Санки

Санки

Санки 

Термометр предупредил, что на улице нас ждёт +15, и я не стала брать с собой плащ.   С твёрдым намерением успеть за полтора часа пообедать, заехать в магазин за продуктами и вернуться, я «включила» быстрый шаг. Яркие весенние лучи и буйство птичьих голосов обрушились на меня, заставляя ликовать каждой клеточкой тела от тепла, от этого мая, от красоты этого мира. Стуча каблуками по усеянному облетевшими почками асфальту, я добежала до дворовой калитки. Нажимая кнопку домофона, боковое зрение зафиксировало женскую фигуру у забора. Темно-серое пальто, бесформенная шапка, тележка с полиэтиленовым мешком. Не останавливаясь, привычным движением приложив ключ-магнитку, я толкнула дверь, и вышла. Женщина метнулась за мной, схватившись за дверной косяк костлявой рукой, намереваясь проскочить внутрь.  

«Ну придержим дверь - какие проблемы?» - подумала я, фиксируя механизм доводчика, и встретилась глазами с женщиной. Ясный взгляд на грустном немолодом лице. Тёплая шапка натянута до бровей, шарф, упрятанный под аккуратно застегнутое на все пуговицы пальто. Полная экипировка на случай внезапного оледенения. 

- Сколько времени? - сипло спросила незнакомка. 

- 13.20 - ответила я, глядя на часы. 

- Не может быть! Вы уверены? - с ужасом спросила она, сокращая дистанцию и заглядывая мне в глаза.

- 13 часов 20 минут, 13 мая, - добавила я и не оборачиваясь помчалась дальше.

Вдогонку еще летели вопросы: «Вы не путаете? Точно 13.20?», но я уже открывала дверь своего авто. Включив зажигание в автомобиле, и уже собираясь выезжать с парковки, но снова увидела свою знакомую.

Она перегородила проезжую часть, собрав несколько машин. Странноватая персона суетливо взбиралась с асфальтовой дорожки на газон. За ней со скрипом тащились нагружённые тюками и пакетами, алюминиевые санки советского образца. Женщина аккуратно примерялась, тянула веревку, ловила баланс, чтобы салазки не перевернулись. Шапка сползла на глаза. Несколько минут борьбы с земным притяжением, угол наклона поклажи почти 90 градусов, но санки, все же, сдались. Алюминиевые полозья шлепнулись на газон, примяв траву. Женщина с облегчением вздохнула, отодвинула шапку на затылок и засеменила дальше.

Сани контур

Медиана Григорьевна давно привыкла к такому распорядку своей жизни и никогда не роптала. Хочешь жить красиво, умей вертеться. И она вертелась. В 1982м особо не попривередничаешь.

Из НИИ, в котором она трудилась лаборантом без малого 28 лет, ее поперли. Впрочем, не одну ее, а еще 180 сотрудников, отправили отдыхать без лишних сантиментов, прикрывшись приказом о сокращении кадров. Времена тяжелые, голодные. Иметь работу – уже роскошь. А уж ей, разведенной, да с двумя детьми и больной мамой на попечении – просто крайний-край, как надо зарабатывать. Больше года семья перебивалась случайными заработками. Медиана Григорьевна нянчила чужих детей, мыла посуду в школьной столовой. Пока фортуна не приложила ее томиком Твардовского по голове.

Однажды, почтальон бросил в ящик письмо. Оно было адресовано матери Медианы Григорьевны. Писал друг отца, коллега, стареющий доктор математических наук. Справлялся, как живет семейство, как Медианочка, которую он помнит малышкой и причастен к ее судьбе. Прекрасное имя они придумали вместе с ее отцом, пророча ей соединить не соединяемые части мироздания, обрести мир и абсолютное счастье. Так или иначе, по итогам переписки, Медиана стала помогать старику профессору по хозяйству, вытирать пыль с корешков его бесценных книг, варить кашу по утрам, ходить за продуктами, за скромную плату, позволяющую сводить концы с концами.

Медиана никогда не была любопытна, советскому человеку пристало делать что должно, а разберутся начальники. Однако рассказы престарелого ученого ее забавляли, и она поддерживала беседы с ним. Болтливый пенсионер был одинок, и найдя свободные уши, щедро делился своими странными теориями. Он сетовал, что его не понимают и не ценят, но вот-вот, он соберет составляющие своей чудо-формулы, и тогда, эти недо-математики приползут к нему за автографом. А уж он, не преминет, и явит им в ответ большой пролетарский кукиш.

Медиана намывала пол в квартире номер 5, полировала носы пяти пар профессорской обуви, сушила вафельным полотенцем чашку с пятью полосками, делала пять поворотов ключом в замочной скважине и не переставала удивляться, что человек так глубоко может слететь с катушек от цифры пять. Профессор регулярно платил за работу, иногда даже давал талоны на дефицитные товары, и женщину это полностью устраивало.

