Не от мира сего

Не от мира сего

                                                                     АЛЕКСАНДР КАТЕРОВ

 

 

                                                НЕ ОТ МИРА СЕГО

                                              

                                              РАССКАЗ

 

                                                  "Будьте осторожны со своими желаниями,

                                                   они имеют свойство сбываться".

                                                                          М. Булгаков.

 

Павел Иванович вот уже как пять лет проживал один в своей двухкомнатной хрущевке, на окраине города. Похоронив жену, он осиротел. Нет, у него был и взрослый сын, и дочка, и даже внучка, но потеряв свою Капитолину, он вдруг ощутил себя одиноким…

 

Дети жили своей жизнью и редко навещали своего престарелого родителя. Да, что там навещали, им и позвонить-то, зачастую, было затруднительно. Но Павел Иванович не сетовал на них и каждый раз, придумывая себе новое занятие, потихоньку привыкал к одиночеству.

- Одиночество удел сильных, слабые жмутся к толпе! – Цитировал он одного из великих, поднимая себе дух, - а я не слабак!..

Частенько это срабатывало, и он с удовольствием пересматривал свои рабочие тетради и черновики. В большом портфеле находился его архив; старые фотографии, документы и важные записи прошлых лет. Здесь была короткая история его жизни. И он, перечитывая свой дневник, возвращался в прошлое, где он был полон сил и надежд.

 

Ближе к вечеру, как правило, Павел Иванович выезжал на природу, на своем уже не новеньком автомобиле. За городом, на берегу реки, он приметил укромное местечко, где он в одиночестве бродил у воды, философствовал и любовался природой. Он замечал, как темной ночью просыпались многие ее обитатели, как прибрежный камыш тихо подпевал тишине, как плескалась рыба и как луна, освещая округу, оставляла свой небесный след на поверхности водоема.

- Как все-таки интересно, - подмечал Павел Иванович, - я никогда не видел ее лучей. Лунный свет - понятно, а вот лучи - нет. - Он ухмылялся своим наблюдениям и долго смотрел на голубой диск луны.

 

Ночью находясь в постели, Павел Иванович вспоминал свою жизнь. Вспоминал ее с самого начала, когда он мог припомнить себя совсем маленьким. Это занятие не только тренировало его мозг, но и приносило Павлу Ивановичу большое удовольствие. Часто его воспоминания переходили в рассуждения и даже споры с самим собой.

- Я помню себя с детского сада, - утверждал он, - помню деда Николая, который гулял со мной по скверу, помню его полосатые брюки с манжетами и, как шуршали листья у нас под ногами. Тогда мне было года два, - припоминал Павел Иванович, - потому что потом дед умер.

Довольный своей хорошей памятью, он вспомнил и страшный сон, который видел в те детские годы, когда ему было всего два года. И сейчас, припоминая его детали, он хотел понять его суть.

Во сне стадо огромных и лохматых слонов преследовали его, издавая трубные звуки. Но это были не слоны, а мамонты, заключил Павел Иванович и стал приводить доказательства:

- Огромные, лохматые с большими бивнями, конечно, мамонты. Но какие мамонты могли приплестись двухлетнему ребенку если он никогда их не видел, если в маленькой комнатке, где он проживал с матерью, не было ни телевизора, ни радио? Отец служил в армии, а мать еле перебивалась от получки до получки. Так что денег на книжки не хватало. Так откуда я мог узнать о мамонтах, называя их лохматыми слонами, если никого из них я не видел даже на картинке?

 

Его рассуждения не давали спать, но он, не обращая на это внимание, продолжал тренировать свою память, вспоминая забытые моменты своей жизни. Много интересного и любопытного он открывал для себя, спустя много лет. Здесь были и необычные сны, наводящие размышления, и страшные случайности, леденящие душу, и приятные встречи, и женщины, которых он когда-то любил.

