Изгой (часть 1)

Изгой (часть 1)

 

Пролог

Он слушал свой приговор молча, находясь в «WW» состоянии – полностью лишенный материальной оболочки, заключенный в силовой блок высшей степени надежности, как один из самых страшных преступников I-ой Межвездной хартии цивилизаций Содружества Создателя.

Голос Главного Магистра заполнял всю его сущность:

- За грубейшее нарушение параграфа №10 Межгалактического кодекса Вселенной, а именно - проклятие всех дел Создателя и нарушение присяги 1- й Межзвездной хартии - осознанный и добровольный переход в Союз Синих, находясь в очередном воплощении на планете, временно подконтрольной резиденту Синего Союза - Сатане, бессмертная энергетическая субстанция бывшего конфедерата Светлого содружества - Астонатоса отныне и до конца времен получает статус ИЗГОЯ и приговаривается к изгнанию из кругов кармы всех планет Межгалактического Союза. Душа Астонатоса отныне должна находиться в кармической зоне только тех планет, где их цивилизации достигли самого примитивного уровня развития. Согласно положения параграфа №199 9 Межгалактического кодекса с целью обеспечения невозможности дальнейшего кармического развития душе изгоя запрещено более 1 воплощения на каждой планете.

 * * * 

За девяносто девять воплощений его душе так и не удалось добиться согласия кураторов планет не только на полный круг реинкарнации, но даже на одно единственное повторное воплощение. Клеймо изгоя бежало впереди его души со скоростью во много раз быстрее его воплощений. Оставалась одна единственная планета, где существовала более-менее разумная раса живых существ. И эту планету уже несколько тысячелетий контролировали Синие.

_________

… На одном из совещаний, проводимых по плану, утвержденному Референтом Союза Синих - Князем тьмы Сатаной, на 3-е тысячелетие на планете Земля – его первый заместитель поручил своему помощнику, одному из самых мощных демонов ада – Парастониусу, принять все возможные меры по сохранению души Астонатоса в лагере Синих. Последний тут же потребовал в помощь себе одновременное воплощение в женское тело души бывшей возлюбленной Астонатоса – Лионеллы, любовь к которой и была причиной предательства души Астонатоса и поводом для его изгнания из кругов воплощений 1-й Межзвездной хартии Светлых сил.

Парастониус провел с душой Лионеллы подробнейший инструктаж:

- «Основная цель твоего воплощения, поставленная великим князем Синих – не допустить возврата души Астонатоса в лагерь их Светлой хартии. Его душе предстоит последний путь на планете с осознанной разумной жизнью. Если мы обеспечим Астонатосу изгнание из кармических кругов и этой планеты, их Хартия навсегда потеряет одну из самых сильных энергетических субстанций в своей базе, что значительно ослабит их общий потенциал в нашем вечном противостоянии. И тогда нашим вождям будет значительно легче доказать Создателю, что предложенный им путь гуманизма, добра и справедливости, сострадания, сопереживания и прочей махровой глупости, противоречит устойчивому развитию разума во вселенной.

Лишь наш вариант, основанный на жесткой конкуренции, любыми способами обеспечивающей право сильнейшего на выживание, ведет к непрерывному развитию и совершенствованию разумных цивилизаций.

Ваши родственные души по закону притяжения должны будут встретиться. С этой целью появишься на Земле строго вдогонку за своим бывшим возлюбленным.

Запомни до тех пор, пока вам с Астонатосом не исполнится тринадцать лет вы не будете ни чего помнить из своих предыдущих воплощений. В день тринадцатилетия ваши души получат ограниченный доступ к своей базе кармической памяти.

Конечно, я буду следить за тобой и помогать, но лишь в меру своих очень скромных возможностей…».

Такое право предоставляется не каждым. А это были далеко не рядовые души обычных разумных существ.

____________________

Часть 1. Капля счастья в океане горя

Глава 1. Начало 

Всю неделю над городом висели тяжелые, серые тучи. Мелкий, беспрерывно моросящий дождь, наводил уныние и тоску. Земля пропиталась влагой так глубоко, что в отдельных местах и в сапогах пройти было невозможно.

Водитель скорой помощи – Газели, уже минут десять жег сцепление у машины, пытаясь вырваться из тисков густой грязи, по которой машина, как корова на льду, забуксовала сразу же, как только они заехали на территорию свалки. До роженицы нужно было проехать еще метров двести, но дежурный врач дал команду санитарам вылезти из машины и идти пешком с носилками. Нужно было попытаться оказать необходимую помощь до того, пока Газель доползет до конуры, где их ждала решившаяся на роды «бомжиха».

Санитары сразу же заматерились, как только их башмаки полностью утонули в грязи.

Как правило, на вызов рожениц отправлялась обычная выездная бригада в составе акушерки и санитаров, но дежурившая в эту холодную октябрьскую ночь врач-акушер с 35-летним стажем словно прочувствовала ужасное состояние этой «бомжихи», прожившей ни один год на свалке, и сама взялась выехать на этот вызов.

Роженицей была еще молодая, красивая женщина. На вид ей было не более 40 лет, хотя местный образ жизни мог состарить ее внешность лет на десять, а то и более.

У женщины уже начались потуги, когда они вошли в нетопленый, полуразвалившийся домик, собранный из бывшего строительного хлама. В итоге спасать пришлось ребенка. Женщину довезли, но она умерла прямо на ступенях роддома.

Мальчик на удивление оказался совсем здоровым, весил 4,0 кг при росте 53 см. Он почти не плакал, и не кричал, лишь время от времени всхлипывал, кряхтел и натуживался и словно пытался что-то произнести. 

Ничейного ребенка прямо из роддома забрала семья женщины, у которой при родах умерла девочка. Мальчику дали имя – Антон в честь преподобного Антония Оптинского, так как родился он 24 октября в день памяти этого святого. Мать звала его нежно Тоша, Тошечка. Отец называл более просто – Тохой.

_________

 

Глава 2. Тоха

 Родители у него были военными. Отец, Михаил Ильич Варганов, сорокалетний полковник специальных войск, командовал небольшой воинской частью – многофункциональной отдельной бригадой РБХС (радиационной, химической и биологической защиты). Эта часть относилась к войскам двойного назначения, так как могла решать задачи как в военное, так и в мирное время, находилась в нескольких часах езды от Москвы, являлась режимным объектом и располагалась на закрытой территории.

Там же находился специальный госпиталь двойного подчинения: с одной стороны, военный, а с другой стороны был частью исследовательской лаборатории от НИИ центра им. Н.Ф. Гамалеи. Ирина Петровна Варганова, супруга командира части, официально не являлась начальником госпиталя, зато руководила всей его исследовательской деятельностью, в работе отчитывалась и перед командованием войск РБХС и перед центром, что занимался исследованиями и разработкой вакцины и лекарств от геморрагических лихорадок, в том числе и от лихорадки Эбола, одной из самых страшных на земле болезней.

Деятельность воинской части была большей частью связана с гражданскими задачами, в том числе с многочисленными измерениями на участках земли, взятием проб из различных водных источников, контролем за наличием вредных веществ в атмосфере и другими экологическими проблемами. Все это требовало их присутствия в столице, оформления многих документов в Москве, контактов с руководством города и области. Поэтому их семья и проживала в Москве в обычной трехкомнатной квартире. Каждый день в 6-00 утра за ними приезжал из части внедорожник Мерседес и увозил их на работу. Однако это не исключало отсутствие супругов дома иногда и по нескольку дней. Тогда шефство над Тохой занимала тетя Жанна, прибегавшая по звонку родителей сестра матери, одинокая вдова, веселого и общительного нрава. Скучать с ней Антону не приходилось.

