Торговец

-Ты пойми, - втолковывал Рене уже битый час то, что лично ему казалось очень простым раскладом, - к тебе у меня нет никаких претензий! Я все прекрасно понимаю. Я понимаю, что ты, Шампар, исполняешь свой долг, и только. но я не могу пойти тебе на уступки!

                Шампар молчал. Ему было тошно в компании Главы Торговой Гильдии, который совершенно не робел перед ним, нарушая привычный порядок вещей. Ведь так заведено – перед тобою появляется глава Тайной Полиции короля, значит, что? Правильно, надо, по меньшей мере, приобрести заискивающий тон и лепетать.

                Но этот проклятый Рене ведет себя так, как будто бы от его мнения здесь что-то зависит! И, главное, ведь даже моложе, чем сам Шампар, а наглость и отсутствие почтения…одним словом – торговец! Думает, что все ему дозволено.

-А я еще раз, - сдерживая раздражение, промолвил Шампар, уже точно обещая себе, что вернувшись в свою обитель, обязательно затребует к себе дознавателей и пусть они возятся с этим Рене, роют землю, разыскивая хоть что-нибудь, за что его можно будет вытащить на судилище.

                Впрочем, если он торговец, а еще и Глава Торговой Гильдии – упечь за что найдется! Надо только сейчас сломить эту противную волю, эту наглую надменность, самодовольство…

-Да хоть заповторяйся, - хохотнул Рене. – Нет, я никуда не тороплюсь, конечно, но мне жаль твоего времени. и я остаюсь при своем мнении: хочешь, чтобы я остановил торговлю со Змеиным Островом, неси приказ Короля.

-Приостановил, пока идет следствие, - поправил Шампар и попытался взять дружелюбный тон. – Послушай, Рене! Ты же не идиот…

                «Просто наглая самодовольная скотина, но это поправимо. Для умный людей свойственно быть невыносимыми и иной раз непонятно даже, на благо ли то, что человек – идиот».

-Ты же все понимаешь. был отравлен один из ближайших советников нашего Короля, да правит он долго. Следствие ведется тихо, чтобы не баламутить народ, но следы ведут к Змеиному Острову. Чтобы не смешивать партии товаров, я прошу тебя прекратить на время следствия…

-Послушай, Шампар, - Рене покачал головою, - ты просишь невозможного. И я буду рад тебе только пойти тебе навстречу, но…

-Не видишь выгоды? – Шампар не сдержал злого замечания. – Я явился к тебе, как к другу, хотя мог послать солдат! Я пришел поговорить честно. Я открыл тебе тайну, которую нельзя открывать, надеясь на твое содействие.

-И ты думал, что выйдет? – Рене даже всерьез полюбопытствовал.

                Шампар скрипнул зубами. Когда только следы привели к Змеиному Острову, к одному из ядов, что производится лишь там, он уже мысленно проклял всех богов, предчувствуя неприятную встречу с Главой Торговой Гильдии. Надо было, может быть, и впрямь послушать Мари – она говорила, что надо послать солдат…

                Опять же – тайна! Король ясно сказал, что слухи не должны пойти. Король, да правит он долго, чтоб его!

-Я думал, что ты предан нашему Королю, - Шампар снова сменил тактику, - надеялся, что ты такой же патриот, как и я, что ты…

-Я – торговец, - поправил Рене. – Мне, по большому счету, плевать, кто кого и когда убил. Мне плевать, кто правит, лишь бы не мешали торговать. А то, что я не патриот…так это ты зря! Я наше королевство очень даже люблю. Я все делаю для его процветания.

-Ты же только что сказал, что тебе плевать, кто правит, - Шампар не понял. Он не любил отступать в деятельности, а уж когда это отступление ему навязывал такой же наглый персонаж, как Рене – это было худшее унижение!

