СМОТРИТЕЛЬ

                                                                                

                                                                                 АЛЕКСАНДР КАТЕРОВ

 

 

                                      С М О Т Р И Т Е Л Ь

                                               РАССКАЗ

 

                               Христофор – мужское имя греческого происхождения.

                       Изначально в раннехристианской литературе

                                    «Христофорос» - эпитет Вифлеема в значении «города

                                       породившего Христа». Позднее имя Христофор, одно

                                 из немногих собственно христианских имен, обрело

                 толкование как «носящий в себе Христа».

 

«В те далекие и добрые времена, когда наша страна жила спокойной и размеренной жизнью, Дмитрий, добросовестно отслужив два года в рядах Советской армии, вернулся в свой родной город. Уже через неделю он работал токарем на механическом заводе, с которого когда-то и ушел на службу». – Написал я на чистом листе бумаги, начиная вторую часть своей автобиографической повести.

Выбранная мной тема оказалась для меня не такой легкой, как я ее представлял. И если первая часть, где я описывал свое детство и юношеские годы, давалась мне легко, то период зрелой жизни заставлял меня напрягать память и выбирать главное из пережитого.

Я долго не мог подобрать нужного продолжения начатой работы и поэтому, отвлекаясь на повседневные дела, оставлял повесть на потом. Но вот сегодня, когда я встретил человека похожего на своего знакомого, меня потянуло домой, чтобы продолжить писать вторую часть своей повести. Этот немощный старик с седой бородой и с боевым орденом на мятом пиджаке, напомнил мне случай из прошлого.

 

 

 

«Сегодня Дмитрий задержался на работе и опоздал на последний трамвай. Ожидать попутного транспорта он не стал и побрел домой по ночным улицам. Дмитрий был местным парнем и свободно ориентировался на местности. Он сокращал расстояние, проходя свой путь по мало известным переулкам и проходным дворам. Минуя четверть пути, он вышел к забору городского кладбища.

Это не стало для него неожиданностью, и он, продолжая свой путь вдоль ветхой изгороди, рассуждал в слух:

- Если я пройду через кладбище, то сокращу дорогу вполовину, а если стану его обходить, то потеряю около получаса.

У стихийного прохода, ведущего на кладбище, он остановился и закурил. Он вдруг вспомнил, как давно не посещал своего деда Николая, захороненного на этом кладбище. Вспомнил он и о том, как до армии, он быстро находил его могилу среди множества других.

- Как давно это было, - подумал Дмитрий.

Полминуты он стоял у входа на кладбище, а через две, выбросив окурок, он уже шел по узкой тропинке среди могильных холмиков.

 

Кладбище было старым и располагалось чуть ли не в центре города. Здесь уже давно никого не хоронили, и оно, в какой-то степени, являлось достопримечательностью города, так как здесь, среди вековых лип, кленов и берез можно было встретить старинные склепы, богатые надгробия, мраморные памятники и много других любопытных захоронений. В его центре размещалась небольшая часовня, там, за церковным двориком, где еще, несмотря на запреты, продолжали хоронить людей, и находилась могила деда Николая.

- Неплохо было бы навестить его, - промелькнуло в голове Дмитрия, но он тут же осекся, - ну, для начала нужно найти главную аллею, которая и приведет меня к часовне и центральному входу.

С такими мыслями Дмитрий, почти вслепую, пробирался вперед по узкой тропинке среди могил. Спотыкаясь о камни и ломая под собой сухие ветки, он спешил выйти на главную аллею. Но тропинка не кончалась и продолжала водить Дмитрия по старому кладбищу.

- Да, что же это такое, - ругался Дмитрий, - где же аллея?

Он посмотрел вверх, и заметил с каким трудом лунный свет пробивался через густые кроны деревьев. Ветки наверху то и дело сходились воедино и не давали желаемого освещения. Вскоре Дмитрий усомнился в правильности своего решения, а когда провалился в какую-то канаву, он уже не сомневался, что следует вернуться назад.

Выбравшись из ямы, Дмитрий спешно двинулся в обратном направлении, ругая себя за необдуманный поступок.

- Темно, - оправдывался он, оглядываясь по сторонам.

Вдруг, откуда не возьмись, подул сильный ветер и кроны деревьев разошлись по сторонам, пропуская лунный свет на землю.

Дмитрий ухмыльнулся такому явлению и заметил, что стоит в трех шагал от центральной аллеи кладбища. Это его приятно удивило и он, обходя уже знакомую канаву, ступил на ее брусчатку. Немного подумав, Дмитрий принял решение вернуться обратно. Он определился с направлением и поспешил к выходу.

