Привет, оружие! Главы 5 и 6 "Собака бывает кусачей..."

Привет, оружие! Главы 5 и 6 "Собака бывает кусачей..."

Юмор — оружие безоружных.
Альберто Моравиа

Без смешного нельзя понять серьезное, и вообще противоположное познается с помощью противоположного.
Платон

Изящно шутить и занимательно рассказывать о пустяках умеет лишь тот, кто сочетает в себе изысканность и непринужденность с богатым воображением: сыпать веселыми остротами — это значит создавать нечто из ничего, то есть творить.
Ж. Лабрюйер

Глава 5. На пределе сил и возможностей

             Следующий рабочий день начался с приходом Марго. Она появилась ровно в 9:00. Я пришел на 15 минут раньше. А Филарет, словно вообще не уходил с самого вечера.

- Душа болит после вчерашнего! – пожаловался он, как только я зашел в офис. – Ума не приложу, что делать с этой похоронной командой? Ночью спал плохо. Черте-чё снилось. Раза четыре просыпался…

- Ждем Марго. Верка обещалась прийти. Потом проведем совещание.

             Вечная студентка оказалась легка на помине и появилась буквально через пять минут. 

- Всем привет! – махнула она нам рукой и не раздеваясь опять уселась на край моего стола, помахивая в воздухе листком бумаги со своим заявлением.

             Я сделал ей знак глазами в сторону Филарета. Верка нехотя сменила место посадки. Филарет пробежал глазами ее заявление, поставил свою визу «оформить инженером отдела сбыта с окладом… рублей» и убрал листок в ящик своего стола.

- Ну что же, милая девушка, поздравляю! С сегодняшнего дня вы наш новый инженер по сбыту продукции со свободным графиком работы. Однако, два раза в неделю жду вас в офисе с докладом о проделанной работе. И запишите номер моего телефона.

            Филарет достал из кармана совсем простенький телефон, выбрал из памяти свой номер и зачитал его громко, посмотрев в том числе и в мою    сторону. Я, как и Верка, забил его номер в свой TECNO POP.

            За сим занятием и застала нас Маргарита Львовна.

- Кажется я вовремя? – спросила Мальвина и, не раздеваясь, записала в свой лунный Xiaomi номер Филарета. И сразу же набрала его у себя на вызов. Филарет понял и попросил меня и Верку также сделать ему по вызову, чтобы вписать наши телефоны в свой быстрый набор.

             Марго разделась и, приземлившись на свое рабочее место объявила:  

- Раз уж все в сборе, сообщаю, что к концу недели нам будут присвоены ИНН и ОГРН. В Тинькове долго брыкались с регистрацией названия будущего ООО, но потом сдались, когда я им подробно объяснила, что мы создаем первое в мире предприятие по изготовлению и реализации шуточных и прикольных изделий для свадеб, торжественных юбилеев, разного рода культурных мероприятий и просто вечеринок. Так что… А почему не слышу поздравлений и прочих выражений восторга?

             Тут Верка встала и собралась уходить. Но Филарет остановил ее.

- Подождите, милая девушка! Маргарита Львовна! Это наш новый сотрудник отдела сбыта Маслова Вероника Петровна. Вера! Раздевайтесь и присаживайтесь. Будете участвовать в нашем первом совещании. Надеюсь, нам удастся совместно найти очень нужное решение для столь сложного вопроса. Юрий Борисович! Вам слово. Ознакомьте коллектив с непростой ситуацией, в которую так неожиданно попало наше предприятие.

             Я не стал ждать, пока Верка снимет куртку и присядет на свой любимый край моего стола и подробно рассказал женщинам о вчерашнем вечернем визите представителей местного рэкета.

             С минуту все молчали, переваривая это событие. Молчание нарушила Мальвина. Впрочем, она поняла, что все ждут именно её реакции.

- Ситуация мне знакома. – Мальвина откинулась на спинку своего красивого кресла. – Было бы куда проще, если б мы с нашим боссом уже работали здесь хотя бы год. То есть жили бы в этом городе достаточное время для знакомства и с органами правопорядка, и с местными криминальными кругами. Но может быть нам хоть немного помогут в этом плане Юрий Борисович и Вероника Петровна?

             Я сразу же заявил, что за свои 40 лет вынужден был далеко-далеко обходить эти оба поля деятельности: и правоохранительное, и тем более криминальное. Что касается Верки, то она за свои 22 года держалась от этих полей не ближе чем «на пушечный выстрел».

- Так! Подведем итоги! – Мальвина встала с кресла и подошла к столу Филарета и присела рядом с ним на стул посетителей. – Никто из местных ни с «ментами», ни с бандитами дел не имел. Обращаться открыто с заявлением в органы считаю крайне неэффективным и даже вредным, так как сразу же привлечём к себе ненужное внимание. Значит будем думать. Нужны конкретные предложения от каждого из всех присутствующих. Времени у нас не так много. А для предложений 1 день. Завтра обсудим все наши инициативы.

