Наши в Чехии

Наши в Чехии

Довелось Игорю служить одно время в гарнизоне российских вооруженных сил, расположенном в тихом, уютном и очень зеленом уголке Чехии. И вот однажды, когда он был дежурным по части, раздался телефонный звонок из полиции близлежащего городка. По-чешски Игорь понимал к тому времени лишь несколько слов, а звонивший полицейский вообще, видимо, знал только одно русское слово. И слово это было «прапорщик». По крайней мере, из сбивчивого бормотания чеха Игорь уловил только это слово, но по возбужденному тону понял, что произошло нечто. И это нечто как-то связано с прапорщиком. А раз звонят ему, стало быть, с нашим, российским, прапорщиком. Спокойно, четко и членораздельно Игорь сказал:

- Ну, так везите уже его сюда, неруси, мать вашу!

         Чех услышал еще одно знакомое русское слово «сюда». Вполне может быть, что и про мать вашу он что-то уловил, но вида не подал, а напротив, очень даже обрадовался и снова затараторил по-своему. На этот раз Игорю пришлось поднапрячься, вспомнить весь свой запас чешской лексики, что и помогло ему, в конце концов, понять, что полиция вместе с нашим прапором как раз-таки уже «сюда», то есть, уже прибыли.

         Вышел он на КПП. Точно, перед пропускным пунктом возле машины стоит кучка из пяти-шести полисменов, а меж них возвышается живая гора прапорщика Дзагоева. Прапорщик этот, родом из Дагестана, но осетин по национальности, отличался не только высоченным ростом в два с лишним метра, но и общей могучестью фигуры. Косая сажень в плечах, кулачищи размером с арбуз средних размеров, ножищи как у снежного человека. Да и волосатость, пожалуй, такая же. Не удивительно, что силищей он обладал неимоверной. Ко всей этой мощи добавлялся взрывной кавказский нрав.

- Ну, что стряслось, братья словя… тфу ты, черт, чехи, надо сказать. Никак Дзагоев чего-то натворил или так, прогуляться с ним решили?

Чешские полицейские наперебой начали что-то с жаром объяснять. На этот раз никакие познания чешского Игоря не спасли. Ничего ровным счетом не поняв, он обратился к прапорщику:

- Дзагоев, доложи по форме. Что там у вас произошло?

         Дзагоев легким движением плеча сдвинул всех полицейских в сторону, шагнул вперед, качнувшись, принял стойку смирно, приложил руку к козырьку. Только тут Игорь увидел, что рубашка прапорщика была вся в крови.

- Разрэшитэ доложит, товарищ майор.

- Вольно, Дзагоев, вольно. Не пугай братьев наших меньши… тфу ты, черт, чешских, надо сказать. Докладывай.

- Э, зачем пугат? Я никого не пугат. Я в бар ходыл. Сначала «Сливовыца» выпыл, потом этот… ну, как его, «Бэхтэревский», нэт, «Бэхтэревка» выпыл. И пошел. В част пошел. А они на мэнэ кидался! Зачем кидатся на чэловека?

- Так, пока все ясно, - пробормотал Игорь. Он прекрасно знал, что у чехов ходить пьяным по улице, да еще покачиваясь – признак крайне плохого тона. И даже считается нарушением общественного порядка. А Дзагоев, судя по всему, принял на грудь более чем достаточно. Много, прямо скажем, принял. Это и сейчас по нему видно. Даже стоять ровно не может. «Это сколько ж в него надо этой «Бехеревки» влить, чтоб такого слона закачало? - мельком подумал Игорь, – не мудрено, что он привлек к себе внимание полицейских». Вслух же произнес:

- Ладно, давай дальше. Кстати, ты что, убежать от них не мог?

- Э, зачем нэ мог? Я побэжал, так вэд они на машинэ за мной. Я бэжал, бэжал. Устал. Что дэлат? Смотрю, машина стоит. Малэнький такой машина. «Трабант». Я двэр дернул, замок сломался и я сэл туда. А эти, - Дзагоев кивнул на полисменов, те слегка отшатнулись, - стал двэр дергат. Я руками держал. А эти, - он опять кивнул на чехов, - окно разбыл, «Черемуха» мне кинул. Воздух плохой стал. Как мнэ дышат? Я тогда взял сыгарету, закурил, чтоб «Черемуха» нэ вонял.

