РОМАШКОВОЕ ПОЛЕ

РОМАШКОВОЕ ПОЛЕ

РОМАШКОВОЕ ПОЛЕ

Посвящается моей маме Лидии

Лида стоит одна в поле. Ноги по щиколотки погрузли в грязь. Она чувствует, как вязкая земля затягивает всё глубже. Её знобит,  слёз уже нет, только всхлипы. Холод и страх сковывают тело.

– Ты всё плачешь?

Лида вздрогнула и обернулась на голос. На коленях к ней полз в белой рубахе, белых штанах старец. Белые волосы развевались на ветру, такая же белая борода почти касалась земли.

– Смотри на меня: я калека, но я не плачу. Подай мне руку.

Лида молча протянула руку.

– Какая холодная! Ледышка! Но ничего, – старец улыбнулся и, опираясь на протянутую руку, начал подниматься. – Вот видишь, я поднялся с колен. Ты тоже поднимешься. Оглянись: какое зелёное и длинное поле! И жизнь твоя будет такой же!

Лида обернулась и увидела вокруг не грязь, а покрытое травой и усеянное белыми ромашками поле.

– Лида, вставай, – тормошила мать, – пора на работу. Корову я уже выдоила. Быстро позавтракаем – и на ферму.

Лида протёрла глаза, и с трудом встала с постели. И хоть в доме было прохладно, рубашка прилипла к телу.

– Мама, я не хочу завтракать, с собой чего-нибудь возьму…

– Когда ты там поешь? Времени не будет. Садись за стол. И так он худая, за ветром клонишься. Может, сегодня я без тебя пойду?

Лида села за стол и взяла горбушку хлеба:

– Нет, мама, пойду. Надо же твои трудодни отрабатывать…

Лиде пошёл девятнадцатый год. Ещё недавно она успевала и за мать работать, и вечером в клуб сбегать. Она была невысокой, черноволосой, румяной и весёлой. «Кровь с молоком!» – шутили парни. А их, ухажёров, было хоть отбавляй, не взирая, что с матерью-вдовой жили бедно. От ухажёров она отшучивалась, ведь сердце отдала давно чернявому красавцу – голубоглазому высокому Борису. Встречались они уже год. Борис обещал осенью сватов прислать. Но с Лидой начало твориться что-то неладное. Начала слабеть, на шее появились тёмные пятна. Бабы засудачили по деревне: «Ну, всё! Принесёт Фёкле в подоле». Прошло пару месяцев, но живот так и не округлился.

– Нет, не беременная. Болеет.

– Наверное, завидовали на красоту её. Вот и сглазили.

– Ты, Фёкла, свою Лидку к бабе Польке своди. Может, сглазил кто. Пусть пошепчет, – говорили соседки.

Баба Полька шептала, выливала воск на воду, выкатывала болезнь куриным яйцом, но ничего не помогало.

 

– Борис! Чтобы я тебя возле Лидки больше не видела! Ещё заразу домой принесёшь!

– Мама! Какую ещё заразу?! Ну похудела, ну ослабла… За лето поправится, – оправдывал Борис свою любимую перед матерью.

– Не смей к ней подходить! Говорят, что она чахоточная…

 

Летом из Воркуты приехала кума Лиды Нюра. Вечером зашла с мужем Петром  в гости тёте Фёкле  и своей лучшей подруге.

– Здравствуйте, тётушка, – обнимала и целовала Нюра Фёклу и Лиду, – здравствуй, подруга моя дорогая. Я вам тут подарков привезла.

Нюра достала из сумки тёплый пушистый платок:

– Это вам, тётушка. А это тебе, Лида, отрез на платье. А это к столу колбаса вяленая – ужинать будем.

– У нас как раз борщ только сварился, – суетилась Фёкла у печи, – Лида, неси тарелки.

Пётр достал бутылку «Столичной»:

– Где у вас рюмки? Встречу надо «обмыть»!

– Да какие у нас рюмки? – улыбнулась Лида. – В кружки наливай.

– В кружки так в кружки! Мы не гордые, – засмеялся Пётр.

– Лида, сбегай на огород, лучку нарви и огурчики посмотри. Соскучилась я за зеленью нашей, – попросила Нюра.

Когда Лида вышла из дома, Нюра тихо спросила:

– Тётушка, давно это с Лидой? Вы к врачу обращались?

– Да ты же знаешь, Нюра, как в селе: всё некогда. А врач только в районе. Может, само пройдёт…Ты же знаешь, какой у нас председатель строгий…

–  Работа не волк… Я завтра же с Лидой поеду в район. А председателю скажите, что дочь заболела, лечиться ей надо…

 

Пожилой доктор склонился над карточкой и что-то писал. Затем подал Лиде листик:

– Это направление в город в тубдиспансер.

– Скажите, доктор, это чахотка?

– Туберкулёз – это и есть чахотка.

– Скажите, я умру?

– Ну, дорогуша, – доктор улыбнулся, – вам о смерти думать рано. Вы обязательно поправитесь. Медицина уже шагнула далеко вперёд. Конечно, придётся полежать в больнице, возможно, даже сделать небольшую операцию. Но на ноги вас обязательно поставят. Правда, и от вас теперь будет зависеть ваше здоровье: нужно себя беречь. Кстати, вашей матери на всякий случай надо пройти обследование.

 

Лида вылечилась. Но для односельчан она всё равно была «чахоточной». От неё старались держаться подальше, а все ухажёры переключились на других девушек. Лиде было обидно от такого отчуждения, но в душе всех понимала, пыталась оправдать: ведь это был просто страх только перед одним словом «чахотка». Бориса она тоже пыталась простить. Но не могла.