             Со своей стороны, могу лишь предложить знакомство с одним предпринимателем из столицы, обратившимся к нам в аудиторскую палату в позапрошлом году с проверкой финансовой деятельности довольно престижного лечебно-массажного салона, принадлежавшего ему на совместных с Питерскими дельцами паях. Так вот, один из этих его совладельцев значился у нас, как местный криминальный авторитет. В ходе проведения аудита, проводимого вашим покорным слугой, были обнаружены многочисленные приписки в расходных документах по оплате за посреднические, коммунальные и прочие ремонтные услуги, проводимые по инициативе руководства салона. Кроме того, был выявлен целый ряд договоров с несуществующими временными специалистами, привлекаемыми для поведения лечебных процедур и консультационных услуг, не согласованных с перечнем разрешенных Уставом предприятия и действующим Положением по организации и осуществлению производственной деятельности учреждения.

               Я тогда не обратила внимание, что расчет по договору аудита был принят моим благоверным не перечислением, а наличными. Меня больше занимал довольно дорогой подарок в качестве благодарности за прекрасную работу от этого предпринимателя.

                И Мальвина дотронулась своими красивыми пальчиками до изумрудиков в её серьгах, призывно играющих в свете ламп, резко контрастирующих с более чем скромной обстановкой нашего офиса.

- Но! –закончила Марго – Мне бы очень не хотелось обращаться к этому довольно неприятному на вид человеку. – При этом она немного покрутила в руке визитную карточка и со вздохом убрала её в свою сумочку. – Словом, будет лучше, если мы обойдемся с этой проблемой, что называется, своими силами.             

                 В это время дверь офиса без стука открылась и к нам протиснулся молоденький, не высокого роста лейтенантик полиции.

- Наверное выпускник МВД-эшной школы прошлой осени, - подумалось мне сразу.

- Здравствуйте! Я участковый, лейтенант Кислухин. А это новая организация на моем участке?
                Верка сразу учуяла дичь и сделала стойку, подбежав к офицерику. Потом аккуратненько взяла его под ручку и, заглядывая ему прямо в глазки, повела к Филарету.

 - Проходите, товарищ капитан, не стесняйтесь и присаживайтесь. Мы не кусаемся.

- Я не стесняюсь и укусов не боюсь. И потом, я еще не капитан и даже еще не старлей!

- Да что вы? А на вид вы больше на майора похожи…

- Спасибо за комплимент! А вы кто будете?

               К офицерику подплыла Мальвина.

- Позвольте представиться: исполнительный директор предприятия-магазина приколов, шуточных сувениров и смешных подарков под названием «Привет, оружие!».

- Да! А вот название ваше – прямо не подарок. Причем здесь оружие?

- Потому что юмор и смех самое безобидное и даже весьма полезное оружие. Оружие против тупости, черствости и равнодушия.

- Я тоже противник черствости и равнодушия. Но вот слово оружие…

- Так ведь против черствых и равнодушных людей юмор и смех – самое что ни на есть действенное оружие. И мы, это оружие приветствуем, но только в этом смысле. Вчера я сдала уставные документы на проверку для нашей регистрации. Думаю, что в конце недели будет готова выписка из ЕГРЮЛ по нашему предприятию.

- Значит вы еще только готовитесь работать?

- А скажите, пожалуйста, товарищ капитан…

- Товарищ лейтенант…  Я, пожалуй, пойду. Вот моя визитка. Как откроетесь, прошу сообщить, для порядка!

- Извините, такой вопрос: а на вверенной вам территории ничего о рэкете

не слышно? – Мальвина сняла очки и протерла их специальной салфеточкой.

- У меня на территории 16 магазинов, из них 6 крупных, типа Магнит, Пятерочка… и 24 киоска, и ни по одной торговой точке даже намека не

было.

- Простите, а вы сколько здесь работаете?

- Скоро один го-од будет!

- Значит исправно платят…

- Чего, чего? Кто и кому?

- А вы слышали о таком предпринимателе – Жора Якорь?

- Первый раз слышу.

- А вы могли бы навести о нем справки?

- А зачем?

- Так говорят, он на вашей территории всех «крышует»7

- А это у вас откуда такая информация?

- Земля слухами полнится…

- Не верьте никому и не слушайте этот вздор. У меня на районе все под контролем!

- И все-таки, будет возможность проверьте, пожалуйста!

- Постараюсь! В конце недели зайду посмотреть вашу регистрацию и если что-либо узнаю – непременно сообщу! Извините, пожалуйста, у вас туалет имеется? Мне на минутку…

            Филарет показал на старенькую дверь в дальнем углу.

- Там и умывальник, пожалуйста….

