Удивительные истории Малуши. История 12. Неразменный рубль

 – Вспомнилась мне  история  про неразменный рубль.

– А что это за рубль, бабушка?

– Интересно стало? Тогда слушайте и не перебивайте.

  Еще во времена царские жил в Санкт-Петербурге один князь. Влиятельным вельможей при императорском  дворе был. На политику государства  влияние имел.  Молва шла  про князя, что он фармазон. 

– А кто такой фармазон?

– Фармазон-то? Да кто его разберет! Некоторые  говорят, что общество такое тайное было, супротивников честного народа. Еще масонами их называют.  Другие толкуют о том, что фармазоны – это те, кто заключил союз с дьяволом. Думается мне, что вторые более правы. Поскольку от фармазонов большие несчастья случались на нашей земле. Бунты и кровопролития – их бесовские замыслы. Так вот.  Поговаривали в окружении князя, что, поскольку он фармазон,  есть у него договор с нечистой силой. Якобы богатство ему приносит неразменный рубль, что заполучил из когтистых лап самого Сатаны. Так это или не так, никто точно не знал.  Но то, что богатство князя росло и приумножалось, факт. Не смог стерпеть царь того, что подданный его богаче самого монарха стал. И подослал к нему специально обученного сыскному делу человека, чтобы тот  узнал тайну несметного княжеского богатства. А сыщик, как только выведал про неразменный рубль, выкрал его у князя, а царю сказал, что нет никакой тайны, мол, богатство само собой приумножается.

– Это как, бабушка?

– Обвинил князя в ростовщичестве. Якобы деньги свои тот денежными спекуляциями приобрел. Страшное обвинение для государственного человека. Не выдержал князь навета и застрелился. Таким образом  сатанинский дар к новому хозяину перешел. Только, как выяснилось, не приносит неразменный рубль счастье своему обладателю. Кого убьют, кто сам с жизнью покончит,  кто в больнице для умалишенных окажется. Чему порукой история, случившаяся незадолго до революции с одним бедным  чиновником.

   Фамилию его не помню, а звали его Бонифатием. Вот такое мудреное имя носил человек. Не смейтесь! Бывают и такие имена. Жил Бонифатий на съемной квартире, одиноко и неприметно. Вроде и неплохой человек – когда просят и подсобить может, но чувствовалась в нем червоточина, которая, словно ржа, разъедала душу. А еще замечали за ним, что в разговорах любит поминать беса. «Бес его знает!» – была любимая  присказка Бонифатия.

  И  так случилось, что накликал  Бонифатий нечистую силу на свою грешную голову.

– Зачем звал?– спросил его появившийся из-за голландской печи анчутка, мелкий и пакостный бес.

  Бонифатий дар речи потерял, а когда пришел в себя, только и вымолвил:

– Я всегда думал, что бесы – досужая придумка.

– Чего хотел-то? – снова спросил его анчутка.

– Хочу, хочу…. чтобы ты помог мне разбогатеть! Надоело пустые щи хлебать, сухарями заедать.

– Почему  я должен тебе помогать? Ты кто такой, чтобы на меня рассчитывать?

– А что бы ты пожелал  взять в обмен на мою просьбу? – спросил анчутку Бонифатий.

– У нас, бесов, обмен один,– ответил ему анчутка.– Я тебе богатство, ты мне – свою душу. 

– Хорошо, согласен, только  прежде желаю пожить раздольно, попить и поесть всласть. Да так пожить, чтобы слава о моем богатстве по всей земле распространилась.  Тащи бумагу, договор подписывать будем.

– Какую еще бумагу? Порукой твоего согласия на обмен будет черный петух, что принесешь на перекресток трех дорог. Богатство получишь в обмен на петуха.

– Договорились.

    Встретился Бонифатий с анчуткой на перекрестке трех  дорог, протянул ему черного петуха. Взамен дал анчутка ему рубль.

– Этот рубль не простой, фармазонский.  Сколько бы ты его не тратил, к тебе всегда возвращаться будет. В нем твое богатство.

  Умолчал бес о том, что прежнего хозяина рубля грабители убили. И сами воспользоваться им не смогли. В цепких лапах беса, прикинувшегося кабатчиком, он оказался. Весело стало анчутке, что так легко  бесценную человеческую душу купил.

– Бывай,– сказал он Бонифатию и растворился в воздухе.

   Неразменный рубль день ото дня  умножал состояние Бонифатия; ел он, пил без меры и других, которых всегда великое множество у чужого стола, потчевал.

   Вскоре слава о внезапно разбогатевшем чиновнике загремела по всему  Петербургу, вышла за пределы столицы. Заинтересовалась Бонифатием полиция. Но ничего против него не нашла. Вроде как чист, а подозрительно…. И тут стали люди замечать, что чем больше денег прибавляется у Бонифатия, тем беспокойней и мрачней он становится. Вскоре и вовсе угрюмым сделался, подозрительным. Уже не радовала его возможность в больших хоромах жить, на серебре-золоте изысканные яства есть. Испугался, что исчезнет его богатство так же внезапно, как и появилось. Оставили Бонифатия   прежние  друзья, даже прислуга сбежала. Целыми днями, находясь в одиночестве, пребывал  Бонифатий в раздумье: как уберечь от лихих людей главное свое богатство– фармазонский рубль.

   И стали столичные жители замечать Бонифатия в церквях. Да не просто на службе, а на отпеваниях. Подойдет к гробу, наклонится  и в карман покойнику  незаметно что-то положит. Как потом стало известно, таким образом  хотел он уберечь свой рубль от кражи. Похоронить его. А чтобы запутать следы, покойникам в карман клал обычный рубль. И какой из них простой, какой фармазонский – поди, отгадай! Узнав об уловке Бонифатия, некоторые лихачи принялись раскапывать могилы. Только не было им удачи. А вот за осквернение захоронений многие поплатились.

– Бабушка, а рубль свой Бонифатий потом достал?

– Какое там достал! Вскоре революция случилась. Отняли у богатеев  неправедно нажитое. Лишившись  богатства, сошел Бонифатий с ума и был помещен в лечебницу. Говорят, сидел на своей койке и нараспев повторял: девятая от края полсотни шагов от храма на закат. Это  чтобы не забыть, где неразменный рубль захоронен. Да только мало кто в лечебнице обращал на его слова внимания. Знать, до сих пор лежит фармазонский рубль в земле. И не дай-то бог, если кому в руки попадет сатанинский дар.

  Через пару лет пришла пора Бонифатию для исполнения договора отправиться в ад. Больные, что находились с бывшим чиновником в одной палате, с ужасом рассказывали персоналу лечебницы о том, что тащили  Бонифатия в преисподнюю  два черта. Может, выдумывали. Лечебница-то для душевнобольных была.

   Так-то, малетки! Нельзя на призрачное богатство обменивать свою душу. Богатство сегодня есть, а завтра его нет. Хитрое оно, жестокое, обманчивое. А душу следует в святости хранить. Как это – поймете когда вырастите. 

 

 

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

09:10
56
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!