Лена, книга 2 Эдельвейс, часть 1 Поиски

Лена, книга 2 Эдельвейс, часть 1 Поиски

   Апрель незаметно уступал свое место маю. Уже две недели, как не было ночью заморозков. А на деревьях давно обосновались грачи. Из окна моего Peugeot было видно, как они стаями вились над гнездами. Я вспомнил: мать говорила, что это к перемене погоды. И если сегодня на небе не было ни облачка, а яркое солнце игриво ласкало и подбадривало распускающиеся почки на деревьях, то значит завтра – холод, либо ранний дождь. Правильно поется в песне – у природы нет плохой погоды.
А время летело незаметно. Целых три месяца нового года я готовился. Искал покупателя на фирму, прощался с коллективом, который сам создавал больше пяти лет, ждал оплату, собирал деньги. Продал оба гаража, дачу, всю дорогую оргтехнику, лишнюю мебель. Добрался и до украшений. Свои кольца и цепочки сдал быстро и без усилий. А вот кольца, серьги, два браслета и три цепочки жены было жалко. Потом как-то расхрабрился и сдал тоже. Итак, набрал около пятидесяти миллионов деревянными. Разменял почти все в доллары и евро. Положил больше половины на две карты. Остальное убрал пока в сейф наличными. Так, на всякий случай.
С марта месяца начал поиски. Переспросил три десятка бывших друзей и знакомых про все бордели в области. Проверил информацию обо всех недавно поступивших в клубы проститутках и стриптизершах через два частных сыскных агентства. Однако это были более или менее легальные клубы и бордели. По нелегальным и элитным в агентстве посоветовали — не тратить зря времени. Инфа недоступна, а само занятие по сбору данных – дело далеко не безопасное.
Как-то в начале апреля я под вечер случайно оказался на Большой Покровской. Проходя мимо Мужского клуба, я вспомнил про их хореографа. А вдруг эта самая Элеонова, хоть что-то, но слышала про элитный бордель? И я зашел к ним.
В клубе спросил бармена, как найти Карякину? Тот предложил пройти на второй этаж. Там оказался довольно приличный зал для репетиций, что-то вроде спортзала с небольшой сценкой. Элеонора была в зале и ругала двух молодых девчонок:
— Ну никакого понятия о грации и пластике! – кричала она девчонкам. – Правильно ваша Юля говорит, что для танцев тоже родиться надо. А если ноги, как лыжи, да еще и слон на ухо наступил, то не стриптизом заниматься следует, а кое-чем попроще подмахивать…
— А вам что нужно, молодой человек! Здесь между прочим вход не свободный. Здесь люди работают…
— Вы будете Элеонора Аркадьевна?
— Она самая! Что вы хотели? Давайте быстрее! У меня время расписано по минутам…
— К вам зимой до Нового года обращалась одна девушка, красивая, на счет работы. Помните, она тогда еще сказала, что занималась хореографией с детства? Я пытаюсь найти хотя бы какие её следы…
— Ну как же! Конечно помню! Её ведь в тот же вечер недалеко от входа похитили… Так, Милка и Тайка! Брысь отсюдова! Бегом пудрить свои любопытные носы, минут на десять!
Девчонки тут же упорхнули, и я продолжил:
— В тот вечер у вас в клубе находился мой друг. Так вот, он слышал, как, увидев эту девочку, четверо подозрительного вида мужчин за соседним столиком договорились выкрасть её для какого-то элитного клуба или борделя. Я бросил все дела, подключил частных детективов, и вот уже два месяца занимаюсь поисками этого клуба. Пока безрезультатно. Может вы по своим каналам что-то знаете про этот бордель. Или слышали хотя бы примерно о том, где он может находиться?
— Кое-что я слышала об этом клубе. Вся информация о нем полностью закрыта. Говорят, что проезд к ним чуть ли не с самой трассы охраняется. Клуб открыли не больше двух лет назад. Рулят клубом трое или четверо финансовых воротил и что они, вроде как, законники у воров. А весь бизнес у них якобы заграницей. Клуб рассчитан только на постоянных посетителей. Вход для новых ограничен очень строгими рекомендациям. Управляет клубом какая-то бывшая, одна из леди Российских пирамид, отсидевшая на зоне не меньше пяти лет. А название у этого клуба что-то вроде какого-то редкого цветка…
— Я даже теряюсь в догадках, где его искать. Может он вообще на Урале или еще где дальше.
— Мне кажется искать этот клуб нужно и не слишком далеко и не слишком близко. Скорее всего он где-то в соседней области.
У меня дочь во Владимире работает, и я часто сама за рулем езжу из Нижнего к ней. Думаю, что с учетом состояния имеющихся дорог, да и географии местности в целом вести поиски нужно в квадрате, образованным четырьмя населенными пунктами:
— Нижний – Палех – Владимир и Муром. Места глухие, лесные, но с дорогами, подъездами. Там легко можно целые поселки спрятать. Кстати, вспомнила. Год назад у меня переманили одну танцовщицу в какой-то стриптиз-бар вроде из Владимира. Способная была девочка, да и внешне — вроде как ваша, очень даже не дурна себе. А потом месяца через три её искал один товарищ. Постарше вас лет на 5-7. Говорит несколько лет служил заграницей в спецназе какой-то частной военной кампании. Вернулся с армии, а у сестры с дочерью проблема. Сестра, как узнала, что дочь устроилась у нас стриптизершей так слегла и больше уже не вставала. Потом, когда они её похоронили, племянница и ушла из нашего клуба.
Я тогда объяснила ему, что мало чем помочь смогу для него. Он ушел. А потом, через полгода узнаю, что племянницу этого воина нашли недалеко от трассы, где-то между Касимовым и Муромом, мертвой, присыпанной землей.
— А у вас координаты этого товарища не сохранились?
— Ну что ж! Ради такого дела схожу в свой кабинет, посмотрю.
Через три минуты она принесла мне листок бумаги. Я собрался записать его данные к себе на телефон.
— Возьмите этот листок. Мне он больше не нужен. Извините, но у меня время вышло…
На листочке был записан адрес, номер мобильника и стояло имя – Влад.
_______________
Домой к Владу приехал вечером, в восьмом часу. Что б наверняка застать его после работы.
Телефон у Влада был отключен. Дома похоже никого не было. Где искать – было непонятно. Выручила соседка. Услышав громкий звонок соседней двери, она вышла из квартиры:
— Не ждите! Он совсем недавно ушел. Работает где-то ночным сторожем-охранником. Придет утром часов в 9:00.
Я вышел из подъезда. Стоянка, где оставил машину была на другом конце дома метрах в сорока рядом с автобусной остановкой. Пока шел до машины на стоянке разгорелся скандал. Водитель китайского мини-вэна, молодая девушка, неудачно припарковалась и перекрыла выезд крутой Ауди к которой подошли четверо развязных молодых людей.
— Похоже обкуренные или обколотые, — подумал я.
— Ну ты, соска! – заорал на девчонку самый высокий, — Вали отсюда быстро на своей лоханке…
А у девушки мини-вэн что-то не заводился. Она вышла из машины и открыла капот, видимо проверить клеммы аккумулятора. В это время высокий оттолкнул девчонку от машины и махнул рукой остальным приятелям. Те подошли, дружно взялись, приподняли передок «китайца» и отодвинули его в сторону, освободив проезд для своей машины. Все бы закончилось хорошо, но один из четверых увидел открытую сумочку девушки на переднем сиденье. Он рванул на себя дверку и схватил сумку. И я услышал громкое, довольное ржание:
— Братва! Есть «башли» на пиво в «Камее»! – он выхватил из её бумажника несколько сотенных евро и радостно замахал ими перед дружками.
— Что вы творите! Гады! – закричала девушка. – Верните деньги! Я сейчас милицию вызову!
— Не-е! В эту «трубу» уже не вызовешь! – и швырнул об асфальт её мобильник, лежавший в сумочке.
Вся четверка еще громче загоготала.
— Это тебе плата за нарушение правил парковки! – и бросил сумку обратно в машину.
— Сволочи! Бандиты, проклятые! – закричала девочка и заплакала.
Пока я оценивал свои возможности в драке с четырьмя отморозками, из павильона автобусной остановки, стоявшей метрах двадцати от нас, выскочил какой-то мужик и в три-четыре прыжка оказался возле негодяев.
Мужику на вид было лет сорок, может чуть больше. Из четырех ударов, что он нанес бандитам, я заметил лишь два. Однако растянулись на асфальте все четверо. Он вернул деньги девушке.
— Ой! Спасибо вам большое! Вы меня просто спасли. И деньги… Мне еще полмесяца до зарплаты… Я – Катя, ортопед-стоматолог. Работаю в клинике на Доватора. Вот моя визитка, возьмите. Может когда-нибудь понадобится? Приходите! А как вас зовут?
— А я – Влад! Работаю ночным сторожем-охранником на складе OZON. Мобильник у меня есть, но вот недавно сломался. Все некогда в ремонт отнести.
— Ой ладно! Звоните, если что! Там есть мой телефон. А я побежала, спешу, извините…
Девушка села в машину. Та завелась с пол-оборота. И мы остались с Владом вдвоем.
— Здорово! – сказал я, показав рукой на лежащую четверку. – Может им «скорую» вызвать?
— Не стоит! Минут через пять-семь сами очухаются. Я их вырубил не в полную… Пошли отсюда!
— Лучше поехали! Доставлю прямо до места работы. – И я гостеприимно распахнул пассажирскую дверку своего Пежо и подал Владу руку:
— Будем знакомы! Меня зовут Дима! А я ведь искал вас…
Вот так мы и познакомились.
_________________
На следующий день после его смены мы встретились у меня на квартире. Он поделился со мной своим несчастьем, я – своим.
— Когда я узнал, что Нинка пропала, — нервно закурив, начал рассказывать Влад, — целых полгода наводил справки, искал её по всем стрип барам и клубам Владимира и Мурома. Касимов особо не шерстил, там меньше 30 тысяч народу.
Влад не докуривая бросал одну сигарету за другой. Потом закуривал новую. Было видно, что сильно нервничает, ведь я зацепил его еще свежую больную рану.
— Когда же нашли её, сначала все равно пытался искать, где она работала. Разобраться хотел. Потом бросил поиски. Понял, что без толку. Ведь привезти могли издалека и бросить. Из той же, например, Башкирии или Свердловской области. А про Москву я вообще молчу… Там искать – полный бесполезняк! Пока рыскал по двум областям – поистратился. Промотал весь заработок из ЧВК. И вот кое-как на работу устроился. Хотел уже обратно в Сирию, в родную разведывательно-штурмовую бригаду.

