Товар

–И помни, мы можем выполнить любое требование клиента. Слова «отсутствует», «невозможно» созданы не для нас. Забудь их! Пока ты здесь, они для тебя не существуют, как только закончится твой рабочий день, пожалуйста, но в этих стенах…– я перевела дух, в горле запершило. Слишком много я говорю уже сегодня, но что делать? Нужно же провести мне инструктаж. Конечно, потом у этой девчонки будет ещё сотня вопросов и замечаний, но если я немного потерплю и направлю её, то, в конце концов, я получу себе нормальную помощницу, которая сможет управляться со всем заведением.

            Девчонка уловила мои нервные движения, и неожиданно проявила сообразительность, рванулась к кувшинчику с водой, наполнила мне стакан, протянула. Я отпила, кивнула: в выборе я не ошиблась, уже хорошо. Девчонка далеко пойдёт.

–Вы в порядке, госпожа? – спросила она заискивающе. А вот это уже хуже, я не люблю этого заискивания. Но ладно, пусть лучше так. Да и клиентам такое нравится.

–Да, спасибо, Брекста. Мне лучше. О чём я говорила?

–Вы говорили, госпожа, что для нас не существует невозможного, – с готовностью отозвалась помощница.

–Верно, – я поднялась из кресла. – Когда люди приходят, чтобы попасть в мир осознанных снов, они не желают слышать о том, что их желания невозможно выполнить. Вот…

            Я отвернулась к шкафу и вытащила первый из массивных чёрных каталогов. Это далось мне с усилием, но я катнула по столешнице каталог Брексте.

            Она протянула руку к нему, затем отдёрнула, испуганно спросила:

–А я…могу?

–Открывай! – я села обратно. – Это первый из каталогов, так сказать, исток истоков. Мы поначалу специализировались только на средневековье и сюжетах около него.

            Брекста потрясённо листала страницы, каждая из которых состояла из презентационного буклета, ценника и маленького диска, который надлежало загрузить в программу, чтобы погрузить человека в желаемый ему мир.

            Сначала её потрясли сюжеты. Что ж, они потрясают каждого. В начале шли просто путешествия по землям средневековья, виды древних замков, на природу. Здесь наши клиенты не могли влиять на сон, они были наблюдателями. Мой брат создал это для пробы своей технологии, и дело неожиданно пошло. Дальнейшие сюжеты, где клиент становился уже действующим лицом, мы прорабатывали спешно и вместе.

            Хотите сразиться с драконом? Пожалуйста. Хотите повести войска? Пожалуйста. Средневековый бордель? Выберите только страну да период и заплатите нам. Здесь можно было стать и крестьянином, и испытать смерть, и храбром сразиться на турнире рыцарей, и вытащить меч из камня…

            Именно на этом этапе мы обрастали клиентами.

            Брекста листала как зачарованная. Она разглядывала буклеты, порою, встретив совсем уж непристойность, краснела, отводила глаза, но я знала, что это явление временное. Мне сначала тоже было стыдно, а потом  уже приелось стыдиться. Деньги всегда деньги. Мир осознанного сна – это единственное место, где действительно возможно всё, любая фантазия, любое извращение, любое убийство, без единого последствия…сон всегда сон. Мы создаём всего лишь программу, загружаем реальность, а человек, оказавшись в этой реальности, творит в ней что вздумается. Его задача лишь заплатить.

–Ну и цены… – выдохнула Брекста. – Тут самое дешёвое стоит четверть моего жалования!

–Такие у нас клиенты, – я пожала плечами. – Они требовательные. Многие из них могут устроить в настоящем мире кое-какие сюжеты отсюда и тоже без последствий, а потому ищут чего-то прямо особенного, изыска! Да и сама технология очень капризная.

            Да и брата моего уже нет в мире живых и всё содержание и обслуживание, а также разработка сюжетов остались на мне…

            Но Брексте этого знать не положено.

–И сколько таких каталогов, госпожа? – Брекста взяла деловой тон. Это выглядело нелепо, но я подавила смешок и указала рукой себе за спину.

–Все эти шкафы. Тут по разделам. Средневековье, античность, будущее, апокалиптические миры, природные виды, путешествия, новое время, космический раздел. Те, что на самом верху, это для требовательных людей, желающих пережить и совершить грязь без последствий. Но это редкие гости и, как правило, если я на месте, а не в мастерской, я занимаюсь ими сама. Самый частый заказ – это увидеть или поговорить с ушедшими близкими. В зависимости от цены образы и длительность меняются, чем дешевле, тем меньше времени и тем тусклее образ.

–Логично, – Брекста спешно запоминала. – И много бывает клиентов в день?

–Нет, в основном все приходят по записи. Форс-мажоры редки, но тоже бывают, однако, пока ты будешь учиться работе, тебе не придётся с ними сталкиваться. Наши услуги не могут позволить себе все подряд… – я невольно осеклась.