Антон же рос тихим, замкнутым ребенком. В школе со сверстниками почти не общался. Учился на отлично по всем дисциплинам. Спортом не занимался. И до 12 лет ни каких увлечений не проявлял. Но однажды, когда он учился в 6 классе его пригласила на день рождения Лиля Трошина, самая красивая из всех девчонок, которая до этого и вовсе не замечала его.

Она подошла к нему на перемене заглянул в глаза, потом засмеялась и произнесла:

- Эй ты, тихоня, приходи ко мне завтра на день рождения?

- Да ты что, Лилька? Пригласи лучше меня! У «тихушника» после твоего приглашения со страху коленки трясутся, - засмеялся красавчик Данька, самый сильный мальчишка в классе. Он второй год занимался в городской секции бокса. Их одноклассницы уже давно засматривались на Даниила, тем более что его папаше принадлежал довольно крупный магазин модной женской одежды.

Тринадцать лет Лильке исполнялось в воскресенье 25 октября, а ребят она пригласила отпраздновать на завтра в пятницу, чтобы провести именины в кругу родственников в свой фактический день рождения. Только сейчас он подумал о странностях судьбы, позволивший им родиться чуть не в один день. Про Лилькины именины знали все их одноклассники, а про его день рождения в школе не знал никто. Да и родители Антона никогда не праздновали его именины. Дарили ему небольшие подарки: что-либо из мелкой одежды, книги, наборы открыток и всегда покупали торт.

В тот день нелюдимый и неразговорчивый двенадцатилетний мальчишка просто растерялся. Был холодный октябрьский вечер. Под ногами шуршала последняя опавшая с кленов листва. Порывистый ветер легко сдувал с веток остатки желтых листьев. Антон шел домой, задумавшись над первым в жизни сложным вопросом: идти на именины к Лильке или нет? За шесть лет учебы в школе его впервые позвали на такую встречу. До этого он был не интересен никому в их классе. Мальчик шел, опустив голову, не глядя по сторонам. Проходя через мини-рынок, он не заметил, как его догнала старая цыганка:

- Эй, Чаворо! Тырд Ёв, постой…

Тоха обернулся и с удивлением уставился на нее. Цыганка подошла к нему и заглянула в глаза.

- Ай, дарагой! На дарэн! У тебя был очень длинный путь. Но ты должен идти дальше…Не останавливайся… Не бросай дорогу свою… Будь смелей, иди и не бойся ничего…Тэ дэл о Дэвэл э бах лачи!

Потом она погладила его по голове и подтолкнула вперед. И он решил перешагнуть через эту свою неуверенность.

_________


Лиля жила вместе с родителями в небольшом красивом двухэтажном коттедже. Как только появились друзья дочери, родители, помогавшие накрыть на стол, сразу же ушли к себе, поднявшись на второй этаж.

За столом их было семеро. Лилька-именинница, две подружки, уже прилично подкрашенные и Данька с двумя своими дружками-шестерками: низкорослым бугаем Мишкой Фокиным по кличке Фока и худым, долговязым Пашкой Спицыным, с кличкой Спица. Оба они были тупыми, непробиваемыми двоечниками и крутились возле Даньки, зная, что его богатый папашка, никогда не жалел карманных денег для своего отпрыска.

Стол был просто завален всякими изысканными блюдами. Тоха никогда в жизни не видел таких кушаний и боялся даже прикоснуться к ним. Спиртное раньше он даже не пробовал, а тут перед всеми стояли фужеры, доверху наполненные шампанским.

Даниил произнес витиеватый тост, и все подняли бокалы. Антон глотнул вино. На вкус оно было кисло-сладким и показалось ему довольно приятным.

Лилька включила музыку. Мелодия и голос исполнителя Тошке понравились. Ему легко давался английский и он понял, что песня была о любви:

- «Я не сплю ночами. Не могу заснуть, как не пытаюсь. Мне не дают покоя ошибки прошлого. Вот они - смотри…Это все из-за тебя, моя светлая, светлая любовь…»

- «Потому, что ты моя любовь», - повторял певец под очень красивую мелодию.

 Потом он вздрогнул от того, что неожиданно к нему подошла Лиля, положила руку на его плечо и произнесла:

- Прошу на Белый танец, кавалер!

Оба Данькиных дружка незаметно для девчонок показали Антону кулаки. Данька презрительно отвернулся от них с Лилькой.

Он танцевал с девочкой первый раз в жизни. Лиля слегка прижалась к нему, и он почувствовал легкое головокружение то ли от этого прикосновения, то ли от запаха ее волос, то ли от того, что она положила свою голову ему на плечо. Бедные мальчишки! В такой миг их будто сносит с привычной колеи жизни. Они не понимают, что вдруг с ними произошло, почему ни с того, ни с сего меняется весь окружающий мир. И небо становится ярко-голубым и звезды горят каким-то волшебным цветом. И нет уже танца и кончилась та песня, а в душе все еще звучит эта нежная музыка, которая остается потом в памяти на долгие годы. Музыка, которую исполняют серебряные струны первой любви.

 

- А ты молодец! Теперь он твой, - услышала Лиля где-то в глубине сознания чей-то злорадный голос, - твой на всю эту жизнь! Можешь делать с ним все, что хочешь. Все, чтобы душа его осталась навеки с нами…

 

Потом дважды Лилю приглашал Данька. Тоха ревнивым взглядом следил за ними. Было видно, что партнер пытался прижать к себе девочку, но все время натыкался на ее локти. Во время танца Лилька смотрела куда-то в сторону и не слушала тарахтевшего, как попугай, Даньку.

Тот злился и под конец ушел к дружкам за стол, не дождавшись окончания музыки.

Фока и Спица весь вечер топтались с Лилиными подругами, каждый раз меняясь партнершами. Девочки были ужасно довольны, без конца смеялись и щебетали, во время танцев подпевали исполнителям песен.

Вечер затянулся до полуночи. Первыми ушли Лилькины подружки. Вслед за ними потянулись Фока и Спица. И хотя Данька обувался вместе с Тохой, но успел выскочить первым.

Лиля подошла к Антону, накинула ему на плечи шарф и достала из шкафа его пуховичек-курточку. Потом тихо произнесла:

- Они, там за воротами тебя встретят…Будь осторожен!

Потом подала ему куртку и чмокнула в щеку. Тоха покраснел, как рак и заторопился на улицу.

Фока и Спица встретили его сразу за воротами ограды. Тоха видел по телевизору боксерские поединки и уже знал, что такое закрытая стойка. Он слегка согнулся и спрятал голову в предплечья. Данькины шестерки молча и не спеша наносили ему удар за ударом. Стоявший чуть в стороне и наблюдавший за редкими прохожими Данька процедил сквозь зубы:

- Лильку будешь теперь обходить за километр, или она постоянно будет видеть «фонари» на твоей роже! Понял, козлина?

Потом он окликнул корешей. Пошли, хватит, уже первый час ночи!

