Царевна-кошка (рассказы и волшебные сказы уральской глубинки)

Царевна-кошка (рассказы и волшебные сказы уральской глубинки)

автор Наталья Нуркенова

рассказ первый  

Муся и Васька

На Урале с давних пор водится, что в деревне, в посёлке, в селе или просто, в  своем доме, обязательно должны жить кошка или кот.

Это не роскошь и не каприз хозяев! Кошка следит за тем, чтобы в доме не водились мыши.

Вот взять, к примеру, нашего кота Васюту! Ну, что кот? Он ленив, его главная задача не мешаться под ногами бабуле и во время приходить к розливу молока. А когда молоко разливают, кот действительно неожиданно появляется, как из-под земли, настырно наступает своими мягкими лапками на ноги хозяйки, хитро мурлыча:

- Я здесь, я здесь, молока мне надо!

А потом, наевшись до отвала, наш Вася, снова, где-то исчезает. Он забирается, куда-нибудь повыше, например,  на крышу и дремлет там под ласковыми лучами уральского солнца. Синички и воробьи испытывают терпение ленивого Васюты. Приближаясь к коту ближе, озорные пернатые щиплют его за хвост и при первых признаках движения быстро слетают с карниза. Иногда кот выходит на охоту, но не за мышами, а за другими котами, ведь он воин и должен заявить, что он хозяин территории. В такие моменты сходятся несколько котов, садятся друг против друга и устрашающе воют. А через некоторое время, устав от этого занятия, расходятся по домам с чувством выполненного долга. Так бегут будни нашего кота Васьки.

Кошка Муся – другое дело! Она красива, грациозна, трудолюбива и ответственно ловит мышей в чулане, в амбаре или подполе дома.  Муся любит рыбку, молоко, Она не привередлива в еде. Но главное, она очень ответственно относится к своей работе. Муся ловит мышей, но не для еды. Она поддушивает их и приносит добычу к дверям, складывая аккуратно рядочком, чтобы хозяйка дома видела, что вот, дескать, я не напрасно пью молочко, всё честно отрабатываю…

Муся настоящая красавица. У неё шестицветная шерстка, выразительные большие глаза, острая мордочка. Но самое главное  достоинство кошечки, это постоянное желание играть с детьми. Только услышит, как я фантик от конфетки достала, да зашуршала, Муся уже тут как тут! И играет без устали, долгими часами. Самое удивительное то, что Муся везде за мной ходит. Когда в дом приходят посторонние, например гости, родственники, знакомые, то Муся прячется. Она не дает себя никому потрогать или погладить. Взрослые и раньше пытались поиграть с кошечкой, шуршали фантиками, похлопывали пальчиками по полу или дивану…  Нет, не выйдет ни за что! Но когда её в руки беру я, то это смех и грех! Муся, как меховой мешочек послушно болтается у меня где-нибудь под мышкой и даже не сопротивлялась. Бабуля на меня нет нет да ворчит из-за Муськи:

- Наташа, ну что ты её как мягкую игрушку таскаешь?

- Ну что ты бабуля, смотри, Муся ведь не нервничает и не сопротивляется в моих руках. Значит ей не больно!

Ещё Муся любит разговаривать, я понимаю всё, о чем она со мной говорит. К примеру, я её спрашиваю:

- Играть будем?

- Мыр, мыр! - Весело мыркает моя кошечка и начинает кружить по комнате в ожидании фантика на ниточке.

Когда я ей говорю, что устала и больше не хочу играть,  она виновато опускает голову, уходит на скамеечку и ложится, свернувшись  в клубочек. Я подсаживаюсь на скамейку, глажу кошку по шерстке и прошу не сердиться на меня, а потом шепчу ей на ушко:

- Ну не сердись, Мусенька! Устала я, хочу погулять, сходить к подружке! Подожди, меня я скоро вернусь!

Тогда моя кошка вытягивается вдоль скамейки всем тельцем, как бы показывая, что она отпускает меня и нисколечко не держит дома. Вот так дружно мы живем с моей Мусенькой. 

рассказ второй

В поисках клада или Муся разведчица

1.

Поселок, где мы живём, небольшой, но главная его особенность состоит в том, что прямо посередине посёлка проходит железная дорога.

