Утро Шарацких

Утро Шарацких

                                                                                  АЛЕКСАНДР КАТЕРОВ

 

 

                                  У Т Р О  Ш А Р А Ц К И Х

                                                РАССКАЗ

 

Сегодня праздничная дата – «День согласия и примирения» - выходной день, но в семье Шарацких, похоже об этом забыли и поэтому с самого утра в доме переполох…

Первой на кровати подскочила Зинаида Петровна – хозяйка дома.

- Опять проспали!..

- А, будильник?.. – Буркнул муж и присел на кровати.

- Засунь свой будильник знаешь куда?..

- Я же его починил, - ответил муж и потянулся к сигаретам.

- Ты сразу за соску!.. Одевайся, давай, а я детей пошла будить…

Зинаида Петровна, накинув халат, вышла из спали и вскоре в соседней комнате захныкал сын Володька. Напротив, за дверью недовольно запричитала дочь Галина, а хозяйка кинулась на кухню.

Здесь в узком проходе она столкнулась со своей престарелой матерью и, с трудом протиснув свое большое тело, упрекнула ее:

- Ты еще крутишься под ногами!

- А чего я? Я Володю одевать, - оправдывалась старушка.

- Чего ты его балуешь? – Отозвался глава семейства Иван Иванович, - мальчишке восьмой год, а ты все ему носочки натягиваешь…

- У тебя забыла спросить, - огрызнулась теща и ушла к внуку.

Иван Иванович в рубашке и трусах помогал жене…

Он с размаху открыл дверь в спальню дочки и скомандовал:

- Галинка, подъем!

В ответ девушка заверещала и прикрылась простыней.

- Стучаться надо, - упрекнула она отца и захлопнула дверь.

- Скажите пожалуйста?! - Дурашливо ухмыльнулся Иван Иванович, а Зинаида Петровна приняла сторону дочери:

- Ну, чего ты, Ваня, Галина уже большая девочка!..

- Оно и заметно - полный шкаф тряпок. Одних только трусов две полки… - Подметил Иван Иванович и прошел на кухню.

Здесь он проверил припрятанную с вечера бутылку водки и, не успев проглотить слюну, услышал просьбу жены:

- Достань с подвала капусту и картошку - мать щи сварит.

- Сейчас, я шнурки поглажу и полезу под пол, - ответил Иван Иванович и тут же получил достойный ответ:

- Шнурки он погладит!.. Тоже мне умник отыскался, ты для начала штаны надень, а то ходишь в трусах, как гомик…

- Кто? – Возмутился муж, - ты хоть знаешь, кто такой гомик?..

- Не знаю и знать не хочу, - ответила Зинаида Петровна.

- Это мужчина, испытывающий половое влечение к лицам своего пола, - встряла в разговор дочка и схватила со стола бутерброд.

- А, ты откуда знаешь? – Поинтересовался Иван Иванович.

- От верблюда, - ответила Галина и вышла из кухни.

- Ты чего грубишь? – Вступилась за мужа Зинаида Петровна.

Дочь махнула рукой, а Иван Иванович снисходительно заключил:

- Девочка растет!..

Зинаида Петровна покачала головой и обратилась к мужу:

- Я побежала поросенка кормить, а ты полезай в подвал за картошкой, а то без обеда останешься. Да, надень штаны, а то ходишь, как тот го… - она не закончила предложение и вышла из кухни.

В коридоре ее остановила дочка. Она просила мать повлиять на брата, который закрылся в туалете и, похоже, заснул на унитазе.

Зинаида Петровна нервно забарабанила в двери, а ее мать – Пелагея Андреевна, вступилась за внука:

- Чего расшумелись? Дайте ребенку оправиться, идите я сама…

Теща стала уговаривать внука, а Иван Иванович воспользовался моментом и налил себе стопку водки. Косясь одним глазом на женщин, он быстро опустошил посуду и пришел на помощь домочадцам.

Здесь он молча отодвинул тещу от двери туалета, и, показав женщинам свои мозолистые ладони, взялся за ручку.

