Тайна снегов

Тайна снегов

«Чайка, серая чайка с печальными криками носится

   Над холодной пучиной морской.

И откуда примчалась? Зачем? Почему ее жалобы

   Так полны безграничной тоской?

Бесконечная даль. Неприветное небо нахмурилось.

   Закурчавилась пена седая на гребне волны.

Плачет северный ветер, и чайка рыдает, безумная,

   Бесприютная чайка из дальней страны»

Константин Бальмонт «Чайка» (1894г.)

Тебя омывает нежными струями ветра, который приятно перебирает маленькие пуховые пёрышки в сильных белых чистых крыльях. А спину гладят солнечные лучи. Ты можешь поочерёдно подставлять им свои крепкие белые упругие бока. Мышцы сильны, тренированы, и ты с гордостью это сознаёшь. Можно выкинуть красивый воздушный пируэт. Можно лететь против ветра, тогда крылья будут работать чаще. А можно попасть в струю воздуха, и лишь изредка взмахивать ими, парить, отдыхая, плавно скатываясь по воздушным горкам. Если лететь пониже, то белое тугое брюшко будут, неожиданно подпрыгнув, приятно щекотать брызги разбившейся волны. Внизу белопенное живое море. Там плавают вкусные рыбки. Надо только опуститься на эту ходящую гладь, погрузить тело в приятный холодок воды. Можно так и плыть по волнам, если устанешь лететь. А теперь увидеть добычу, набрать воздуха и нырнуть… за это занятие нас и прозвали нырками. И мы тоже могли стать добычей в свою очередь. Малоприятное обстоятельство. На самом деле нас зовут чарки. Наш мир – прекрасный мир! Кроме ветра, солнца и волн, у нас ещё есть горы и снега! Всё для нас! Вершины гор для того, чтобы над ними парить, на них отдыхать, с них слетать и созерцать наш прекрасный мир и чувствовать себя замечательным творением природы. А снега… Снега это совсем наш мир! Какое наслаждение, и необходимость в переходе из внешнего мира во внутреннюю его часть...

Если наверху тебя ещё могут ожидать какие-нибудь опасности, как явления природы или чуждые пришельцы, какими представляются нам пять безобразных карликовых существ, — они то и ведут за нами охоту, — то внутренний мир полностью наш. Там семьи, гнёзда, ветви, деревья… там скоро и мы, с моим белоснежным чарком, совьём своё гнёздышко. Сейчас он летит со мной рядом. Нам хорошо. Странно только одно – ощущение полёта знакомое, как нечто само собой разумеющееся, и вместе с этим дикое наслаждение новым, никогда ранее неизведанным! Странная смесь уверенности в себе, – я сильная красивая особь, — и страха перед неожиданным падением. Почему я оглядываю свои красивые крылья и не могу надивиться ими?..

Вот мы и приблизились к белоснежным берегам. Вся наша земля, где нет моря, покрыта снегом и горы тоже снежные. Но в этом весь и секрет. И этим пяти безобразным уродцам никогда его не отгадать. Мы падаем всем телом с головой в снежный сугроб и ждём, пока температура тела не начнёт повышаться и разогревать под нами белую корку. Снег тает, и ледяная корка наконец-то пропускает нас, и тут же образуется вновь, но уже над нами, и можно снова лететь уже в своём, спрятанном под снегом мире, в любую сторону, к любому гнезду. Все чарки миролюбивы и сознают себя единым организмом. Все чувствуют, когда кто-то из них погибает. Одинаково хорошо всем, когда хорошо кому-то из них. Когда хорошо тому, кто с тобой, тогда и тебе хорошо. Другой истины нет. Когда с кем-то случилась беда, знаешь – она может случиться и с тобой, но ты уже предупреждён об опасности. Такова врождённая особенность чувствовать. Всем всё про всех известно, но частная жизнь никого не интересует. Всё чисто и белоснежно.