Вдруг сверху, громко хлопая крыльями, слетела большая черная птица. Она разместилась на покосившемся кресте и громко каркнула.

- Ворона, - мелькнуло в голове у Дмитрия, и он сделал шаг назад.

Птица посмотрела на него черными глазами и замахала крыльями. Холодный ветерок от ее движения коснулся Дмитрия, и он отступил. Ему стало страшно и когда крест под весом крупной птицы прогнулся к земле, он сорвался с места и побежал. Но уже через мгновение на его пути появился большой черный пес. Его грозный оскал остановил Дмитрия, а сзади послышались чьи-то шаги» …

 

 

 

«Дмитрий сидел в сторожке смотрителя кладбища и пил крепкий чай. Хозяином скромного строения был щуплый старик, в прошлом фронтовик - танкист, с редким именем – Христофор. А вот отчество у него было самым, что ни на есть популярным и Дмитрий, для удобства в общении, называл старика просто Ивановичем.

 

После того как они познакомились на главной аллее кладбища, смотритель проводил Дмитрия к выходу и уже у ворот напомнил ему о могиле деда Николая, которую он совсем недавно хотел посетить.

Дмитрий удивился телепатическим способностям старика, а тот, не дожидаясь ответа на вопрос, вдруг предложил:

- Пойдем проведаем дедушку, раз уж ты здесь…

- Ночью я могилу не найду, - поспешил возразить Дмитрий.

- Ничего - Гамлет найдет!.. – Настаивал смотритель.

- Какой Гамлет?..

- Гамлет - это ворон, - пояснил Христофор Иванович, а с ветки старой березы громко отозвалась, уже знакомая ему, черная птица.

Дмитрий понимающе кивнул головой и, глядя на овчарку у ноги смотрителя кладбища, с иронией произнес:

- А это, я так понимаю – Макбет или Ричард 3?..

- Нет, Дима, это просто Рекс. Так пойдем или нет?

 

Посетив могилу деда Николая, они вернулись в сторожку и здесь, за чаем, Дмитрий узнал, что этот, с виду совсем обычный старик, был не только гостеприимным человеком, а еще интересным собеседником и мудрым рассказчиком… Он поинтересовался жизнью Дмитрия на гражданке, а в свою очередь ответил на вопросы своего ночного гостя. Вопросов у Дмитрия было много; он спрашивал и о войне, и боевых подвигах, о его редком имени и жизни после войны.

Христофор Иванович на вопросы отвечал четко по-военному, но когда Дмитрий спросил его о семье, он как-то сник и замолчал. Переждав паузу, Дмитрий вскоре узнал, что Христофор Иванович, вот уже как три года, был вдовцом и поэтому работал здесь на кладбище, чтобы каждый день быть рядом со своей любимой женой.

Его рассказ о счастливой супружеской жизни прервал стук в окошко. Дмитрий вздрогнул от неожиданности, Гамлет взмахнул черным крылом, а овчарка подошла к двери.

- Это кто? – Спросил Дмитрий, а Христофор Иванович, недовольно нахмурив брови, выругался и сказал:

- Это Пашка. Не лежится ему на новом месте…

- Какой Пашка, Иванович?

- Это долгая история, Дима, – ответил смотритель и обратился к собаке. - Ну, он-то не знает, а ты чего вскочил?..

Собака виновато опустила голову и легла у его ног.

- Его мать сюда привезла, - объяснял Христофор Иванович. – Погиб он в Рязанской области – разбился на машине. Жена его в деревне похоронила вопреки возражениям свекрови, но мать у Пашки оказалась с характером и после судебных тяжб забрала сына в город. После эксгумации его похоронили здесь на кладбище. Могила его у разрушенного склепа, да мы с тобой ее проходили. Но Пашке, видно, не понравилось такое переселение, и его понять можно. Там могила на могиле, он же на костях лежит. Я отговаривал его мать, говорил, что место занято, не послушала она меня, вот Павел и мается теперь…

 

Дмитрий слушал рассказчика и с опаской посматривал на окно.

- Он больше не придет, - заявил сторож, замечая беспокойство собеседника, - кончилось время для прогулок - скоро утро…

- Что ты говоришь, Иванович? – Удивился Дмитрий, не сводя глаз с окна. – Как он может прийти, когда он умер? Когда его нет!

- И что? – Возразил Иванович, - и меня нет, и тебя тоже нет!

- Как так? Я что умер?

- Ты не умер, - ответил Христофор Иванович, - смерти нет!

- Как такое может быть?