Подожди! – устало сопели Фока со Спицей. – Он, гад, никак не падает! Вот сейчас положим его мордой на асфальт и пойдем…

 

Неожиданно Тоха словно провалился в какой-то иной мир. Он не заметил, как вдруг прошла боль и где-то далеко в сознании он увидел несколько человек в серебристых плотно облегающих одеждах, закрывавших собой от множества огромных страшных насекомых другую группу людей, бегущих к большому дискообразному кораблю. Эвакуация исследователей с этой негостеприимной планеты прошла успешно. Все были уже в корабле. Но командир отряда чуть задержался, оставшись один в кругу гигантских скорпионов. Хищные насекомые постепенно сжимали свой круг, приподняв хвосты с ядовитыми жалами. И тогда этот боец взглянул наТоху и крикнул ему:

- Делай, как я! – Он вытянул вверх обе руки, сделал быстрый поворот вокруг своей оси и выкрикнул всего одно слово. Потом спокойно шагнул к кораблю. Скорпионы отчаянно пытались достать его через непробиваемый силовой кокон…

 

Тоха машинально повторил все, что увидел. Ничего не произошло. Сквозь закрытое руками лицо он не видел, как тупо молотили по воздуху кулаками Фока и Спица.

- Что вы там возитесь? – заорал Данька. Подскочив к Антону, он нанес ему тройной удар, быстрый и точный: сначала одной рукой, потом другой, потом ногой…Тоха не падал, а обе Данькины руки и нога заныли, как будто удар пришелся по кирпичной стене.

- Чертов шампусик… Пошли, потом разберемся с ним…

Ни он, ни его дружки ничего не поняли.

Антон стоял еще минуты две в закрытой стойке, пока его враги не скрылись за поворотом ограды Лилькиного дома.

Он открыл лицо и поднял голову. В мире все было спокойно. В ночной тишине искрились первые легкие снежинки. Они падали на плечи, таяли на лице и летели к нему со всех сторон. Потом снег повалил хлопьями. Тоха уже забыл всю эту нелепую драку. Перед его глазами кружилась с ним в танце Лиля, такая красивая, родная и близкая, а может наоборот далекая, но все равно самая родная.

Снег ложился на землю белым покрывалом…

 

Глава 3. Лиля 

 С того дня, как она отметила свое тринадцатилетние прошло четыре года. За это время особых событий в ее жизни не произошло. Однако, как-то незаметно за все эти годы Антон становился ей все ближе и дороже. Не то, чтобы Лиля влюбилась в него, но она стала замечать, что, когда его нет рядом, ей постоянно чего-то не хватает. А стоит только ему появиться, как к ней возвращалось настроение и появлялось какое-то спокойствие и уверенность в себе. Она стала постоянно вглядываться в него, больше общаться с ним, интересоваться его мелкими заботами и проблемами. Их все больше и больше замечали вместе. На классной доске время от времени стали появляться надписи: Тоха + Лиля, что равнялось пробитому стрелой сердцу. Конечно же, по многим деталям в поведении Антона она догадывалась, что далеко ему не равнодушна.

Через две недели после ее семнадцатого дня рождения Лилины родители улетели работать в Африку. В те годы страна только начинала расширять и вести активную хозяйственную деятельность в Гвинее. На крупнейшем в мире месторождении бокситов крупная российская компания уже строила рудник "Диан-Диан".И мать, и отец у Лилии были врачами-инфекционистами. В Гвинее бушевала лихорадка Эбола. По заданию Роспотребнадзора их направили в помощь эпидемиологам от концерна «Русал», который стал первой в мире официальной организацией, что вела реальную борьбу с распространением этого смертельного вируса. В итоге бурное развитие ареала лихорадки удалось остановить. В гвинейской провинции Киндия «Русалом» был создан современный госпиталь по борьбе с Эбола, а в сотрудничестве с учёными Роспотребнадзора построен научный клинико-диагностический центр эпидемиологии и микробиологии. 

 И хотя уже дорабатывалась вакцина, разработанная специалистами НИИ им. Н.Ф.Гамалеи, обстановка в этой части Гвинеи была очень тяжелой. Именно туда и были направлены родители Лилии. Им сказали, что командировка продлится три месяца. 

 Новый год девочка встречала вдвоем с бабушкой, мамой ее отца. Вторая бабушка умерла еще 2 года назад. Лиля очень любила своих родителей, особенно маму, которая постоянно баловала ее, покупала ей и модные детские наряды, игры и даже немного косметики, что вызывало вполне обоснованное раздражение папы. Отец был более строг, но любил ее не меньше мамы.

 Раз в неделю по выходным родители звонили им с бабушкой, немного рассказывали о своей работе, делились впечатлениями, о природе и фауне Гвинеи, считали дни, что остались отработать в командировке. Говорили и о том, что их участок работает с больными самым тяжелым штампом Эбола, под названием Заир. И лишь в апреле месяце им стало известно о скором окончании их миссии. Потом был вылет из Конакри, а за ним звонок из Уссурийска, где родителей разместили на 21 день в специальном госпитале на период карантина. На 22-й день родители позвонили и сказали, что им на всякий случай ввели иммуноглобулин из лошадиной сыворотки и карантин продлили еще на 10 дней. С этого времени в сердце у нее закралась тревога. Лиля уже давно имела представление о работе родителей. Она знала, что смертность от Эбола составляет 90% и более. В тот майский день незадолго перед окончанием школы после сообщения родителей о продлении карантина Лиля поняла, что у отца с матерью вскрылись проблемы с этой лихорадкой. Ей стало страшно.

 За свои семнадцать лет она уже не раз обращалась с мелкими просьбами к своему куратору от Синих – Парастониусу. Пока что в помощи шефы ей не отказывали. 

 В тот же день она мысленно вызвала на связь Парастониуса, сообщив ему свои подозрения о страшной болезни родителей. Как ни странно, ее куратор сразу же заявил о том, что в круг его полномочий входит обязанность по контролю лишь за ее работоспособностью. А Лилины родители его абсолютно не тревожат.

 Лиля вначале не на шутку расстроилась, потом обиделась и в конце концов разозлилась на свое начальство. Она тут же заявила Парастониусу, что, если он не примет срочных мер по спасению родителей, она сразу порвет все связи с Антоном и будет искать такого человека, который способен быстро и в полном объеме заменить ей мать и отца. 

 Парастониус задумался. Под угрозой оказывался весь план по контролю за душой Астанатоса. Он прекрасно понимал, что высокое начальство никогда не простит ему такую огромную потерю для Синего союза. С таким трудом добытая душа конфедерата значила не менее десятка таких как, он кураторов. Но и вмешиваться открыто в судьбы людей без высокого разрешения, которое наверняка ему не дадут, куратор боялся не меньше. Парастониусу пришлось принял половинчатое решение. Он предложил Лиле какое-то время подождать.

 Но уже через час вызвал её и произнес:

- Утром следующего дня тебе передадут 4 ампулы с лекарством одновременно от всех имеющихся на этой планете лихорадок. Для лечения человека достаточно одной ампулы. Инъекции внутримышечные. Две из четырех даются в запас на случай утери или порчи первых двух. Но срок действия лекарства – ровно трое суток с момента передачи его из рук курьера. 

 Лиля сразу же категорически возразила:

- Но у меня может просто не хватить времени! Ведь от Москвы до Уссурийска добираться придется больше суток. А там еще нужно будет попасть в закрытую зону, карантинный госпиталь и так далее…

- А кто сказал, что родители твои в Уссурийске. Их вывезли из Гвинеи спецрейсом на военном самолете. Сейчас они находятся в закрытом госпитале в трех часах езды на автомобиле от Москвы. Этот госпиталь экспериментальный, создан по инициативе института микробиологии Минздрава совместно с вашим Министерством обороны. Его местонахождения для вас засекречено. Населенный пункт, где находится госпиталь – это… И он назвал поселок, поблизости от которого была расквартирована воинская часть радиационной, химической и биологической защиты. 