Мой брат когда-то очень гордился этим, гордился уникальностью нашего товара. Но потом смерть настигла его, я была подавлена и сама переживала множественные горестные хлопоты. И в те дни к нам вломились. Стервятники, желающие денег, всегда ищут слабость. К нам вломились, утащили один из дисков, чисто для копировки действия. Теперь по городу и по стране расползаются дешёвые, куда более доступные пародии на нашу технологию. Там не те осознанные сны, что у нас. а ещё там нет анонимности. Но я не могу ничего предъявить, не могу доказать всей этой крысиной сваре…

Всё, что я могу, это удерживать своё заведение на плаву и держать его для тех, кто может расплатиться золотыми монетами, не спрашивая и не злясь на ценник.

–Госпожа? – позвала Брекста. Далеко пойдёт девчонка!

–Всё нормально, – отозвалась я спокойно. – Будешь смотреть за тем, как я работаю и всё будет хорошо.

             В дверь постучали, и просунулся один из моих прислужников.

–Госпожа Астерия, вас ожидают!

–Ожи…ах да. – Я спохватилась, вскочила, сделала знак Брексте, – пойдём, покажу, как работать.

            Брекста вскочила и успела опередить меня, чтобы услужливо придержать дверь.

***

–Астра, радость моя! – Гость растянул тонкие губы в кривой улыбке, которая, судя по всему, должна была выражать приветствие.

            Я не стала поправлять Гостя, напоминать, что я не Астра, а Астерия, в конце концов, имя – это только имя, оно может быть изменено и может быть опорочено, чего не скажешь о золоте, которое, кажется, из ушей может у этого Гостя посыпаться.

            Его лицо мне хорошо известно. Он приходит раз-два в месяц и каждый раз требует что-то необычное. В самый первый раз, он, не веря, что мы с братом можем всё, потребовал «смеси славянского фольклора с античностью» и растянул губы в такой же мерзкой ухмылке.

            Мы с братом переглянулись, растерявшись. Но он нашёл выход и загрузил одновременно две программы и наш Гость отправился в Избушке-на-Курьих-Ножках в компании кота-Баюна путешествовать по Риму времён Цезаря Октавиана.

            Гость был доволен, но дальнейшие его визиты оборачивались настоящей головной болью. Нам приходилось подгружать до пяти программ одновременно, чтобы совместить все его бредни. Затем стало опаснее. Он захотел испытать себя в роли палача. Благо, догадался сказать нам об этом заранее.

–Сделаем, – сказала я тогда, не моргнув глазом. А после его ухода брат напустился на меня:

–Как мы, по-твоему, это сделаем?

–Прояви фантазию, Астрей! – огрызнулась я тогда. – Его нельзя терять!

–Я понятия не имею, как это изобразить!

–Придется…

            Тогда мы впервые серьёзно поругались. Но по итогу Астрей изобразил простенький сюжет с казнью. Гость, однако, остался недоволен. Он оплатил заказ, а после выдал:

–Ненатурально дёргались!

            Астрей побледнел как полотно. Он, в отличие от меня, подумал сначала о том, откуда Гость знает о «ненатуральности» такого сюжета. А я испугалась по другой причине и заверила:

–Исправим!

–Посмотрим, – Гость усмехнулся. – Пока минус. Я дам вам ещё один шанс. Но он будет один!

            С этими зловещими предостережениями Гость покинул нас, а Астрей спросил у меня:

–Откуда он может знать как оно…ненатурально?

–Неважно. Мы не задаем вопросов. Мы показываем сны. Забыл?

–Я этого не нарисую, – Астрей покачал головой. – Чтобы снять технологию движений, я пересмотрел много фильмов, где есть казнь. И взял за образец их…

–Значит, нужно поменять образец, – Астрей сам подал идею, но стоило мне озвучить решение, как он обратился в ужас.

–Ты что? Это же…это же…– слова у него кончились.

–Это наш самый богатый клиент, – напомнила я тогда, чувствуя, что золотая жила уже где-то у наших ног. И нужно сделать лишь один шаг, чтобы получить её.

            С тех пор многие границы размылись. И я, и Астрей породили сотни отвратительных сюжетов, взяв живые образцы, снимая настоящие движения и настоящие эмоции, запечатлевая их, чтобы перенести с максимальной достоверностью в мир осознанного сна. Острота ощущений зашкаливала. Но и платить нужно было зашкаливающе…

–Чем порадуете меня сегодня? – спросил Гость, вырывая меня из памяти.

–М…– я улыбнулась, – если бы высказали нам свои пожелания, то я, возможно, нашла бы для вас средство.