            Офицерик скрылся за дверью. В это время входная дверь в офис, как от пинка отворилась и в помещение вломился амбал с кейсом, пристегнутым на стальной цепочке к левой руке. Он сразу подвалил к Мальвине, посчитав её за босса.

- Я от Жоры! Гони десятку, быстро! Некогда мне по мелочам размениваться! Давай, не тяни резину.

- Простите, но это же рэкет! – Мальвина умышленно постаралась выразить своё возмущение, как можно громче.

- Рэкет, рэкет… Некогда мне с тобой базарить!

              В это время из туалета раздался громкий хлопок от упавшего на унитаз круга, дверь отворилась и оттуда вывалился участковый с пистолетом в одной руке и сползающими на пол брюками в другой.

- Руки вверх! – заорал офицерик тонким голоском. – Стоять на месте! Не двигаться!

             Участковый, с трудом поддерживая брюки, все же добрался до стола Филарета, положил пистолет на стол и кое-как привел в порядок нижнюю часть своей одежды.

- Участковый-уполномоченный лейтенант Кислухин. Ваши документы? – чуть более спокойным тоном произнес офицерик.

             Громила молча достал из кармана свой паспорт и протянул участковому.

- Та-ак! Гражданин Телятников Виктор Ильич, что вы здесь делали и на каком основании требовали деньги с представителя здешней фирмы?

              Телятников быстро сориентировался:

- Я тут вчера проходил мимо, а из подъезда вышла одна баба и попросила у меня 10 рублей, говорит мол на автобус не хватает. Сказала, что если

завтра здесь буду – вернет. Я зашел сюда – смотрю вроде похожа. Вот и стал требовать долг. А теперь присмотрелся – вижу не похожа! Ошибся, стало быть…

- Где-то я вас уже видел, гражданин Телятников, в том числе с вашим же кейсом. А зачем вы свой кейс на руку пристегнули? Будьте так добры, откройте мне его?

              Громила открыл замок с наборным шифром. В дипломатике лежало десятка полтора пачек отечественной валюты, и с десяток по тоньше в долларах, перетянутых в основном резинками.

- Объясните мне происхождение этих денег?

- Это я у друга занял, тачку на днях присмотрел в салоне, клёвую. Корейская, кажется. А пристегнул на руку по совету друга. Береженого Бог бережет!

- Можете назвать сумму находящихся в этом кейсе денег?

              Телятников закатил глаза к небу, досчитал до десяти и … назвал, как не удивительно, точную сумму:

- Здесь 575 000 деревянных!

               Кислухин минут за десять, с трудом, сбиваясь, пересчитал все деньги.

- Да, сумма сходится! Что же вы, Телятников, такими деньгами владеете, а женщине простить 10 рублей не смогли?

              Громила приблизил лицо к Мальвине, сделал страшные глаза и

прохрипел:

- Я теперь этой бабе её долг ни за что не прощу и еще штраф потребую в двойном размере. Имею полное право!

- Ладно, можете быть свободным, Телятников. Но теперь я точно вас не забуду. Вас и ваш дипломат! Будьте здоровы!

- Буду, буду! – злобно оскалился бандит и проскользнул на выход.

______

              Мы молча наблюдали всю эту картину. Марго произнесла, обращаясь к участковому;

- А вы что же, так ничего и не поняли?

- Я все понял. Мне стажировку довелось проходить на следственно-оперативной работе. Завтра я соберу все сведения об этом Телятникове, заодно и о вашем этом, как его – Якоре, и, если найду что-нибудь интересное – сообщу в конце недели.

- А вам, советую, камеры поставьте и внутри офиса, и снаружи. Ладно, у меня совещание на носу. Вот моя визитка. Звоните, если будет что-то срочное! В конце недели загляну. До-свидания!

_______

              После всего происшедшего настроение у нас было просто подавленное. И это еще мягко сказано. Во-первых, впереди маячила встреча с самим главарем банды. Во-вторых, даже не успев пройти государственную регистрацию мы попали «под колпак» правоохранительных органов. В-третьих, и это было самое обидное, мы не видели способа защитить себя от тех же бандитов. И еще нас грызла горечь от понимания того, что всевозможные Якори, Бизоны, Хорьки и прочая уголовная гадость уже много лет прекрасно вписались в нынешнюю действительность. Причем, существовали они все вольготно и безбедно, заполнив свободную нишу, созданную благодаря слабости законов, а больше слабости тех, кто обязаны были обеспечить действие этих законов, созданных для охраны общественного порядка, торжества морали и справедливости.

              Первой не выдержала Верка.

- Мы должны постоять за себя! Нужно отбить охоту у этого Жорика требовать с нас деньги.

- Конечно! - сказал я. – Тем более, что у нас-то их и совсем нет.

- Хорошо! Я сегодня же переговорю с этим предпринимателем –  Марго снова достала ту самую визитку из сумочки. – Только сделаю это попозже. Вначале нужно будет посоветоваться с сестрой. Кажется, она знает кого-то из его окружения.

