был оглушён, но в целом серьёзно не пострадал. Через несколько минут нашли женщину с ребёнком. Им помочь уже было нельзя.

   На четырнадцатом этаже один из спасателей заметил торчащие из-под плиты ноги.

   - Домкрат и разжим на четырнадцатый этаж. Срочно. – сухо передал он по рации.

   Рядом с ногами лежала какая-то картина. Вся в пыли. Взяв её в руки и стерев пыль спасатель с удивлением увидел нарисованный местный городской вокзал со старинным паровозом у перрона. Опустив глаза вниз, он вдруг увидел ещё одну пару ног. Видно они были под картиной, поэтому он их не заметил сразу.

   - Здесь ещё двое. Нужны носилки.

   Пневматический домкрат быстро установили под плитой и через несколько минут удалось вытащить два тела. Какое-то время спасатели молча стояли и смотрели на мужчину и женщину крепко вцепившихся друг в друга. В них уже не было жизни. Один из спасателей резко отвернулся. В его глазах были слёзы

   - Дом полностью эвакуирован. – раздалось в рации.

 

                                                                  К О Н Е Ц.

  

  

  

 

 

  

  

  

 

  

    

 

  

  

  

  

  

  

 

  

   

 

  

 

 

  

  

   

  

 

  

  

  

  

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1
 

на сайте запрещается публиковать:

— произведения, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по национальному, гендерному, религиозному и другим признакам;

— материалы острого политического характера, способные вызвать негативную реакцию у других пользователей;

— материалы, разжигающие межнациональную и межрелигиозную рознь, пропагандирующие превосходство одной нации, страны, религии над другой.

В противном случае произведения будут удаляться, авторы будут предупреждены и в последствии удалены с сайта.

18:30
125
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!