-И от слов не отказываюсь, - Рене размял затекшую, видимо, шею, - мне плевать, кто правит, но я не сказал, что мне плевать на народ. трон меняет трон. Знаешь, что в Озерных Краях за год сменилось три короля? Что, за каждого теперь молиться? За каждого бояться и каждого любить? А я, может, этих людей вообще не знаю!

-Но…

-А в землях Маары, - продолжал Рене, повышая голос, но это вышло у него легко и непринужденно, как будто бы они дружескую беседу вели, - и вовсе нет короля. У них там совет. Разбили свою землю на примерно равные округа, выбрали в каждом по три-четыре лучших человека и составили совет, который заседает…и что, их всех надо любить? А Маара большая!

-Причем тут Маара? Причем тут Озерный Край? – Шампар понял, наконец, уловку Рене – тот просто хочет его заговорить.

-А притом, - Рене снова приобрел самый доброжелательный вид, - что король, будь он королем первым, вторым, десятым – сидит и не знает народа. он знает советников, но знают ли они народ?

-Народ существует по законам короля! – в глазах Шампара блеснул опасный стальной блеск. Такой же блеск был у стального меча палача, что каждый шестой, двенадцатый и двадцать седьмой день месяца отправлял на городской площади в чертоги богов всех преступников.

-И что? – Рене пожал плечами. – Когда был голод прошлой зимой моя Гильдия кормила нищих, потому что король приказал кормить из своих закромов только простой народ, сочтя отребье недостойным жизни в тяжелых условиях, а мы с нашим объединением как-то не смогли вот так взять и отвернуться…

                Шампар моргнул, потом подумал и моргнул еще пару раз, пытаясь понять, как разговор перешел от вопроса торговли со Змеиным Островом к опасной и, прямо сказать, позорной странице истории королевства, когда прошлой зимой пришлось действительно выбирать, кого кормить, а кого не кормить из закромов короля. Солдаты тогда отгоняли всякий сброд, который хотел жить. И тогда это казалось нормальным.

                Почему же сейчас, когда Рене рассказал об этом, стало вдруг иначе?

-Ты уходишь от разговора! – рявкнул Шампар, злясь на свою неожиданную уступчивость. – Ты должен приостановить торговлю со Змеиным Островом.

-Чего ради? Мне Змеиный Остров ничего не сделал. Мои кораблям, моим людям тоже.

-Это требование Тайной Полиции.

-Тайное требование?

-Рене, не нарывайся. Я веду следствие по приказу короля.

-И где же приказ короля? – Рене улыбнулся самой очаровательной из своих улыбок, на какую вообще был способен.

                Шампар смутился. На этот раз по-настоящему не смог скрыть этого. Король сказал, что его не волнуют методы, что следствие должно быть тайным и что ему нужно наказать кого-то за смерть своего соратника. Однако мараться в этой истории, вернее, как выразился король:

-Пачкать имя свое…

                Его величество не собирался, а потому приказы не подписывал, боясь, что эта история как-нибудь да выплывет. Обычно Шампару в следствии хватало только своего появления и указа Тайной Полиции, но теперь…

-В таком случае, твои слова не имеют силы, - констатировал очевидное уже Рене. – Откуда мне знать, что за твоим приказом не стоит какой-то личной зависти или личного мотива? У меня указание Короля, да правит он долго, о том, что моя Гильдия должна обеспечивать народ тканями, металлом и медом. Это все от Змеиного Острова. Я не могу прекратить торговлю.

-Мы будем обыскивать каждое судно, каждого человека и каждую бочку. Мы будем задерживать твои корабли, твои караваны…

-Абсолютно тайно? – прищурился, не испугавшись, Рене. В этой жизни ему уже слишком много угрожали и слишком многое предлагали, чтобы испугать или подкупить хоть чем-нибудь.

                Шампару захотелось выть от бессилия.

-Я пойду к королю и добьюсь приказа! – пообещал Шампар, вскакивая.