В нашей половине посёлка находятся: школа, магазин, детский сад, почта и даже клуб. За железкой – так называется вторая половина посёлка, в основном только жилые дома.  Район, который находился за железкой достаточно большой.  Длинные улицы убегают вдаль, и им не видно конца. Мама всегда говорила, что посёлок очень большой и за железку ходить опасно, там нас никто не знает, могут обидеть взрослые дети. Поэтому мы никогда не уходили за железную дорогу и дружно жили с ребятишками с нашей улицы.

Каких только игр не было?! Но я больше всего любила игру «Колечко, колечко, выйди на крылечко!». С девочкам мы играли в куклы, а когда выходили мальчишки, мы играли в игру «Хали гали», а также в простые "Ляпки" или "Прятки".

В детства у меня было ещё одно увлекательное хобби - собирать всякие стёклышки и делать из них клады в траве. Больше всего я люблила стёклышки от битой фарфоровой посуды. Помню бабушка порой моет посуду в тазу и вдруг выронит блюдце, а оно вдребезги. Вот бабуля мне и кричит:

- Наташка, я блюдце разбирала, беги, собирай осколочки! Посуда бьётся на счастье! А сама смеётся. Я бегу, радостно собираю кусочки счастья, и чем больше их будет у меня в коллекции, тем больше счастья будет в нашем доме, по крайней мере, мне так казалось.

2.

Как-то раз девочки с нашей улицы сказали мне, что за железкой сгорел большой дом.

- Хозяева уехали, а в доме, после пожара столько порченых вещей и битой посуды! Просто ужас! – громко тараторила соседская девчонка Аленка.

Я, выслушав этот разговор, сразу представила, сколько стёклышек можно там собрать в мой клад.

- А когда сгорел дом? – спросила я.

- Так вот, сегодня утром сгорел! Дым, пламя были видны на весь посёлок.

Мама Алёнкина сказала ей , что дети были одни дома, родители на работе. Видимо спичками побаловались хорошо, вот и погорели.

И конечно же, я уговорила свою старшую сестру на далёкое путешествие за железку. В дорогу взяла желтое пластмассовое ведерко для себя и красное ведёрко для сестры. Выждав, когда мама и папа уйдут с обеда на работу, мы без разрешения взрослых отправились смотреть сгоревший дом. Дорога была не близкой. Самое главное – это правильно перейти железную дорогу. Мы серьёзно и сосредоточенно отнеслись к этому заданию. И вот он таинственный и незнакомый район «За железкой».

Пройдясь, по улочкам другой половины посёлка, стало понятно, что она абсолютно такая же, как и наша, только раскинулась по берегу реки Актай и от этого была ещё краше. Ещё я обратила внимание на то, что за железкой было много высоченных сосен и от этого улицы казались  золочеными и сказочными. По дороге мы рассматривали ухоженные дома и их  красивые резные заборы. За каждым забором можно было разглядеть огород или сад. Почти у каждого дома играли дети, такие хорошие и веселые, как дети с нашей улицы. Дети разглядывали нас, как новеньких жителей посёлка. А мы шли мимо,  гордо покачивая пластмассовыми ведерками, всем видом показывая, какие мы самостоятельные и ничего не боимся. Мимо нас мчался мальчик на велосипеде, я окликнула его и спросила где можно увидеть погоревший дом. Мальчишка совсем не собирался с нами драться или ругаться, он спокойно указал нам рукой,  куда-то вдаль, и мы отправились дальше путешествовать по незнакомым улочкам посёлка.

Наконец-то мы нашли сгоревший дом. Только ничего интересного там не обнаружили. Чёрный обгоревший сруб без крыши, квадратные дыры окон, черная закопчённая от пожарища печка посредине сруба. Никаких стеклышек, никаких брошенных вещей, только сильное чувство страха и ощущение произошедшей беды, которая случилась здесь несколько часов назад. Ещё сильный запах гари и запах погибших животных. Я на всякий случай слазила в дом через оконное отверстие, походила вокруг бывшей печки и не найдя ни чего интересного вылезла обратно. Моя сестра стояла у дороги, дожидаясь меня, внимательно рассматривала погоревший дом.

- Поздно уже, солнышко садится, да и мама нас потеряет! Нет здесь никакого клада! – всхлипнула сестренка.

