Сосед

Сосед

                                                                                

                                                                              АЛЕКСАНДР КАТЕРОВ

 

                                                       

                                                         С О С Е Д

                                               РАССКАЗ

 

Тихон Фомич – мой сосед по лестничной площадке, из сорок первой квартиры, полностью соответствовал своему имени. Он жил тихо в своей однокомнатной квартире и его мало кто замечал. Хотя в наше время, не знать своих соседей стало нормой жизни. Как правило, мы обращаем внимание на тех, кто мешает нам жить; дебоширов, пьяниц и других возмутителей спокойствия. А поскольку Тихон Фомич не относился к данной категории, то он оставался для всех незамеченным.

Должен признаться, что я тоже не всех соседей знал в лицо, но этого невзрачного и тихого человека я почему-то заметил и при встрече стал оказывать ему знаки внимания. Мы, как и полагается в таких случаях, здоровались, но кроме традиционного приветствия, иногда останавливались поговорить о погоде, здоровье и даже политики.

 

Так в мире и добром соседстве мы прожили не один год, и вот сегодня Тихон Фомич, вдруг обратился ко мне за помощью. Для меня это стало большой неожиданностью, так как за все время нашего знакомства он ни разу не обращался ко мне с просьбами.

Он провел меня к себе в квартиру и предложил чаю.

Я не отказался от угощения, а он сказал:

- Тут такое дело, Александр Викторович, получил я письмо, а прочитать не могу – очки свои отдал в ремонт, а без них мне ни как…

Тихон Фомич разлил кипяток по кружкам и стал оправдываться:

- Да, я бы подождал очки, но письмо это очень важное для меня.

- Без проблем, - поспешил ответить я, - где письмо?

- Ты, Санек, пей чай, а то остынет, - ответил сосед и спросил, - это ничего, что я с тобой на «ты»? Мы вроде с тобой, как ровесники?!

Я, конечно, согласился, но в последнем усомнился и подумал:

- Нашел ровесника?! Ты мне в отцы годишься…

Тихон Фомич опустил кружку на стол и протянул мне конверт.

На его запястье синела татуировка из трех букв, и я спросил:

- Так ты десантник, Фомич?

- Было такое дело, - признался сосед, - ты письмо-то прочитай.

Я стал читать обратный адрес на конверте, и когда я озвучил имя и фамилию отправителя, Тихон Фомич вдруг крепко сжал мою руку.

- Ничего себе хватка, - подумал я и посмотрел на соседа.

На его морщинистом лице я вдруг заметил серый рубец, который перечеркивал почти всю левую сторону его лица.

- Странно, как я раньше не замечал этот шрам, - удивлялся я, а сосед, будто услышав мои рассуждения, прикрыл лицо ладонью.

- Это она, - загадочно произнес он, потирая лицо.

Я не стал читать текст письма и дал соседу прийти в себя.

Через пару минут он вдруг спросил:

- Ты водку пьешь?

Я ответил согласием, а Тихон Фомич ушел на кухню.

 

Ожидая прихода соседа, я стал рассматривать небогатый интерьер комнаты. Ее беленые стены были почти пусты; на одной из них была прикреплена большая карта мира, на другой полка с книгами, а ближе к окну, висела икона Богородицы. На подоконнике в горшке примостился кактус, а на комоде в рамке стоял портрет девушки.

Снимок был черно-белый и я с трудом улавливал черты ее лица.

- Это Маринка, - подметив мое любопытство, разъяснил сосед.

Он поставил на стол закуску, а я спросил:

- Дочка?

- Нет. – Ответил Тихон Фомич и подошел к комоду.

Он взял портрет в руки и, погладив лицо девушки, закончил:

- Это, Саня, первая любовь! Это от нее письмо…

Я не стал торопить события и предоставил инициативу соседу, но он не спешил и, молча разлив водку по стопкам, предложил выпить.

 

После второго приема мы вернулись к письму, и я прочитал:

«Здравствуй, дорогой Тихон! Надеюсь, что ты догадался кто тебе пишет. Я долго тебя разыскивала и наконец нашла» …

- Как она это сделала? – Перебил меня Тихон Фомич. – Как она меня вычислила? Я же ей написал, что я умер. А она не поверила...

Сосед разлил водку, а я, пробежав глазами по тексту, заявил:

- Слушай, Тихон Фомич, здесь дальше идет сугубо личное, мне как-то неловко читать такое. Может быть ты сам прочитаешь, потом?