–Пожелание у меня одно – я хочу получить удовольствие, которое невозможно получить в мире живых без вопросов и без тянущих рук закона, – Гость чувствовал себя здесь господином. Наивный. Он полагает себя единственным клиентом такого рода? У нас и богаче есть, и именитее!

            Но все любят иллюзии. Я мелко-мелко закивала:

–Конечно-конечно, я вас прекрасно понимаю. Но если бы вы намекнули хотя бы…выбор нашего заведения столь велик, что я могу потратить часы только на то, чтобы рассказать об ассортименте.

            Брекста, надо отдать ей должное, обратилась в тень. Она стояла у самых дверей, не обращая на себя внимания, и, кажется, даже не дыша, слушала.

–Хм…– Гость оценивающе оглядел меня. – Я хотел бы быть кем-нибудь великим с огромной властью. Чтобы меня боялись.

–И чем это будет отличаться от реальности? – я позволила себе нарочито смутиться. – Я вас боюсь до ужаса. И у вас есть власть.

–Это верно! – Гость неожиданно расхохотался. Но быстро посерьёзнел. – Тогда просто удиви меня, Астра! Докажи, что я правильно делаю, обращаясь к вам, а не в один из этих новых открытых сновников.

            Я сдержала удар и улыбнулась.

–Я могу вам предложить стать гладиатором. Вы, кажется, увлекались…

–Скучно, – Гость даже зевнул. – Не вижу смысла в кровавом спорте. Астра, не пугай меня. у тебя кончилась фантазия со смертью брата?

            Я знаю, какая тема привлекает этого Гостя, но сдерживаю, предлагая ещё:

–А может быть, хотите встретить Клеопатру? В нашей программе она очень податлива и сговорчива.

            Лицо Гостя кривится от презрения к моей бедной фантазии. Я пожимаю плечами:

–Может быть, сожжение еретиков вас устроит?

            Гость оживился, кивнул.  Я сделала знак Брексте и повела её и Гостя в тёмную комнату. Показала молча Брексте последовательность подсоединяющихся проводков, загрузила в рычащий аппарат маленький диск и направилась к дверям, когда Гость, ещё не погрузившийся в сон, остановил меня неожиданно испуганным голосом:

–Астра, а каков реализм?

–вонять будет по-настоящему, – сообщила я закрыла дверь.

            Между прочим, я не соврала. Передать запах очень сложно, но мне удалось. Правда, для этого пришлось пойти на настоящие жертвы, но кто когда считал бродяг? А вонять и впрямь Гостю будет. Оказывается, плоть горит так, что желудок выворачивается наизнанку. Астрея так и вывернуло, программу пришлось заканчивать мне.

–Брекста, – позвала я помощницу к стеклу, разделяющей комнату ожидания с комнатой сна, – смотри, вот этот экран видишь? Это его показатели. Смотри, если загорятся красным, это значит, что в осознанном сне произошло что-то нехорошее и нужно вытаскивать клиента. Наши сны отличаются реализмом…с недавних пор, а это значит, что и испуг, и наслаждение, и боль – всё клиент ощутит по-настоящему. А организм разный. Если показатели мигают, вырубай программу – вон там красная кнопка, и всё закончится.

–Поняла, госпожа,– Брекста заворожённо смотрела на пульсирующие точки-показатели. – Жаль, я не могу видеть, что ему снится.

–И не надо. Поверь, тебе не понравится. Понаблюдаешь, точно? Мне нужно отойти.

            Брекста кивнула.

***

            В кабинете я набрала номер, который в нашей земле знают от силы человек десять. Ответили мне не сразу.

–Кто говорит? – рыкнула трубка.

–Из заведения осознанных снов. Астерия.

–Минуту! – трубка не смягчилась. Через мгновение другой, более мягкий и тихий голос, голос, который слышали очень многие через экраны, но мало кто вживую, отозвался:

–Госпожа Астерия?

–Ваш заказ готов. Вы просили осознанный сон, где…

–Степень реализма? – перебил голос.

–Сто процентов. Когда вас ждать?

–Завтра, в полночь!

            И в ухо уже полетели гудки. Я кивнула. Повесила трубку. Отлично, так даже лучше. этот заказ, пожалуй, лучший из моих, сделанных самостоятельно. Голос принадлежал известному человеку, но эта известность не превратила его из человека в кого-то другого и проблемы оставила ему человеческие. И у обладателя этого голоса была проблема в лице родного брата, славного дурными выходками и покушавшегося на капиталы моего заказчика. Поскольку заказчик был покорен закону и не желал сплетен, а нервы выпустить желал, он и обратился ко мне, спросив, сколько я возьму за то, чтобы написать под заказ осознанный сон, где заказчик сможет убить своего брата. Пусть хотя бы во сне, но как-то заткнуть внутреннее бешенство.