                Рене только успел пожелать ему удачи, а дверь уже тяжело хлопнула, напугав прислугу…

***

-А что ты вообще скажешь о том советнике? – Эжон проглядывал в сотый раз уже короткий протокол, где подробно была записана смерть несчастного.

-Ну, - Мари вздохнула, - я много о нем не знаю, мы редко пересекались.

-Явно больше, чем я, - справедливо заметил Эжон, - я вообще только прибыл.

-Министр над дипломатией, вел переговоры с землями Маары. В бумаги залезть нельзя, сам понимаешь – тайна всех тайн! Но вроде бы как все сходилось у него к мировому соглашению. Во всяком случае, Его Величество говорил нам так.

-Да правит он долго.

-Да правит он долго, - согласилась Мари и продолжила, проглядывая бумаги. – Не женат. Детей нет. Любовниц постоянных, бастардов тоже. Брат погиб прошлой зимой во время подавления Голодного Мятежа. Брат возглавлял городскую гвардию. Врагов особенно тоже нет…

-Прекрасно, зацепок нет! – Эжон скрестил руки на груди. – И что из этого следует?

-Купить яд со Змеиного острова и хлопотно, и дорого, - Мари закусила губу, - как ты понимаешь, у нас нет на площадях лавочки с надписью «Яды». Так вот, тот, кто хотел расквитаться с министром, и богат, и влиятелен.

-И труслив.

-А труслив почему?

-Яд, - Эжон дернул плечом. – Оружие трусов. Или женщин.

-Не всякая трусость есть трусость, - не согласилась Мари. – Если его хотели убить тихо, то лучше всего это сделать ядом. Мало ли, может он – подавился куском мяса? Или вина перепил? Вот и помер. А так, если убивать иначе – удавкой там, или кинжалом или еще каким способом…тут уже тихо не получится, а яд – вроде как, может, и не заметят.

-Не нравится мне это!

-Эжон, с клеймом труса на душе прожить легче, чем с клеймом убийцы. Одно ясно – убийство планировалось тихим. Значит, не хотели привлекать внимания, наделись на что-то…

-А место покупки выяснить удалось? – Эжон слушал с неослабевающим вниманием.

-Ага, - саркастично фыркнула Мари, - конечно…установишь тут. Нет, покупка была сделана где-то у нижнего мира.

-Чего?

-Ну…отребье, - Мари неопределенно повела рукою, описывая какое-то символичное разделение. – Всякие проститутки, карточные жулики, воры, пьянь – это формирует нижний уровень. Жутко мешают, смердят, однако, как видишь…тот мир знать надо, чтобы сунуться и найти. И то не факт. там такая сцепка.

-Мда…- Эжон покачал головою, признавая гибельность ситуации.

-По моему мнению, - Мари понизила голос, - взять бы больше факелов, выставить солдат со всех сторон обители сего дна и сжечь бы. Меньше грязи было бы сразу! А то не продохнешь от убийств, воровства, налетов, нападений. А пользы нет!

-Может быть, - Эжон не отреагировал на откровенность Мари, - его отравили по ошибке?

-У Шампара такая же версия, - кивнула Мари. – Он пошел с утра договариваться один на один с Рене о закрытии торговли со Змеином Островом.

-Согласится он, как же! – Эжон расхохотался.

-И я о том же ему твердила, но солдат взять нельзя, шумно, мол, будет. Король не подписывает официального приказа, опасается шума.

-Пошлет его Рене и будет прав, - лениво зевнул Эжон. – Дело – дрянь! Шампар только всех…

                Договорить он не успел. Распахнулась дверь, пугая кабинет Тайной Полиции неприятным появлением самого Шампара. Он, кажется, ничего не разбирал перед собою, взбешенный и яростный ворвался в кабинет, пронесся к столу, за которым сидела Мари, взял кипу бумаг и рванулся обратно, забыв, впервые за все годы службы, закрыть за собою дверь.