- То, что неподвластно уговорам, подчиняется силе, - пафосно произнес Иван Иванович и резко дернул ручку на себя.

Дверь распахнулась, шпингалет звонко упал на кафельный пол, а сонный Володька открыл свои чумовые глаза.

Бабушка кинулась к внуку, а Зинаида Петровна упрекнула мужа:

- И кто теперь замок починит?..

- Как кто – я?! – Удивился Иван Иванович, а жена упрекнула:

- Ты уже сделал мне полочку на кухне, будильник, дверь в сарае, и велосипед Володьке отремонтировал. Молчи лучше…

Иван Иванович махнул рукой и обиженный ушел на кухню.

Здесь, услышав, что супруга вышла во двор, он выпил водки, закусил холодной сосиской и, закурив сигарету, посмотрел за окно.

Он следил за женой, а в комнате бабушка воевала с внуком…

- Не хочу в школу, спать хочу, - завывал Володька и Иван Иванович, потеряв терпение, пришел к теще на помощь:

- Хватит ныть, Владимир, мы же с тобой мужики!..

- Я ребенок, - парировал сын, а Пелагея Андреевна прошипела:

- Мужик нашелся – гвоздя забить не может.

Иван Иванович пропустил обидные слова, а она продолжила:

- Лучше достань картошки из подвала, да надень штаны.

- Сейчас, - ответил зять и ушел к себе в комнату.

Пелагея Андреевна ухмыльнулась, цокнула языком и, не понадеявшись на обещание Ивана Ивановича, обратилась к внуку:

- Достань, Володя, с подвала картошки и кочан капусты, а я дам тебе на мороженое. А то на твоего папашу надежды нет…

- На два, - стал торговался внук, - мне одного мало.

- А горло не заболит?

- Не заболит, - отвечал Володька, натягивая на себя рубаху.

- Ну, ладно, - согласилась бабушка и открыла дверцу подвала.

 

Иван Иванович никак не мог заняться своим туалетом. Он, то поглядывал на жену из окошка спальни, то порывался выпить третью стопку, то снова подходил к окну, дымя сигаретой.

- Ну, чего ты ее тянешь, - возмущался он, замечая, как жена мучается, открывая просевшие двери сарая, - приподними ее, вот глупая?..

Зинаида Петровна, конечно, не услышала совета мужа, но в свою очередь погрозила ему кулаком, продолжая тащить дверь по земле.

В сарае молодой кабанчик сходил с ума от запаха приготовленной для него пищи и толкал двери изнутри, но она упорно не поддавалась, вызывая у обоих злую нервозность. Наконец, дверь распахнулась и боров, выскочив из сарая, сбил с ног свою хозяйку. Зинаида Петровна лежала на мокрой земле и взывала о помощи. Первым на ее мольбы откликнулся «Трезор» - крупный пес неизвестной породы. Сорвавшись с цепи, он набросился на взбесившегося борова и уложил его рядом с хозяйкой. Но тот, спасаясь от укусов собаки, быстро поднялся на ноги и, перевернув ведро с кормом, убежал в огород.

Вскоре на помощь Зинаиде Петровне поспешили теща и дочь. И даже сам Иван Иванович хотел было выбежать из дома, но заметив на себе только трусы, остановился и передумал.

- Сами справятся, - подумал он и оправдывая свой поступок, заключил, -  это на долго, а мне на работу надо идти.

 

Иван Иванович быстро оделся и направился к выходу.

У зеркала он причесался и, погладив небритую щеку, подумал:

- Надо допить водку, лучшего случая не представится.

Он поспешил на кухню и здесь чуть не угодил под пол…  

Дверца подвала была открыта, и он выругался:

- Это все теща со своей картошкой! Будь она неладна!..

Иван Иванович громко хлопнул крышкой подвала и постучав по ней ногой, закрыл запор. Поправив половик, он посмотрел за окно. Женщины безуспешно гоняли борова по огороду, а он вылил остатки водки в стакан и проглотил содержимое.

- Теперь на работу, - заявил он и вышел из дома.