Я согласилась с ней, молча кивнув головой. Почистила платьице от копоти и вдруг случайно взглянула в сторону соседского дома. Там прямо на поленнице сидела моя Муся. Она не просто сидела, она делала вид, что не смотрит на нас, а сама хитро щурилась и ехидно мыркала, словно пела:

- Ох, и попадёт вам сейчас от матери! Она весь посёлок вокруг оббежала! Вон, смотрите, идет да ремень в руках несёт!

Сестра, увидев маму, идущую с пригорочка, запричитала:

- Мама, это не я, это Наташка меня сюда уговорила сходить! Я сама бы не за что. Она пошла, я за ней. Чтоб она не потерялась! Мама, прости!

А я побежала на встречу к маме и, бросившись к ней в объятья, ласково ихитро защебетала:

- Мама, здесь дом сгорел! Дети спичками баловались, вот и добаловались, сгорел у них дом! Я хотела посмотреть, что бывает от баловства со спичками…

Мама от удивления даже кричать не стала, а похвалила меня за проявленный интерес к детским шалостям. И всю обратную дорогу домой, она рассказывала, как правильно пользоваться спичками,  как правильно растапливать печь и когда можно закрывать заслонку печи, а когда нельзя. Оказывается, что пока на угольках есть синий цвет, печную заслонку закрывать нельзя, так как в дом пойдет угар, и хозяева могут уснуть навсегда. Я спросила маму, как она нашла нас, как она поняла, что мы у погоревшего дома. А мама ответила, что как только потеряли нас из виду и приняли решение искать, то Муся певрая рванула на поиски. Так и летела, задрав хвост до самого погорелого дома, а мы за ней. Она ведь, Муська наша, всё знает, как собака. Вот она какая моя Мусенька, верная, как пёсик - настоящая разведчица!

 

рассказ третий 

Тайна Мусеньки

1. Пролетел июнь, за ним июль, наступил август. Муся перестала играть со мной в фантики. Она всё чаще пряталась под диван. Я звала Мусю играть, делала фантик на нитке и шевелила им возле дивана. Мусенька своими лапками игриво тянулась достать фантик, но не вылезала из-под дивана. Мне было скучно без неё, но я ничем не могла её оттуда выманить.

С грустью я спросила у бабушки:

- Бабуля, почему Муська не вылезает из-под дивана?

- Отяжелела она, скоро окатиться, котятки у неё скоро будут!

- Как это окатится?

И тут же представила, себе как Муся станет круглая, как окатыш, а из неё выкатятся котята, как маленькие шарики. Я испугалась, что моя кошка лопнет.

А бабушка смеялась надо мной:

- Ох, и фантазёрка ты, Наталья! Вечно что-то выдумываешь! Просто родит кошка котят и мамой станет, вот и всё!

Какое-то время, Мусенька еще играла со мной, так и не вылезая из-под дивана, и вдруг совсем пропала. Я отправилась на поиски кошки. Заглянула во все укромные уголочки двора, во все чуланчики, залезла по лесенке на сеновал и увидела Мусю в странной позе, а из глаз у нее точно слёзы бежали. Я скатилась с лесенки вниз и как угорелая побежала к бабушке:

- Бабушка, бабушка, там Муся на сеновале, она умирает! Помоги ей!

Бабушка спокойно собрала какие-то тряпки и отправилась на сеновал, а по дороге мне строго сказала:

- Муся скоро родит котят. Не ходи на сеновал, не подглядывай, как она рожает. Если кошка увидит, что за ней подсматривают, она решит, что её котят сглазили, и задушит их всех. Вот так!

Бабушка отнесла чистые тряпки кошке и ушла заниматься домашними делами. А я в это время просто сгорала от любопытства и, не выдержав завета, отправилась на сеновал. Я хотела чуть-чуть подсмотреть, что делает моя Мусенька. Поднявшись тихонько на сеновал  по скрипучей деревянной лестнице, стала подсматривать, что там происходит. Кошка лежала на тряпках, а возле неё возился какой-то большой меховой цветной комок. Я присмотрелась и поняла, что это и есть котята и насчитала шесть штук. Я старалась подглядывать осторожно, через пучок соломы,  не высовывая головы, и мне казалось, что меня видно. От напряжения я переминалась с ноги на ногу и вдруг лестница подо мной скрипнула, Муська вздрогнула и повернулась в мою сторону. Наши взгляды встретились. Кошка удивленно взглянула на меня и я поняла, что она меня видит. Ужас содеянного, вихрем промчался в моей голове.