         Игорь с укоризной посмотрел на чехов – все ж не дело человека слезоточивым газом травить, хоть и выпившего. Полисмены сжались, переводя настороженные взгляды с прапорщика на майора и обратно.

- Я когда сыгарэту закурывал, эти, - Дзагоева качнуло в сторону полицейских, те попятились и вопросительно посмотрели на Игоря. «Спокойно, спокойно» - подал Игорь им знак рукой, - так вот, эти, - продолжил прапорщик, - двэр успэл дернут и собак на меня пустил. Болшой собак, овчарка. Собак мнэ в руку вцэпился. А я же руками двэри дэржу. А он кусат! Болно кусат. Как быт? Руки заняты. Я тоже стал собак кусат.

         С этими словами Дзагоев почему-то опустил голову и замялся.

- Ну? Что дальше-то? – прикрикнул Игорь.

         Чехи подобострастно приблизились к нему и стали горячо, но полушепотом что-то объяснять. Игорь махнул на них рукой, словно прогоняя надоевшую муху.

- Дзагоев, что дальше-то?

         Прапощик совсем поник головой и тихо сказал:

- Я собак загрыз.

- Как? Совсем? Насмерть?!

- Умэр собак. Зачэм на чэловэка собак натравил? У!!! – Дзагоев, нахмурившись, сделал шаг к чехам. Те тихонько взвизгнули и отбежали, - Жалко собак, хорошый был собак.

- Тихо, прапорщик, тихо. Ты еще тут международный скандал мне устрой! Молчи уже!  Так, господа хороши… тфу ты, черт, товарищи полисмены, то есть! Прапорщика я забираю. Посажу его в тюрьму. Ясно?

- Да, да, турма, турма, - чуть осмелели обрадованные полицейские.

- А потом отправим его служить в Сибирь.

- Да, да, Сибир, Сибир, - еще больше обрадовались чехи и снова начали наперебой что-то тараторить. На этот раз до Игоря все же дошел общий смысл их щебетанья. Судя по всему, они просили возместить понесенный ущерб.

- Товарищи чехи, - с укоризной сказал Игорь, - да вам бы радоваться, что сами целы остались, а вы - «ущерб»… Эх, вы! Голуби вы мои сизокрылые! Считай, повезло вам. А вы «ущерб»! Х-х-е!

         Игорь поправил свою форму, приосанился, кивнул Дзагоеву, чтоб тот шел на КПП.

- Ладно, разберемся. Прапорщик из Сибири вам весточку пришлет, а может, глядишь, по широте души своей кавказской, и ущерб оплатит. Всё, свободны.

         Что именно поняли чехи из этой речи, осталось загадкой, но, похоже, слова русского майора их вполне удовлетворили, они отдали честь и гордо отправились восвояси.

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 2)

Статистика оценок

10
2

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

17:17
58
RSS

Спсибо! Очень интересный, юморной рассказ! Удачи в конкурсе!

09:42

Честно говоря, боялся его публиковать. Как бы на международный скандал, понимашь, не нарваться! Или модератор забанит. Но ничего, проскочил. Рад, что понравилось. Спасибо за добрые слова.

Ваши произведения проходят без модерации, и ответственность за них несете только Вы. Если заранее знаете, что может быть скандал, зачем выставляете?

10:34
+1

Про скандал, да еще международный — это была шутка. Очевидно, неудачная. А если серьезно — действительно, боялся публиковать. Но исключительно, чтоб военные люди на меня не обиделись. У меня их много среди друзей-приятелей. Решился на публикацию только после консультации с ними.

Посмотрим, как наши бывшие и настоящие военные отреагируют!

12:24

Опрос служивых показал, что самым популярным ответом с их стороны был примерно такой: «Ха! Да у нас и не такое было!»