Водица правды

Когда я пришла в кабинет к Ахмаду Зелимханову, известному чеченскому правозащитнику, он поведал мне такую историю. Будто во время своей командировки в Смоленск, остановился он неподалёку от города Ярцева в мотеле. И когда вышел прогуляться, вдруг услышал крики о помощи. В пруду на опушке леса тонула девушка, судя по запаху, пьяная до неприличия. Ахмад её вытащил, а она всю дорогу, что он тащил её до родного дома, высказывалась, как она ненавидит кавказцев, и какие они все плохие.

- Ради Бога, не обижайтесь на неё, - извиняющимся тоном говорила соседка спасённой. – Вода в этом пруду – вода правды, и тот, кто её глотнёт, волей-неволей скажет всё, что думает на самом деле, даже если он этого и не хочет.

Конечно, ни я, ни тем более сам Ахмад не поверили в эти сказки. Видимо, девушка говорила такие вещи потому, что сама по себе дурно воспитана, а ещё и напилась в зюзю. А спиртное, как известно, редко кому разума и благородства прибавляло. Однако когда я стала встречаться с Петей, сказка о чудесной воде всё больше овладевала моими мыслями. Петя с самого первого дня, когда я познакомила его с мамой, категорически ей не понравился. Даже не потому, что он из провинции, а в столице квартиру снимает, а потому, что всегда голосовал за Путина. Вот она и вбила себе в голову, что Петя со мной только из-за прописки.

- И кстати, гранатовый браслет, что он подарил тебе на день рождения, тебе не кажется, что слишком дорогой для обычного строителя? Может, он вообще брачный аферист? Небось подпоил клофелином очередную дурочку – и квартиру обчистил?

- Слушай, да у тебя из-за этой переписки с Навальным уже конкретно пунктик! – защищала я своего жениха. – Петя мне как раз тогда предложение сделал, а если дарит такие подарки, значит, у него серьёзные намерения.

Однако перед самой свадьбой, как это часто бывает с невестами, её беспокойство передалось и мне. Прежде я никогда не сомневалась, что Петя лучший человек на свете, а тут… Может, моя любовь к нему не так уж и сильна, как я думала? Ведь когда любишь, доверяешь всецело. Может, нам стоит повременить со свадьбой?

В общем, решила я, наконец, раздобыть ту расчудесную водицу и поговорить с женихом напрямую. Сказав маме и Пете, будто меня посылают в командировку в Смоленск, я взяла на работе пару дней в счёт отпуска и, предварительно выяснив у Ахмада, где именно он останавливался, купила билет на «Ласточку».

Через несколько часов поезд остановился у вокзала с надписью «Ярцево». Потом я села на автобус, который увёз меня за город. Вот, кажется, и мотель, о котором говорил Зелимханов. И лес рядышком.

В лесу действительно плескалось озерце с прозрачной, словно слеза младенца, водой. Только утонуть в нём, как мне показалось, не так-то и просто. Но это если трезвый. Пьяному, как известно, море по колено, а лужа по уши.

Набрала я воды полную бутылку, затем немного глотнула из любопытства. Потом взяла в руки синюю ручку и попыталась, как герой фильма «Лжец, лжец», сказать вслух, будто она красная. Думала, нет ничего проще. Да только не тут-то было. Язык против моей воли говорил, что ручка всё-таки синяя. Ничего себе! Значит, не врут люди.

Вернувшись домой, я пригласила любимого в гости на чай. Чай я, конечно, сделала с этой самой водой. А к чаю испекла пирог с грушами.

Пирог Петя съел с удовольствием, и чай выпил до дна. Увидев это, я решила начать разговор, хотя мне, по-честному, страшновато было. Вдруг правда окажется горькой, и жениху моему на самом деле нужна вовсе не я? Но тем не менее набралась решимости:

- Скажи, Петь, ведь ты со мной совсем не из-за прописки?

- Да нет, - ответил он. – Тут мне вообще париться не надо. Бабка у меня живёт в Москве, скоро помрёт, а я единственный наследник, так что квартира по-любому будет моя. А ты так ничего, и готовить умеешь, и мозг не выносишь. Мамка говорит: женись, а я совсем даже не против.

Может, в другое время я бы обиделась, что Петя ни слова не сказал про любовь, но в тот момент я так обрадовалась, что всё-таки его привлекаю я, а не квартира, что тут же кинулась ему в объятия. Но вдруг вспомнила про браслет, который всё это время носила на руке.

- А на браслет этот ты сам заработал? Или от прабабушки достался, и ты решил подарить мне как будущей жене?

- А, браслет! Это я у одной чурки забрал, когда в Чечне служил. Кстати, баба была ничё – круто мы с Васькой её отымели! Правда, она стала чё-то там рыпаться, но мы её быстро успокоили – пальнули из автомата, так у этой дуры мозги нахрен разлетелись! Было ржачно! Ну, а браслет у неё был на руке, ну, я его и снял. А чё? Ей он уже больше не понадобится.

Услышав это, я была реально в шоке. Неужели я так плохо знала человека, с которым ещё минуту назад готова была пойти в ЗАГС? Какая же я дура!

Естественно, после таких признаний не о какой свадьбе не могло быть и речи. Злополучный браслет я ему, конечно же, вернула. По-любому вещь, добытая таким путём, счастья не принесёт. Петя пытался меня вразумить, уговаривал не горячиться.

- Ты пойми, Наташка, это же война, а на войне не до соплей! Я же, в конце концов, не русскую девку, а чечены – они же все бандюки, чего их жалеть?

- Нет, Петь, - сказала я ему на прощание. – Бандюк – это тот, кто обижает слабых. И национальность тут значения не имеет.

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

22:10
57
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!