 Немного подумав он добавил:

- Вместе с универсальной сывороткой от лихорадки курьер передаст вам банковскую карту с эмблемой Синего Союза. Снимите деньги в нужном вам объеме в любом банкомате с иностранной валютой. Пин-код на эту карту не требуется. Нужно просто продолжить на банкомате нужные действия. Карту вернете по окончанию поисков. Для этого просто опустите ее в банкомат без требования возврата. 

- Но как мы попадем в закрытый военный госпиталь?

- На этой планете деньги являются универсальным ключом от самых секретных запоров и являются пропуском для самых строгих оцеплений.

 На этом их диалог прекратился. Лиля поняла, что куратор и так пообещал сделать для нее намного больше, чем имел полномочий.

 А потому – это была ее победа, а вместе с ней и надежда на спасение родителей. Но эта победа не принесла ей радости, так как сама доставка родителям лекарства казалась невозможной. Лиля и представить не могла себя, как это вообще можно сделать. 

________

 На следующий день ровно в 6:00 утра у ворот их дома мальчик-негритенок передал ей коробочку с четырьмя ампулами и банковскую карту ярко-синего цвета. 

 В этот день промучившись кое-как на уроках, она задержалась в классе. Лиля еще долго сидела одна, пока класс не опустел. Поняв, что обратиться за помощью в такой ситуации не к кому, в отчаяньи она просто разрыдалась прямо за партой.

 Потом подняла голову. Рядом стоял Антон. Она заплакала еще громче и не заметила, как уткнулась головой ему в грудь. 

 

Глава 4. Антон

 То, что Лиля еще с утра была «не в себе» Антон заметил на первом же уроке. И было еще странным, что за весь день она к нему так и не подошла. Он сам раза два подходил к ней на переменках, спросить не случилось ли с ней чего? Но Лиля отрицательно качала головой и отворачивалась, глядя куда-то в сторону, словно была занята какой-то очень важной проблемой.

 После уроков он сделал вид, что обиделся на нее за невнимание и вышел последним из класса. А сам незаметно пристроился возле щели у неплотно прикрытой двери в классе. Лиля словно ждала, когда он закроет за собой дверь. Антон увидел, как она опустила голову на парту и заплакала. Сначала очень тихо, потом все громче. Когда ее плач перешел в рыдания она не заметила, как Антон подошел к ней. Потом подняла голову, посмотрела на него полными слез глазами и прижалась головой к его груди.

- Лиля, дорогая! Я весь день прошу тебя сказать, что с тобой случилось? 

- Со мной ничего, - с трудом сквозь слезы произнесла девочка. – У меня беда с родителями. Все очень серьезно, Антон! Они заболели, заразились очень опасной лихорадкой. 

 Антон взял ее руку, сжатую в кулачек и почувствовал, как ладонь разжалась. На ней лежали четыре маленькие ампулы. 

- Это, что? - с ужасом спросил он. – Наркотик?

- Это лекарство, Тоша! Единственные в мире четыре ампулы, которые могут спасти им жизнь.

 О том, что Лилины родители врачи и что они уже полгода работают в Африке, где идет самая настоящая война с крайне опасными болезнями Антон знал и от самой Лили и вскользь из редких сообщений в СМИ, в том числе и в интернете.

- Но у этих ампул срок действия три дня, уже остались 2,5 дня. Нужно как-то передать их в закрытую клинику в нашей области. Там сейчас мои папа и мама на карантине. Они прилетели из Африки спецрейсом. Уже три дня как истек срок карантина, а их все не выписывают! Городок, где находится клиника тоже закрытый. Там расположена воинская часть химического и радиационного контроля. При ней военный госпиталь, где держат родителей, н как туда попасть вообще не представляю.

Въехать в город можно только по пропускам, а войти в клинику можно лишь ее персоналу. Я не знаю, что ждет родителей. Третий день им не дают возможности звонить нам с бабушкой. Я в панике, я просто в ужасе… И помощи ждать не от кого. 

 Антон сразу же подумал о родителях. Но только вчера, пришедшая к нему на «вахту» тетя Жанна заявила, что у отца в воинской части начались учения и что минимум три дня родителей дома не будет и что ей велено смотреть за ним «глаз да глаз».

 Тогда ему стало душно. Он расстегнул верхние пуговицы рубашки, подошел к окну, потом открыл его. Свежий воздух жаркого июньского дня облегчения не принес. Он был в отчаянии, как и Лиля, и не видел никакого выхода. Его душа словно вырвалась из плена оболочки и послала сигнал SOS на все уровни бытия. Потом он почувствовал, что кто-то этот сигнал принял. И этот кто-то точно также, как четыре года назад старая цыганка, словно погладил его по голове и велел идти вперед. И он снова почувствовал уверенность. Потом не заметил, как сознание постепенно затуманилось, и он, как четыре года назад словно провалился куда-то очень-очень далеко…

Глава 4.1. Память 

 У него был восьмой порядковый номер, в отряде «Красных барсов». Дежурство распорядителя 4-го контрольного пункта боевых универсалов высшего звена Хартии подходило к концу. За время его смены было всего пять вызовов.Для выполнения заданий он очень удачно отобрал

одного за другим пятерых опытных специалистов. Высший контрольный орган последовательно одобрил все его назначения, за что ему только что досталось пять поощрительных баллов от Главного распорядителя. В резерве у него оставались 8 «барсов» из 13 дежуривших, которых он подготовил для передачи своему сменщику и с нетерпением ждал этой смены, чтобы отметить свое поощрение.

 В это время на огромном экране обзора видимой части вселенной замигала красная точка тревожного вызова. Мигание шло в очень быстром темпе и сопровождалось неприятным жужжанием, что означало срочность и важность вызова. Красная точка мелькала на самом краю видимого обзора. От нее разбегались красные концентрические окружности. Это означало, что место вызова или адресная планета находилась вне зоны контроля 1 Межзвездной Хартии. За всю историю Светлого Содружества это был первый вызов в эту глухую отдаленную галактику. Диспетчер мгновенно собрал сведения о планете. 

 Прежде всего, полный контроль союза Синих. Пятая цивилизация и чуть ли не в зародышевой стадии. Предыдущие четыре погибли. Однако, важность вызова на эту захудалую планету, в самой заброшенной зоне, да еще и не контролируемой Хартией, немного смутили диспетчера. Все восемь «спецов», услышав крайне редкое жужжание экрана вскочили со своих кресел в ожидании такого важного вызова. У каждого «барса» на груди горел свой номер. В это время на экране появился краткий обзор задания «Оказать срочную помощь двум представителям местной цивилизации». Все подробности «барс» получал строго конфиденциально только после одобрения его кандидатуры высшим контрольным органом. Диспетчер для начала отдал команду всем занять свои кресла и ждать вызова.  Особо не раздумывая он набрал на пульте первый номер «барса». На экране возникла мгновенная реакция контрольного органа. 

-«Не соответствует достаточному уровню квалификации для выполнения задания».

- Ого? – с огорчением воспринял диспетчер. – Ай, да планетка! 