В тот день, у нее было отличное настроение. Она напевала под нос песенку «5 минут», и тряпкой гоняла пыль в кабинете профессора. Пылинки летали на солнце пугливыми стайками. Женщина улыбалась своим мыслям. Сегодня у нее день рождения. Закончив дела, она побежит домой, ее ждут за столом. Сыновья сами приготовят ужин, мама тоже будет рада. Это ли не счастье? Полка с художественной литературой всегда пылилась сильнее. Профессор редко брал с нее книги. Встав на табурет, Медиана Григорьевна занесла тряпку над рядком многотомника Твардовского.  Как вдруг, ножка табуретки подломилась, и женщина полетела вниз. Инстинктивно пытаясь ухватиться за что-то чтобы не упасть, она потащила на себя книжный шкаф. Приземление на пол ознаменовалось громким шумом, вспышкой, и ударом по лбу одной из книг. Сознание успело зафиксировать безумное лицо профессора, который в счастливом экстазе кричал:

- У тебя сегодня день рождения! Сегодня!  5 Мая!!

В руках он держал книгу, ударившую Медиану по голове. Это был А.Т. Твардовский «Собрание сочинений» Том 5. Картинка схлопнулась.

Когда женщина открыла глаза, она оказалась в совершенно незнакомом помещении. Всюду стояли коробки, баллоны и бутылки с жидкостями, какие-то невиданные упаковки с фантастическими этикетками. Люди ходят в одинаковой одежке, таскают коробки, на нее не обращают внимания. По ногам потянуло холодом. Медиана поежилась, осторожно встала и огляделась.

- Слышь, ты кто? – подошла к ней хамоватая женщина с табличкой на груди. На ней был яркий бушлат и меховые сапожки. Женщина с искренним удивлением оглядела босые ноги гостьи и легкий ситцевый халат в мелкий цветочек.

- Я - Медиана Григорьевна, - осторожно заговорила она, ежась от холода. В руке она сжимала тряпку, которой только что вытирала пыль в профессорской квартире. Поправляя фартук, она аккуратно поинтересовалась:

 -… а вы, кто?

- Кассир в пальто, - ответила женщина с табличкой «Начальник склада», - у нас тут уборщицы не спят, они работают. Ты та новенькая что-ли? Иди переоденься, Медуза Горгоновна, и топай в зал, там грязищи со снегом натащили - тьма».

Переодевшись в выданную одежду, Медиана Григорьевна почувствовала себя чуть лучше. Выйдя с ведром космической формы и чудной шваброй в зал, она старалась не смотреть на людей. Вроде люди, как люди, а одеты странно. Продукты с полок берут, всё упаковано в целлофан, словно это подарки, всё красивое какое-то… «Иностранное что-ли?» - рассуждала она.  Помыв полы в торговом зале, она все же решилась разведать обстановку. На улице была зима. Перед магазином стояли автомобили, а может не автомобили. Таких она никогда не видела. На гигантской картине, украшающей фасад высотного дома, переливалась разными цветами надпись: «С наступающим 2022 годом!». Куда ей идти она не знала, и потому она вернулась в магазин. К большому облегчению магазин работал круглосуточно. Еду можно было взять в баке с просрочкой. Медиана Григорьевна была тише воды, подобострастно кивала всем подряд, беспрестанно терла тряпкой все, что попадалось под руку. Из магазина ее почему-то не гнали. Она засыпала в подсобке, сидя, со шваброй в руках.

Так прошло несколько дней. В один из них раздался хлопок, Медиана Григорьевна от неожиданности дернулась и ударилась о витринную полку, с которой тут же посыпались обернутые в пленку батоны и буханки. Картинка схлопнулась.

Когда она открыла глаза, над ней суетился обеспокоенный профессор. Он обмахивал ее газетой, пытался вырвать из ее рук швабру неизвестного образца, протирал ей лоб мокрой тряпкой. Рядом валялся батон в глянцевой пленке.

- Ты можешь приносить с собой предметы из другого времени! - в исступлении завывал профессор, прижимая к груди батон!

- Он не вкусный, - сказала Медина Григорьевна, - у них весь хлеб прелый, есть невозможно.

 

С тех пор всё завертелось. Профессор проанализировал, при каких условиях происходит «вспышка», сопровождающаяся отлетом объекта в будущее. Оставалось только закрепить расчёты испытаниями. Медиана Григорьевна отчаянно сопротивлялась участвовать в новом опыте по перемещению во времени. Но профессор был настойчив и убедителен, нарисовав красочную перспективу коммерческого успеха данного предприятия. Этой парочке явно было по пути. Профессору нужен доказательный базис и новые данные, а нашей героине - деньги. 

 

Ровно через год, 5 мая, заблаговременно облачённая в зимнюю одежду, с рюкзаком на плечах, Медиана Григорьевна приняла удар означенной книжкой в лоб. Вспышка. Объект исчез. Профессор ждал материализации Медианы Григорьевны через 5 дней после исчезновения, с секундомером, на пределе терпения. Когда долгожданное бессознательное тело шлепнулось перед ним на паркет, он пустился в пляс с криками: «я знал, я так и знал!». Объект пришёл в себя и сообщил, что разведка состоялась. 