- Муся, прости! - залепетала я. - Не души котяток, не губи деток, я виновата, прости меня!

Неожиданно для себя, я взлетела на сеновал, подскочила к кошке, схватила одного котёнка, быстро спустившись вниз по лесенке, спряталась в детском чуланчике. Да-да, у нас во дворе был свой детский чуланчик, где хранились игрушки, именно в этом чуланчике мы с сёстрами постоянно играли в куклы. Забежав в чуланчик, я отдышалась, нашла небольшую коробку, сложила в неё тряпки и спрятала котёнка.  Примерно с пол часа я сидела не дыша. Потом услышала, как бабушка прошла по двору, слазила на сеновал и отправилась в огород.

- Наташка! – крикнула бабуля – Ты к кошке лазила? 

- Нет! – выкрикнула я из чулана. – Я куклами играю!

- Лазила, лазила! Кошка, неспроста, котят задушила, пойду, схороню их в огороде. Не ходи за мной, не смотри!

Я расплакалась, от того, что чувствовала себя виноватой в гибели котяток Муси.

Заглянув в коробку, вспомнила, что один котёнок у меня:

- Чем же кормить тебя малыш? Какой ты страшненький, уродливенький, мама твоя тебя задушит, лучше тебя спрятать.

Я потихоньку успокоилась и решила заняться воспитанием своего пушистого малыша.

Придя в дом, я увидела, что бабушка собралась стряпать пироги с рыбой. Пока она отвлеклась, я отщипнула немножко рыбки и хлебушка, налила в кружку  воды и побежала в чулан кормить маленькое чудо. Рыбку и хлеб я положила ему прямо перед мордочкой, а водичку перелила в игрушечную тарелочку и тоже поставила рядом. С чувством выполненного долга, я вернулась в дом. Вечером все домашние увлеклись игрой в домино. Я тоже играла с дедом и сестрами в любимую настольную игру, но всё время думала как там мой котёнок, не замерз ли?!

Проснувшись рано утром. Я стала искать повод, как сбежать в чуланчик. Бабушка приметив, что я рано встала, сразу спрашивать начала:

- И чего это мы так рано встали?

- Сон страшный снился!

- Когда сны страшные снятся, надо проснуться, перевернуть подушку, тогда всё наладится! – ответила бабушка.

- Бабуля, ты схоронила котяток?

Бабушка промолчала

- Почему кошка душит своих котят? – опять спросила я.

Иди, займись своими куклами, раз так рано соскочила и не отвлекай меня от работы! – фыркнула на меня бабушка.

- А чем бы кошка кормила своих котят? – не унималась я.

- Как чем? Молочком. У неё же после рождения котят молоко появилось. Вот они и должны были сосать молочко.

- А рыбку, хлебушек они едят?

- Ну что ты, Наташа, он слепые рождаются, беспомощные. Их мама несколько недель молочком откармливает, а потом они на ножки встают и начинают из блюдечка лакать.

Что же делать? Подумала я, - Значит, мой котёнок голодный?

В какой-то телевизионной передаче я видела, как хомячков водой из чайной ложечкой отпаивали. Я слетала на кухню, налила молоко, схватила ложку и бегом в чулан. В чулане было темновато, я нашла коробку, в которой спал котенок. Его бока быстро раздувались и сужались, и мне даже показалось, что он заболел. Аккуратно взяв котёнка в руки, я потихоньку залила ему в ротик молочка. Котёнок давился, молочко пузырилось, не проваливаясь в животик к малышке. Тогда я стала пальчиком макать в молоко и давать пальчик котенку, он присасывался к пальчику, слизывая капельки молока. Мне показалось, что и так тоже молоко не попадает к нему в ротик.

- Где же моя Муся? – думала я – Может она всё-таки полюбит своего сыночка, если её сюда в чулан принести. Я отправилась на поиски кошки.

- Бабуля, ты не видела Мусю?

- Муся приболела, плохая она! Не лезь к ней. Того и гляди помрёт, еле дышит. Роды тяжелые были. Если к вечеру не очухается, то помрёт.

- Как помрёт?

- Не переживай, занимайся своими игрушками, если кошка к дому, то она обязательно выживет. Если не выживет, то другую возьмем.