               Между тем время подбиралось к трем часам дня. Филарет поднялся из-за стола и объявил:

- Считаю сегодняшний рабочий день законченным. В силу пережитого и учитывая пропущенный обед, рабочий день объявляю законченным. Все, расходимся до завтра.

               Мальвина сразу же поспешила к вешалке с одеждой, я потянулся следом, а Верка … Она подошла к Филарету, забралась с коленками на стул для посетителей и что-то стала быстро и тихо шептать прямо в ухо нашему Боссу.

              Марго вышла, а я решил подождать Верку на улице. В это время Филарет вдруг округлил глаза, с удивлением взглянул на студентку и протянул:

- Думаете, получится?

- Если сможете изготовить такую штуку – точно отобьем охоту у этого Якоря к нашим деньгам.

- На такое изделие мне потребуется особое разрешение моего мэра. Не знаю, удастся уговорить его или нет? Когда получу добро, попробую там у себя в мастерской забить в программу Квазиоклава техзадание на его изготовление. Если наш суперробот примет эту программу, возможно что-то и получится.

- Получится, получится… Вы же такой талантливый!

- Правда? Ну, постараюсь, конечно…

_____

             Я дождался Верку на улице.

- Ты чё там с шефом шушукалась?

-Чё, чё? Оружие на этого Якоря изобретала. Надо же оправдывать название фирмы!

             Да! Голова у этой девчонки точно светлая! И мысли, вроде такие добрые, а на деле, как пить дать – оружие! Правильно говорят – талант не зароешь!

Глава 6. Собака бывает кусачей…

              На другой день мы ждали Филарета целых 2 часа. Я и Мальвина замучили автоответчика на телефоне нашего босса. Когда Марго стала набирать его номер в шестой раз, я предупредил её словами:

- Мы дождемся, что телефон шефа точно начнет крыть нас, если не понимаем, что его измерение находится вне зоны действия сети МТС.

- Да, да, - произнесла со вздохом Марго, прекращая набор номера Филарета. – Я всего лишь хотела предупредить его, чтобы он был осторожнее в своих проектах и не рисковал зря. Мой знакомый пообещал нам помочь с проблемой Жоркиного рэкета. А этот товарищ цену своим обещаниям знает…        

                 В 10:30 появилась Верка, заявив, что сбежала с лекции по Механике грунтов и что это такая же гадость, как и Теория упругости и пластичности.

- Тупость, это хотя бы наука с точными расчетами, а Грунты сплошь основаны на аксиомах и предположениях. В общем – полный бред! Но я не из-за этого… У нас тут юбилей ВУЗа намечается. Будет и вечер с танцами. У девчонок наших после рассказов кореянок и моей подруги-буфетчицы глазки прямо разгорелись. И вот результат заявок больше чем на десять штук! И половина предоплатой. И еще Колька-слесарь наш баллонник крестовой заказал и предоплату две штуки сразу отдал. Я спросила, на черта он тебе нужен? Тестю, говорит, гаду подарить хочу. Жмот и зануда, замучил, говорит, своими поучениями. Последний раз зимнюю резину меняли на его Хонде. Два колеса открутили, и тесть ключ баллонный сломал. Так и не смогли новую резину поставить. Так он, гад, обвинил меня, что я последний раз гайки на колесах перетянул и потом целый час лекцию читал, как правильно крепеж на колесе ставить. Вот и пусть теперь вашим ключом сам затягивает. А через полтора месяца, когда летнюю ставить будем, я посмотрю, как он эти гайки со срезанными шлицами после вашего ключа откручивать будет. Учитель, блин…   

                  Верка добавила, вздохнув. – Бедненькие! Они с женой у ее родителей живут третий год. Колька сказал, что ипотеку оформлять будет в этом году…

                   И Верка подала Мальвине список заказов почти на десять штук рубликов и наличные с предоплаты - шесть тысячных банкнот.

- Я тут еще не очень разбираюсь в этих товарах, - призналась Марго. – Положите на стол шефу.

- А где же Филарет Матвеевич? – спросила Верка.

- Сами ждем, - вздохнул я. – И ты, наверное, догадываешься, что его держит.

- Ах, да! Но я не думала, что он так сразу с утра…

                    В это время материализовался Филарет. Верка тут же подскочила к нему:

- Ну что, получилось?

                    Филарет поздоровался со всеми, разделся, присел за стол и достал свой бумажник.

Потом вынул из бумажника 2 купюры, одну стодолларовую, другую рублевую, номиналом в две тысячи целковых, и положил их на стол. Потом достал из кармана еще точно такие же две ассигнации и положил

на другой край стола.

- Какие мои, какие ваши? – нетерпеливо спросила студентка.

- Сейчас увидим!