- В жизни, Дима, все может быть! Ты где находишься?

- На кладбище.

- Правильно, а здесь случается все. Ведь, не зря ходит молва, что это аномальная зона, - продолжал свою мысль Христофор Иванович, - и это место создают не люди, а души умерших. Ты в другом мире, Дима, и смерть здесь совсем ни при причем.

- Значит все-таки смерть?

- Я вижу ты парень не глупый, - подметил Христофор Иванович и вдруг предложил, - а давай-ка я лучше расскажу тебе сказку…

- Сказку? – Удивился Дмитрий.

- Ну, я не знаю, как это правильно интерпретировать, это не главное. Но по мне - пусть это будет сказкой для взрослых.

Дмитрий кивнул головой и приготовился слушать, а Христофор Иванович наполнил кружки горячим чаем и начал свой рассказ.

 

- Гостил я как-то летом у товарища в деревне, что в Новгородской области. Места здесь, я скажу, красивейшие; высокие сосны, лесные речки, озера, одним словом сказка!.. И для меня – городского человека оказаться среди такой природы было настоящим счастьем.

И вот однажды, когда мой друг ушел на работу в ночную смену, я остался один в маленьком домике на берегу озера. Мне не спалось и я, оставив жилище, вышел во двор. Небо было светлым и звезды на нем были едва заметны. Диск полной луны, как ночное солнце, хорошо освещал округу и может быть от этого мне не спалось. Не спалось и многим обитателям леса, и близлежащего водоема. В чаще переговаривались ночные птицы, в озере плескалась рыба, а прибрежный камыш, своим легким шумом, придавал ночи особый колорит.

Я ухмыльнулся своим наблюдениям и вышел за калитку.

Была поздняя ночь, а может быть и раннее утро, но роса уже успела обильно окропить растительность своей влагой. Я вздохнул полной грудью и двинулся по узкой тропинке к озеру.

 

Здесь, у небольшой затоки, на удобной коряге я и примостился, слушая тишину. Но тишина не была мертвой, и я слышал, как совсем рядом плескалась мелкая рыбешка, как в камышах шуршал ветерок и, как с центра озера доносились невнятные звуки. Голубой туман, что бесшумно плавал на поверхности водоема, скрывал не только его берега, но и укрывал какую-то тайну, хранящуюся под ним.

Мне было хорошо и уютно, но предчувствие необычного явления, заставляло меня слушать тишину и смотреть на темную воду озера.

Предчувствие меня не обмануло, и я вскоре услышал голоса и плеск воды. Кто-то спешно подплывал к затоке. Я притаился и увидел, как две стройные девушки, коснувшись дна, выходили на берег. Они были абсолютно голыми и я, затаив дыхание, спрятался в ивняке.

Они, не замечая меня, прошли рядом с моим укрытием и присели на корягу, на которой совсем недавно восседал я, ожидая чуда. И оно свершилось. Эти две невероятно красивые девушки были только его половиной, а то, что я услышал от них в дальнейшем, стало для меня великим открытием, которое перевернуло всю мою жизнь…

 

Здесь Христофор Иванович, отхлебнув чаю, встал из-за стола и, сделав несколько шагов по периметру комнаты, спросил:

- А ты веришь в чудеса?

Дмитрий пожал плечами, а он признался:

- А я верю.

- И что чудеса случаются?

- Они, Дима, случаются с теми, кто в них верит.

- А кто не верит?

- А кто не верит - случаются события, не подлежащие объяснению. -Ответил Христофор Иванович и продолжил. - Ну, да ладно, давай я лучше расскажу, что я услышал от этих девиц.

 

Он присел к столу и, допив холодный чай, продолжил рассказ:

- Я сидел в кустах прибрежного ивняка и прислушивался к разговору этих двух красавиц. Они чем-то были похожи друг на друга, и на первый взгляд отличить их можно было только по цвету волос. Но стоило мне присмотреться к ним повнимательнее, и я заметил, насколько эти девушки отличались друг от друга…

- Я – Жизнь! – Гордо заявила светловолосая, - я – все!..

- Все? – Ухмыльнулась ее собеседница.

- Да, все, что есть в это жизни. Я – главная!

- Ты хочешь сказать, что тебе все подвластно?

- Конечно, ведь я создала все это…

- А кто создал тебя? – Спросила темноволосая.

Девушка по имени Жизнь замолчала и задумалась.

И когда пауза затянулась, другая ответила за нее:

- Тебя создал Бог, ровно так же, как и меня.

- А ты кто? – Поспешила спросить Жизнь.

- Я Смерть – твоя вечная попутчица.