Он знал всех барсов поголовно. Но лишь главный контроль мог дать им 100% верную оценку на соответствие нужному уровню сложности. Диспетчер набрал №2. Мгновенная реакция на экране:

- Не соответствует…

Настроение у диспетчера упало, и он уже машинально набирал их номера по порядку. И это было его ошибкой. Семь специалистов оказались не готовыми для выполнения этого задания. Диспетчер вытирал с лица холодный пот…

 Его последний № 8 главный контрольный орган одобрил почти сразу же. 

Глава 5. Астонатос

 Конечно он не мог знать о том, что будет направлен в помощь своему будущему воплощению. Конфиденциальная часть задания мгновенно дала ему всю необходимую информацию из расчета, чтобы он мог выполнить всю свою программу, не прибегая даже к малейшей помощи местных сил, а также обходиться самым минимумом вопросов, касательно выполнения задания. Задание было под особым статусом «Не навреди», запрещающим нанесение малейшего вреда местному населению, и требующим минимизации ущерба фауне и флоре этой планеты.

 Он знал почти все необходимое об этом мальчишке и его заплаканной девчонке. Но чувствовал, что не знает что-то незначительное по объему, но очень важное для его плана. И еще он не знал, что эта за несколько секунд до его появления в школе в голове у этой девочки прозвучали слова:

- Вам страшно повезло! К вам направлен в помощь лучший специалист Светлой Хартии. Интересно, что вызов сделан высшим созданием, не имеющим никакого отношения к Хартии. Разрешаем тебе принять эту помощь. Со своей стороны, гарантируем невмешательство.

  Увидев взявшегося ниоткуда человека в серебристом костюме, мальчишка просто вытаращил глаза. А девочка как-будто ждала его. Она протянула этому человеку ладонь, на которой лежали четыре маленьких ампулы. Ампулы! И недостающее звено в цепочке плана оказания им помощи было найдено. Он посмотрел на них ободряющим взглядом.

 - Ампулы спрячь и береги их, как зеницу ока. Можете звать меня…Стас. Я помогу вам! 

 Он подошел к открытому окну и выглянул на улицу. К воротам школы подъехал Nissan-Patrol директора школы. Директор Белов Игорь Иванович, уже немолодой мужчина, в легкой светлой рубашке и белых брюках вышел из машины в этот теплый весенний день, включил центральный замок и направился в школу. 

 Стас провел себя по плечам обеими руками и на нем появилась такая же как у Игоря Ивановича небольшая белая сумка-дипломат.

- Ну что, молодые люди? За мной, вперед! – произнес Стас и направился к выходу из класса

Они подошли к японскому внедорожнику. Стас вынул из дипломата свой пульт-брелок с ключами. Замок щелкнул и открылся. 

- Но, это же воровство? – возмутился Антон.

- Я тут между прочим попросил машину у Игоря Ивановича на время. И он не смог мне отказать. Вот его доверенность на вождение. Подпись подлинная, можете не сомневаться.

 В доказательство подлинности Стас показал им ключ от замка зажигания на брелоке. Машина завелась с пол-оборота. Впереди была дорога, длиной в 250 км. Дорога тревог и надежд, но уже вовсе не призрачных.

 За окном мелькали пригородные дачи, потом подлески вперемежку с полями, потом потянулись леса…Девочка прижалась к мальчишке, словно к своей мечте и опоре. И не было на земле ничего надежнее той опоры. Именно так и думал тот мальчик, который одной рукой обнимал девочку. А тот кто вел машину прекрасно понимал это…

Глава 5. Парастониус

 С того момента, как к ребятам подключили Астонатоса, он не находил себе места. Во-первых, делить свою ответственность за Лионеллу он ни с кем не собирался. Во-вторых, с Астонатосом у него были свои, давние счеты. В конце концов он запросил у первого помощника князя Синих для себя временный статус 0-1, что означало полный уровень темного ангела-хранителя для девочки, а значит вместо девиза «не навреди» необходимо было получить добро на применение неограниченных средств для достижения цели. Как ни странно, статус темного хранителя он получил почти мгновенно, правда с оговоркой «только на время присутствия в зоне нахождения Лионелы Астонатоса». Парастониус с облегчением вздохнул. Теперь руки у него были развязаны. 

Ему не нужны были ни какие транспортные средства. Находясь на невидимом для людей плане, он летел вслед за японским джипом.

- Интересно! – размышлял демон, - Какой же план у этого «барса»? Да еще при страшно ограниченном статусе. Но мешать «барсу» он не мог. Ведь у них были практически одни и те же цели. Первый раз за многие тысячи лет

ему «навязали» союзника из лагеря светлых. 

Не доехав до пропускного поста перед закрытым поселком примерно километров тридцать джип сбавил скорость, затем прямо по бездорожью свернул с трассы в лес. Парастониус заметил впереди свежую колею от военного вездехода.

 – Та-ак! - подумал демон, вот почему ему так быстро подняли темный статус. – «Барс» вполне может и наломать «телегу дров», совершив если и не запрещенный поступок, то уже наверняка, неблаговидный для «светлых».

Через примерно три километра Ниссан остановился. Все трое вышли из машины и пошли дальше пешком. Шли соблюдая осторожность видимо по сигналу Астонатоса. 

Астонатос махнул рукой, и ребята залегли на землю, спрятавшись за стволы сосен. Впереди метрах в сорока стояла спецмашина, на базе БТР-80, машина радиационной, химической и биологической разведки. Персонал машины устанавливал на земле приборы контроля.

Парастониус запросил информацию о происходящем на месте и мгновенно получил ответ от руководства: 

«Ваша группа находится в зоне учений многофункциональной отдельной бригады РБХС. В пятидесяти метрах от вас находится машина для ведения радиационной разведки, марки РХМ-6, занятая на учениях. Её задача - произвести замер радиационного контроля в зоне условного воздействия ядерного заряда. Обслуживающий персонал: 3 человека, водитель, специалист исследователь и лаборант, предположительно женщина».

 - Все-таки звание «Барса» Астонатос носит вполне заслуженно, - подумал демон, посчитав, что все идет пока гладко и продолжил наблюдение.

Дальше все произошло быстро и аккуратно. «Барс» оставил ребят лежать в укрытии, подкрался к исследователю и лаборантке и достал из кармана дезинтегратор. Лейтенант исследователь и ефрейтор девушка-лаборант остались лежать на земле. Астонатос крался к водителю. Тот с безмятежным видом справлял малую нужду по другую сторону от машины. Вырубить водителя было делом техники.

- Вот чистоплюй! – возмутился демон. - Даже дал до конца нужду справить…

Астонатос между тем подозвал ребят и велел им «снять одежду с лейтенанта и лаборантки и быстро переодеться в нее». Сам поспешил занялся водителем. Но ребята с ужасом уставились на лежавших на земле офицера и молодую девушку.

- Вы что, убили их? – крикнул мальчишка.

- Успокойтесь и быстро займитесь переодеванием. Военные будут спать крепким сном, как минимум до завтрашнего утра.

- Да, согласен – подумал Парастониус.

Через пятнадцать минут новый экипаж был уже в спецмашине. Астонатос уверенно вел БТР к пропускному посту перед поселком с воинской частью.

На посту в журнале отметили их въезд. Снимать противогазы было запрещено дозиметристам даже на КПП при въезде на территорию части.

Машина двинулась дальше. Проехав метров триста по территории воинской части, она свернула к стоящему в стороне 3-х этажному зданию.