Сделал письмо запрос по старому адресу. Дали телефон в Молькино. Ответили, что надо ближе к осени обращаться. Что будет новый набор и новый фронт. Я так понял, что снова хохлятскую бандеру вместе с НАТОвской валить, как в 14-м и 15-м. Там теперь не поймешь, либо заканчивать дела будут, либо наоборот разворачивать… А ты значит решил капитально искать этот бордель? И отступать не будешь, даже если…?
— Мне страшно себе представить, если что-то случится с ней. Поэтому брошу все, что могу на поиски, не откладывая и не останавливаясь.
— Деньги понадобятся и не малые.
— Деньги есть. Мало будет — найду еще: займу у друзей. Понадобится – ограблю какой-нибудь банк. Все одно без неё – не жизнь.
— Да парень. Далеко же ты зашел со своей… Ты же всю землю перевернуть готов, а не знаешь – нужно ей это все или нет?
— Влад! Давай не будем поднимать никогда больше эту тему! Главное, что мне это нужно, очень нужно, нужнее всего на свете. Ну, как? Будешь со мной или нет? Голодать не будем. Мерзнуть и мокнуть – только в случае крайней необходимости. Но безопасность мероприятия не гарантирую. Оплата в конце дела из расчета твоего военного заработка в месяц. Кажется, это тысяч двести при ведении интенсивных боев? Годится?
— Годится! Я с тобой Дима! Завтра же с утра напишу заяву на увольнение без отработки. Только окладов мне твоих не надо. Я же «солдат удачи». Голод, холод и слякоть – мелочи жизни. А что такое безопасность для «солдата удачи»? И Влад запел:

Давай, сержант, дёрнем на посошок,
Опять война, это значит
Оставь, братишка, патронов чуток,
Для солдата удачи.

Нет ни кола, ни двора — одинок,
Никто по нём не заплачет,
Есть только Родина в сердце, сынок,
У солдата удачи.

Повоюем немного, браток,
А как помрём — не заплачем,
Чарка водки да неба кусок
Для солдата удачи.

И мы выпили бутылку недорогой ядреной русской водки за удачу и за любовь. А больше и пить-то не за что! Так-то вот…
__________________

План наших поисков мы с Владом составили на следующий день в четверг. Решили последовать совету Карякиной и немного расширить территорию возможного местонахождения борделя квадратом Нижний Новгород, Иваново, Владимир, Муром. Начать поиски решили с трассы Нижний Новгород – Муром. Дорога из Нижнего Новгорода в Муром имеет длину 171 км. Расчетное время движения по автомобильной дороге составляет два часа.
В пятницу с утра начали обследование. У каждого съезда с автодороги, доступного для иномарки с низким клиренсом, останавливаемся на 15-20 минут. Наблюдаем, есть ли движение: на съезд и со съезда. Едем дальше.
Всю трассу разделили на 4 части. Для каждой части выбрали знаковый населенный пункт и в его районе решили делать остановки у дорожных АЗС. Таких точек набралось – три: Богородск, Павлово и Вача. Влад, как опытный путешественник расспрашивал заправлявшихся водителей о прямых маршрутах с этого знакового пункта до…, уточняя при этом, как бы вскользь о запрещенных проездах, с охраной. Если замечал в машине рыбацкие причиндалы – заводил разговор о «рыбных» местах, где всегда «клюет», а где и совсем не «ловится».

md_1661094421.jpg
За первые два дня ничего узнать не удалось. На всех съездах от Нижнего до Вачи не было замечено ни одной более или менее крутой иномарки. Оставалась надежда на болтовню водителей на АЗС. На заправке, под названием «Движение» долго не было приличного авто. Наконец подъехала подходящая иномарка. Через боковые стекла внедорожника Рено «Дастер» была видна специфическая одежда если не рыбаков, то уж наверняка туристов, у обоих пассажиров. Водитель вышел рассчитаться за бензин в болотниках. Значит рыбаки. Повезло, что оба пассажира вылезли из машины размяться. Влад тут же подлетел к ним. Рыбаки быстро завязали беседу.
— Нет, земляк, здесь клевых мест поблизости, — снисходительно пояснил Владу один из них. За Павлово надо ехать в сторону Оки. Там есть один съезд с указателем на какой-то заказник. И что проезд к нему ограничен. Но ты не тушуйся, а езжай спокойно. Мы рыбаки, а ни охотники. Там дальше на реке такие затоны! Голавли и язи сами на удочки кидаться будут!
— Слушай Витек! Подал голос второй пассажир. А я вот после одного случая стал бояться этих мест с ограниченным проездом. Я те не рассказывал, как в прошлом году на Жиздре залетел.
— Не! Не говорил!
— Мы тогда с женой отдыхали в селе Бобынино у тестя. И вот собрались с шуряком на его тачке на Жиздру за Богдановы Колодези, что на повороте в Сухиничи. Выехали под утро, часа в три. Там всего-то час езды не больше. Но Шуряк мне тогда всю дорогу пел про те места. Есть говорит там каменистый перекат с подводной растительностью, завихрениями и обратным течением. За перекатом песчаный свал в глубину. Вдоль берега под травой стоит щука, крупная говорит, килограмма по 2-3. А на свале окунь здоровенный, аж черный вес. На самом же перекате жерех и голавль. Целый час трындел, как мешок рыбы припер домой в тот раз. Я потом глядь на часы, а время-то уже четыре утра. Не заметили, как Богдановский поворот еще час назад проехали.
— Эт мы что и на Жиздру поворот проскочили, а? – спрашиваю шурина
— Не-е, — говорит не должны вроде. Тут где-то свертка одна есть, мне сосед рассказывал, там говорит, водозабор сделали и типа пруда. Стерлядку запустили, гады. На казенные харчи рыбку разводят. Ни хрена, говорит, спит там охрана. На выходной под утро «с бодуна». Проскочить запросто! А у стерлядки икра-то, говорит не красная, а черная! Смекаешь?
— Едем дальше и вижу – точно знак: проезд запрещен. Эта самая чертова зона водоохранная и есть.

md_1661094474.jpg И мы свернули на съезд. Дорога – обычный грунт, но ровная и укатана, как асфальт. Похоже, грейдеруют постоянно. А за поворотом через 70 метров ваще асфальт пошел. Проехали километров десять – пятнадцать. Темно. Речку не видать еще. А потом вдруг …Бац! Прямо в лоб два мощных прожектора. А рядом — два охранника с автоматами.

