Побег с Фомальгаута. 26

  

  Вчетвером мы перетащили Ньютона в мастерскую. Он почему-то оказался совершенно неподъемным, а тело его обмякло и нести его было неудобно. Уму не постижимо, как до этого он стоял на ногах. Я прикатил стеллаж и на него положили доктора. Ввиду отсутствия портов для подключения к мозгу мне пришлось использовать специальный шлем-сканер. В целях безопасности мы связали Ньютону руки и ноги, на случай того, что он неожиданно придёт в себя. Провода от шлема я подключил к компьютеру. Всё было готово для сканирования.

- Ты прочитаешь его мозг как книгу? Распечатаешь в виде текста? – недоуменно спросил Саарабан.

- Нет, конечно. Информация с электронного мозга так не выглядит. Это длинный программный код, может быть зашифрованный, с кучей прикреплённых файлов. На расшифровку потребуется немного времени, но где мне найти именно то, что нужно? В каком месте из всего массива информации найдутся нужные сведения?

- И как ты поступишь? – поинтересовался Хват.

- При помощи визуального поиска. Надену очки с трёхмерным обзором, и совершу экскурс по мозгу доктора.

- А если он всё-таки человек, и он в отключке от чего-то другого? – спросила Катя.

- Ну, тогда я ничего не узнаю. В человеческий мозг техника не проникает. В общем, я начинаю.

- Сколько времени это займет? – по голосу это был Рико.

В это время я надевал непрозрачные очки и ничего не видел.

- Минут десять, наверное.

- Где раздобыть еды? – снова спросил Рико. – Жрать хочу – сил нет.

Катя подробно объяснила, как попасть в столовую, а сама решила побыть со мной.

- Мы недолго, - пообещал Хват и троица удалилась за пропитанием.

- Ты готов? – спросила девушка.

- Да. 

- Я рядом.

Кивнув, я начал загрузку данных. К моему облегчению у Ньютона действительно был позитронный мозг. Я с такими не раз сталкивался и привычно «двинулся» к блоку памяти при помощи небольшого манипулятора компьютера. Всё выглядело предельно стандартным, словно я работал с очередным роботом. Я вошёл в память и подключился к ней, задействовав визуализацию процесса. Мне всегда нравился этот момент. Словно попадаешь в состоящий из окон лабиринт, а в каждом окне наблюдаешь то или иное событие. Начало лабиринта соответствовало начальной точке времени и, таким образом продвигаясь вглубь, можно примерно прикинуть нужный временной отрезок с искомой информацией. Конечно, в реальности всё выглядело совершенно иначе. Вся эта визуализация не что иное, как результат работы талантливых программистов, обеспечивших техникам самый простой способ просмотра памяти. 

 Увидев знакомый лабиринт с окнами, я удовлетворенно хмыкнул и, медленно двинулся вперед, стараясь не пропустить нужное мне место. Затем меня словно передернуло электрическим разрядом. Место, куда я попал, выглядело так, будто кто-то сумасшедший пытался начертить сложный неправильный многогранник и у него толком ничего не вышло. Примерно так я смог описать увиденный мной хаос из линий, граней и углов. Программного сбоя быть не могло – об этом красноречиво свидетельствовал зелёный светодиод в верхнем правом углу моего поля зрения. Хаос, представляющий память доктора, не имел логики. Окна памяти присутствовали, но я понятия не имел в каком порядке их разбросало по этой неправильной паутине. Словно слепой котенок я наугад тыкался то в одно, то в другое окно, пока не увидел то, что нужно. Это был момент завершения строительства небоскреба. Только воспоминания этого момента времени мелькали как обрывки испорченного фильма. Из этих обрывков я смог понять, что комната, в которой нашли Ньютона, предназначалась для эвакуации в случае взрыва или иного непредвиденного случая. В подземной части здания имелся скоростной пневмопоезд, который вёл в подземный ангар с космическим кораблём. 

«А вот и средство спасения», - удовлетворенно подумал я и вернулся в хаос памяти.