-Уже послал! – трагично промолвила Мари, изображая обморок.

                Эжон хмыкнул.

-Дело – дрянь…а он носится, как сумасшедший.

***

-Да ты с ума сошел? – осведомился Король, оглядывая Шампара с любопытством, надеясь найти признаки безумия, дескать, может ты и в правду с ума сошел, а мы не заметили?

-Ваше Величество, имеется отказ от следствия! Мне только приказ. Одно ваше имя, - Шампар был сбивчив, до того взбесил его Рене.

-Стоп-стоп, - Король дружелюбно поднял ладонь, останавливая поток, как ему казалось, бредней, - я же говорил, что следствие должно быть тайным?

 -Да, но…

-Я говорил, что никаких приказов подписывать не буду?

-Да, однако…

-И какая часть моего распоряжения была тебе непонятна?

-Ваше величество! – в отчаянии выдохнул Шампар, - этот Рене совсем не желает сотрудничества, он отказывается прекращать торговлю со Змеиным Островом, он…

-Рене? – король едва заметно вздрогнул. – Причем здесь Рене? Причем здесь Змеиный Остров?

-Мы в ходе следствия выяснили, что следы яда ведут к тем, что создаются лишь на Змеином Острове. Я, чтобы прекратить наполнение рынка отправился сам к Рене, чтобы не вызывать шума его задержанием или появлением солдат. Я надеялся поговорить с ним, попросить до конца расследования не торговать со Змеиным Островом, но…

-Ты с ума сошел! – король взревел. – На Змеином Острове большая часть наших торговых дел! На сегодняшний день почти половина наших товаров на рынке – это торговля со Змеиным Островом! Ты…да как ты…

-Вы сами сказали про любые методы, любые…лишь бы…- Шампар попытался оправдаться, взывая к словам самого короля.

-Да мало ли что! – не утихал король. – Ну умер один человек, что, теперь всех обвинять? Что, теперь наказывать мой народ, заставляя его страдать от дефицита товаров? Разрывать дипломатические отношения со Змеиным Островом, когда мы на пороге войны с Маарой?

-Так мирный договор же почти заключен…- невовремя заметил Шампар. Король вздрогнул опять, моргнул, а потом обрушился опять:

-Что ты возомнил о себе? Что ты можешь знать?

-Вы сами сказали…и про методы и про договор.

-Не было такого, - жестко сообщил король. – Ты больше не начальник Тайной Полиции, вертопрах ты чертов! Самодеятель и идиот! Вон отсюда!

                Король не утихал еще долго, радуя своих приближенных развенчанием великого и ужасного Шампара, которого многие опасались только за то, что он стоит над Тайной Полицией.

***

-Яд был хорош, верно, господин? – худая женщина самого неопрятного вида, замотанная в какое-то тряпье, которое когда-то было одеждой, теперь собранной и держащейся лишь за счет трех или четырех веревок, ловко и хитро связанных между собой, слегка покачивалась, но выглядела довольной.

-Хорош, это так, - согласился Рене. – Только он со Змеиного Острова. Это почти осложнило ситуацию.

                Женщина перекрестила рот в немом удивлении, но Рене отмахнулся:

-Всё в прошлом. Я заплачу тебе и вторую часть. И даже больше за молчание, - он протянул к женщине кошель, где опасно звякнуло.

                Женщина покачала головою:

-Господин, мне хватит и половины, что вы дали мне. Если бы не тяжелая ситуация, я бы и тех денег не взяла!

-О как…брезгуешь? – Рене хмыкнул.

-Нет, господин, - Женщина опустила голову. – Мы в нищете жили и в нищете проживем, в грязи и в презрении. Но зимой…когда был голод, вы спасли меня, вы спасли моего сына.

-Так я не просто так, я обращаюсь к вам за услугами, - Рене был даже тронут. Его торговое сердце, привыкшее к обману, к обсчитыванию и лжи тревожно сжалось.