— Стоять на месте! – орут в два мегафона, как в трубы. – Выйти из машины и отойти на 5 шагов. Вы попали на особо секретную территорию министерства обороны РФ. Приготовьте для проверки паспорта и водительские документы.
— Да мы рыбаки! Ну ошиблись, завернули не туда. Ночь, темно.
— За несанкционированное проникновение на секретный военный объект будете задержаны на 48 часов для выяснения личностей и цели посещения объекта. После того, как выяснится отсутствие у вас преступных умыслов, вам нужно будет уплатить штраф и немедленно покинуть данную территорию.
— Мужики! Ну чё тут выяснять? Я ж говорю, рыбаки мы, попутали дорогу маненько…
— Мы тут на прошлой неделе троих рыбаков с сетями задержали. Все трое оказались агентами ВСУ.
— Мудак ты…, — говорю шурину, — Наелся черной икры? Чё делать то будем? Денег у меня с собой нет! А у тебя есть?
— Тут глухо затарахтел дизельный движок и на полянку на Лексусе выскочил мужик, тоже в форме. Похоже их начальник. Кого, спрашивает, задержали? Охранники отвечают:
— Фараон! Это рыбаки, похоже!
— Отпускай их, ладно! Некогда сейчас возиться с ними. Инесса срочно вызывает. За рекой напротив, машина военная подъехала. Это точно БРДМ, радиацию меряют. У нас в части была такая же.
Там похоже у вояк учения! Быстро пошли! Цезарь! Проводишь этих до трассы на квадроцикле и бегом напрямую через лес на базу. Белый со мной, живо! Королевы ждать не умеют!
Вот так нам и повезло с их учениями. А то бы черт знает, что было бы? С тех пор я все заезды с такими вывесками за километр обхожу.
Влад поблагодарил рыбаков за ценные сведения и бегом кинулся ко мне.
— Повезло нам, Дима! Эх, как повезло! – почти крикнул бывший спецназовец, запрыгивая ко мне в машину. – Засекли мы их логово, случайно засекли!
И где? Как далеко?
— Да не близко! Где-то между Калугой и Брянском. Точнее дома определим по навигатору. Отсюда километров шестьсот, не меньше.
— И до Нижнего больше сотни. Значит от дома – больше семисот будет. Едем домой, Влад! Надо все обдумать, подготовиться. Просмотреть варианты других маршрутов. Надо же! Посты как на военном объекте — охрана вооруженная, прожектора, мегафоны… Дело не шуточное.
___________________
Дома на следующий день мы в интернете подробно разобрали весь маршрут тех рыбаков, с которыми встретились на заправке у Вачи. Выбрали наиболее подходящий участок трассы М-3 от поселка Середейский до поворота на городок Жиздра. Пятьдесят с лишним километров по М-3 и практически без деревень, глухомань! От Москвы до Калуги 2 – 2,5 час езды. И от Калуги до Жиздры еще час – полтора. Получается от столицы до борделя по одной лишь трассе «Украина» можно добраться за 3,0 – 3,5 часа. Значит бордель может быть вполне интересен и для столичных толстосумов. А вот от Нижнего далековато. Это на Западе в поисках экзотической эротики забираются на другие континенты.
Потом взялись за спутниковые карты тех мест Калужской области. Во-первых, должен быть значительный по пощади лесной массив. Сузили поиск на М-3 в два раза. От поворота на село Брынь Думинического района по трассе и до поворота на село Высокое сплошной лес тянется почти на двадцать километров. Здесь можно целый поселок спрятать, не то, что бордель. Во-вторых, водоохранная зона скорее всего связана с рекой, причем совсем не мелкой речушкой. Реку на карте нашли сразу. Жиздра проходит на этом лесном участке так же в пределах пятнадцати — двадцати километров. Дальше река подходит к М-3 еще ближе, но там кончается лес. Значит указатель на эту водоохранную зону должен быть где-то между этими поворотами.
Потом построили несколько маршрутов до этого участка по навигатору. Оказалось, выгоднее ехать туда от Нижнего не через Муром, а через Владимир. Сначала по М-7 до ЦКАДа, потом по этому кольцу от Электростали до М-3 и затем на юго-запад по трассе «Украина» до конечного пункта маршрута.

md_1661094562.jpg

 

И тут мне позвонил знакомый, работавший в городском тресте инженерных изысканий начальником отдела. Этот отдел выполнял для моей фирмы несколько заказов по исполнительным съемкам построенных нами сетей

газо - и водоснабжения. Месяц назад я поделился с ним проблемой поиска этого борделя. Приятель сообщил мне, что у них в институте два дня назад не стало одного сотрудника, геодезиста-топографа, умер от инсульта. Стали просматривать его компьютер и нашли в черновиках одно интересное письмо, где он с гневом писал директорше одной фирмочки о том, что два года назад весь свой отпуск потратил на выполнение их заказа — топосъемку местности где-то между Калужской и Брянской областями вокруг заброшенного административного здания недавно закрытых водозаборных сооружений, выкупленного этой фирмой для их клуба, и что спустя вот уже два месяца не может дождаться обещанной оплаты. В этом письме умерший геодезист грозил этой Инессе, что, если в ближайшее время не поступит оплата за его изыскания, он сообщит «куда следует» о нелегальных услугах интимного характера, которые оказывает их клуб под названием «Эдельвейс».
Всё! Сошлось! – сказал я Владу. Это тот самый бордель, про который говорила мне Карякина, в том числе про его название, связанное с каким-то редким цветком.
— Значит Эдельвейс! – переспросил Влад. Не слышал про такой цветок.
— Требуется нешуточная отвага, чтобы добраться до белых звездочек этих цветков, ласкаемых самим небом – пояснил я ему. — Романтика покорения вершин и эдельвейс не разделимы. Аромат растения довольно сильный и напоминает запах меда. Эдельвейс на языке цветов – прежде всего любовь!
— Ладно, понюхаем! – сказал Влад. А вот насчет любви – не обещаю…
____________


Оружие решили не брать. Однако Влад взял с собой подаренный ему в конце 16 года после боев за Пальмиру в Сирии командиром его подразделения десантный нож «Катран». Он объяснил, что в походах никогда не расставался с ним. Он достал свой подарок. Утяжеленное лезвие ножа позволяло продлить прямую линию полета без переворотов.
Потом грянула память. Он вспомнил свой первый договор с будущей ЧВК, что подписал в Москве весной 1913 года в прямом смысле слова на коленке на перроне Ленинградского вокзала. Вот так выглядел тогда его контракт со Славянским

корпусом:

md_1661094668.jpg

Дальше был перелет в ливанский Бейрут, переезд на автомобилях в Дамаск. От сирийской границы — с конвоем местных гвардейцев. Потом гостиница, затем самолет в Латакию, военная база. В этой компании сними был тогда и подполковник запаса Дмитрий Уткин. Но Дмитрий в 2013 году еще не был их командиром. Влад задумался:
— Сколько лет пролетело с той первой неудачной операции. Сирийцы тогда встречали их с цветами, а провожали хмурыми и недовольными взглядами.
А на родине их встретили уголовным разбирательством «за наемничество». В 2014 году он, наконец, попал в группу, созданную самим Уткиным, уже имевшим к тому времени позывной «Вагнер». Тогда вначале их забросили в Крым на «зачистку» территории. Потом был «Донбасс».
В 2015 году их снова перебросили в Сирию. Но это уже был не Славянский корпус. Это была ЧВК Вагнера — уже состоявшаяся и эффективная военная организация, освобождавшая почти всю Сирию. Они штурмовали Акерабат, Дэйр-Эз—Зор, Меядин, Восточную Гуту.
А сирийская армия… это вообще смех. Влад даже не мог назвать ее армией. Там одна-единственная дивизия генерала Аль Хасана воюет более-менее, все остальные — никак. Когда встал вопрос о форсировании Евфрата для освобождения Дэйр-Эз-Зора, чтобы взять правостороннюю часть, сирийская армия отказалась форсировать первой. Там же надо плацдарм взять и удержать. Фатемиды (афганские наемники) тоже отказались. Вот потому Пальмиру брали они, всем составом ЧВК Вагнера
Влад убрал подаренный нож в карман джинсов и закрепил его за край кармана на клипсе.
— Слушай? – предложил он мне, — раз уж назначили выезд на завтра – давай я сгоняю домой, возьму с собой самое необходимое, заодно зайду в магазин и куплю все, что нужно в дорогу. Потом, если ты не против – вернусь и заночую у тебя. А ты пока готовь все дома. Да и машину проверь, масло тосол и прочее.
Я, как раз пока он вспоминал свое военное прошлое, составлял список необходимых в дорогу вещей и продуктов.
— Давай! Недолго. Вот список и карта сбербанка. Трать сколько понадобится.
Влад поморщился, но карту все же взял и помчался на автобус.