- Может ей лекарство дать?

- Дала уже! – ответила бабушка и ушла в огород.

Я забежала в дом

- Муся, Муся, отзовись, где ты?

Откуда из-под дивана мыркнула Муся:

- Мыр! Здесь я!

Я отодвинула диван и увидела мою маленькую Мусеньку, худенькую, больную. Она так жалобно смотрела, что я поняла, как ей плохо. Аккуратно взяв кошку на ручки, я положила её в кроличью шапку и отнесла в чулан.

- Муся, ты болеешь, я вижу тебе плохо. Зачем деток задушила, я ведь не хотела их сглазить!

- Мыр! – ответила Муся.

- Мусенька, у тебя сыночек остался, ему мама нужна, покорми его, я не умею!

Мыр, мыр! – тихонько покряхтывала кошечка в ответ.

В чулане я положила шапку с кошкой на диванчик, вытащила из коробки котёнка и положила рядом с Муськой.

Котёнок начал быстро двигаться и тыкаться носиком в животик мамочки, я увидела, как он нашел сосочку и начал пить  молочко. У Муськи побежали слёзы. Строго настрого я приказала Мусе не душить сыночка и не обижать. В это время бабушка позвала меня в огород, накормить нашу собаку и мне пришлось оставить котёнка с его мамой без присмотра.

Когда я вернулась в чуланчик, то я увидела, как Мусенька ласково вылизывала котенка и счастливо прижималась к нему, а он безмятежно спал. Странно, но у меня было такое чувство, что не могла  Муся задушить котят. Ну, ни как не могла!

2. Сентябрь выдался тёплым и Муся спокойно жила со своим котёнком в чуланчике. А домашние никто не знали об этом, потому, что сама кошка прятала котёнка в тряпках и в кроличьей шапке. В октябре стало холодать, ночью температура опускалась до ноля, в чулане явно было уже прохладно для моих питомцев. И вот холодным ранним утром мы услышали, как в дверь кто-то царапается. Бабушка открыла двери и вскрикнула от удивления.

- Господи, Муся, ты живая? Я думала ты в лес куда-то ушла, уж померла! Мы все, кто был дома, выбежали встречать Мусеньку.

Кошка была худая, она стояла покачиваясь, а в зубах держала пушистый комочек. Потом виновато положила его к ногам бабушки, и мы увидели, что это котёнок, хорошенький, здоровый, уверенно стоящий на ножках. Котенок был очаровательный, пушистый, сам весь черненький, а на шее галстучек беленький и лапки,  как в белых носочках. Муся виновато подошла к бабушке, потёрлась об ноги и мыркнула

- Мыр! Пустишь меня в дом с ребенком? Холодно в чулане!

А бабушка, строго взглянув на кошку, сказала:

- Ну что с тобой делать? Спасла, таки, одного дитёныша - змееныша! А что делать, Муся? Такова жизнь! Ты, Муська, теперь начнешь котят каждые полгода таскать по шесть штук. Так что мне теперь полный дом кошек, что ли разводить!  Живи с котёнком, раз уж выкормила! Его ведь уже не утопить, он вон, на ножках стоит!

И я поняла, бабушка тогда нарочно сказала, что я сглазила котяток. Просто котят много, разводить столько нельзя, отдать не кому и пока они слепые их утопили в огороде. Я обняла свою кошку и шепнула ей на ушко: Ты ведь не душила деток?

- Мыр! Нет! Ответила мне кошка и запрыгнула на тёплую печку.

рассказ четвёртый или сказ волшебный

Царевна кошка

1. Наступил последний месяц осени. Пришёл ноябрь с метелями с сильными морозами. Взрослые говорили, что мол редко на ноябрьские праздники такие морозы бывают. Несколько дней мы с сестрами сидели дома. Любимое занятие греться  на печке, на палатях. Заберемся туда три сестрички, кошка Муська с сыночком и смотрим все сверху, чем бабушка занимается на кухне. А бабуля просит:

- Спой Наташка, ты у нас вместо радио, громкоголосая, и музыку хорошо слышишь, медведь на ухо, слава Богу, не наступил!

Вот так в холодные деньки я целыми часами горлопанила песни, сидя на палатях. А песни-то из фильмов, из мультиков я быстро наизусть запоминала. Муська рядом со мной подпевала:

Мыр-мыр, мыр-мыр!