            Я назвала сумму. Мне перевели её в тот же день с анонимного счёта. И я постаралась. Настолько постаралась, что действительно достигла стопроцентного реализма, не пожалев для запечатлевания чувств и эмоций от братоубийства своего брата.

            Астрей должен был понять, что я делаю и для чего. Он должен был испугаться. Я тщательно запоминала его испуг, его чувства, его слёзы. Запоминала и свои. А заодно, выполняя заказ, и избавлялась от того, кто сам стал мне обузой в деле.

            Астрей был гениален в своём изобретении, но он не желал постоянно дополнять реалистичностью сюжеты. Он уходил в сказки и фэнтези, где всё можно было объяснить фантазией и отсутствием доказательств о том, как что-то должно выглядеть. Но наши клиенты, поняв, на что мы способны, шли не за сказками. Они шли для того, чтобы карать в наших снах обидчиков, врагов и просто лить кровь из удовольствия и безнаказанности. Они шли за наслаждениями, которые нельзя купить законно в мире живых, но которые легко находились и чувствовались во сне. Но для полноты чувства нужно было наблюдать это в реальности. Астрей каждый раз сопротивлялся, а после того, как мы отрисовали совместно сюжет о гильотинировании, путём предварительного гильотинирования в мире живых, заявил, что уходит.

            Что ж, он не соврал, действительно ушёл. Только не туда. Он ушёл в сон моего заказчика движениями и чувствами, а телом покоился в земле с официальной причиной об инфаркте.

            Я глянула на часы. Время поджимает, Гость вот-вот очнётся из своего сюжета. Пора идти.

***

–Это было потрясающе! – Гость аж задыхался от восторга. – Такая вонь…такая чернота! Шик! Астра, ты превзошла саму себя!

–Ну, если вы такого хорошего мнения обо мне, то возвращайтесь в наше заведение, – я улыбнулась. Кивнула Брексте. – Брекста, уберись в комнате! проветри!

            Брекста бросилась покорной тенью в комнату. Гость проводил её таким взглядом, что я поняла, что он скажет ещё до того, как рот его открылся.

–Эта девчонка здесь работает?

–Если вам угодно, то нет, – отозвалась я, взяв деловой тон.

–Почему же… красивая, – одобрил Гость.

            Я ничего красивого в Брексте не увидела, но я никогда не спорю с клиентами.

–Красивая, господин.

            Гость взглянул на меня испытующе, я опередила его просьбу:

–Цена зависит от ваших пожеланий. Если вы хотите её убить или замучить перед этим, то будет дороже. Если же просто…

–Посчитай мне по полному прайсу, – решил Гость. – начиная от «просто» и заканчивая смертью. Наслаждаться, так по полной, а?

–Как прикажете, – я потупилась, одновременно сделав знак одному из прислужников, показывая, что работа ещё не закончена. Прислужник понял, кивнул. У меня все и всё понимают очень быстро.

–А это лично от меня! – Гость взял мою руку и вложил в ладонь увесистый мешочек. – За беспокойство и неудобства в поиске новой помощницы. До встречи, Астра!

            Гость расцеловал меня и, преисполненный дикого счастья, поспешил прочь. Я слышала, как охранники открыли ему дверь его роскошной машины, как машина, взревев мотором, рванула с места, унося Гостя в привычный ему мир.

            Конечно, все гости, все мои клиенты понимают, за что они платят, понимают, откуда берётся этот реализм. Они всё знают, поэтому и приплачивают мне сверх цены. И боятся меня. в мире, где властвуют их имена и деньги, я властвую над ними, потому что я могу выполнять любые их желания.

            Когда-то мы с Астреем начинали как мечтатели, как люди, которые хотели просто принести в мир немного добра и сказки, путешествий в места, которые отделяют время и расстояния. Наша ли вина, что люди предпочли сказке кровь, извращения и месть? Нет, не наша. Мы стали чудовищами, потому что в сказках не нуждаются уже давно. Спрос на миры, где рыцарь спасает принцесс, где все живут долго и счастливо, давно угас. Сейчас властвует закон, а это значит, что мне остаётся властвовать над беззаконием. Властвовать и наживаться.

            Брекста подошла ко мне, спросила:

–Госпожа, он вернётся? Ему всё понравилось?

–Более чем, – я оглядела Брексту. Девчонка как девчонка. Я бы прошла мимо. Но не мне судить пристрастия моих клиентов, верно?

–У вас есть ещё записи на сегодня?

–Нет, но у тебя есть задание. Пойдём со мной!

            Я поманила покорную, неподозревающую ничего дурного девчонку за собой в глубины подвала, где ей придётся остаться до конца своих дней, полных боли и страдания. Мои помощники-прислужники сделают новый осознанный сон, а Брекста исчезнет. Как и другие.

            И самое грустное в том, что мне снова придётся искать помощника! А так хочется отдохнуть...

 

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

07:44
62
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!