Его не было уже больше часа. Я за это время приготовил в дорогу все самое необходимое. Сварил с десяток яиц. Достал из кладовки подаренные мне моей бывшей заботливой секретаршей две полуторалитровые банки с домашними маринованными огурцами и помидорами. Потом вынул из холодильника почти килограммовый шмат соленого сала- тоже подарок от зама. Он родился и вырос в какой-то белорусской деревне и частенько угощал меня на работе приготовленным по особому рецепту ароматным с чесночком соленым белорусским сальцом. А в это раз они словно сговорились и решили проводить меня в дальнюю дорогу, подарив все эти продукты на прощанье. Потом спустился во двор и долго осматривал машину, вынюхивая все её состояние. Долил масла в движок, добавил тосол и тормозную жидкость. Проверил давление в шинах, наличие аварийного знака и насоса. Холодильник в машине работал, буксировочный трос и ключи лежали на месте. Осталось заскочить в гараж и положить в багажник на всякий случай все свои рыбацкие принадлежности
Дома взглянул на часы. Влада не было уже два часа. Я забеспокоился. И тут послышался звонок в дверь и на пороге появился готовый к бою спецназовец с двумя пакетами продуктов на дорогу, но главное с какой-то прямо цветущей физиономией.
— Ты че? — спрашиваю его. — Цветешь, как Эдельвейс, только что не пахнешь?
— Щас расскажу! Спешил вот… отдышусь и …В общем в квартире собрал все, что может пригодиться, вышел из дома и зашел в магазин. А у кассы, представляешь, та девчонка стоит…
— Какая девчонка? – спрашиваю.
— Да та самая, что мы от тех барбосов спасли! Помнишь? Ну Катя – стоматолог?
— Ах да! Ортопед-стоматолог. Как же, помню. И что она? Сразу узнала тебя и вновь рассыпалась в благодарностях?
— Да нет, слушай! Такое дело. Она у кассы стояла, набрала кучу продуктов, а рассчитаться не может. У неё карточка оказалась каким-то образом случайно заблокированной. Решать проблему нужно было в банке, а банк похоже закрылся по времени. Она предлагала кассиру паспорт свой оставить в залог до завтра, обещала проплатить, как только прибежит из банка. Но ты знаешь, продавцы, у них же вместо сердец купюры бумажные. Уперлась, нет и все! Или, говорит плати или вынимай продукты назад.
— Ну да! Тут ты подлетаешь и…
— Правильно говоришь, подлетаю и сую продавцу свою, тьфу, то есть твою карту. Продавец сразу, так шустренько — рраз и приложила её к терминалу. Ну и сняла у тебя две штуки со счета…
— Понятно. А карту хоть вернула?
— Ну конечно вот, забирай. Две штуки за мной, потом верну.
— Да ладно! Спишем на непредвиденные расходы. Рассказывай дальше.
— Тут эта Катя оборачивается и смотрит на меня. Ой – кричит на весь магазин, это опять вы? Второй раз уже спасаете меня. Я вам деньги верну, обязательно верну завтра же.
— Вернете, не завтра, а когда я вас в третий раз спасать буду.
— А если третьего раза не будет? — спрашивает меня.
— Тогда давайте я вас провожу до дома, и мы в расчете?
— Но тогда, — говорит, — мой долг наоборот увеличится.
— Давайте проверим, — говорю, — пойдем и посмотрим, может наоборот уменьшится?
— И мы пошли почти три остановки пешком, поэтому я и задержался.
— А перед её домом я ей и говорю: один поцелуй — вот сюда, показываю ей на свою плохо выбритую щеку и все – долг оплачен!
— Нет, говорит! Поцелуй так дорого не стоит. Я все равно вас найду завтра и верну деньги.
— Нет, смеюсь! Не сможете вернуть. Уезжаю я в ночь за шестьсот километров. Так что, платите, — говорю, — пока есть кому платить.
— А что? Потом может и не будет кому? У вас опасная поездка? – и вижу, начинает волноваться.
— Да нет, — говорю. Обычная для меня.
— А я, — говорит, — почему-то чувствую, что необычная. Но я вас все равно найду потом. Говорите адрес? – и ты знаешь поцеловала меня и не в колючую щеку, а в губы, тихо так, совсем чуть коснулась.
— Да-а! — сказал я Владу. Две случайные встречи за два дня с этой девушкой – это уже не просто случайность. Это прямо рок какой-то.
— Дай-то Бог! – буркнул Влад и отвернулся, спрятав от меня довольную ухмылку. Давай показывай, где у тебя ванная. И где мне занять в твоей берлоге лежачую позицию до утра?
__________
Мы выехали из Нижнего ровно в семь часов. Денек выдался хмурый. Вначале даже пошел мелкий дождик. Потом почти перестал. Отдельные капли дождя падали на лобовое стекло. Тяжелые темно-серые тучи продолжали маячить за стеклом машины. Они давили на меня, пытаясь усилить в сердце страх и тревогу за мою любимую Лену.
-Девочка моя, милая, родная! Как же ты там в этом проклятом Эдельвейсе? Я не оставлю тебя в этой долбаной клетке ! Пусть погибну, умру, сдохну, но вырву тебя оттуда.
Дома отступали с обоих сторон. Километры пути летели назад, словно в прошлое. Начиналась трасса М-7 Волга. Дворники за стеклом смывали упавшие капли дождя, тихо урча: Ле-на, Ле-на…
На заднем сиденье тихо посапывал Влад. Ему должно быть снилась эта Катька, как она снова и снова целует его в губы или шепчет что-то нежное и ласковое прямо в ушко…Счастливый! Ведь она от него совсем близко, почти рядом. Почти, рукой подать…
Расстояние до поворота на Электросталь мы прошли за 5 часов с одной остановкой на полчаса в пути. Поели в машине из собственных припасов. От Нижнего до ЦКАДа было примерно полпути до конца нашего маршрута. На ЦКАДе сразу нашли работающее придорожное кафе. Отлично пообедали. Дальше машину вел Влад. Я тоже вздремнул на заднем сиденьи. Еще одну остановку сделали через три часа в Обнинске. Пришлось заехать в кафе Канибадам на улице Цветкова.
От Обнинска продолжили маршрут уже по М-3 «Украина». Еще через 3часа Влад остановил машину и разбудил меня. Мы находились в Калужской области на въезде в Думинический район на остановке автобуса Бакатово. Недалеко от поворота на это село находилась довольно приличная кафе-гостиница под названием «196км». Зашли, быстро и плотно поели. Было 18:30 часов. Разницы во времени с Нижним не было.
— Что решаем? – спросил Влад, отодвинув пустую тарелку. — Спим или едем искать бордель?
— Влад! Давай так: берем номер на два дня для начала. Час на короткий отдых. Потом едем искать этот поворот. Наблюдаем за иномарками на съезде с трассы. Клиенты скорее всего последуют к борделю под вечер. А завтра утром можем долго простоять на заезде впустую. Если что, очень осторожно попробуем выдвинуться следом за какой-нибудь машиной на разведку.