 

Во дворе женщины общими усилиями загнали кабанчика в сарай, посадили Трезора на цепь, а сами обмылись и вернулись в дом.

- А, я смотрю, что мужики наши, уже смылись, - произнесла Зинаида Петровна, осматривая комнаты дома.

- Похоже, что так, - поддержала дочку Пелагея Андреевна и хихикнула беззубым ртом, - Ванька-то штаны надел?..

Женщины рассмеялись, а Галина заявила:

- Я в школу опоздала, можно я останусь дома?

- Пойдешь ко второму уроку, - не задумываясь ответила Зинаида Петровна и вздохнув добавила, - я тоже на работу пойду с обеда…

Женщины разошлись по комнатам, а Пелагея Андреевна ушла проведать свою больную соседку.

 

 

 

Первым о нерабочем дне узнал Иван Иванович.

На проходной лесопилки, где он работал, сторож Савельевич, покрутил пальцем у виска и с трудом выговорил название праздника.

- Короче, выходной! – Догадался Иван Иванович, и приятно удивившись, предложил выпить по такому случаю. Савельевич недолго сопротивлялся, и они разместились у него в сторожке.

 

Его дочь Галина стала следующей, кто узнал о празднике. Одноклассник Витя, который повстречался ей на автобусной остановке, между прочим напомнил ей о выходном и предложил сходить с ним в кино. Он показал Галине два билета, и она не устояла и согласилась.

Третьей была Пелагея Андреевна, которая с подругой, вспоминая праздник Октября, упомянули и сегодняшний - переименованный…

- Придумают же, - ухмылялась Капитолина Николаевна – давняя подруга и соседка Пелагеи Андреевна, - «День согласия и примирения», - прочитала она на листке календаря и спросила. - Ты, что-нибудь понимаешь, Андреевна? Какое согласие, какое примирение?..

- А, чего тут понимать, – ответила Пелагея Андреевна, - они примирились и все согласовали, а ты сиди смирно и помалкивай…

 

Зинаида Петровна о празднике узнала последней.

Оставшись одна, она ушла к себе в спальню и села у зеркала. Нечасто она могла себе такое позволить и, наверное, от этого, увидев свое отражение, она заплакала. Еще вполне молодой женщине стало жалко себя, и она долго утирала слезы, прежде чем занялась макияжем. Когда ее лицо, благодаря косметическим средствам, стало понемногу преображаться, к ней зашла подруга и предложила ради праздника сходить в салон красоты. Зинаида Петровна, махнув на все рукой, согласилась и подруги ушли в парикмахерскую.

 

Удивительно, но сегодня - в день праздника, когда каждый из семьи Шарацких вдруг получил неконтролируемое временя, ни один из них не ощутил ожидаемого удовольствия. Наоборот, какая-то непонятная тревога заставила домочадцев побыстрее вернуться домой.

Зинаида Петровна, уже находясь в парикмахерской, вдруг передумала делать прическу и вернулась в поселок. Пелагея Андреевна в гостях тоже не засиделась и даже Иван Иванович, который сам предложил сторожу выпить, после второй стопки вдруг сбежал от Савельевича. В общем через пару часов все уже собрались в доме. Не хватало только одного члена семьи - Володьки – младшего среди Шарацких.

Но никто не обеспокоился отсутствием Володьки, потому что за ним водились такие выходки, и Зинаида Петровна даже поругала сына за то, что он ушел в школу без куртки и шапки.

- Опять сопливый придет…

Пелагея Андреевна тяжело вздохнула и призналась:

- А я ему еще и денег на мороженное дала.

- Ну, ты придумала, - упрекнула мать Зинаида Петровна.

- Он картошку обещал достать из подвала, - оправдывалась Пелагея Андреевна и глава семейства злобно вставил в разговор:

- Достала ты уже со своей картошкой…

- А, что ты есть будешь? – Вступилась за мать Зинаида Петровна, - мог бы и сам слазить в подвал, а не ребенка посылать…

Ее поддержала теща и Иван Иванович, отступил и огрызнулся:

- С вами спорить – себя не уважать!..