Это недоступно тем мерзким чуждым существам, так же как и секрет перехода в этот чистый белый мир. Но они и не смогут никогда разгадать его. Не смогут своими жалкими чахлыми тельцами разогреть корку льда. Не смогут упасть лицом в сугроб и нырнуть. Ни под воду, ни под снег. А мы – по-ихнему, нырки – можем. Мы – красивые гордые птицы, мыслящие существа – мы, чарки, — можем. Нам даже не очень страшны их ловушки. Их только пять. Кстати, откуда я это знаю? И куда пропал пятый? Вроде давно его не видно. Четверо лишь бегают. Но всё равно. Нас – много! Наш мир, наш секрет – крепки. Мы тоже можем налететь на них стаей и поклевать их, и прогнать – только куда? У нас только снега, горы, море, ветер и солнце, а где могут существовать у нас они?.. Они жмутся к нашим снежным берегам, как плесень, передвигаясь на двух тоненьких ножках, но и на берегах им неуютно. Если бы у них, хотя бы,  были крылья – но у них их нет. Есть неприятная растительность на лице, а у тех, у кого её нет, лицо не становится приятнее. Их, конечно, при желании можно отличить друг от друга, но зачем? Такого желания нет. Слишком они противны. Но нам всё равно. Нам они безразличны. Мы их презираем. Пусть живут, но не за счёт нас. Эти ничтожества всё равно обречены на умирание. А нам они безразличны, только пусть нас не ловят. И мы их не будем трогать. Места у нас хватит. Только они не подходят для наших верхних мест. А наш подснежный мир мы ни за что не отдадим. Да они и не сумеют его взять. Только уж больно они гадки. Но можно их не замечать. И откуда они взялись в нашем белоснежном мире?

 

… Но почему? Почему, зная, что это случится, я всё-таки боюсь, что снег не расступится, что корка льда не пропустит меня в свой мир?.. Как приятно тает на лице снег… вот ледяная корка… вот мой партнёр уже ушёл под неё… а я?.. Я смотрю и вижу, что моих прекрасных крыльев нет. На их месте худенькие бледные раскинутые в стороны руки. Я оглядываю себя, и вижу своё худое тело, напоминающее по строению тело тех жалких пяти существ. Вот они и сами из-за снежного холма, перебирая ножками – прутиками семенят сюда, ко мне… кажется, я и есть тот самый недостающий пятый!?

В тщетном усилии я вжимаю изменившее мне тело в корку льда, и понимаю, что она меня теперь не пропустит. Я чужак, такой же как… но душа моя не хочет отказываться от белых снегов… Мы – чарки! Я — чарок! Я – Чарок! Это наш мир! В него не может проникнуть чужак! Но я – чужак, и я была в нём. И я сейчас могу поведать этим четверым секрет снегов, и может быть, тогда, но…

Но я – наблюдатель, я понимаю, что я – наблюдатель, и я всегда была им. Я сама – пятый. Но я – Чарок. Но и наблюдатель – разведчик. Но я – Чарок! И я – пятый… и четверо подходят ко мне… а над белоснежной и белопенной планетой коршуном парит космический корабль и срочно монтируется орбитальная станция, база захвата программы – хищника, космической экспансии человечества… и я могу только отсрочить, но не могу остановить нашествие людей на Белую планету, где столкнувшись с цивилизацией Чарков всё может быть разрушено…

Как доказать, что нужно отказаться от захвата планеты, где прекрасное сообщество разумных живёт по иным принципам; тем, которые пока только провозглашает человечество, но не в силах до них дотянуться, декларируя лишь на бумаге, не способно воплощать их в жизни…

Как доказать, что надо отказаться от захвата?.. как остаться в Красивом мире гармоничном и целостном, чтобы суметь быть человечным в лучшем смысле — не предать стаю белоснежных птиц, но всё равно стать предателем в глазах рода людского; или выдать секрет, отвоевать место людям и стать предателем тех, с кем был связан духовно в едином братстве лучших проявлений «Добра» в представлении цивилизации Чарков. В любом случае предательство! Какое предательство будет хуже? Эта дилемма — трудноразрешима… а момент выбора в моих руках сиюминутно, в  твоих человечество грядущее… не разрушь… и сердце стучит: «не выдавай секрета!» Пусть белокрылые пары парят над морями и горами, долинами и снегами!..

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 3)

Статистика оценок

10
3
 

RSS
09:46
+2

Светлана, и снова захватывает дух от Вашего произведения. На миг захотелось стать птицей, мир которой голубой, как небо и белый, как снег. Неожиданный конец интригует и удивляет также, как и главную героиню. Здорово!

Елена! Спасибо Вам, что впечатления не утаиваете! Я тоже стараюсь по прочтению оставлять свои реплики.

21:04
+3

 Светлана, прекрасно. Интересный фильм получился бы по- твоему рассказу.

Это точно! Я сама свои рассказы сначала как фильмы смотрю!

22:15
+2

Образно и красиво. Настоящий релакс! Отдохнула, читая. Удачи в творчестве!

Спасибо, Татьяна!