 

Это занятие так захватило Павла Ивановича, что он стал вести рабочую тетрадь, записывая в нее не только определенные события, но и свои соображения по данному случаю. Многие необычные фрагменты своей жизни он связывал с астралом, в который, по его определению, он входил во сне. А там, попадая в параллельные миры, он видел себя и в средневековье, и в эпоху возрождения, и в будущем, которое на земле еще не наступило. Павел Иванович был уверен, что именно так, Менделеев открыл свою периодическую таблицу, а Никола Тесла стал изобретателем и великим ученым. И это была только маленькая часть его наблюдений. Поэтому Павел Иванович свои записи делал в форме литературного пересказа, надеясь таким образом донести свои мысли для большой аудитории. Он писал черновик для большого романа, надеясь, что его образованные дети доведут его дело до конца…

Так совсем не замечая своих порывов, Павел Иванович, вдруг начал мечтать. Он мечтал о путешествии во времени, о посещении параллельных миров и как люди будут благодарить его за полезную информацию, когда он покинет этот мир. Эти мысли вдохновляли его на работу и он, как ребенок радовался каждому новому открытию.

 

Проходило время и Павел Иванович, уже достаточно подготовленный к разговору, был рад открыться своему сыну и дочери, но так получилось, что первым оценил его труды сосед – Семен Ильич.

Раньше они встречались часто, чтобы сыграть партию в шахматы, выпить чаю и поностальгировать о былых временах. Теперь Семен Ильич заходил реже, так как большую часть своего времени проводил с внуком. Но сегодня он не спешил и они, посидев за чаем, перешли в зал, где расставили фигуры на шахматной доске. Говорили о многом; погоде, здоровье, политике и вдруг между прочим задели тему досуга.

- А я вот решил перечитать Святое Писание, годы-то уходят, - как бы оправдываясь заявил Семен Ильич, - я и тебе советую почитать.

Павел Иванович немного помолчал и ответил:

- За совет, конечно, спасибо, но я хочу еще пожить. Ты же на это намекаешь? И как говориться – в гости к Богу не бывает опозданий, вот я и поработаю немного, пока Он мне позволяет.

- И над чем ты работаешь? – Поинтересовался Семен Ильич.

Павел Иванович ухмыльнулся и ответил:

- Сочиняю познавательный и мистический роман.

- Роман? Ты, что писатель?

- У меня сын журналист, он и напишет, а я готовлю материал – пересказываю случаи из своей жизни. Я, Семен Ильич, во сне ухожу в астрал и путешествую по Вселенной, - признался Павел Иванович, - мне кажется, что я не от мира сего… Я вижу то, что другим не дано.

Сосед подозрительно посмотрел на собеседника и спросил:

- И давно у тебя такое?..

- Я подозреваю, что с рождения, - ответил Павел Иванович.

- Однако, как у тебя все запущено? – Ехидно ухмыльнулся Семен Ильич и посоветовал, - тебе, Паша, надо к врачу, к психиатору…

- Сам ты чокнутый, - обиделся Павел Иванович, - я еще ничего не рассказал, а ты меня уже в ненормальные записал. Я думал ты умный мужик - высшее образование, а ты – приметив, мыслишь, как все…

Семен Ильич в долгу не остался и больно огрызнулся:

- Тоже мне гений нашелся. Не от мира он сего - инопланетянин… Это старческий маразм, тебе лечится надо Павел Иванович!..   

 Перепалка закончилась и соседи, рассорившись, расстались.

Настроение Павла Ивановича испортилось и его взяло сомнение:

- А может быть я и вправду чокнулся, может быть прав Семен?

Он вернулся к своим записям и просматривая текст, продолжил:

- А как же лохматые слоны - мамонты, как же английская королева, луна и город на облаках? Я же целовал ее руку, видел следы на луне и чудо город. Что, и такое может привидеться психу?..