Парастониус снова запросил обстановку у своих. Ответ пришел сразу же:

«Вы находитесь у ворот здания специального госпиталя. Этот госпиталь является частью исследовательской лаборатории центра имени Ф.А. Гамалеи. Это ваша конечная точка маршрута. У ворот еще одно КПП. Оно для вас главное. Твоя задача – обеспечить безопасный проход Лионеллы к палате, где лежат ее родители. Палата находится на втором этаже здания. Время для операции – не более 30 минут. Минутой позже использование лекарства будет бесполезным. Если не успеешь выполнить задачу, надлежит немедленно покинуть место операции. В этом случае угроза для жизни девочки исчезнет».

 Машина остановилась у ворот госпиталя. Парастониус встал рядом с кабиной водителя. Он включил усиленный звуковой контроль. Астонатос отдавал последние инструкции:

- Подходим к дежурному помещению входного контроля. Вы впереди, я чуть сзади. Меня, как водителя, могут не пропустить. Я останусь дежурить на входе. Дальше пойдете одни. Палата с родителями на втором этаже. Действуйте по обстановке. У вас ровно 30 минут времени. Дальше спасать будет уже некого.

Но опытный «барс» ошибся. Из дежурной будки вышли два конвоира с автоматами. У одного из них в руках была еще и рация. Старший в звании капитана произнес:

- В журнале входного контроля отсутствует запись постоянного разрешения на проход дозиметристов. Я конечно понимаю, что идут учения и у вас свое задание. Но статус нашего заведения особый. Мне нужно получить разрешение от руководства госпиталя на ваш разовый проход в здание.

Это была непоправимая ошибка. Астонатос понял, что «завалил» задание впервые за многие годы безошибочной практики.

- Вот и твой первый провал, чистоплюй, - злорадно хмыкнул демон. Для своей роли ему пришлось выйти на первый видимый план. Он не целясь направил два импульса плазмы: один в капитана, другой в его помощника. Капитан упал. Но его помощник, молодой парень успел перед падением нажать на тревожную кнопку рации. Включилась сирена общей тревоги и завыла, словно перед настоящим ядерным ударом.

На звуки сирены из здания госпиталя выскочил еще один наряд, дежуривший внутри секретных помещений. Их было трое, но демон уже вошел в эту роль и вовсю демонстрировал свою мощь. Астонатос крикнул детям. Бегите в клинику, охраны больше нет. У вас есть всего несколько минут. Может успеете…

 

Глава 6. Лиля

 Они со всех ног бросились ко входу. Антон первым залетел в здание, держа за руку Лилю. В пустой дежурке они сбросили с себя противогазы, накинули прямо поверх комбинезонов на плечи белые халаты и понеслись к лестнице. Но подняться по ней не успели. Навстречу им по ступеням спускалась… мама Антона.

У видев на лестнице госпиталя сына с незнакомой девочкой она лишь успела произнести:

- Боже мой, Антон…Схватилась за сердце и стала оседать на ступени, пытаясь удержаться за поручень ограждения. Он успел подхватить ее.

- Мама! – крикнул он. – Успокойся! С нами все в порядке. Ты должна нам помочь, у нас очень мало времени. Нам нужно успеть в течении 15-20 минут сделать две инъекции умирающим родителям Лили. Эти уколы спасут им жизнь, мама!

Лиля протянула руку матери Антона. На ладони лежали четыре ампулы.

- Я хочу оставить вам на хранение и изучение их состава и свойств 2 ампулы из четырех. С двумя оставшимися у меня ампулами я войду в палату к родителям. Эти ампулы будут иметь свою целебную силу еще чуть больше суток

У матери от всего увиденного и услышанного кружилась голова. Ей было дурно, она не знала, что в такой ситуации можно или нужно сделать и потому несколько растерялась.

- Дети! Там все очень серьезно…Их уже не спасти…

- Я спасу их! Обязательно… Пусть умру, но спасу… Я сама сделаю им уколы. Эти инъекции вылечат их...

Лиля кричала сквозь слезы, но продолжала подниматься по лестнице. А у мамы Антона сил кричать уже не было:

- Найди … Палата №15. Стальная герметичная дверь. Там на двери наборный номерной замок…Шифр 0719. Девочка, беги…Потом не выходи оттуда, я пришлю к тебе санитарок-лаборантов. Они должны тебя…

Ирина Петровна склонила голову без сил.

Лиле от всего пережитого в этот день уже самой было плохо. Н еще было страшно. Только сейчас она поняла, почему этот страх давил на нее уже три дня. Это был страх от ответственности, которую она взвалила на свои худенькие плечи. Но отступать уже было некуда и некогда. Собравшись с духом, она набрала этот номер. Мощный запор открылся не сразу. Дальше, через стеклянную дверь тамбура она наконец добралась до палаты.

У стены глухого без окон помещения, отделенные друг от друга легкой ширмой перегородки, неподвижно лежали ее родители. Посреди между обеими койками она увидела стойку с бесполезными пустыми капельницами.

Девочка вынула из кармана припасенные заранее два одноразовых пятикубиковых шприца. Слезы заливали глаза. Руки тряслись. Но нужно было суметь, обязательно суметь сделать эти уколы. А для этого успеть собрать последние силы. И она успела. Сначала ввела лекарство матери, потом отцу. Потом от страшного напряжения упала на пол.

 

Глава 7. Ирина Варганова

Мать потихоньку приходила в себя. Антон почувствовал это и помог ей встать на ноги. Шатаясь и держась за сына, Ирина прошла в свой кабинет. Там по селектору связалась с исследовательской лабораторией и дежурным медперсоналом, для которых нынешние учения изменили весь привычный распорядок работы. Она объявила всем срочный сбор в своем кабинете.

Перед совещанием Ирина позвонила мужу. Полковник был в курсе происшедшего. Ему было не до разговоров с женой. Он уже заканчивал инструктаж с комиссией, созданной им для расследования несчастных случаев с охраной. Пока никаких следов от проникновения террористов на вверенной ему воинской части не было. Его первый заместитель доложил о том, что у ворот дополнительного КПП госпиталя и за ними на входной лестнице в здание лежат пять неподвижных тел военнослужащих охраны со следами сильных ожогов на груди. Предварительный осмотр показал, что все пятеро убиты. У ворот КПП стояла брошенная машина радиационной, химической и биологической разведки. В лесу в квадрате …нашелся весь личный состав РХМ-6. Их физическим состоянием занялись медики.

Ирина Петровна снова подняла трубку прямой связи с начальником части. Она хотела объяснить мужу, что при нападении на служащих охраны находилась в своем кабинете и не видела и не слышала, что там произошло. Когда включилась сирена вышла из кабинета. О случившемся с охранниками узнала от своих служащих. Но потом решила эти объяснения передать мужу позднее и поспешила высказать главное, боясь, что тому снова будет некогда:

- Миша! Слушай и не пугайся. Здесь у меня в кабинете находится наш сын Антон. Попал к нам в часть вместе со своей девушкой совершенно случайно.

- Что-о? Закричал Варганов старший? Как такое могло произойти? Как он проник к нам? Как прошел через два КПП? Все офицеры, дежурившие в этот день в охране, будут разжалованы… Сына – ко мне немедленно!

- Не спеши, дорогой! Есть проблемы и серьезные. У сына и его девушки был контакт с постельным бельем и верхней одеждой моих пациентов, мужа и жены врачей-инфекционистов Трошиных, больных Эбола. Опять-таки по вине твоей охраны. Пока мы не проведем ему полный анализ крови и мочи - он у меня на карантине. Любые контакты с ним я исключаю.