Сосед согласился и, выпив водки, мечтательно произнес:

- Надо же, сколько лет прошло, а она все живет!..

- Кто она?

- Любовь! Любовь - Александр Викторович!..

 

Захмелев Тихон Фомич стал разговорчивей, и я узнал, что мой собеседник и вправду был моим ровесником. Лишь два года не давали нам полного равенства. Более того, он оказался еще и моим земляком. Это прибавляло нам тем для беседы и от этого разговор у нас получался сумбурным и несодержательным. Мы говорили о любви и верности, о дружбе и Родине, о войне и мире. Так продолжалось долго, и я напомнил соседу о письме, которое стало причиной нашей встречи.

Тихон - теперь так я стал называть своего соседа, немного смутился от моего замечания, но вскоре оправился и предложил:

- Давай, Саня, еще по стопочке и я расскажу тебе о Маринке.

Он снял с себя пиджак и, оставшись в одной майке, оголил свои крепкие руки. На левом плече красовался портрет девушки, а на правом, на фоне горного пейзажа было написано - Кандагар – 1983г.

Девушка на плече, как я догадался, и была той самой Маринкой, да и Кандагар 1983, не стал для меня большой загадкой.

- Так ты Афганец? – Спросил я Тихона.

Он посмотрел на наколку и ответил:

- Да, было такое дело. А это наша Маринка!..

Он погладил плечо с портретом девушки, а я спросил:

- А почему «наша», как это понимать?

- Ты, Саня, не спеши, - ответил Тихон и по-товарищески похлопал меня по плечу, - это долгая история и я тебе все расскажу.

Он разлил остатки водки и предложил выпить за своего друга.

Я потянулся чтобы чокнуться, но Тихон меня остановил и сказал:

- Царствие ему Небесное! Хороший был парень!..

 

После продолжительной паузы Тихон, прошелся по комнате и, ухмыльнувшись своим воспоминаниям, начал рассказ:

- С Валеркой мы знакомы с детства – с первого класса. Друзьями были - не разлей вода, и понравилась нам одна девочка из параллельного класса. Вот на этом портрете Маринке шестнадцать лет, - Тихон указал на фотографию и продолжил. - Ну, сначала портфель ей носили по очереди, потом вместе гуляли, а дальше пришло время любить, и мы поневоле стали соперниками. Тут, как говориться – третий лишний и мы поставили ее перед выбором. Но Марина была девочкой умной и воспитанной, и чтобы не обидеть нас, сказала, что любит нас обоих. Какое-то время мы довольствовались тем, что имели, но, когда пришло время уходить в армию, задали ей тот же вопрос. Ответ оставался тем же, но Марина пообещала, что к окончанию нашей службы она определится с выбором. Мы не обиделись на нее и, понадеявшись, что время все расставит по своим местам, ушли служить в армию.

 

Здесь нам повезло, и мы попали в одну воинскую часть и даже роту. И поскольку мы с Валеркой имели прыжки с парашютом и спортивный разряд по боксу, нас взяли в воздушно-десантные войска. После учебки нас перебросили в Афганистан, где мы и продолжили службу в разведроте 70-ой бригады ВДВ. Позже в бою я был ранен, а Валерка убит. Так для нас закончилась война и служба в армии.   

 

Тихон притих на стуле, а я, замечая его мокрый взгляд, спросил:

- Может выпьем водки, у меня дома есть?

- Да, у меня тоже есть, - ответил Тихон и поднялся со стула.

Он ушел на кухню, а я заметил, как совсем недавно крепкий мужик, вдруг сник и превратился в незаметного соседа Тихона Фомича.

Я понимал, как тяжелы были ему эти воспоминания и поэтому решил, что впредь буду осторожней со своими вопросами, но Тихон, наполнил стопки и закончил свой рассказ:

- Вот так я остался без друга и соперника…

Он выпил водку и, скрывая слезы, произнес:

- Ты извини, не могу удержаться - у меня же все в картинках…

- Я понимаю – у самого такое бывает, - признался я.

- А ты что, тоже воевал?

- Не воевал, но друга потерял.

Тихон загрустил, а я спросил:

- А, что было дальше? Ты вернулся к Марине?..

- Нет, конечно, - поспешил ответить он. – Как я мог без Валерки – это же нечестно! Да, и Маринке каково? Может она его больше любила? А тут я и один… И, вообще, хочу признаться тебе, Саня, что я до сих пор живу с ощущением вины… Потому что я выжил, а он нет.