                   Тут к Филарету обратилась Марго.

- Филарет Матвеевич! Я хотела дозвониться до вас и предупредить, чтобы вы зря не рисковали и не пытались рассчитывать на волшебство достижений высочайшего уровня развития техники вашего мира. Эти достижения вполне могут быть отторгнуты несовершенством нашего общества вплоть до правовых противоречий. Я вчера смогла дозвониться до своего бизнесмена, и он пообещал определенное содействие в решении наших проблем.

                  Она видно хотела добавить что-то еще к своему короткому монологу, но её взгляд упал на стол Филарета и ей стало не до продолжения речи.

                    Я тоже привстал со стула и увидел, как вдруг у обеих купюр, которые наш шеф вынул из кармана, на самых краях бумажных ассигнаций сформировалось что-то вроде мордочек. На всю ширину у обеих купюр приоткрылся ротик полный мелких и острых на вид зубов. Потом с обоих боков у них вытянулись по два тоненьких усика по сантиметру-полтора длиной. Усики зашевелились, потом, немного покрутившись по кругу, остановились и вытянулись вперед в сторону лежащих на другом конце стола таких же ассигнаций, словно прицеливаясь: у одной в сторону американской денежки, у другой в сторону нашей родной купюры. Затем, хищно оскалившись, разинув по шире рты, обе бумажки выгнули спины и, как гусеницы, довольно быстро поползли к неподвижно лежавшим купюрам, что были вынуты из бумажника Филарета. При этом мне показалось, что с уголков их зубастых ртов капало что-то вроде слюнок.

                  Филарет успел перед самыми их мордочками подхватить со стола неподвижные купюры и вернуть их Верке. Хищницы проводили взглядом свои, ставшие недоступными жертвы, облизнулись и, как ни в чем не бывало, вытянулись на столе. Никаких следов ужасной атрибутики на их поверхностях не осталось.

- Господи! Какая гадость! - Произнесла Мальвина и скривилась. - Они что же хотели сожрать друг друга?

- Нет! – ответил Филарет. – Здесь только две хищницы, созданные моим квазиоклавом. Они ничем по своему внешнему виду и даже на ощупь не отличаются от подлинных. На самом же деле эти два создания являются искусственной мутацией насекомых с одной из планет соседней с нашей галактикой. Квазиоклав всего лишь уменьшил для них ассортимент питания, ограничив пищу для одного насекомого долларовыми, для другого рублевыми ассигнациями. При этом удалось значительно увеличить их аппетит. Каждый хищник способен сожрать до двух - трех купюр аналогичного размера в минуту. Свои жертвы они чувствуют на расстоянии в пределах полутора метров.

- Значит мы отдадим этих насекомых вместо первой оплаты Жорке Якорю? – спросил я.

- В кейсе Телятникова находилось вчера полмиллиона рублей. – Верка наморщила лоб и посчитала. – Допустим половина в рублях, если одними пятитысячными, то это будет 50 бумажек. Пусть их будет 3 вида: тысяча, две тысячи и пять. Думаю, всего будет не более двухсот штук. Получается, что часа за три-четыре эта гадость, - Верка показала на одно из насекомых, - кончает у бандитов всю их рублевую выручку.

- А на доллары для второго хищника хватит и двух часов, - добавил я.

- Не знаю, не знаю, - протянула Мальвина. – Вряд ли это кончится для нас чем-то хорошим.

- Но мы же должны постоять за себя? Убить они нас все равно побоятся. Даже, если узнают, что столкнулись с нашим оружием. Дорогая Марго! Поэтому, мы ведь также рассчитываю на помощь вашего бывшего клиента! – с надеждой в голосе воскликнул я.

- Дай-то Бог! – вздохнул Филарет.

_____

             Только мы собрались после обеда в офисе – дверь с грохотом распахнулась и повисла на одном шарнире. В офис залетел сам Жора Якорь со своим кассиром – Телятниковым.

- Вот Жора! Прихожу вчера к этим фокусникам, а у них в сортире на горшке меня один из ментов уже караулит. Выскочил с дурой в руке и чуть не пальнул в меня…

- Погоди, Телок! Я разберусь. Значит стуканула ментам, стерва! – рявкнул Жора. – Знаешь, чё ты теперь мне должна?

- Послушайте! – Марго просто поразила меня своей выдержкой. – Участковый Кислухин в единственном лице оказался у нас случайно. Он совершал обход своего участка и всего лишь зашел познакомиться с новым заведением. А в туалет ему просто приспичило. Через какие-то пять минут его бы у нас уже не было.

- Та-ак! Значит это и был твой наряд? Да, говнюк? Ты этого воробья зассал? На зоне ты у меня теперь вечным «шнырем» сгниешь, падла!

- А для тебя, Бикса, я сегодня добрый, так и быть сдашь десятку и штрафа столько же отсыпешь. Тогда и разойдемся с миром – брякнул Жора Мальвине.