Полковник молчал. Может и ему стало в этот миг плохо. Но он молчал. Видно никак не мог переварить в голове все услышанное за этот день. Она еще несколько секунд подождала, потом положила трубку.

 

Сына Варганова оставила в коридоре за дверью своего кабинета. Совещание начала следующими словами:

- Во-первых прошу не беспокоиться в связи с наличием посторонних в госпитале. За дверями приемной мой сын Антон. Он оказался здесь случайно. Его появление косвенно связано с несчастными случаями, происшедшими с охраной здания. Специальная комиссия с минуты на минуту начнет расследование всему происшедшему.

Так вот. Перехожу к главному. В палате номер 15 у нас появилась новая пациентка. Это семнадцатилетняя девушка, также случайно попавшая к нам в госпиталь. В силу ряда обстоятельств она попала, вернее проникла в эту палату по собственной инициативе. Дело в том, что наши пациенты, супруги Трошины, находящиеся у нас на обследовании и лечении, это ее родители. Она проникла к ним в палату с целью их лечения. Для этого у нее на руках были четыре ампулы с лекарством. Две из них она отдала мне на анализ. Насколько я знаю, две ампулы она сейчас уже использовала, то есть ввела нашим пациентам.

Первое, что я могу констатировать – больным Трошиным, которым осталось жить считанное количество даже не часов, а минут хуже от этого не будет.

Второе: уверенность этой девушки в пользе лекарства дает хоть и призрачный, но шанс. И так как прошло уже больше часа с момента ее прихода в палату, то если наши пациенты еще живы нужно немедленно произвести анализ содержания одной их этих ампул. И последнее. Это девушку нужно сейчас же госпитализировать. Подготовить в этой же палате еще одно койко-место, взять у нее все анализы крови и мочи и немедленно сообщить мне их результаты.Вас здесь шасть человек. Разделитесь на три пары. Первое звено исследователей - немедленно на осмотр Трошиных. И если они еще живы – сразу же садиться за изучение состава вот этой ампулы. Последнюю ампулу я оставляю у себя на случай необходимости ее применения для самой девушки. Второе звено - обеспечить всем необходимым для временного стационара этой славную девушки. Кажется, ее зовут Лилия.

Третье звено. На вас – анализы Лилии Трошиной. Напоминаю еще раз. Результаты анализов немедленно мне на стол. Все! Совещание окончено!

 

Глава 8. Барс и демон. 

 Как только молодые люди скрылись в проеме входной двери госпиталя, Астонатас с презрением повернулся к Парастониусу.

- Я засек тебя, когда мы еще гнали по трассе. Но ты не мешал мне, и я тебе не мешал. А теперь вот плоды твоей помощи!

И он показал на пять тел, лежавших у входа в клинику и у ворот дежурного поста госпиталя.

- Верно говорят, - добавил он, - заставь дурака Богу молиться, так он и лоб себе расшибет!

- Что ты имеешь ввиду? Если бы я не вмешался, твоя помощь уже была бы никому не нужна. Практически, ты свое задание провалил!

- А тебе-то какое дело до моего задания?

- Так мы ведь кажется здесь и сейчас в одном строю. Ну или при одном деле. И мне не безразличен профессиональный уровень и авторитет своего нынешнего товарища по оружию.

- Слушай, товарищ по оружию! У тебя еще есть минут пятнадцать, чтобы спасти больше, чем свой авторитет – всю твою доселе успешную карьеру.

- Это еще с какого боку, моя карьера может оказаться под ударом?

- С такого, что ты убил пятерых смертных абсолютно без всяких оснований перед братством.

- Так девчонку бы задержали, и тогда родители ее погибли!

- Ну и что? А при чем здесь девочка? Ну задержали бы ее и отправили домой к бабушке, может быть даже и под охраной их стражей порядка!

- Но тогда бы она свое обещание… - и демон осекся.

- Ты не переживай, я в курсе ее обещания поменять этого мальчишку на крутого бизнесмена…

- Ну так, если ты в курсе…

- А ты что не в курсе, что девчонка уже по уши влюбилась в этого парня. И никакими силами ее от него уже не отнять. Так что …

- Ччёрт, черт! А ведь это правда. Я и забыл про все это за своими хлопотами! Спасибо друг, я добрые дела помню всегда! Что же теперь делать? – Парастониус не на шутку струхнул. Перед глазами замаячила зверская морда первого заместителя князя Синих. В гневе он был ужасен.

- Так, что же делать-то? Что же теперь делать..., - демон был в полной растерянности. 

- Давай вспоминай всю методику восстановления смертного после плазменного удара. Это кажется два или три способа. Главное, лишь бы время не прошло…

- А сколько осталось?

- Где-то примерно минут десять-пятнадцать.

Демон плюнул и если бы умел, то покрыл бы матом все свое братство. Потом пулей подлетел к первому дежурному капитану. За три минуты он удалил с его тела все следы плазменного воздействия. Восстановлен был

даже весь мундир. И не просто восстановлен, а постиран и отглажен. Потом три минуты на его помощника.

- Сколько осталось? – проорал он Астонатосу.

- Да, где-то минут десять не больше!

- Мне хватит, - проревел в ответ демон и кинулся к трем охранникам, лежавшим на входной лестнице клиники.

Буквально через десять минут охранники позевывая начали вставать. Ничего о том, что случилось с ними час назад они не помнили и молча разошлись по своим местам.

- Молодец! Умеешь-таки работать, - похвалил демона Астонатос.

- Ну, так ведь, талант-то не зароешь, - ухмыльнулся Парастониус.

В это время пять членов комиссии по расследованию несчастного случая подошли к воротам госпиталя. Из помещения входного контроля вышли двое охранников с автоматами: капитан и его помощник. У сержанта все также в руках маячила рация.

- Кто такие? - привычно рявкнул старший охранник. У меня в журнале посещений на вас нет записи. Пропустить не могу. Только через запрос начальнику госпиталя…

 

Глава 9. Антон 

Он ждал мать в коридоре у входа. Закончив совещание и подождав пока ее подчиненные не разойдутся, Ирина Петровна вышла к сыну.

- Господи, Тошенька, сынок! Куда же ты вляпался?

- А что такого, мама?

- Но ведь тебя могут привлечь за участие в нападении на охрану! А что теперь будет с отцом? За гибель пятерых военнослужащих он не сможет отчитаться без последствий. Будет назначена комиссия из министерства обороны по расследованию этого ЧП, и его могут снять с должности, могут разжаловать и вообще уволить из рядов вооруженных сил.

- Дети, вы мои дети! Жизни совсем не знаете, ни о чем не думаете…

- Мама! Последствий для папы никаких не будет!

- Бедный мечтатель! Что ты можешь знать об армейской действительности?

- Мама! Руководил операцией по доставке нас сюда очень могущественный человек. Он из другого мира, другой галактики и даже другой вселенной. Это специалист высшей категории. У них Межзвездная Хартия. В ней тысячи планет с цивилизациями на порядок вышей нашей. А таких, как он даже там единицы. Их называют «барсами», потому что они могут все. Такие, как он в одиночку готовы сражаться с целыми странами, да что там странами, цивилизациями…

- Может быть где-то в других мирах они могут все, а у нас они ничего с армейским уставом поделать не смогут. Отцу придется отвечать за эти ваши страшные выходки.