Игривость у Муси пропала, зато котёнок отыгрывался за себя и за маму. К тому времени, кот Васюта у нас потерялся и котёнка мы тоже стали величать Васенька, а через некоторое время, как раз уже в ноябре, стало понятно, что это не Васенька вовсе, а Василиска. Котёнок-то девочкой оказался, но зато очень красивой девочкой.

Ноябрь расшалился снегом и морозами. Метели мели так, что света божьего не видать…

Отступили метели, установились морозы до минус тридцати градусов. Солнце стало ярким… Небо - синее, синего! Не смотря, на такие морозы, вся малышня на улицу высыпала, выбралась прыгать в сугробы с сараек. И мы с сёстрами тоже отпросились попрыгать с крыши своего сарая.

Щёки как малина, глаза от радости горят и прыгаешь, прыгаешь, прыгаешь… Пот струится по алым щекам, волосы под шапкой мокрые… Игрались, игрались и в один из прыжков шапка с моей головы слетела в сугроб. Мы всей оравой бросились шапку доставать, смех, крики, пальтушки расстегнулись, да ещё мальчишка соседский, задиристый шапку достал и не отдавал долго. Бегали за парнишкой, пока бабуля всех не разогнала и за шапку всем досталось. Пришли домой, а бабуля ворчит и ворчит, что вы делаете дурилки? Разве можно разгоряченными такими шапки то снимать? Ну, вот и я смеялась, что ни чего в этой игре плохо нет. Смеялась, да смеялась, сморилась, спать легла...

2. Проснулась и не пойму, толи ночь, толи день, мама плачет, бабушка рядом сидит строгая молчаливая, рядом Муська с Василиской под бочком лежат. Я глаза открыла, смотрю на них, а комната кружится, то тихо, то сильно, как карусель.

- Мама пить хочу! Попыталась сказать я,  а голоса нет.

Мама встрепенулась и бросилась меня целовать.

- Наташенька, девочка моя, второй день в беспамятстве лежишь, ни пьёшь, ни кушаешь! Живая,  Слава Богу, живая!

Я попыталась подняться, а комната снова закружилась и почернела… Я слышала, плачь мамы. Слышала слова бабушки:

- К житью, так выживет...

Мама гладила меня по голове, плакала и приговаривала, что у Боженьки светло и хорошо, что он встретит меня, потому что я добрая и светлая. И я понимала, что у Боженьки хорошо и мне  не было страшно, потому что мама никогда не врёт! За окном тихо выла метель.

Бабушка молчала и я слышала её странное молчание, вдруг она встрепенулась и словно виноватая метнулась на кухню, я всё чувствовала своим телом, кто, что говорит, кто о чём думает. Бабуля принесла стакан с водой, но воды в стакане было очень мало буквально на глоток. Бабуля подняла мою голову с подушки и начала что-то причитать, потом приоткрыла мне рот и влила воду. Вода обожгла язык, горло и начала сильно греть всё тело, словно огонь влили в меня. Я почувствовала, как бабушка отпустила меня на подушку и снова прошептала:

- Мы раньше водкой пневмонию лечили. Много детей в войну помирало, всех жалеть сердца не хватит… Только  ты живи, колокольчик мой! Пой нам песни свои, огонёчек наш… - мужским голосом с трудом выговорила бабуля.

Я упала обратно в подушки, мама и бабушка выключили свет в комнате и потихоньку ушли. Я видела, как в маминой комнате горела свеча, мама молилась перед иконой  плакала и причитала…

3. Пока где-то далеко взрослые говорили о Боге, в это время здесь близко возле меня просиходило что-то странное. Мусенька спрыгнула с моей кровати, грациозно прошлась по маленькой комнатке и выпрыгнула в сад через окно. Да не просто через окно, а  прямо через стекло, словно его и нет. За ней выпрыгнула маленькая Василиска. Две мои кошечки побежали по снегу. На снегу виднелась серебристая тропинка или лунная дорожка. Кошечки грациозно бежали по ней.