- Так ведь мы еще совсем не торговали. У нас разрешение будет готово только через два дня. Вот, мы скинулись и наскребли… Десять тысяч. Восемь тысяч по курсу долларами и две тысячи нашими. – И Марго подала Жоре две хищные купюры.

- Отдашь тридцатку в следующий раз. И табличку на дверь повесь: ментам вход строго воспрещен! – Якорь заржал. Взял деньги двумя пальцами, брезгливо скривясь. - Убери в кейс. Сегодня у нас последний день месяца. Значит всю выручку сдашь, как договаривались в общак Мухе. И смотри у меня. Кассир все до копеечки проверит и запишет. Вечером братва должна подвалить. Мне, как смотрящему, отчет по общаку нужен будет. На «грев»

пацанам отстегнуть придется скока-то.

- Что-то я сегодня тут заболтался! Значит не забудь, Бикса! Тридцатка с тебя в другой раз. И что б без балды мне… 

______

             

               Бандиты ушли. Верка вздохнула:

- Что-то теперь будет?

- Уж теперь, что будет, то будет. Назад дороги нет. Нам теперь друг за друга держаться надо. – И я громко с пафосом пропел для всех замечательные стихи:

 

Прощайте, товарищи, с Богом — ура!
Кипящее море под нами.
Не думали, братцы, мы с вами вчера,
Что нынче умрём под волнами.
 

                                  

               Отставить траурные речи! – Филарет, наконец, вернулся к делам. – Так, что тут у нас? И заявка, и выручка. А вы все же молодец, Вера! Всего лишь второй день на работе. И уже такие успехи! Значит выживем? Да, друзья? Я сейчас слетаю в свой мир и привезу все заявки. Будете ждать, Вера, или на занятия спешите?

- Нетушки, нетушки! Уж я уж подожду лучше. Успею на занятия! – Верка опять уселась ко мне на стол.

- Да привезите вы ей, наконец, хоть какое-нибудь креслице, что ли? – заявила Мальвина. - Ведь наша Вероника стоит этого! Правда же, Филарет Матвеевич?

- Конечно же, конечно стоит! – Филарет аж подпрыгнул на своем стуле. А я в это время подумал:

- Все же стоящая баба, эта Мальвина! Все видит и понимает…
В этот раз шефа не было минут двадцать. Верка уже заскучала. Наконец, откуда-то сверху свалился Филарет, придерживая на спине легкое офисное креслице.

- Уф! Еле нашел подходящее. Вот ваши товары, милая девушка! Бегите в свой ВУЗ. Не хочу, чтобы у вас из-за меня были проблемы с учебой.

           Верка не утерпела и с видом королевы уселась на минуту в креслице

возле моего стола. Слегка попрыгав на нем и убедившись в его достаточной прочности, довольная студентка убрала в полиэтиленовый пакет все заказы и убежала на автобус.

           Заканчивался очередной рабочий день. До конца смены ничего интересного не произошло, и мы распрощались до завтра.

______

           Утро следующего дня не предвещало ничего хорошего. Первый день весны отметился противным холодом. Было всего минус три градуса. Но злющий ветер в обнимку с довольно высокой влажностью добавили, как минимум еще градусов десять. Я пришел на работу минут за пятнадцать до начала рабочего дня. Но до прихода Марго так и не смог отогреться. Потом позвонила Верка и сказала, что заедет на часик после 10 утра. Лишь после второй чашки чая я, наконец, кое-как согрелся и смог убрать в тумбочку свой знаменитый сервис.

             Тут Марго предупредила всех о предстоящем сегодня к нам визите своего знакомого предпринимателя, который, по её мнению, должен быть вхож в местные криминальные круги. Причем, он не назвал ей точного времени своего визита, пообещав, что постарается заехать к нам еще до обеда.

         Примерно за час я сумел приладить к двери оторванный шарнир. В итоге офис принял более или менее благопристойный вид.

         В начале одиннадцатого прибежала Верка. Она сразу же подсела к Филарету и отчиталась за сданные на руки покупателям заказы, подав ему вместе с выручкой еще три заявки на сигареты, помаду и хитрую авторучку, запись которой держалась ровно сутки на бумаге, затем минута в минуту исчезала абсолютно без следа. Филарет принял выручку, поблагодарил Верку за труды и быстро слетал в свою реальность, как всегда на 10 минут, передав ей все три артефакта.

         Было уже 10:30, и Верка собралась удрать в институт на лекции, но раздался вполне вежливый стук в дверь. Прозвучал приятный баритон с просьбой войти.