В это время зазвонил дежурный телефон. Попросив сына подождать минутку, она забежала в свой кабинет. В трубке работала громкая связь и Антон услышал:

- Ирина Петровна! Это с проходной, капитан Бессонов говорит. Тут комиссия из части пришла. Прибыли по распоряжению начальника. Требуют провести их к каким-то трупам охранников. Я вообще не в курсе. Где трупы и кто убит? Здесь мы подчиняемся только вам. Поэтому полковник Варганов напрямую нам никогда не звонит. Сообщите супругу, разберитесь пожалуйста. Жду вашей команды…

Телефон дежурного отключился. Сначала Ирина Петровна ничего не поняла, потом вспомнила, что убитым старшим дежурным и должен был быть капитан Бессонов. Она машинально сняла трубку прямой связи с мужем. В эту минуту в кабинет забежал сын.

- Мама! Я все слышал. Я же тебе говорил! Этот человек, он необыкновенный, он волшебник. Он все устроил!

Ирина положила трубку прямой связи на место и поспешила на пост входного контроля. На лестнице ей отдали честь все трое внутренних дежурных, совершавших, как всегда, свой обход помещений госпиталя. Это были именно те дежурные, что должны были валяться на входных ступенях снаружи клиники. Мундиры на них блестели, как после тщательной стирки и никаких следов от падений на не очень чистые ступени наружной лестницы на них не было.

Члены комиссии, назначенной мужем, неуверенно топтались за воротами. Капитан Бессонов в непривычно чистом, отутюженном мундире отдал ей честь и подал распоряжение начальника части о создании комиссии по предварительному расследованию. Варганова вышла за ворота, вернула приказ майору Поздееву, председателю комиссии;

- Извините, товарищ майор! Но здесь какое-то недоразумение. Никаких трупов у нас нет и не было. Так и доложите начальнику части. До-свидания!

Через пять минут мать звонила полковнику Варганову.

- Миша! Забирай назад свою комиссию. Нет у меня никаких трупов!

- Ира, как нет? Ты в своем уме? Убито пять охранников: два офицера, один прапорщик и два сержанта. Все личности установлены. Я уже рапорт отправил в Москву начальству, мне поручили создать комиссию для предварительного расследования. Завтра заканчиваются учения и послезавтра пришлют комиссию из Москвы.

- Лично я тебе ни о каких трупах не докладывала! На каком основании ты принял информацию об убитых? И не проверив поспешил доложить начальству!

- Я принял доклад от своего первого заместителя, дежурившего сегодня на территории части. Действую согласно Устава. Ты это знаешь.

- У меня все живы и здоровы. Нет даже намеков на какие-либо травмы. Немедленно вызывай к себе своего зама и пусть пишет объяснительную на имя командующего округом и потом как хочет, так и заминает этот скандал. В Москве в округе у него большие связи, вот и пусть выкручивается, как может. Вина его личная…

Мать посмотрела на сына. На глазах у нее навернулись слезы. Она прижала голову Антона к груди и легонько потрепала его за черные, непослушные вихры:

- Прости меня, сын! Я и не заметила, как ты у меня вырос.

В это время в кабинет забежала исследователь первого звена:

- Ирина Петровна, у Трошиных на лицо положительная динамика. Это просто чудо какое-то. У них растет давление, стал прощупываться пульс, мы уже слышим их дыхание. Но главное, страшные кровяные отеки на ногах и спине просто на глазах исчезают! Моя ассистент уже исследует состав ампулы с лекарством.

Следом заскочили двое врачей второго звена.

- Ирина Петровна! Мы все устроили. Поставили третью кровать, постелили, накормили и уложили девочку отдыхать. Поставили ей капельницу с укрепляющими витаминами. Лиля сейчас спит. Третья группа уже работает с ее анализами.

Еще через десять минут пришла старшая помощница Варгановой и доложила, что кровь и моча Трошиной Лилии абсолютно в норме. Каких-либо следов инфекции не обнаружено.

Мать подошла к сыну.

- Не спеши пока сильно радоваться. Лечение Трошиных затянется на довольно долгое время. Страшную лихорадку мы теперь победим, но эта болезнь больно бьет по всем основным органам, сердце, печень, почки. Понадобится довольно длительное восстановление. Можно конечно ускорить этот процесс, но тогда понадобятся очень дорогие лекарства. Смета нашего заведения строго ограничена, сам понимаешь.

Вместо ответа Антон достал синюю карту, которую ему отдала на хранение Лиля еще в лесу, когда они переодевались.

Он не знал, как правильно объяснить для матери происхождение этой карты. Никаких надписей на ней не было. Лиля тогда сказала ему, что на этой карте очень много денег и в рублях, и в иностранной валюте, и что карта эта подходит к любому банкомату, что выдает деньги. Ему тогда вполне хватило этой информации.

Антон подал матери карту, сказав первое, что пришло ему на ум:

- Эта карта Лилиных родителей. Лиля взяла карту для поездки к вам в госпиталь именно для расходов на лечение родителей и отдала ее мне, боясь, что может потерять ее или случайно выронить в этой обстановке.

Мать покачала головой, но карту взяла.

- Действительно, нам придется использовать эти деньги на их лечение. Потом я представлю Трошиным полный отчет по расходам и верну им карту. Хорошо, что это карта Сбербанка. В единственном банкомате на территории нашей части можно будет снимать наличные без процентов.

Немного погодя она спросила: - Лиля не говорила тебе, какой у этой карты лимит на снятие наличных?

- Говорила, - соврал Антон – один миллион рублей.

- На карте так много денег? - удивилась Ирина Петровна.

- У Лили год назад умерла бабушка. Родители продали ее квартиру в центре Москвы – Антон решил врать до конца».

- Ну хорошо! Идем Антон, уже вечер на дворе, тебе нужно отдохнуть. У нас несколько палат пустует. Я отведу тебя в одну из них. Располагайся и отдыхай. Туалет и душ в палате. Завтра посмотрим и все решим. Утро вечера мудренее.

Антон мельком взглянул на эту карту. На ярко-синем фоне красовалась надпись СБЕРБАНК, а слева стояла его эмблема, ниже были нанесены шестнадцать цифр, имя и фамилия отца Лили. Через несколько секунд в его ушах прозвучал голос:

- Пин-код: 0808 – он узнал этот баритон и мысленно поблагодарил Стаса. Потом назвал пин-код матери. Мама спохватилась и тут же записала его в маленький блокнотик и в свой мобильник.

Ирина отвела его в четырнадцатую палату. Маленькое уютное помещеньице на одного человека с санузлом, в котором располагались душевая кабина с унитазом и умывальником. У окна койка, застеленная новым чистым бельем. Мать поцеловала сына, попрощалась до-завтра и вышла.

Антон разделся и прилег на кровать. От всего пережитого навалилась слабость. Голова немного кружилась. Он прижался вплотную к стене. Ведь за ней лежала его любимая девушка. Потом провалился в сон.

Ему синилось бескрайнее синее море. Чистое голубое небо. Яркое солнце. Недалеко от берега пальмы, горячий желтый песок. И счастливая смеющая Лилька. Такая красивая, милая и родная. И на этом чудесном пляже они вдвоем несутся по воде вдоль берега, взявшись за руки. И у этого пляжа нет ни конца, ни края. Как и у любви, и счастья…

Конец первой части

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!