Без предупреждения в гости.

Без предупреждения в гости.

 


 Семен Красин сидел за столом на кухне и медленно ел щи. Рядом весело потрескивала печь, только что затопленная, изредка выплевывая седой дымок с не приятным едким запашком. Но Семен, насупившись,  выпятив вперед большие губы и втягивая с ложки наваристый суп, не обращал на это внимания. Он был пьян. В кухню зашла его жена Тоня, небольшого роста и полная, как Семен.
 - Ой, алкаш, опять напился с утра… даже печь толком затопить не можешь… дымит… ой, глаза бы мои на тебя не глядели! - поругала она мужа и вышла в коридор.
 - Но и не гляди, кто тебя просит, - произнес тихонько Красин себе поднос. – Ведь топится же печка.
 - Что толку, тебя кодировали… целых шесть тысяч на тебя потратили… какой толк… раньше меньше пил, а как вышел на пенсию… ай, что говорить, тараканья кровь, Красинская, - громко сделала вывод Тоня. -  У вас все алкаши.
 - Помолчи, раскудахталась, - опять тихонько произнес Семен совершенно без злобы, так как горячий супец согрел его нутро и разморил.
 Тоня снова зашла на кухню и открыла пластиковое окно настежь, октябрьский утренний морозец заторопился ворваться в комнату. Но Семен и на это не обратил внимания, хотя холодок был совсем близко. Он молча глядел в свою тарелку. Тоня вышла опять в коридор.
  Наевшись, Семен откинулся на спинку диванчика, и бережно погладил свой большой живот. Сам он был толст и ел много, но сегодня кроме супа в рот ничего больше не полезло, хотя настроение было не плохое, не смотря на ругань жены. Она его бранила,  когда он напивался и ничего не делал. Семен не скандалил, не размахивал кулаками, даже, когда Тоня постукивала его изредка, то по спине, то по голове.  Он молчал, терпел и лишь заслонялся от нее руками.
 - Окно закрой! - крикнула Тоня из спальни, и не услышав шума от закрывающегося окна, пошла на кухню. – Проветрили немножко и хватит…
 Семен сидел с закрытыми глазами и наслаждался утренней прохладой.
  В дверь позвонили, и Тоня пошла открывать. 
 - Здравствуйте! Вы не ждали, а мы приперлись! – послышался какой – то не знакомый, но очень громкий женский голос на веранде. – «Опять эти подруги будут косо смотреть на меня и осуждать», – подумал Семен, и хотел уже уйти в свою комнату, но остановился в коридоре. На пороге стояла его двоюродная сестра Зоя и недовольная жена, глаза которой неугомонно твердили: «Опять эти твои родственники». 
 - Здравствуй, братец! – произнесла весело сестра.

 - Зоя! Сколько лет, сколько зим! – обрадовался Семен и полез целоваться. Он, точно отрезвел в один миг.
 Следом зашел сын Зои Максим и дочь Варя с грудным ребенком на руках. Тонины глаза ехидно сверкнули на мужа. 
 - Что, так, с утра, спозаранку дома не сидится? – спросила она не довольным тоном, точно видела гостей только вчера.
 - Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро! – запел Семен весело и оживленно, целуя Варю и здороваясь с племянником. – Проходите в зал.
 - Их еще не хватало, хоть бы предупредили, что приедут, - шепотом сказала Тоня своему мужу. 
 Гости прошли в зал и сели на диван.
 - Сестренка моя, целый год я тебя не видел! А может больше?
 - Год, год… последний раз виделись на похоронах у моей мамки, а у вас я не была лет пять… далеко живете, братец… три часа до вас ехали, - проговорила Зоя. – Максим машину купил месяц назад, вот и решили по родственникам прокатиться… ты первый… потом поедем к тете Тане с дядей Петей… к сестрам заедем, а завтра утречком домой.
 - Ну, как вы там поживаете?
 - Ничего, живем.
 - Я так рад, что вы меня не забыли, - плаксивым голосом проговорил Семен.
 Тоня постояла в дверях и ушла на кухню.
 - Тоня! Чайку там поставь! - крикнул Семен жене.
 - Ну, рассказывайте… как там деревня поживает? Дышит деревня?
 - Нормально… 
 - Сейчас, минутку, - проговорил Семен гостям и, выйдя из зала, направился в кухню. - Тоня, чайку сооруди, - обратился он к жене.-