Тихон ухмыльнулся своему признанию и продолжил:

- После госпиталя я уехал в Ростов и пытался забыть о Маринке. Я даже женился, но всегда мечтал и надеялся ее встретить.

 

Потом наступили лихие девяностые и моя жизнь пошла кувырком. Работы не найти, а семью надо было кормить, вот я и прильнул к местным бандитам – силушкой Бог не обидел… Через два года, как и ожидалось, меня посадили на восемь лет, и здесь последовали новые испытания. Жена меня не дождалась, а на зоне, прежде чем найти себе место под солнышком, пришлось пожертвовать селезенкой…

Через шесть лет попал под амнистию и меня выпустили.

Домой не вернулся и приехал сюда, подальше от прошлого и Маринки, в том числе. Работал шофером, грузчиком и даже дворником, так потихоньку с Божьей помощью и дотянул до пенсии.

Здесь Тихон ухмыльнулся и закончил:

- Она хоть и небольшая, но прожить можно.

Он разлил водку по стопкам, а я упрекнул:

- Как-то у тебя все быстро и легко получается. Ты, Тихон, будто не жизнь прожил, а проскочил какой-то марафон. Вроде бы, как и много всего у тебя было, а зацепиться не за что. Как ты так можешь? У тебя такая жизнь за плечами, а ты по ней галопом без остановки…

- Извини, - ответил Тихон, - рассказывать красиво не научился, да и вспоминать больно. Отсюда и галопом. Это знаешь, Саня, как босяком по горящим углям, чем быстрее, тем лучше – не так горячо...

Я ухмыльнулся его удачному сравнению и подумал:

- Хлебнул мужик горюшка…

 

Мы помолчали, и я, прерывая паузу, спросил:

- А, что Марина, вы больше не виделись?

- Встречались два раза, - ответил Тихон и его глаза опять заблестели, - первый раз, когда она ко мне на зону приезжала, а второй десять лет назад, когда я сына Ивана похоронил.

- Как, у тебя были дети? – Удивился я.

- Почему были? У меня дочь осталась.

Я извинился за бестактность, а он продолжил:

- Эта квартира сына моего, жалко, хороший парень был…

- А дочь?

- С дочерью все в порядке – она с матерью живет.

- С твоей женой?

- У меня нет жены. Она с Маринкой…

- С Мариной? – Удивился я, - так она ваша дочь? А, как же ты?

- Как видишь… А, у Леры есть отец, и обо мне она ничего не знает. И вообще, для них я давно умер – меня нет, Саня!..

- Как же нет? – Возразил я, - а письмо?..

- Да, - согласился Тихон, - от Маринки трудно что-либо скрыть.

Тихон почесал себе затылок и вдруг спросил:

- Ну, а ты почему один?

Я немного растерялся, но ответил:

- У меня другая история, не чета твоей. Я, Тихон, не оправдал надежды своей бывшей, вот и развелись, несмотря на прожитые годы и дочку. Не получился из меня мужчины ее мечты, да и дочке хотелось видеть меня «большим» человеком и богатеньким папенькой.

- И, что, - перебил меня Тихон, - ты с дочкой не общаешься?

- Почему, общаюсь. Иногда она позволяет мне позвонить ей по телефону, - ответил я и почувствовал, как комок подкатил к горлу.

- Давай-ка, Тихон, лучше выпьем, предложил я и поднял стопку.

 

                                          

                                          

                                          *       *       *

 

Когда начало темнеть, а темы для разговора закончились, Тихон встал из-за стола и включил освещение. Он прошелся по комнате, и я, заметив лицо девушки на его плече, взял конверт с письмом.

- Ты меня, конечно, извини, - обратился я к Тихону, - но я успел его прочитать. И знаешь, что я тебе скажу? Марина тебя любит.

Тихон неумело превратился в флегматика и ответил:

- Вполне возможно, только нужно ли это теперь?..

- Позвони Марине, - продолжал я, не обращая внимания на его напущенное равнодушие, - в письме есть ее телефон. Позвони!..

- Может быть, - задумчиво произнес Тихон и подошел к окну.

Я стал рядом и подумал:

- Какая удивительная штука жизнь и время, которое неумолимо. Его так мало, когда опаздываешь и так много, когда ждешь…

Тихон, будто прочитав мои мысли, согласился и добавил:

- Не бывает поздно, бывает уже не нужно!..

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!