-Вы посмотрели на нас как на людей, - женщина поежилась. Рене прекрасно ее понимал – ветер в этом году был сильным, и даже ему в камзоле и в плаще продувало, чего уж о ней говорить? Пусть она хоть трижды привыкшая.

-Бери, - Рене протянул к ней кошель.

                Женщина взглянула на кошель и, чтобы избежать соблазна, даже отошла на шаг. Вернее, хотела отойти на шаг, на второй ее качнуло не то от ветра, не то от пойла, которым от нее несло или, может быть, от голодной привычки, когда тот, кто долго голодал, не может наесться.

-Бери-бери, - Рене снял перчатку с руки и переложил кошель в голую уже руку. – Видишь? Бери.

                Она взглянула на его руку как зачарованная и нерешительно протянула пальцы. Липкая кожа скользнула по выхолощенной коже Главы Торговой Гильдии, но он сдержал брезгливость. Покачиваясь, благодаря, женщина удалилась, прижимая к себе драгоценный кошель, а больше того, унося в памяти образ того, что к ней – к презренной протянули руку без перчатки, да и кто!

                Рене посмотрел ей вслед с какой-то даже грустью. Он не сомневался, что с теми деньгами, что он ей дал, она и не проживет больше двух ночей. Не среди того места, где обитают все презренные.

                Ну что же…это не его вина. Это, если угодно, ничья вина.

***

-Почему он нашел следы Змеиного Острова? – Король смотрел одновременно с раздражением и страхом. Страха было больше. Знающий человек – опасный человек. А человек, от которого при этом еще и не избавишься…хуже не придумать!

-Ваше Величество, за спешность пришлось хвататься за любой яд, что удалось найти. К тому же – пойти бесшумный, - Рене не робел. Он знал, что сегодня будет жив и, может быть, завтра тоже. Потому что он нужен королю и народу тоже. А потом…наступит ли это загадочное «потом»?

-Тайная Полиция вышла на след.

-Я знаю, ваше величество, Шампар навестил меня. предлагал закрыть торговлю со Змеиным Островом.

-Мне пришлось избавиться от него. он больше не глава Тайной Полиции.

-А кто вместо него? – тут же среагировал Рене, прикидывая. – Дело ведь не закрыто.

-Мари, - недовольно поморщился король. – Она мне не нравится, но она его ближайшая помощница.

-Тогда это не страшно, - Рене улыбнулся. Мари он знал – она несколько раз уже ловила Рене на некоторых неблаговидных деяниях, вернее – его людей, но Рене с обаятельной расчётливостью и угодливостью платил ей. заставить ее молчать, спустить дело в сточную канаву не составит труда.

-Ну-ну…- король недовольно глянул на Рене. – Мне нужны люди! Настоящие, верные. Как Шампар!

-Но вы изгнали его, - напомнил Глава Торговой Гильдии. – К тому же, скоро вам понадобятся солдаты.

-О чем ты? – король сделал вид, что не понимает.

-О том, что редкий случай для травли советника. На пороге мирного договора? Ха-ха… от вас. Три «ха-ха». Вы хотели войны. Вы получите ее на своем пороге. Войну с Маарой.

                Рене понимал, что балансирует между пропастью огня и провалом в небытие. Вот-вот король рассвирепеет, вот-вот…и случится что-о страшное и палач повезет самого Рене на площадь. Но минута, другая. Король улыбается:

-Умен, подлец!

-Долг, - пожимает плечами Рене. – И раз уж заговорили…давайте обсудим заключение торгового союза, а вернее – мою долю.

-Мы не договаривались так.

-Когда речь шла об убийстве всего лишь не договаривались. Но речь о войне.

-Подлец…- с восхищением и страхом отозвался король.

-Торговец, всего лишь торговец, ваше величество, да правление ваше пусть отметится долгими днями…

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

07:37
72
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!