- Смерть? – Ужаснулась светловолосая девушка и вскочила с коряги, - какая ты мне попутчица? Ты же конец всему!..

- Ну, во-первых, не всему, а, во-вторых, хочешь ты того или нет, но я всегда с тобой рядом, - ответила Смерть, - и тебе ли меня боятся, ведь, жизнь бессмертна, разве ты не знала?

Жизнь довольно улыбнулась, а темноволосая продолжила:

- Я не конец, а начало - я продолжение тебя. Смерть – смена мерностей и это лишь переход из одной жизни в другую. А жизнь не останавливается никогда, жизнь - это вечное движение, как искра Бога, подаренная нам. А горбатую бабку с косой придумали сами люди. Грешники и безбожники, которые далеки от веры, и боятся ее, так как для них она и есть конец. Умные люди готовятся к смерти, так как понимают, что ее надо заслужить, потому что она открывает новый мир и вечную жизнь. Бог сотворил Вселенную, и только Он знает наше истинное предназначение в ней. Бог всемогущ!

- И все-таки «Смерть», как-то жутковато, согласись, - осторожно подметила Жизнь и обняла темноволосую подругу, - нехорошее имя тебе придумали люди. Вон ты какая красавица!..

Девушки стояли на берегу озера, и полная луна освещала их тела. И хотя я был уже далеко не мальчик, я без стеснения любовался стройными фигурами двух подруг. Девушки вошли в воду и там, купая свои белые ноги, продолжали разговор. Как не напрягал я свое внимание, как не старался, но услышать их диалог у меня не получалось.

А тем временем небо посветлело и редкие звезды на нем становились невидимыми. Луна потеряла свою ровную окружность и, растворяясь в чуть заметных облаках, больше не освещала округу. Прибрежный ветерок стал свежей и погнал легкую зыбь по поверхности водоема, а две неразлучных подруги на берегу – Жизнь и Смерть стали прозрачными и вскоре скрылись в голубом тумане озера.

 

Наступило утро и пришел новый день.

Я покинул свое укрытие и подошел к месту, где совсем недавно наблюдал беседу двух необычных и очень красивых девушек. Они еще стояли у меня перед глазами, а их голоса звучали у меня в голове.

- Надо же - Смерть! - Ухмыльнулся я, а с озера донеслись слова:

- Тебе еще рано…

Я удивился чудному видению и продолжил свою мысль.

- А Жизнь?!

- Я с тобой, - ответил чей-то голос и по воде пошли круги».

                                                  *       *       *

 

Закончив главу, я встал из-за стола и прилег на диван.

Я еще пребывал в том далеком времени, но вдруг произнес:

- А ведь и мне тоже, когда я умирал от инфаркта, смерть явилась красивой девушкой. Помню она склонилась надо мной и ее черные, шелковистые волосы коснулись моего лица. Я слышал ее свежее дыхание, и первое, о чем я тогда подумал, что умирать не больно и совсем не страшно. Я открыл глаза и заметил, как другая русоволосая девушка взяла Смерть под руку и увела ее от меня прочь.

- Так что же это было? – Размышлял я, - сказка или еще что?.. Ведь, Христофора Ивановича я больше не встречал, хотя и ходил на кладбище ни один раз. Не видел я там и большой черной овчарки, и ворона по кличке Гамлет, сторожки и той не было.

- Так, что же это было? И было ли это вообще? – Ухмыльнулся я, а в открытое окно будто птица влетело слово - «Было!..».

Я вскочил с дивана и вышел на балкон. Рядом на ветке старого клена сидел ворон. Заметив меня, он каркнул и замахал крыльями.

- Гамлет? – Машинально произнес я и птица со мной согласилась.

Я осмотрел двор и спросил:

- А где же Рекс, где Христофор Иванович?

Ворон ничего не ответил и, оставив ветку, спикировал к земле. Я посмотрел вниз и увидел, как у двери подъезда стоял старик с черной собакой. Он надавил на кнопку домофона, а я соскочил с дивана.

С минуту я ожидал повторного звонка, но его не последовало и я, понимая, что все это мне приснилось, подошел к письменному столу.

 

Прочитав начало второй части, я закончил:

«Когда за окошком посветлело, Дмитрий засобирался домой. Было заметно, что он не все понял в рассказе Христофора Ивановича, и поэтому задать правильный вопрос он не мог. Дмитрий просто промолчал, и смотритель проводил его до ворот кладбища. Здесь они и расстались. Рекс лизнул ему руку, ворон обдул ветром от взмаха крыла, а Христофор Иванович перекрестил его на прощание».

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!