 - А ты купил, что – нибудь к чаю… сооруди… вот и сооруди, - возмущенно упрекнула она мужа. 
 - Сбегай в магазин, гостей покормить надо, - сказал Семен жене тихо.
 - Сбегай сам… у меня денег нет, - ответила она громко. 
 - Мы не голодные! - крикнула Зоя из зала. – И мы ненадолго! Иди, посиди с нами, Семен!
  Разговор супругов Зоя, конечно, не слышала, но, по недовольному виду Тони поняла, что они гости не желанные ей. И почувствовав себя неуютно, который раз в этом доме, ей захотелось скорее покинуть его.
 - Я вас никуда не отпущу… как я рад, что вы приехали… сестренка моя. – проговорил Семен, вернувшись из кухни.
 Пятидесятилетняя Зоя была женщиной полной, очень приятной,  доброй, веселой и работящей. За пять лет она схоронила: отца, мать, мужа и теперь жила только, радуясь трем детям и шестерым внукам. У Максима, у Вари и у Кристины было по двое детей. 
 - Я рада, что все у вас в порядке… но, попроведовали вас, нам пора, - весело сказала сестра.
 - Как - пора!? Я вас так не отпущу… у меня водочка есть, - заволновался Семен. – Я сейчас в магазин сбегаю… если бы я знал, что вы приедете, хоть бы позвонили…предупредили.
 - А мы без предупреждения любим, - вставил Максим словечко. –  Тете Тане мы, правда, звонили.
Гости вышли в коридор.
 - Вы что уже уходите? - обрадовалась Тоня, но сделала обеспокоенное лицо. – Семен сейчас в  магазин сходит… 
 - Нет, ничего не нужно, - оборвала ее Зоя.
 Семен засобирался ехать с гостями.
 - Я поеду с вами, - суетливо проговорил он, и стал надевать теплую куртку.
 - Куда собрался? – спокойным тоном проговорила Тоня, довольная тем, что скоро останется одна и не нужно будет тратить нервы на непутевого мужа. – Дома будь и гости еще посидят, - сказала она для приличия.
 - Нет, мы уходим, - приговорила Зоя спокойно и вышла на веранду.

 - Ты с ними? – обратилась она к мужу. - Больше не пей.
- Знаю я, сколько мне пить… указывать мне еще станешь, - осмелевшими тоном проговорил Семен.
 Сели в машину и поехали.
- Как брат твой поживает? – спросила Зоя.
- А, так себе… он женился же… а давайте к нему заедем, он недалеко теперь живет, дом приобрел… а вот его дом.
 На глаза попалась очень маленькая перекошенная избенка, обшитая облезлыми узкими дощечками, кое – где прогнившими. Пристроенная веранда накренилась и готова была упасть, но лишь из – за жалости к хозяевам терпела и держалась. Из - за дома вышел и сам хозяин, пятидесятилетний Виктор. Он внимательно посмотрев на гостей, которые вышли из машины и направлялись к дому,  подошел к воротам. Его лицо было серьезным и озадаченным. И даже, когда он узнал Зою и ее детей, оно не изменилось, лишь густые русые брови расступились и не стали хмуриться. Гостям он не был рад и не ожидал, что его навестят. Зоя всегда плохо о нем отзывалась, называя его алкашем и тунеядцем. Так оно и было, Виктор, отсидев в тюрьме шесть лет, выйдя на свободу, женился, но работу так себе и не нашел, а по-прежнему пил и довольствовался случайными подработками. Семен купил ему этот старенький полуразвалившийся домик, скорее дом ничего не стоил, он заплатил лишь только за участок да за гнилые доски и кучку угля во дворе.
- Привет, Виктор! – громко и весело произнесла Зоя.
- Здрасьте! – тихонько ответил Виктор. Он растерялся, попытался улыбнуться, но у него ничего не вышло, угловатое морщинистое лицо было холодным и равнодушным.
- Как живешь? – спросила двоюродная сестра, заходя в ограду.
- Помаленьку, как все.
- А в дом пригласишь нас погреться или нет?
- Входите.
- А может,  дальше поедем? – спросил сын у Зои.
- Да, сейчас… мы быстренько, - ответила мать. – Идемте, ребятишки.
 Зашли в дом. В маленькой кухоньке сидела худенькая сорокалетняя женщина, с испитым желтым лицом, обрамленным темно каштановыми жидкими волосами и вязала. Она выпучила большие карие глаза на гостей, отложила вязание в сторону и поздоровалась.
- Здрасьте! – Зоя с большим любопытством стала разглядывать комнатку, обставленную очень старой мебелью: полуразвалившимся шкафом, умывальником в углу, под который стояла побитая раковина. Потом заглянула в соседнюю комнату, с одной кроватью и шкафом. Все было убого, но  тепло.
 Пауза минутная.
- Разувайтесь, проходите, - предложил Виктор, он был слегка растерян.
- Нет, мы поедем дальше, - ответила Зоя.
- Даже чаю не попьете? – спросил Семен.
-  Мы не ждали гостей… Аня, чайку поставь, - сказал Виктор.
- Хорошо, - согласилась женщина и встала. Ее смешное и мужеподобное лицо стало очень серьезным и озабоченным.
- Не стоит, - сказала Зоя и подумала: «А чайник тут хоть есть, я его не вижу… да, обстановочка». –  Нам пора… до свидания, – проговорила Зоя, брезгливо оглядываясь вокруг.
- До свидания! - отозвалась растерянно Аня и встала посреди кухни.
 Гости вышли на улицу. Виктор их проводил до машины.
-  Вот, домик этот взяли совсем недавно… ремонт нужно делать… пока денег нет, - стал говорить Виктор, словно оправдывался перед гостями и чувствовал себя неловко.
-  Работаешь где или нет? – спросила Зоя.
-  Работаю помаленьку, калымю.
-  А! Понятно.