Павел Иванович не смирился с подозрением соседа и заключил:

- Конце концов мы все немного чокнутые…

 

Бесцельно походив по комнате, Павел Иванович немного успокоился и неожиданно для себя, вдруг прилег на диван. Тело его приятно расслабилось, и он прикрыл глаза. Сладкая нега овладела им, а в голове завертелись разноцветные картинки; лохматые слоны, Семен Ильич, английская королева, луна и необыкновенный город за облаками. Они крутились каруселью, увлекая его в свой хоровод. Вращение увеличивалось и Павел Иванович, не удержавшись на диване, закружился в вихре событий. Теперь он отчетливо видел не только своего соседа и слонов, но и королеву старой Англии - Елизавету I и следы советского лунохода на загадочном спутнике Земли.

Покрутившись среди знакомых ему событий, он вдруг вырвался из карусели и поднялся высоко в небо. Здесь, набирая скорость, он быстро удалялся от земли. Луна осталась в стороне, а он стремительно приближался к какой-то совсем необычной планете.

Рассматривая неизвестный объект, Павел Иванович заключил:

- Это не планета. Это огромный космический корабль…

 

Он летел так быстро, что вскоре перед ним предстало невероятное зрелище. Космический корабль оказался частью земли - островом во Вселенной, который, на своих спинах, держали три огромных и лохматых слона. Чудо – остров был защищен радужной оболочкой, которая не давала Павлу Ивановичу приблизится ближе, и он, облетая остров, только любовался необычным городом. Замысловатые строения - башни и мосты гармонично вписывались в экзотическую растительность. Город благоухал от неземного аромата, а в скверах, по цветущим аллей гуляли люди очень похожие на него. Это зрелище пленило Павла Ивановича, и он, раз за разом пытался пробиться через толщу защитной оболочки. Усомнившись в успехе своих попыток, он вдруг потерял ориентир и стал отдаляться он космического оазиса.

 

Проводив чудо – остров взглядом, он невольно произнес:

- А в религиозной мифологии говорится, что Земля стоит на трех больших слонах. Так может этот остров и есть прототип нашей Земли? Может быть это потерянный рай, а может резиденция Бога…

Павел Иванович так увлекся своими рассуждениями, что не заметил, как приблизился к своей планете. Движение было таким быстрым, что через мгновение он ударился о землю во дворе своего дома.

- Что это было? – Растерянно произнес Павел Иванович, поднимаясь с пола. Потирая ушибленное место, он спросил, - это был сон?..

Так, под впечатлением сновидения, Павел Иванович и просидел на полу пока в комнату не вошла его дочь Ирина. Она, перепугавшись бросилась к нему, а он, вставая на ноги, поспешил ее успокоить:

- Все нормально, это я карандаш упустил.

 

На кухне, за чаем Ирина спросила отца о здоровье и упрекнула:

- А ты все старые фотографии рассматриваешь? Альбомы достал? Нельзя жить прошлым, оно не дает тебе жить в настоящем…

Павел Иванович соглашался и кивал головой. 

- Какая ты у меня красивая, все при тебе, - восхищался он дочкой, - от кавалеров, наверное, отбоя нет? Замуж-то не собираешься?

- А зачем? – Отвечала дочь, - мне и так хорошо!

- Так-то оно так, а семья – дети?

- Успеется. Ты лучше расскажи, что ты тут надумал? Смотрю свои архивные записи достал, пишешь что-то. Что это у тебя?..

Павел Иванович обрадовался такому вопросу дочери и без подготовки стал рассказывать тему своего сочинения. Они перебрались в зал, где Павел Иванович и показал свои рабочие черновики.

Ирина просматривала тетради и, цокая языком, удивлялась:

- Ты это видел? Интересно! Ты уходишь в астрал? Любопытно!..

- Я готовлю черновики для вас, я хочу, чтобы вы с Денисом написали об этом книгу, - объявил Павел Иванович и посмотрел на дочь.

Ирина пропустила слова отца и спросила:

- Ты мечтаешь о других мирах?

- Да, - признался Павел Иванович, а дочь спросила:

- Разве об этом можно мечтать?

- Мечтать нужно о невозможном, остальное - планы на будущие.

Ирина вернулась к черновикам и стала оправдываться:

- Материал, конечно, интересный, но я не смогу написать книгу, я экономист, а вот Дениска у нас журналист, ему это под силу. Кстати, он скоро подъедет, а мне уже пора – на работу еще надо заехать…

Дочь чмокнула отца в щеку и между прочим спросила:

- А ты поликлинику давно посещал?