md_1661094797.jpg

Я весь багажник еще в Нижнем забил рыбацкими причиндалами. Две пары сапог-болотников, удочки, спиннинги, сеть. Есть даже малогабаритная десантная резиновая лодка. Я в гостинице переоденусь в камуфляж. На тебе форма и так подходящая.
— Будем пробовать, — согласился Влад. – А там по ходу посмотрим…Сегодня цели у нас две: первая – убедиться, что объект на этом заезде, вторая – узнать, на какое максимально близкое расстояние можно к подъехать к нему незаметно.
___________
Съезд на водоохранную зону нашли через десять километров. И правда, вывеска «Проезд запрещен. Водоохранная зона» была хорошо видна с дороги. Дорога на съезде и в самом деле оказалась грунтовая, но в идеальном состоянии.
— Интересно, а зимой как же они здесь ездят? — спросил Влад.
— Вон гляди! – и я показал ему на аккуратные кучи мелкого щебня, лежавшие вдоль съезда, через каждые метров 30-40, — Строители называют эту щебенку «семечкой». Вот её и подсыпают зимой.
Метрах в пятидесяти дальше по ходу был съезд на другую сторону трассы. Мы съехали с него и спрятались за мелким соснячком. С этой точки съезд на охранную зону просматривался идеально.
Пока ждали за полчаса прошли три иномарки с интервалом минут десять друг от друга. Потом еще полчаса никого не было. В 20:30 решили потихоньку двигаться в эту водоохранную зону. Буквально через 60-70 метров начался поворот, трассу не стало видно с дороги. А грунтовка превратилась в абсолютно ровный, довольно свежий асфальт, шириной метров шесть-семь, с аккуратно ухоженной обочиной.
— Вот это маскировка! – похвалил Влад.
— Ну да, не хватало крутого асфальта на въезд в водоохранную зону! – добавил я ему.
Едем осторожно, со скоростью 20-30 км в час, как будто неуверены в нужном направлении. Проехали пятнадцать километров. Реки все не было. Зато прямо навстречу будто из-под земли вынырнули два автоматчика, по мнению Влада, в полной экипировке спецназа ГРУ. Только автоматы короткие не наши. Дальше, все, как в тумане: закрыли проезд, обыскивать не стали, заставили вернуться. Мы до трассы не доехали, увидели за нами машину, остановились, перегородили дорогу. Их машина остановилась, вышел мужик, видно старший. Один остался с девчонкой в машине. Неожиданный крик девушки о помощи. Короткая схватка с бандитами или охранниками, мы пока не знали с кем. Старшего Влад кончал. Второго я вырубил в машине. Девчонка просит второго больше не трогать. Оттащили убитого в лес от дороги. Решили вернуться в гостиницу. Оценить обстановку. Обдумать свои дальнейшие действия.
_____________
Итак, наше первое оперативное совещание. Открыл его Влад:
— Ну что, будущие коллеги, бойцы-товарищи: это я вам говорю, уважаемые бывшие работники борделя, вы девушка и вы, молодой человек. Я не ошибся, что вы оба бывшие служащие «Эдельвейса»?
— Вы не ошиблись и в этом, и в том, что если вы собираетесь покончить с этим дьявольским притоном, то мы готовы стать вашими товарищами, бойцами вашей группы. Вот он – опытный охранник этого борделя со дня его образования, спортсмен Генка Белов, по кличке «Белый». А я «Спица», точнее Зойка Спицына. Я вообще-то не худая и могу о-ё-ё как приголубить. – Девчонка сжала и подняла свой кулачек, показывая больше свой непокорный нрав, чем силу. И стрелять могу из пистолета. А кличка – это по фамилии.
— А сколько же вам лет, уважаемая Спица? – спросил я её. – В бордели вы тоже со дня основания?
— Мы с Генкой в борделе с самого первого дня, я даже раньше, еще когда в клубе работала в сауне.
— А ты, Геннадий, в бордель-то как попал?
— Служил в ВДВ. После армии два года не мог найти работу с приличным заработком. Пришел как-то к ним в клуб стриптиз посмотреть. Там с их начальником охраны познакомились.
— Ага! Познакомились! Нажрался, как свинья и полез к девчонкам. Вот Фараон тебя и вырубил.
— Ну, скажем вырубил-то не сразу. Если б не не пол-литра коньяка на пару с пивом, я б сам его завалил. Потому он и пристал ко мне на следующий день, когда я пришел платить за разбитую витрину. Пойдешь, говорит, ко мне в охрану? Первый месяц сороковник, потом штук двадцать добавлю. Будешь работать, витрину спишу на убытки. Увижу «датым» на работе – сразу пинком под ж… без оплаты.
— А потом, как по работе? Справлялся? Ругали, хвалили!
— Фараон Белому больше всех доверял. Говорил, что в разведку бы с ним пошел, — выскочила Спица.
— Я бы с ним не пошел, — сказал Белый.
— Скажи девочка? – за что они тебя так…не взлюбили? — спросил Влад.
— За побеги мои неудачные, вот. Вчера был третий, последний. Инесса два раза прощала, на третий раз дала команду «в расход».
— А убегала-то почему?
— Потому! Меня еще полгода назад старик-извращенец из Москвы забронировал. Уплатил 50% тарифа за полгода вперед. И чтоб ни с кем другим. А у самого уже лет десять, как «полшестого». Два месяца я терпела его пошлые выходки. Сколько раз просила королеву – ни в какую… Потом сил нет, убегать стала.
Наконец я не выдержал и спросил девочку:
— А скажи милая, перед новым годом к вам одну девочку лет 18-19 не привозили, красивую, такую?
— Это которая танцовщица? Ужасно красивая девчонка! Королева ей имя какое-то танцевальное дала – Милонга! Классно у неё все получается! Вольный стриптиз танец. Она прямо на ходу все элементы придумывает. Для нее специально на каждый новый танец наряды шьют. Она все окупает. Хотя с клиентами почти не встречается. Раньше она каждый день танцевала. А потом стала лишь три раза в неделю выступать. Инесса теперь билеты за просмотр её танца продает. С каждого по пятьсот баксов. Много новых сразу стало приезжать. Человек тридцать-сорок, а то и больше. Почти все из Москвы. Там говорят такого не видели никогда, вот! А Инесса за каждый день её выступлений по двадцать штук зелеными собирает. Я сама слышала, как она отчет по телефону сдавала.
Пока она рассказывала меня всего просто трясло от волнения:
— Боже мой! Лена, родная моя! Как ты попалась в эту паутину. Зачем же в тот зимний вечер ты ушла от меня?
И Влад, как на зло добавил:
— Твою Лену словно Бог наказал за то, что бросила тебя!
— Это была ваша девушка? – вспыхнула Спица.
А Белый обхватил голову руками и застонал:
— Я был против! Я уговаривал Фараона отпустить эту девчонку тогда в Нижнем у стриптиз-клуба. Но разве эта тварь послушает кого?
— Теперь уже точно не послушает, — хмыкнул Влад.
— Давайте думать. Прежде всего, я как инициатор всей кампании, хочу сообщить Зое и Геннадию, что ставил перед собой и Владом задачу лишь по освобождению Лены. Какие-либо другие действия нуждаются в обсуждении и в четком обосновании.
— Какое тут обоснование, Димон? – Влад так и подскочил на месте. – Придавить это гнездо разврата и точка…
— А как ты себе это представляешь, сделать налет, уничтожить вооруженную до зубов охрану и освободить всех девчонок?
— Ну, налет скорее всего не понадобится. У меня вторая профессия – военный инженер минно-подрывного дела. Я эту науку еще в 2015 году освоил на практике. А в конце прошлого года по договоренности с моим нынешним руководством я закончил продвинутый курс по МПД для сотрудников охранных структур и МЧС-ников. Так что, если очень постараться, пешим, скрытным путем туда проникнуть и заложить пару тройку мин помощнее… Девчонок конечно предупредить заранее, что бы находились в безопасном месте в момент взрыва, а зданьице вместе с королевой и её свитой отправить на небо.
Тут молчавший все время Белый подал голос:
— Здание и так заминировано. Пульт управления в подвале в спецкомнате. Там стены в метр толщиной, дверь входная из пятимиллиметровой стали. Замок на двери, как у сейфа, наборный. Мины приводятся в действие специальным ключом. Ключ в одном экземпляре – только у королевы. Она с ним никогда не расстается.
— Ребята! — Обратилась Спица. — Все сложнее, чем вы думаете. Из пятнадцати девчонок, что там работают, таких, как я еще одна и ваша Милонга. Остальные –это профессионалки. Их оттуда палкой не выгонишь. Они, кроме как ноги раздвигать ничего не умеют, да и не хотят уметь. Есть еще там пятеро мальчишек-геев. Но они живут, питаются и работают отдельно. Мы их не видим. Ну, думаю, что они точно и давно мечтают слинять оттуда. Кстати, эти мальчишки для клиентов дороже всех нас. Поэтому за ними особый присмотр. Они у самой Инессы на контроле.
— А что органы, вообще не знают про этот притон разврата?
— Может и знают. – Белый сжал кулаки. — Да только за этим клубом такие упыри сидят! Не поверите, у них не только на многих толстосумов досье заведено. Там видео собрано на крутых управленцев, работников правопорядка, юстиции и даже депутатов. Многих. Из постоянных клиентов есть несколько известных олигархов. Этим женщины не нужны, только мальчики, причем не старше 13-14 лет. Вот если б копии снять с этих видео… Это было б пострашнее взрывчатки.
Все! — сказал им я. – Хватит на сегодня. Давайте спать. Утро вечера мудренее. Номер четырехместный. Двухкомнатный. В каждой комнате по две кровати. Гена! Если Зоя не против располагайтесь во второй комнате. С этого момента разделяться нам нельзя.
Ой-ой! — запричитала Зойка. – Щас! Застесняюсь и под кровать спрячусь… Спокойной ночи! Пошли, Белый! __________
Генка с Зойкой ушли и закрыли за собой дверь. Мы разделись и легли. Однако спать не хотелось. Перевернувшись раза три с боку на бок, я откинул одеяло и сел на кровать.
Влад сразу встал с кровати и скорей за свою соску.
— Хоть вечером кури поменьше, — сказал я ему, — задыхаюсь уже от твоего дыма.
— Я тогда на балкон! – и поспешил выйти из комнаты.
— Ладно кури здесь! Что делать-то будем, минер-взрывник?
— Готовимся к вылазке, гасим охрану, берем королеву с ключом, уводим девчонок и пускаем под откос весь этот балаган.
— Все не просто, Влад. Думаю, что нужна будет не вылазка, а скорее осада, может и длительная. Как карта ляжет. А твои знания по взрывчатке скорее нужны будут для работы сапером. Разминировать приходилось в боях?
— Приходилось! А нам-то здесь это зачем?
— Генка оказался мужик с головой. Если собрать видео материалы на всех этих воротил и депутатов и отправить в генеральную прокуратуру, они намного быстрее нас сами взорвут этот бордель и следов от него не оставят. В этом случае, чтобы спасти девчонок и нужно будет не закладывать взрывчатку, а наоборот – разминировать здание. Причем, сделать это, опередив всех: и упырей-хозяев, и депутатов-олигархов, и весь персонал или штат борделя. Итак, вот наши задачи:
1. Каким-то образом незаметно проникнуть в этот притон.
2. Снять также незаметно побольше копий с видео на всех элитных гостей.
3. Вынести копии видео материалов за территорию борделя.
4. Перед налетом спецназа успеть разминировать здание.
— Да, — согласился Влад. –Эти твари из охраны и персонала клуба вполне могут взорвать всех вместе со зданием: и мальчишек, и девчонок, и самих себя.
— А чтобы выполнить первые три пункта нашей программы – нам нужны свои люди в штате борделя, хотя бы один человек.
— А лучше два, — немного подумав сказал Влад . – И мне кажется такие люди у нас есть, точнее говоря могут быть в самое ближайшее время, если захотят конечно.
— Ты предлагаешь вернуть в бордель Спицу и Белого. Ну Белого еще ладно, можно подумать… А вот как вернуть Спицу, это вопрос? В любом случае от неё в этом деле было бы пользы не меньше, чем от охранника. Особенно в плане спасения всех девчонок и мальчишек.
— Да уж, Спица девка смышленая и шустрая. Очень бы пригодилась нам.
— Влад! Я больше не могу. Нам надо отдохнуть. Соберемся завтра вчетвером и будем решать дальше. Давай спать. И еще, я должен увидеть Лену, подготовить её морально, поддержать…Да просто всего лишь увидеть! Она ведь уже совсем недалеко, рядом… Я должен, я обязан встретиться с ней в этом проклятом борделе.
— Ну тогда готовь свои миллионы. И выкупай или бронируй встречи с ней не меньше чем на месяц…
_____________