Время шло. Все подруги-ровесницы давно вышли замуж и нарожали кучу детишек. Некоторые даже взяли Лиду кумой, видя, что она поправилась, слегка располнела и на лице уже играл здоровый румянец.

Мама вышла на пенсию,  Лида работала в конторе учётчиком. Фёкла приносила дочке обед на работу, когда была горячая пора в колхозе. Мать замечала, что Лиде оказывает знаки внимания Васька-зоотехник, но он был известным в селе шалопаем и бабником. Как-то вечером Фёкла завела разговор:

– Доченька, тебе уже почти тридцать лет. Ты и сама понимаешь, что замуж уже не выйдешь. Я старая, болею часто. Вот умру, а ты останешься совсем одна.

– Мама, ну что ты такое говоришь? – взволновано сказала Лида. – Тебе о смерти думать рано.

– Может, и рано. Но и помнить об этом надо. Тебе покажется странным моё предложение. Не буду ходить вокруг да около.

– Что-то случилось? – Лида насторожилась.

– Ничего не случилось. Но я хочу, чтобы случилось. Я хочу, чтобы ты родила ребёнка. Для себя. А я тебе помогу нянчить, пока будешь на работе.

– Мама, ты что? Какого ребёнка? От кого? Да и в мои-то годы. Да и люди…

– А что люди? Мало ли после войны без мужей рожали? А родить могла бы хоть и от Васьки. Баламут он, но не дурак. А то, что не женится, так муж такой, может, и не нужен.

– Нет, мама, я не буду…

– Так я тебя, Лида, и не силую. Я же вижу, что Васька тебе тоже нравится. Просто хочу, чтобы ты знала: если так случится, что у тебя наклюнется ребёнок … Не маши на меня руками и не зарекайся! Так вот, я тебя не буду осуждать. Ты заслуживаешь быть счастливой. Хотя бы счастливой матерью.

 

Васька был действительно ветреным шалопаем. Беременной была и Лида, и семнадцатилетняя Катя, на которой Ваську заставили жениться.

 

– Топ-топ к маме, – Фёкла за ручки ведёт восьмимесячного Антошку, который улыбается и переставляет ножки навстречу Лиде.

– Моё солнышко! – Лида подхватывает сына и подбрасывает вверх. – Моя радость! Сейчас мама тебя покормит.

Мать целует пухленькие щёчки, щекочет губами шейку смеющегося малыша.

– А ну-ка ещё посмотрим, что нам за посылка пришла от тёти Нюры. Мама, открывай.

Фёкла открывает деревянный посылочный ящик:

– Сладости опять. Смотри, Лида, по грамульке только давай. А вот Мишка для Антошки. Ой, костюмчик какой хороший! И рубашечки!

– Балует нас тётя, да сынулька? Держи Мишутку.

– Дяй-дяй дяй! – малыш хватает игрушку и тянет в рот.

– Ой, уже пора бежать. Пока, Антошка, слушайся бабушку.

– Лида, а обедать? Ты должна хорошо питаться.

– Некогда. Хотя давай кружку молока быстро выпью.

 

За окном выла вьюга. Маленький Антошка не спал всю ночь.

– Мама, он весь горит, – Лида еле сдерживает слёзы.

– Может, это зубки режутся? – Фёкла пытается успокоить дочь и не показать, что и сама очень переживает.

– Возможно, и зубки. Но он кашляет. Быстрее бы утро! Надо вести его в район.

 

Председатель дал машину, и Лиду с сыном в больницу повёз зоотехник Васька. Ехали молча. Малыш в машине уснул – и Лида тоже немножко вздремнула. Василий поглядывал в зеркало на сидящую на заднем сиденье Лиду и годовалого сынишку. До этого он не видел малыша и даже не интересовался им, а сейчас что-то сдавило всё внутри, и не давало спокойно смотреть на дорогу.

Вот и райцентр.

– Лида, давай помогу пацана занести в приёмное отделение. Скользко. А ты сумки возьми.

Когда Лида зашла на приём к педиатру, Василий вышел покурить, а затем снова вернулся дожидаться Лиду.

– Ну что сказал доктор? – подхватился Василий, когда из кабинета вышла с малышом заплаканная Лида.

– Остаёмся в больнице. У Антошки воспаление лёгких.

– Вот беда. Но ты не переживай, выздоровеет. Может, что надо будет, звони в контору, я привезу.

 

Медсестра успокаивала Лиду:

– Да что же вы, мамочка, так волнуетесь? Вены на ручках не видно. Не только вашему ребёнку капельницу так ставят. У нас опытный персонал. Над лобиком венки хорошо видно… Не бойтесь. Ничего, что в голову? Не вы первые… 

 

 По заснеженному полю шёл Василий. На плечо тяжестью давил маленький лёгкий гробик. Горячие слёзы почти сразу становились кусочками льда на щетине. Сзади под руки вели Фёклу и Лиду, которая уже не кричала, а только выла. На деревянном кресте развевался от ветра белый рушник, вышитый Лидой пионами и ромашками. Бабы и мужики несли еловые венки с бумажными цветами. Процессия шла по заснеженному полю, которое летом должно было зацвести белыми ромашками.

 

PS: Через семь лет в село приехал работать на лето тракторист. Ему было, как и Лиде, 36 лет. С первой женой он развёлся, детей  в браке не было. И хоть многие барышни засматривались на чернявого тракториста, но влюбился он в Лиду и в конце лета увёз с собой. Жизнь начиналась с чистого листа. Лида прожила 81 год, дождавшись внуков и правнучку. Она часто говорила, что прожила с мужем долгую жизнь, как ромашковое поле.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!