 

Ещё через год. Под летящий в голову томик Твардовского отважная путешественница вставала держа в руках чемоданы, набитые советскими электронными игрушками, где волк ловит корзинкой яйца. Все профессорские накопления и связи ушли на добывание востребованного в будущем товара. 5 дней тревожного ожидания. Хлопок. Путешественница падает на мягкий ворс ковра (профессор предусмотрел площадку для комфортного приземления своей протеже). От удара об пол раскрываются чемоданы, из них высыпаются нарядные глянцевые коробочки с ароматами CHANEL, DIOR, Lancôme. 

- Это же целое состояние! – восклицает профессор.

 

Ещё год спустя. Медиана Григорьевна на исходной в огромной шапке из песца, под которой можно перевезти через таможню небольшой гранатомёт. В ее мохнатых недрах предусмотрены кармашки, в которые можно надежно спрятать ценные мелочи. В руке верёвка от санок, нагружённых мешками. В детское одеялко аккуратно завернуты хрустальная люстра, проигрыватель, и три фотоаппарата Зенит. В потайных вшивках пальто приятной тяжестью разместились 6 пар трофейных наручных часов. С днём рождения, дорогая Медиана Григорьевна! Твардовский вылетел из гнезда и метко приземлился на лоб. Хлопок. Песец амортизировал удар, переход получился более плавным. 5 дней мучительного томления, и долгожданная встреча на полу профессорской квартиры. Саночки привезли косметику, лекарства и золото с распродаж. 

 

Бортовой журнал путешествий, тщательно заполняемый профессором, становился, к его безмерному удовольствию, все полнее. Семья добытчицы пребывала в достатке. Старенькая мама героини чувствовала себя превосходно благодаря чудесным таблеткам из будущего. Сама Медиана похорошела и успокоилась. По возвращении из 2022-го она всегда была бела и прекрасна лицом, руки ее украшал бесподобный маникюр. У нее намечался роман с водителем автобуса, на котором она ездила на работу.

Профессор рассчитал, что каждое путешествие длится меньше предыдущего на 5 минут. Таким образом, был сделан краеугольный вывод - возможности преодолевать время для одного человека ограничены. Ещё одна неприятность, это то, что исчез ударный фолиант Твардовского. Обыскали всю квартиру, не нашли. Решили, что его засосало во вспышку и он теперь лежит попираемый ногами прохожих, где-нибудь в сугробе, в будущем. Но профессор быстро нашёл ему замену. Абсолютный близнец, только обложка слегка обшарпана. 

 

5 мая, ровно через год.

 «Одинокий странник потерял свою дорогу, 

Хочу найти тебя Медина…» - напевала Медиана Григорьевна песенку из будущего, полюбившуюся ей за упоминание почти-её-имени. 

Натягивая шапку до бровей, она ближе придвинула санки с антиквариатом и стала ждать лобового столкновения с трудом Твардовского. Вспышка. Хлопок. Она снова на ступенях, у служебного входа магазина «Пятёрочка». Мусорные баки. Разгрузка газели с продуктами. Гул кондиционеров. Всё, как обычно. Стоп, не как обычно! На улице ВЕСНА! Тревога нахлынула на странницу, но инстинкты самосохранения заставили ее собраться с мыслями. «Сначала дело, - стучала мысль, - с остальным разберусь по ситуации». Женщина проверила свое походное обмундирование, застегнула пуговицы на пальто, поправила шерстяной шарф и направилась в сторону вокзала. 

«Нужно добраться до антикваров, - проговаривала она свой план, -  чтобы повыгоднее загнать проигрыватель и гору пластинок с автографами исполнителей. Затариться золотом в Sunlight, навестить Ривгош, посетить бровиста и косметолога...» Эта зловещая весна всё спутала! Санки истошно скрипели, волочась за хозяйкой по асфальту. Медиане Григорьевне стало дурно. Она оперлась на решетку ограды, соображая, что же тут не так. Пространство, как будто бы, изменилось. Из оцепенения её вывела женщина, выходящая из калитки. 

- Сколько времени? - простонала Медиана Григорьевна. 

- 13.20

- Как 13.20? Вы не ошиблись! Этого не может быть!

Время суток в будущем всегда совпадало с исходным временем в квартире профессора! Что за чертовщина? 

- 13.20, 10 мая - заколотила последний гвоздь в Медианино спокойствие, убегающая по своим делам, женщина.

Получается, что до возвращения оставалось всего 5 часов, а не 5 дней, как было раньше! - подсчитала путешественница. Через 5 часов она должна стоять на крыльце служебного входа магазина «Пятёрочка» и ждать отправки в своё время. Иначе… неизвестно, что «иначе»… В растрепанных чувствах, Медиана Григорьевна потопала на барахолку пристраивать проигрыватель. 

Это было ее последнее путешествие в 2022й.

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

17:09
89
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!