Наутро после завтрака в кафе, вернувшись в номер, мы снова начали обсуждение наших планов. Конечно же и Белый и Спица сразу поняли, что без их легального участия в работе борделя достать и вынести за его пределы видеоматериалы с интимными сценами, да еще и с несовершеннолетними просто невозможно. Ведь именно для того, чтобы это не случилось бордель и был заминирован. А хозяева этого заведения сделали все для того, чтобы Инессе ничего не оставалось делать, кроме как пожертвовать собой в случае необходимости взрыва. Для этого её вытащили из тюрьмы раньше на три года по УДО. Для этого была собрана информация на всех её родственников.
— Я не против вернуться и продолжить работу в борделе. Нужно только объяснить Инессе, почему погиб только Фараон и почему мы не вернулись сразу же после этого происшествия. И еще я боюсь за судьбу Зойки. Вдруг у королевы сохранились планы довести до конца с ней задуманное?
— Что касается меня, — сразу же не утерпела Спица, — то если я вернусь в бордель сама, а не вот он, приведет меня на привязи, — Инесса показала пальцем на Белого, — да еще дам слово, что больше бегать не буду – примет, как миленькая. Правда, я до этого твердо обещала ей, что сбегу, а сама не смогла. Скажу, мол поняла, что больше пользы не от моих побегов, а от беготни за мной богатеньких мужиков, вот!
— Да, насчет этого, ты точно самая лучшая из всех, этих…
— Проституток что ли? Уж договаривай, милый…
Я перевел тему разговора:
— Значит так, первое: на полпути до трассы вам попалась машина с пьяными рыбаками. Вы их погнали с водоохранной зоны, как и положено охране. Они стали насмехаться над вами. Вы с Фараоном вышли из машины и подошли к нарушителям, рассчитывая на то, что пьяные рыбаки не будут такими прыткими. Но, видать, рыбаки оказались не такими пьяными, как вы думали, да еще похоже и бывшими спортсменами. Ну и неожиданно накинулись вчетвером на вас двоих. Вот и вырубили вас, обоих. Фараону повезло меньше, чем тебе, Гена. У тебя лишь фонарь под глазом от Диминого кастета. По размеру и цвету вполне достаточное доказательство мощи удара, чтобы проваляться пару-тройку часов без движения.
— А я, значит, убежала от страха, сама, не зная куда?
— Да! Убежала, куда глаза глядят, потом побродила пару часов, подумала, как следует. Поняла, что, как была, так и есть — былинка на фоне огромного жестокого мира и, в общем-то, никому на хр…н не нужна. Сначала вроде испугалась вернуться, вдруг королева продолжит начатое со мной? Потом, решила – пойду к машине, может кто из ребят жив еще – помогу очухаться и вернуться в бордель. Глядишь и заступятся за меня перед Инессой. Главное, что б выглядело все попроще, Зоя!
— Думаю, что все же примет меня. Во-первых, она страшно жадная. Трясется за каждую копейку. А от меня ей выручка была что надо. Образ девчонки-хулиганки, плюс костюм Гавроша, плюс… В общем клиентов у меня было не так много, но зато все денежные.
— Не считая меня, конечно! — вставил свое слово Генка.
— А ты вообще засохни, «нищеброд» ехидный. Люблю, не могу без тебя, женюсь и все такое … Свадьбу и ту «на халявку» подкрался на мои кровные!
— Зоя! Да что ты плетешь? Я же сказал, что только на мои играть будем. Из принципа копейки у тебя не возьму, даже если просить будешь.
— Ладно, хорош лаяться! Как вам моя легенда? Годится?
— Годится! — в один голос заверили меня Спица и Белый.
— Задание пока такое:
— Гена! Тебе взять на контроль всю процедуру видеозаписей, разобраться с видеоархивом и продумать варианты снятия с них копий и их выноса за территорию борделя. Кода будет готов конкретный план – ищи способ встречи с нами для его обсуждения.
— Зоя! Ты в помощь Белому. Но и за тобой конкретно задача– ваша королева. Следить за ней по возможности и сообщать Белому о её планах. Продумать варианты, как можно выкрасть у неё ключ? И узнать, есть ли запасные ключи и у кого они хранятся7
Белый поднялся с кресла.
— Если идти, так нужно спешить! Время играет против нас. Если сейчас ты нас Дмитрий подкинешь – можем даже к завтраку успеть в борделе. И еще, нужно решить вопрос со связью. У Зойки телефона в борделе не будет, как и у всех девчонок. Первые два-три дня меня посадят «на карантин» отберут мобильник. Но даже потом мне нельзя будет одному звонить. Только в присутствии и.о. начальника охраны или самой королевы. Будем пробовать общаться ночью через СМС-ки. Либо встречаться здесь в гостинице или в поселке, как уж получится.
— Подождите ребята, еще пять –десять минут. Тут такое дело… – я напрягся, собрался с силами и с мукой в голосе произнес:
— Мне край нужно попасть в бордель в качестве клиента. Я столько времени искал Лену. Уже и не верил, что найду её. И вот она почти рядом. Я должен её увидеть и, понимая, что свидание будет записано на видео, хотя бы глазами должен и просто обязан поддержать её. Я чувствую, что с ней что-то не то. Я постоянно думаю о ней, но весь последний месяц меня не покидает растущая тревога за неё…
— Дмитрий Николаевич! — обратился ко мне Белый .– А ведь попасть тебе туда, как посетителю, будет намного труднее, чем нам вернутся.
— Почему?
— Чтобы только заказать пропуск незнакомому новенькому, пусть даже очень богатому клиенту в обязательном порядке требуется рекомендация от какого-либо привилегированного завсегдатая клуба. Их пока немного, всего десять человек и живут очень далеко отсюда. У каждого из них для рекомендации есть электронный маячок, у некоторых по два и три, который они обязаны выдать своему протеже. Маячок крепится на лобовое стекло машины. Достаточно съехать с трассы, у охраны на пульте высветится сигнал и вас пропустят через КПП. за километр до ворот территории Эдельвейса без остановки. Также рекомендуемое лицо должно выдать вам металлический жетон с эмблемой Эдельвейса. На этом жетоне нанесен номер, принадлежащий рекомендателю. Но и это еще не все. На входе в бордель дежурный проводит вас в кабинет директрисы. Окончательное решение она примет только после беседы с вами.
И тут мне стало по-настоящему страшно. Страшно, потому что положение казалось безвыходное. Опять, как в тот день, когда я увидел, как она ушла от меня, мне стало плохо. Голову сдавило словно обручами. Я опустил голову, сжал виски руками и глухо застонал. Влад подал голос.
— А что адреса этих крутых клиентов строго засекречены?
— Установить адреса не проблема. Дело в другом. Как получить от того или другого эту рекомендацию? Там дураков нет, лишний раз даже за большие деньги никто из них не станет подставлять свою голову за незнакомого человека.
— Но ведь должен быть какой-то выход?
— Есть один вариант. Можно попытаться …
Тут Зойка не утерпела:
— Расскажи им про Коленьку!
— Да! Я как раз об этом. Полгода назад Инесса вытащила из столицы своего сыночка. Бабник и пьяница. Школу еле закончил. Учиться не хочет. Связался в Москве с наркоманами. Она его целый год лечила в каком-то монастыре. Потом побоялась в Москве оставлять. Купила ему квартиру здесь в поселке Думиничи. Денег подкидывает в обрез. И хотя с «коксом» он завязал, но на выпивку и баб ему не хватает. Я по заданию королевы несколько раз приезжал к её сынку. И постоянно находил Коленьку в баре-ресторане «Ярд» на Большой Пролетарской. Это километров двадцать от вашей гостиницы через деревню Александровка. Раза три он занимал у меня денег. Последний раз месяц назад взял пять штук на два дня. Так и не отдал. Инесса потом вернула. В общем есть вариант ближе к вечеру подвалить туда, завязать разговор. Вот он может за бабки… Но есть или нет у него маячок и жетон – не знаю. Не спрашивал. Узнаете его легко. Он волосы в светло-зеленый цвет красит. Выпендривается, чтобы перед девками. Я,мол, столичный гусь. Ну что, едем к борделю?
— Влад поедешь и отвезешь бойцов один. Я же поберегу свою физиономию для будущего крутого клиента. Ну что ребята? С богом, что ли?
— С богом! — кивнула Спица.
___________