Меня интересовал момент времени, когда произошли такие странные изменения. Логика подсказывала, что изначально память выглядела обычно. Но что-то пошло не так. Я возвратился в самое начало, где лабиринт выглядел нормально. В одном из окон промелькнуло знакомое милое лицо. Это была Катя. Робкая и застенчивая девушка с портфелем в руке. 

«Это когда она впервые прилетела на Дагон», - догадался я.

Я двинулся вперед и снова оказался в хаосе. Окна выглядели уже по-другому, словно всё неожиданно перемешалось. Я ткнулся наугад и оказался в полной темноте. Потом, с изумлением я отметил, что это не темнота, а свет. Нет, не свет. Негатив. Что-то надвигалось на меня из глубин этого псевдопространства, что-то непонятное, липкое и страшное. Я вздрогнул и совсем не почувствовал Катиных рук на своих плечах. Меня влекло неведомое и совершенно чуждое разуму сознание. Я «попятился» назад и увидел другую картинку. Во вселенной, сверкающим бриллиантом вращалась планета. Приблизившись, я узнал Дагон. Потом что-то произошло. Шар Дагона задрожал и раздвоился. Дрожь планеты не прекращалась и вот уже их три. Три похожих друг на друга как две капли воды планеты. Но в то же время я отчетливо понимал, что это всё тот же Дагон из системы Фомальгаута. Только в трёх ипостасях. Дрожь прекратилась и три одинаковых Дагона продолжали свое безмятежное вращение в космосе. А потом я услышал голос. Готов поклясться эти звуки не исходили из уст человеческого существа. Странный искажённый голос вещал о трёх мирах. 

«Истинный мир, средний мир и последний мир», - говорил он.

Вновь что-то изменилось и Дагон то соединялся в одно целое, то снова превращался в три отдельных планеты. Затем я увидел тонкую нить, опоясывающую знакомые континенты и понял, что это коллайдер. Затем два мира стали исчезать. Остался только тот, что посредине. Я отшатнулся, но обратно вернуться не получалось. Резко навалилась тьма и что-то угадывалось в ней, но я не мог разобрать, что. Наконец, я смог увидеть частичку этого не ведомого и закричал от ужаса. А потом потерял сознание, потому что кошмарное видение исчезло, а вместо него пришла спасительная темнота.

  Очнулся я от боли в голове и ещё, наверное, оттого, что кто-то заботливо прикладывал мне на лоб прохладную салфетку. С трудом разлепив глаза, я увидел склонившуюся надо мной Катю.

- Милый, ты как? – спросила она.

Промычав что-то нечленораздельное, я слегка повернулся и увидел стоящих рядом Хвата, Саарабана и Рико. Потом я понял, что лежу на той самой каталке, на которой лежал Ньютон.

- А где доктор? – спросил я.

Я удивился тому, с каким трудом дались мне эти простые слова.

- На полу валяется, - ответил Хват, - нечего место занимать. Ты как? 

С усилием я сел, посмотрел на Катю и не смог не заметить её мокрые от слёз глаза.

- Спасибо, милая. Не плачь. Всё хорошо. Что случилось?

- Ты вдруг вскрикнул, потом пытался закрыть лицо руками, и вдруг потерял сознание. Я чуть с ума не сошла, Вик! Думала, тебя убила эта штука.

Она показала на колпак, который я одевал на голову доктору.

- Нет, что ты. Иди ко мне!

Я крепко обнял девушку и погладил её по голове.

- Всё хорошо, любимая. Всё хорошо.

- Ты что-то видел, Вик? – спросил Саарабан.

- Да, - добавил Хват, - что ты видел?

Я посмотрел на ребят, потом на Катю и сказал:

- Ужас… Я видел ужас, и я очень рад, что тебя в тот момент там не было.

 

 

25                                                                                                                                           27

Оценки читателей:
Рейтинг 8 (Голосов: 5)

Статистика оценок

10
3
9
1
1
1
 

RSS

Классно написано! Захватывает! Мне нравиться! Молодец!