 Подъехали к дому Алексея, сына Семена. Дом большой добротный, обшитый желтым сайтингом, всюду плитка тротуарная, клумбы и деревья. Сам хозяин, только что вышел из гаража и подошел к входной двери. Его окликнул отец:
- Алексей! Леха! 
- О! – откликнулся сын и повернул голову, его маленькие ехидные глазки прищурились и стали еще серее, а выражение лица приобрело оттенок серьезности и безразличия.
- Здравствуй, Алексей! - поздоровалась Зоя.
- Здрасьте! – ответил Алексей, и посмотрел с укором на спокойного отца, который пожал плечами, мол, извини, что без предупреждения.
-  Как поживаешь? – спросила Зоя.
- Лучше всех! Ремонт вот в доме затеял… пыль, грязь… а так, в общем, все в порядке.
- Молодец! – похвалила Зоя племянника. – А где твоя половинка?
- На работе, - холодно ответил Алексей. – В дом будете заходить или как? – спросил он равнодушно и холодно.
- Давайте зайдем, - спокойно довольным тоном произнес Семен.
- Нет, в дом мы заходить не будем, - также спокойно произнесла Зоя.
- Тогда, обойдите его вокруг и шуруйте отсюда, - с сарказмом ответил Алексей.
 Зоя не ожидала такого ответа, она обиделась. Даже дети ее удивленно улыбнулись, не в серьез воспринимая сказанное. Но Алексей видимо пошутил, но гостям он не был рад, как  Виктор да Тоня. Но почему? Может они не любили Зою? А может быть, просто не были гостеприимными  или надо было предупреждать заранее о приезде.
 Зоя улыбнулась и взглянула на своих детей, внука.  И ей стало их жаль. Они стояли перед ней такие осиротевшие, жалкие.
 Семен тоже не ожидал от сына такого холодного приема. И взяв инициативу в свои руки, он еще раз пригласил гостей в дом. Алексей молчал. Стояла пауза.
- Нет, нам пора! – взволнованно проговорила Зоя, и опять взглянула на своих детей.

- До свидания! – сказал Максим.
- До свидания, – ответил Алексей, он хотел сказать: «Приезжайте еще», но язык не повернулся у него. Он косо взглянул на отца, потом на родственников. В этот момент он был очень похож на Тоню, свою мать, тот же ехидный прищур серых глаз, которые не просто смотрят, а прицеливаются для выстрела в упор. В них много ненависти и ехидства, ранящие до глубины души.
 Уже садясь в машину, Семену стало стыдно за своего сына. И он подумал: «А это все Тонин настрой… Вот заноза…Да, это все она». 
 В машине никто не разговаривал, все молчали, переваривали услышанное. И, уже подъезжая к дому тети Тани и дяди Пети, Зоя думала, что, если и здесь их примут плохо, то она никогда больше не приедет к родным, забудет к ним дорогу.
 Тетя Таня встретила их радушно. Ее светлый просторный дом, наполненный теплом, оказался куда гостеприимнее, чем три предыдущих дома. На кухне был накрыт стол, затопленная печь радостно потрескивая, отдавала тепло. Гости согрелись и наелись.
 А Семен напился. Он сидел за столом красный, как рак и посматривал на родственников, которые веселились и пили вино. Зоя рассказала, как ее не гостеприимно встретил Алексей и как недовольны были Тоня и Виктор. Тетя Таня посочувствовала и позвала Зою в гости на рождество.
- Только, Вы, предупредите меня заранее, чтобы я могла накрыть стол, - сказала она, глядя на Зою своими большими добродушными глазами.
- Конечно.
- Точно! - произнес громко Семен, что все обратили на него внимания. – Без предупреждения никак нельзя, а иначе есть вам один хлеб с чаем. 

- Что? – спросила Зоя, не поняв юмора брата. 
- Без предупреждения нельзя, предупрежден, значит - вооружен… предупреждать надо заранее, что приедете.
- А ваших хоть предупреждай, хоть нет, они гостей терпеть не могут, - с укором проговорила Татьяна.
- Это почему же? Мои дети гостеприимные люди… просто позвонить надо было заранее. Я теперь понял, почему у нас в стране бардак: мы не можем наладить контакты, - он сказал это и осекся, потеряв нить мысли. И теперь Семен думал, что же он этим хотел сказать. Но ничего не придумав, он произнес:  «За гостеприимство!» и выпил стопку самогонки.

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!