Влад вернулся через час.
— Ну как, довез? Приняли их?
— Приняли в полутора километрах от трассы. Двое, похоже, охранники, как и Белый. Только спросили при мне –Фараон где?
— Девчонка на небо пальцем показала — там, говорит, душа его светлая
— А этот Белый добавил: грохнули его, толи рыбаки, толи бандюганы. Меня вырубили. Спица под утро из леса вышла и помогла очухаться. Иначе бы к Фараону отправился.
— Прибрать его надо, похоронить, как положено — заботливо добавила эта Спица, — человек все же.
— Потом заберем. Инесса ждет, поехали! А это кто? – спросили про меня.
— Я на трассу сбегала, тут напрямую через лес метров триста не больше. Белый идти не может и телефон у него разбит. Вот, остановила мужика…
— Чё? Пообещала натурой рассчитаться, что ли? — спросил один из двоих. Оба заржали и сделали мне знак, чтобы проваливал. Я их ждать не заставил. Успел увидеть, как Генку затащили в машину, а Спица сама запрыгнула. И мы разъехались в разные стороны. ____________

Под вечер поехали мы в Думиничи. Ресторан нашли почти сразу. Было восемь вечера. Народу было прилично. Коленьку засекли быстро. Светло-зеленый бобрик на его голове так и бросался в глаза.
Он сидел с какой-то смазливой девкой лет 16-17. Рядом с ними крутился официант. Мы видели, что он уже долго не отходит от столика. Наконец Коленька подал голос:
— Я же сказал, завтра рассчитаюсь за все неделю… Подумаешь какие-то двадцать штук.
— Но у меня зарплата двадцать тысяч в месяц с тоской в голосе твердил официант.
— Щас позвоню старухе своей! Чё? Мамашка у меня крутая… Даст команду – деньги через 15 минут здесь будут…
Потом и правда достал телефон и позвонил. Потом долго что-то доказывал. Похоже мать отказала. Официант это понял и громко заявил:
— Вызываю охрану и звоню в милицию.
Девчонка, услышав слова официанта, быстро смоталась от столика.
— Ну подожди, всего полчаса, деньги будут…
— Хорошо, жду ровно тридцать минут.
Все складывалось удачно. Я кивнул Владу. Тот не спеша двинулся к столику.
— Здорово! – кивнул он молодому нахалу. Дай огоньку. Зажигалка кончилась, блин!
Влад прикурил, потом кивнул в сторону официанта.
— Чё? Проблемы, что ли?
— Да есть немного. Слушай, мне хотя бы штук пять до завтра. Отдам в это же время с процентами.
Влад присел на только что освободившееся место.
— Слышь? Есть тема для разговора.
— Ну? Только времени у меня мало.
Столик был рядом, и я хорошо слышал этого молодого засранца. Влад же специально для меня говорил чуть по громче
— Вон, за соседним столиком мужика крутого видишь?
— Ну вижу и чё?
— Это друган мой, учились в одной школе четверть века назад. Он сейчас на Северном Урале…
— Работает на вахте?
— Эх ты! Вахта! Ты про Невьянскую артель что-нибудь слышал?
— Что-то слыхал…там про золото. Но это давно, кажется до революции…
— Да кругозор у тебя пришибленный! Это единственная действующая артель на Северном Урале. А он там уже лет пять, как начальник охраны. Два года назад они от Московских отбились. Уважают там его…
— Да ты чё? И бабки у него есть?
— Немеряно1
— А чё он тут трется?
— Понимаешь, он сам из Питера. Приехал в Калугу мать проведать. Там ему подсказали, что где-то здесь крутой бордель имеется. И опекают его законники из Москвы. А у него после крутой терки с ворами на Севере не с руки узнавать у них: где, что, по чем? Вот если у тебя есть какая инфа по этой теме?
— Кое-что имеется. Только там проблема… Мало толку знать, где и по чем. Чтобы попасть туда рекомендация нужна.
— От кого?
— Да хотя бы от тех же законников…
— Ну тогда это дохлый номер. Извини, я пошел!
— Погоди! А сколько бы он дал за рекомендацию?
— А сколько бы ты хотел?
— Лимон деревянными, причем только сейчас и только здесь. Через 15-20 минут будет поздно.
Влад махнул мне рукой
— Я подошел к их столику и присел на свободное место.
— Знакомьтесь! — предложил Влад. – Это Дмитрий.
— Николай. Я понял вы интересуетесь борделем и рекомендацией для вступления в члены клуба.
— Ну, как-то так. Хотелось бы приобрести право на его посещение.
— Мне срочно нужен один миллион рублей, причем здесь и сейчас. И я напишу вам рекомендацию. Хотя дело там не в рекомендательном письме и не в телефонном звонке.
— Понимаю! – сказал. – Речь идет о некоем артефакте, имеющим силу талисмана. Я угадал?
— Почти! Вы готовы передать мне деньги.
— А у вас, Николай, этот рекомендательный амулет с собой?
— Да с собой!
— Имейте ввиду! Если этот талисман не сработает – я вам не завидую!
— Сработает, не волнуйтесь. Вас по нему пропустят и проводят. Дальше все будет зависеть от вас самих.
— Ну что ж! – я достал из кармана пластиковую карту Райфайзенбанка.
— Здесь ровно один миллион рублей. Это пин-код для снятия наличных. Остаток по карте я вам покажу после первой платежной операции. Потом отдам вам сим-карту, оформленную на несуществующее лицо. Будете по ней отслеживать движение средств.
— Проверим! Коленька взял карту и чуть не бегом поспешил к официанту. Тот сразу же направился к терминалу и попросил набрать пин-код. Плательщик набрал четыре цифры на терминале и дождался окончания операции. Лицо у официанта сразу же расплылось в дипломатической улыбке. Коленька сунул карту в карман и вернулся к нам за столик. Затем вынул из кармана пустой бумажник.
— Вот два предмета, необходимые вам в качестве рекомендации для приема в члены закрытого клуба Эдельвейс. Первый – электронный передатчик сигнала. Он выполнен в виде маленькой лампочки. Крепится на лобовое стекло после того, как уберете защитную пленку с подставки. На 275 километре трассы М-3 увидите съезд на водоохранную зону. Там будет стоять соответствующий знак с надписью Проезд запрещен. Сначала будет грунтовая дорога, а через семьдесят метров прекрасный асфальт. Благодаря этому передатчику на первом КПП через 10 километров вас никто не остановит. Проедете дальше примерно три километра до ворот двухтажного красивого здания. Там предъявите охране вот этот жетон. И он подал нам красивый металлический кружок чуть больше трех сантиметров в диаметре с эмблемой в виде цветка эдельвейса. На жетоне красовалась цифра 1. Мы с Владом переглянулись.
— Не удивляйтесь, этот жетон и датчик передал мне старший акционер клуба Эдельвейс по кличке Скрипач два года назад на мое двадцатилетие. Охранник проводит вас от ворот к директору клуба. Это моя мать.
________

Через сорок минут мы уже были у себя в номере. Влад сказал, что завтрашний день нужно переждать. Что пока не уляжется вопрос с возвращением Спицы и Белого лучше посидеть здесь в номере и не рыпаться. Нужно еще раз все тщательно продумать и прежде всего легенду для этого нового члена клуба.
Я подал Владу два заготовленных мною еще в начале года фальшивых паспорта с моей фотографией.
— Вот этот мне нравится. Тынаков Дмитрий Пыстеминович – полная экзотика в фамилии и отчестве. Здесь явно просвечивается родство с народностями Северного Урала – ханты, манси. У нас в батальоне были два друга — манси. Рондом и Мелдес. Ничего так ребята. За 50 метров арабов в глаз били. Соболя, говорили, сложнее взять.
Влад откинул в сторону ноутбук.
— Я тут еще немного покопался в интернете. Лучше представиться начальником охраны не с самой Невьянской артели, а с её дочерней фирмы ООО «Золото Шишима». Она сейчас банкротится. Её возглавляет один из трех главных учредителей «Невьянского прииска» Прозоров Олег Юрьевич. Все трое – Прозоровы. Один по имени Юрий. У двоих отчество Юрьевич. Стало быть – отец с двумя сыновьями. Вообще, вся информация по «Нейве» полностью закрыта. Кто там и кем работал — проверить, по крайней мере, так быстро никакие «законники» не смогут. Если вообще кто-то сможет это сделать без поездки на самый Север Свердловской области.
Я забрал у Влада этот паспорт и вложил в специальный отдел крутого бумажника, набитого наличными долларами и нашими пятитысячными.
— Раз уж выдался свободный денек, давай сгоняем в Калугу и купим подороже нормальный прикид. Все же областной центр. Думаю, что здесь в Думиничах подходящий не подберем.
— Да здесь не больше сотни километров. Можно за пару часов к обеду управиться.
— Может и пообедаем в Калуге. – добавил я, поднимаясь с кресла. — Поехали, Влад.
________

Было всего девять часов утра. Солнце ярко пробивалось сквозь зелень деревьев возле гостиницы. На небе не было ни облачка. Было градусов двадцать тепла. Легкий ветерок нес с собой прохладу и запахи леса. Денек обещался быть добрым. У меня поднималось настроение, потому как поднималась и надежда на скорую встречу с моей, такой дорогой и любимой Леной, ради которой я жил все эти последние полгода. Жизнь продолжалась!