- А что?

- Тебе надо к врачу, цвет лица у тебя нехороший, да и вообще...

- Что вообще? – Взорвался Павел Иванович, - ты тоже туда?..

- Куда туда?

- Ты тоже меня считаешь чокнутым?

Ирина стала оправдываться и успокаивать отца:

- Денис напишет тебе книгу, а меня прости если что не так…

 

Дочка ушла, а Павел Иванович прилег на диван и стал вспоминать фрагменты своих видений. Глядя на потемневшее небо за окном, он, таким образом, пытался представить себе определенный случай.  Но желаемое получилось не сразу. Ему постоянно что-то мешало; то громкие голоса во дворе, то чей-то перфоратор за стенкой, то противный сигнал противоугонного устройства на парковке.

Когда опять в голове завертелись картинки, он остановился на встрече с королевой. Эта тема Павлу Ивановичу понравилась, и он уже скоро вспомнил себя на приеме в резиденции ее величества…

В той далекой жизни, он - влюбленный рыцарь, на удивление всех присутствующих, поцеловал руку королеве. Придворные ахнули, стража больно скрутила ему руки, а королева заглянула в глаза дерзкого юноши. Она склонилась над ним, а он признался ей в любви…

- Да, красиво, - мечтательно произнес Павел Иванович и продолжил, - в темнице я вспоминал запах ее тела и послевкусие поцелуя. А утром мне отрубили голову, и король бросил ее к ногам королевы…

Павел Иванович встал с дивана и запел:

«И покатилась голова к ногам прекрасной королевы,

Успела вымолвить она: «ты шут добился своей цели!».

За его спиной вдруг захлопали в ладоши и голос сына произнес:

- Хорошая песня, перепиши слова…

Павел Иванович немного смутился и стал оправдываться:

- Да, это я так, вспомнил молодость…

 

После чая Павел Иванович несмело показал сыну свои черновики и прокомментировал наиболее любопытные, на его взгляд, события.

Денис быстро пробежал глазами по тексту и упрекнул:

- А ошибок-то, ошибок?..

У Павла Ивановича заблестели глаза, а сын спросил:

- Ну, от меня ты чего хочешь?

- Я хочу, чтобы ты написал книгу.

- Книгу? Зачем? – Удивился Денис.

- Интересно, - ответил ему отец, а сын стал отговаривать:

- Это тебе интересно, а людям этого не надо, сейчас это неактуально. Да и написано на эту тему очень много. Брось и не заводись. Давай, я лучше куплю тебе путевку в санаторий. Отдохнешь на море, здоровье поправишь, а то ты после смерти матери сильно сдал…

- А лучше сразу в дом престарелых, - буркнул Павел Иванович.

Денис понял, что обидел отца и пообещал написать книгу.

Оба почувствовали себя неловко и вскоре они расстались.

 

 

                                                   *       *       *

 

Когда стемнело Павел Иванович уехал на речку, прихватив с собой портфель. Здесь на берегу он сжег свои записи и сел в машину.

На душе у него стало легче и он ухмыльнулся:

- Ну, бумагу ты уничтожил, а память?..

Он махнул рукой и посмотрел на звездное небо.

- Уйти бы в астрал, - произнес он и вдруг схватился за сердце.

Боль вскоре отпустила и он, прикрыв глаза, приподнялся над землей. Сделав несколько кругов над своим телом, он ушел в астрал…

 

Путешествуя во Вселенной его поманила другая жизнь и он, заскочив в мир иной, остался в нем навсегда. А на земле люди нашли его бездыханное тело и старый кожаный портфель. Среди исписанных тетрадей и фотографий, в нем нашли и книгу - «Не от мира сего».

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 3)

Статистика оценок

10
3
 

RSS
14:14 (отредактировано)

Интересный рассказ, Александр!

Спасибо, Елена! Здоровья и успехов в творчестве!