- Да, да! – произнес Филарет – Входите, пожалуйста! И в помещение вошли три человека: два молодых, стройных, по виду атлета и третий – лет под пятьдесят, с аккуратной бородкой и широкой улыбкой на лице. Одет он был просто классно: дорогая импортная куртка с меховым воротником, с таким же мехом шапочка с козырьком и красивым оранжевым шарфиком на шее. На ногах крутые сапожки, отделанные таким же, как у куртки мехом. Но главное, один из его атлетов держал в руках огромный букет прекраснейших алых роз. Главный забрал цветы, обернулся и кивком головы отпустил из офиса обоих своих помощников.

- Скажите, друзья! Здесь ли изволит трудиться лучший Российский аудитор по имени Маргарита Виноградова?

          Потом, сделав вид, что заметил Марго только в самое последнее мгновение,  шагнул к ней навстречу. В ответ Мальвина сделала два шага в его сторону, приняла цветы и сразу же попала в нежные объятия. Для того, чтобы убедиться в наличии у обоих участников этой церемонии достаточно пылких чувств, можно было уже не обращать внимание на три поцелуя в щечки прекрасной Маргариты.

           Марго подвинула гостю Веркино креслице и произнесла:

- Друзья! Позвольте представить вам моего давнего друга, предпринимателя Шмелева Игоря Олеговича.

           Шмелев раскланялся и занял свое почетное место в креслице.

- Дорогая Марго! Значит, это и есть тот самый космодром, с которого ты планируешь взлететь к облакам мировой славы отечественной финансово-экономической деятельности?

- Игорь! Ну ты же знаешь, что мы с Пашей расстались!

- Я предлагал тебе оставить твоего самовлюбленного индюка еще в нашу последнюю встречу.

- Но тогда мне казалось, что все еще образуется.

- Ты не послушала меня, дорогая…

- Игорь! Ты же знаешь, что я никогда не жалею о том, что было, что я делала и на что рассчитывала.

- В этом твоя слабость. Но и в этом твоя сила! Сила женщины, способной привлечь к тебе столь необходимые мужскую опору и уверенность в себе.

- К сожалению, пока что я привлекала внимание лишь тех, кому самим нужны были мои сила и опора.

- Дорогая! Думаю, что все еще можно поправить. Мы с тобой найдем и время, и место для этой столь интересной для нас темы. Давай вернемся к  волнующим тебя проблемам. Ведь ради этого я отложил все дела, чтобы приехать и успокоить тебя, моя милая Марго!

- Да, да, Игорь! Меня и моих друзей очень волнуют все те обстоятельства, что я изложила тебе вчера по телефону.

- Так вот моя дорогая! Тут со вчерашнего дня произошли кое-какие

перемены. Считаю, что стоит рассказать о них подробнее для вас.

- Значит вчера в нашем кругу состоялась сход…, простите небольшое собрание. Присутствовали все наши авторитетные товарищи. Мы уже минут двадцать ждали интересующее вас лицо. Мне уже изрядно надоело сидеть за столом и слушать городские сплетни членов нашего общества. Я вышел в коридор покурить. Прошел в самый конец коридора, потому как меня заинтересовала открытая решетчатая металлическая дверь кассового помещения нашей организации. Я незаметно подошел к приоткрытой двери и услышал очень интересный разговор кассира с персональным охранником:

- Сипа! Я боюсь, честное благородное слово! Я такое видел сегодня – волосы дыбом стоят! До сих пор причесать не могу. Видишь?

- Да, что-то видок у тебя не здоровый, Муха!

            Небольшая справочка. Муха и Сипа – это прозвища, принятые в чисто товарищеских и даже дружеских мужских отношениях.

- А ты слышал, Сипа, у Жорки мать была колдуньей. И еще её Чёрной вдовой называли. Представляешь, она восьмерых мужиков … всех извела и схоронила. Говорят, кому прямо в глаза посмотрит, тот сразу начинал гибнуть и потом на третий день уже «кони двигал».

- Я тоже слыхал про это дело. Ну а ты-то тут причем. Она уж давно в могиле сгнила.

- Я это к тому, что она могла на расстоянии взглядом предметы двигать. Вот и Жорка – весь в нее!

- Да, ну-у?!

- Вот те и да, ну-у! Тут Жорка с Телком еще утром выручку в общак сдали. Ты знаешь, я сёдни и пересчитывать их не стал. Подписал телку накладную на пол-лимона. Телок меня за пять лет не подводил ни разу. Они уж больно спешили куда-то с Жоркой. Якорь прямо заорал на меня:

- Спешим мы на стрелку, дубина! Опаздываем! Не хр-н там считать. Телок все разменял. Там 23 пачки по 25 штук. И россыпью всего две бумажки сотня баксов и одна наша на две штуки. Если чё не хватит, я потом своих добавлю. Вот!

  Я кейс у Телка забрал, бумагу подписал и отпустил их. Они умотали, а я взялся перекладывать бабки из кейса в наш чемодан. А перед этим, грех меня попутал, хватанул я стакашек водяры. Занюхал, значит… Открываю кейс Телка, а там…

- Чего там, чего? Говори, не тяни!