- Иди уже, умник, без тебя справимся, - сказала в свою очередь Пелагея Андреевна и убрала коврик с дверцы подвала.

Зинаида Петровна удивленно посмотрела на мать и спросила:

- Ты куда собралась? Володька, что так и не достал овощи?

- Он в школу опаздывал, - оправдывала внука Пелагея Андреевна.

Здесь в разговор встряла дочь Галина и предложила:

- Давай я достану картошку, а ты мне на кино дашь…

- Ты, доченька, лучше сходи «Борьку» покорми, - предложила Зинаида Петровна, - с утра поросенок голодный, а бабушка тебе и так денег даст. А в подвал полезет батька. Ты слышишь меня, Иван Иванович? - Крикнула она мужу и закончила, - где же Володька шляется?

Это насторожило Пелагею Андреевну, и она заявила:

- Пойду я его поищу.

- Ты к Ваське рыжему зайди, он, наверное, у него, - подсказала ей Галина, - я его брата видела, он сказал, что родители уехали в город и они одни на хозяйстве. Вот они там и школят пока никого нет.

Пелагея Андреевна занервничала и запричитала:

- Как же так? Они же еще маленькие…

- Ты за них не переживай, - успокаивала мать Зинаида Петровна, - у Карасевых дети самостоятельные, не то что наш Володька… Они и скотину покормят, и во дворе приберутся, и в учебе не отстанут.

- Ой, Зина, пойду я, а то душа разрывается, - произнесла Пелагея Андреевна и, вздыхая, продвинулась к выходу.

- Мы тоже пойдем - собирайся Галочка. А ты, Ванюша, полезай в подвал, достань картошку и кочан капусты. – Зинаида Петровна чмокнула мужа в не бритую щеку, и женщины вышли из дома.

Глава семейства, тронутый таким подходом жены, ухмыльнулся и принялся открывать подвал, но только он это сделал, как за окном раздался истерический крик дочери. Иван Иванович бросился к окну и заметил, как под дверью сарая лежала его дочь. Галина удерживала ее руками, а она вдруг поползла к огороду. Вскоре из-под нее выскочил молодой кабанчик и с визгом устремился на грядки. На помощь дочери поспешила мать и дворовой пес - Трезор. Собака опередила свою хозяйку и, натянув перед ней цепь, сбила ее с ног. Откуда ни возьмись появилась и Пелагея Андреевна. Она била руками себя по бедрам и бегала от дочери к внучке. Поскользнувшись, она упала рядом.

Сердце Иван Ивановича сжималось от боли и он, не раздумывая, бросился на помощь домочадцам. Но не успел он сделать и пару шагов, как угодил в подвал, дверцу которого он сам и открыл.

 

 

К полудню семья Шарацких собралась за столом. Обедали без первого блюда, потому что Иван Иванович так и не достал с подвала ни картошку, ни капусту и ничего другого для приготовления щей. Из подвала он вытащил испуганного и замерзшего сына - Володьку…

 

Мальчик так и просидел все это время в подвале, пока взрослые решали свои проблемы. На его теле родители не обнаружили повреждений и теперь за столом отшучивались, рассматривая друг - друга.

- А я, Володька, себе копчик отбил, когда свалился в подвал, - рассказывал Иван Иванович, - теперь вот сижу на одной половинке. Как на работу пойду даже и не знаю…

- А у меня шишка, посмотри, - показывала лоб Галина.

- А мать твоя ногу поранила, а бабушка руку, - продолжал перечислять Иван Иванович, - а ты у нас целехонький - пересидел бурю в подвале. – Цинично пошутил глава семейства и спросил:

- Ну, чего ты все молчишь, обиделся что ли?..

Володька молчал, надувая щеки.

Не ответил он и сестре, и матери, а когда его бабушка – Пелагея Андреевна слезливо обратилась к нему, он долго открывал рот, моргал глазами и, наконец, с большим трудом протянул:

- Мо-мо-ро-жку…

- Чего, чего? – Испугалась бабушка, а внук, заикаясь ответил:

- Мо-мо-ро-жен-ку хочу!..

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!