Конец второй части

 

Лена

(триллер)

Книга 2. Эдельвейс

1661091828.jpg

Часть 2. В клетке.

Пролог.
На вид женщине, сидевшей в красивом кожаном кресле за столом с компьютером и бумагами, было лет 36-38. С одной стороны, её внешний вид обладал каким-то особым шармом, притягивающим взгляды мужчин, очаровывая их не только строгой красотой своего лица, изысканностью прически, одежды и украшений, но и мягким элегантным поведением, украшенным изящными манерами. С другой стороны — это сдержанная натура, которая не срывается во время трудных дней. Гнев и злость не отражаются на ее лице, но иногда она может проявлять холодность или пренебрежение. Во всем её поведении чувствуется целеустремленность, решительность и ответственность руководителя.
Сидящей напротив её девушке было всего 18-19 лет. Сразу бросается в глаза её яркая, незабываемая красота. Подобные девушки не просто красивы. Они словно излучают внутреннюю энергию вместе с уверенностью в себе, способную покорить любого представителя сильной половины. Удивительно миловидное лицо обрамлено нежными прядями золотисто-каштановых волос. Они спускаются легкими волнами на плечи и спину. Ярко-синие, как океан, глаза завораживают своей глубиной. Никакими словами невозможно описать всю красоту её тела: хрупкий стан — тонкая талия, изящные руки с длинными пальцами. Высокая грудь, неширокие плечи, слегка выделяющиеся бедра – все лучше увидеть, чем просто описать.
_______________________________________

Женщина, занятая просмотром бумаг, наконец отвлеклась от своих дел, взглянула на молодую девушку и произнесла:
— Ну вот, моя дорогая! Жизнь улыбнулась наконец и для тебя. Из северных золотых приисков к нам приехал богатый, как Крез клиент. И сразу же положил глаз на твое фото. На остальные даже смотреть не стал. Он тут же наличными уплатил за твою бронь на месяц вперед двадцать тысяч зелеными плюс пятьсот баксов за первый день свидания. Разумеется, я предупредила его, что в случае пропуска встречи с тобой денежки обратно не возвращаются. Не перевелись еще богатые мужики на Руси. И это радует! Но твою хореографию я не отменяю. Танцы продолжишь как всегда – три раза в неделю. Можешь идти готовиться. Познакомишься с ним сегодня же, минут через сорок.
_______

Девушка вышла. У нее, в отличии от остальных девчонок, практически с первого дня была своя комната с душем и туалетом. Почти сразу же она закупорила за собой дверь почти наглухо, с трудом пододвинув к ней двуспальную кровать и небольшой шкаф со своими нарядами. Богатые мужики! Какая разница? Ей было уже давно наплевать, кто клиент. Она ждала такого момента. Наверняка это будет старый, но еще не дряхлый олигарх. И точно, какой-нибудь противный извращенец, у которого просто так ничего не поднимается… И она готовилась. Незаметно украла у уборщицы четыре метра веревки и кусок мыла. Там над входом стальная крышка вентиляционной решетки, похоже приваренная к металлическому коробу, её вес выдержит… Она встала на стул и продела сквози прутья решетки веревку, потом тщательно намылила последние полтора метра. Прошло уже полчаса. Она сладила петлю, поднялась на стул, накинула ее нашею и стала ждать звука открываемой коридорной двери выхода на лестницу, расположенной в пяти метрах от её комнаты. Наконец раздался долгожданный сигнал защелки двери. Она последний раз вздохнула и шагнула со стула.
________________

Сегодня с утра мне все время что-то давило на сердце. И какая-то смутная тревога на душе. Но все это не омрачало мне радость в предвкушении долгожданной встречи с Леной.
Именно такой я и представлял себе эту Инессу. Привыкшая блистать в кругу богатых клиентов, элегантная дама средних лет в дорогом, изящном прикиде, с бриллиантами в ушах и на пальцах.
— Так значит вы прямо с прииска к нам пожаловали? Прекрасно, прекрасно! Мы рады состоятельным друзьям. Надеюсь мы с вами и станем таковыми?
— Ну разумеется! С такой обольстительной королевой!
— Благодарю за лестный комплимент. Вы, конечно же преувеличиваете. Но мы стараемся держать себя в форме.
— Значит вы с того самого знаменитого Невьянского прииска? И как же вы узнали о нашем заведении, позвольте уж полюбопытствовать?
— Нет я всего лишь с ООО «Золото Шишима». Это дочернее предприятие производственного кооператива – Артель старателей «Невьянский прииск».
— И кто же у вас там сейчас директором?
— Прозоров Олег Юрьевич. Он же один из трех главных акционеров самой «Нейвы».
— Прозоровы! Как же, как же! Наслышана о славной «золотой семейке» папы с двумя сыночками. Кажется, один из них как-то случайно заглядывал к нам, будучи закадычным приятелем одного нашего уважаемого клиента.
— Ну вот видите! Поэтому земля и полнится слухами…
— Да, да! Приятно слышать о нашей популярности… Так вы значит случайно выручили моего сынка в ресторане? Благодарю, сердечно и возвращаю вам его долг. Здесь ровно двадцать тысяч!
— Да что вы! Это же просто безделица!
— Ну да ладно, вам! Мне действительно приятно было с вами познакомиться. Что ж перейдем ближе к делу. Вот наши милые девушки! Прошу вас! – и она подала мне цветные красиво оформленные профессиональным фотографом снимки своих девочек в самых соблазнительных позах.
— Я почти сразу указал на Лену. На фото она была бесподобна!
— Да! Чувствуется изысканный вкус. Её зовут Милонга. Но это недешевая особа. Ко всему прочему она занимается у нас еще и хореографией. Великолепно танцует и собирает на танцах весьма приличную выручку.
— Я оплачу вам все расходы на эту девушку! Мне нужна бронь на неё на…скажем пока на месяц вперед!
— Великолепно! Сразу чувствуется крепкая мужская хватка. Бронь этой девушки составляет около семисот долларов в день. В общем с вас двадцать тысяч. И она ваша на целый месяц. Ваша и только ваша!
— И за сегодня плата?
— Какой вы нетерпеливый! Дайте же ей хотя бы минут сорок подготовиться к встрече с вами. С вас еще 500 баксов за сегодняшний день.
— Я открыл бумажник и отсчитал ей всю необходимую сумму.
— С вами приятно иметь дело! Словно нарисованная, какая-то едва заметная улыбка озарила довольное лицо Инессы. Прошу вас подождать в холле. Что вам принести, чтобы скрасить томительные минуты ожидания: коньяк, кофе, пирожные?
— Спасибо! Только кофе без сливок!
— Ну! Приятно слышать о вкусе мужчины, что держит себя в строгих рамках.
________

Чуть позже я услышал её приглушенный дверью голос, разговора, похоже с сыном!
— Ты что творишь? Маленький засранец! Нужно было сначала дождаться хотя бы моей предварительной проверки. Что ты понимаешь в бизнесе и авторитетных представителях этой части общества? Абсолютно ничего! Ты же мог подставить свою дурную голову и мою!
Видимо он ответил, что ждать с деньгами уже не мог.
— Ладно! – снова услышал я её голос. Мы со Скрипачем и Барином успели немного проверить этого деятеля. Пока примем, но присмотрим за ним. А ты что б больше не смел без моего согласия выдавать рекомендации. Заруби это себе на носу! Понял?
Я выпил кофе полистал журналы, точнее сделал вид, что полистал. Все мысли были заняты предстоящей встречей. Господи! Неужели я сейчас увижу её? Живой, здоровой и невредимой. Спасибо тебе, Господи за это счастье, спасибо!
Время тянулось невыносимо медленно. Наконец кабинет директорши открылся, вышла Инесса и предложила пройти к «долгожданной Милонге», в кабинет №10 на втором этаже. Я чуть не бегом поднялся по лестнице, открыл дверь с лестничного прохода в коридор. Её дверь была в шести – семи метрах от меня. Пока я проходил эти метры за её дверью раздался довольно громкий звук чего-то упавшего на пол. Я осторожно постучал в дверь. Никто не открывал. Сердце сдавила тупая боль.
— Что-то случилось! Там у неё за дверью конечно же что-то случилось. Холодный пот выступил у меня на всем теле, от головы до самых пяток. Ноги задрожали. Я сделал три шага назад и потом с разбега всем телом толнул дверь. Мне удалось немного отодвинуть кровать. Шкаф повалился набок. Проход для меня освободился. Я кинулся в комнату… Её тело еще покачивалось на веревке. Бросившись к ней, приподнял её и придерживая одной рукой ослабил и снял с шеи петлю. Она не дышала. Я положил её на кровать и стал делать ей искусственное дыхание через нос.
— Сначала она чуть вздохнула, потом приоткрыла глаза, раскрывая их все шире и шире. Наконец я услышал ей тихий шепот:
— Это ты? Значит я уже в раю… Слава Богу!
— Лежи молча, милая! Тебе нельзя говорить! Категорически нельзя… Ты понимаешь?
И тут из её глаз просто покатились слезы. И я догадался, что она поняла…

________________

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!