А там, ты не поверишь пыль столбом… Но главное, эти две, американская и наша двухтысячная … деньги едят!

- Ах ты, харя пьяная, может скрысятничать решил? Так тебя щас, гада, на перо поставят!

- Не! Ты чё, ты чё? Я столько лет… верой и правдой… ты же знаешь. Давай откроем кассу! Вон чемодан под шконкой. Я к нему даже подходить боюсь! Нечистая это, бесовская сила! Говорю тебе, Жорка давно с чертями водится! С самого утра только и смотрю на этот чемодан. Может ты попробуешь открыть? А я точно не смогу! Посмотри, будь другом!

- Эх, ты! Шваль подзаборная! Вытаскивай мне его из-под шконки и молись, если можешь. Ты уже считай конченый…

- Муха видно вытащил кассу. Сипа открыл чемодан.

- Ё-моё! Там же окло сотни лимонов было. Ты мне вчера трындел. А щас там половина зеленой и синей пыли. А и правда, там эти две банкноты… бабки едят! От сс-ки! Едят и гадят сразу! Ты видел?

- Ну да! Этой же пылью и гадят!

           Тут простите, мои друзья, вспомнил я про твой звонок, милая моя Марго. И с тех твоих слов сразу подумал про вашу фирму, ваши приколы и это ваше оружие… И конечно же догадался, чьих это нежных рук дело! Самое время было вмешаться. Зашел в помещение кассы. Два балбеса так и остались сидеть возле открытого чемодана. Один полупьяный, другой полупомешанный, глаза на лбу… Я подошел к этому Мухе и постучал кулаком по его пустой тыкве, засунул руку в чемодан, вытащил эти две купюры. Интересная штука они у меня в руках превратились в обычные ассигнации. Никаких следов от зубов и усов! Я сунул их в карман и решил вернуть их вам. Вот они. – Шмелев вынул из кармана две купюры, положил их на стол перед Мальвиной и продолжил свой рассказ.

- Сторож, Сипа, взбрыкнул было. Я покрутил пальцем у виска и сказал ему, чтобы немедленно сматывался на пост охраны, не то соучастие братв… общество ему пришьет. Тот понял и быстренько исчез. А я вернулся за стол к обществу.

           Вскоре появилось ваше заинтересованное лицо, так называемый Жора Якорь и началось наше собрание. В итоге общество постановило оказать срочную помощь сидельц… малоимущим сотрудникам наших предприятий. Послали Жору за деньгами. А его все нет и нет. Пошли мы втроем за ним. Заходим в кассу, а там этот ваш Жора прямо истыкал ножиком всего кассира Муху и орет на него:

- Признавайся сс-ка, где двадцать лимонов! Все равно, орет, ты не жилец теперь! Всего беднягу поцарапал…

- Подхватили мы этого Жору и привели за свой стол. А потом спросили с него за пропажу, как следует. Сняли его с должности хранителя кассы, раскорон… лишили его почетного звания и постановили – в течении 3-х дней покрыть недостачу. У него коттедж за городом. Как раз на двадцать лямов потянет.

- В общем, дорогие вы мои! Как говорят не было бы счастья, да несчастье помогло. А ты молодец, Маргоша, моя дорогая! Я в тебя не зря верил. Ты этому Жорику не просто отомстила. Ты его больно-пребольно укусила. Так что теперь можете спокойно торговать своим «оружием». Этот Жора теперь – просто никто. И звать его никак.

- Так, но прошу меня извинить. Мое время вышло. Увы, пора. Меня ждут мои дела.

          Он подошел к Марго и чмокнул её в щечку.

- Встретимся, мой милый, кусачий пёсик! Я позвоню тебе!

          И ушел. Мы долго молчали. Потом Филарет сказал.

- Давайте сегодня по домам.

          Достал откуда-то и подал мне табличку с надписью: «Санитарный день».

- Будете уходить повесьте её на дверь, Юра!

          Я вышел последним. Первой ушла Марго, потом Верка, потом Филарет. Я закрыл входную дверь на свой ключ и повесил табличку. Домой в этот раз мне пришлось идти одному. Я шел и думал о жизни, о работе, о нашем дружном коллективе. Думал и о нынешнем больном обществе, в котором всегда найдется место: и тем, кто за всеобщее счастье борется и тем, кто норовит откусить себе от нашего общего, такого маленького счастья, кусок пожирнее. Думал и о том, когда и как наша Мальвина стала ни с того, ни с сего такой кусачей. И еще до самого дома прицепилась ко мне эта песенка. Прицепилась проклятая, как банный лист:

 

- Собака бывает кусачей,

  Только от жизни собачей!

  Только от жизни, от жизни собачей

  Собака бывает кусачей!

                              Продолжение следует!     

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!