А через некоторое время я увидела, как Мусенька превратилась в красивую девушку. Девушка махнула мне рукой и позвала пойти вслед за ней. Я с трудом поднялась с кровати и направилась к окошку. За окном уже не было метели, на небе светили яркие звёзды, была отчетливо видна тропинка – лунная дорожка. В лунном свете была видна не только красавица Мусенька, рядом сней игралась Василиска. Она весело прыгала, резвилась. Вдруг Василиска высоко подпрыгнула, кувыркнулась через голову и стала девочкой, обычной черноволосой девочкой в красном сарафанчике. Красавица Муся была одета, как княжна, как царевна. На голове у нее была серебряная диадема, а согревала Мусю красивая коричневая дубленка, из-под которой виднелся ярко синий сарафан.

- Какая красивая! Подумала я. - Самая красивая царевна на свете! Даже в сказках я про такую не читала, не слыхивала.

А кошка Василиска, стала смешной - смешной, чернявенькой, резвой и развесёлой девчонкой у которой карие глазки и длинная тонкая косичка. 

Мои подружки резвились на лунной тропиночке и звали меня к себе. Они махали мне руками и звали на лунную полянку. Я собралась силами и, превозмогая страх холода, выпрыгнула к ним сквозь стекло окна. Странно, но стекло было нежным и мягким. Оно легко пропустило меня к моим подружкам. Я в белой майке, в трусиках, босиком выпрыгнула в огород. Ногам было  больно от холодного снега, но мои девчонки махали мне руками и звали пробежать по тропинке. Я побежала по лунной тропиночке, ножки жгло, и было не понятно от чего их жжёт, то ли от холода, то ли от жары. Под моими ступнями таял снег, тропинка раскрывалась, а из-под снега появлялись зелёные листочки и спелые ягоды черники, брусники и клюквы… Мне было всего пять лет, но я понимала, что этих ягод здесь быть не должно, не было их никогда у нас.

Собирай ягоды, ешь! – звонко кричала мне красавица Мусенька.

Ягод было действительно много, я собирала, ела, ела, ела и наслаждалась вкусом ягод. Босичком, по тропинке я добежала до березки, которая росла в самом дальнем месте нашего огорода. Василиска радостно оббежала березку три раза и я за ней. Мусенька встретила меня на третьем кругу и поцеловала, как мама в темечко, в височек и в другой височек. Поцеловала нежно и горячо любя. Я обняла красавицу Мусеньку и почувствовала всем телом её любовь и её  красоту, её царственность. Она положила мне в ладонь ледяную сосульку. Сосулька была холодной и жгла ладонь.

Слезы потекли из моих глаз, они так сильно жгли щеки, что этот огонь растопил лёд во всём теле, стлало легче дышать, и я побежала обратно по лунной дорожке. Я быстро бежала и что-то громко кричала, боясь, что лунная дорожка закончится и ногам снова станет очень больно от колючего снега…

От моего крика к моей постели сбежались все домашние… Бабушка, мама, папа, дедушка, сестры, все смотрели на меня, как на очумелую. Я села на край кровати, мне было жарко и тяжело. И вдруг я сказала:

- Я хочу кушать! Очень хочу!

Мама целовала меня в щеки, а мне казалось, что меня целуют моя мама и моя Мусенька - царевна кошка.

Оказывается я три дня не приходила в себя, врач, который приходил ко мне, сказал маме, что у меня двухсторонняя пневмония и высокая вероятность не вернуться к жизни…

Но… Я вернулась. Потянувшись я почувствоала в ладони ту самую сосульку. разжав ладонь, я увидела кристаллик лунного камня, маленькая красивая ледяная подвесочка с веревочкой. А под боком тепло и мягко мурчала моя подружка Василиса. Да-да-да, та самая Василиска, которая в лунную ночь превращалась в девочку в красном сарафанчике и с лентой в волосах. А рядом мурчала моя красавица Мусенька – моя царевна кошка.

Мусенька смотрела преданно мне в глаза

- Мыр, мыр ты спасла мою доченьку и теперь, в благодарность, я спасла тебя. Береги мой подарочек - лунный кристалик! Он будет всегда с тобой, будет беречь тебя от всех болезней. Когда нибудь ты станешь взрослой, Наташенька, и благодаря этому камушку раскроются в тебе силы чудодейственные. Людей сможешь лечить. Радовать блазких своим искусством рукоделия, умением петь и сочинять сказы!

Много интересных приключений было у нас с Мусенькой, много волшебства показала она мне. Если тебе интересно, дорогой читатель, то позже расскажу обо всём, а пока спокойной ночи!

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

20:30
112
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!