Карачун. Предновогодняя новелла

                                                                      1

    Это был небольшой магазин, в котором продавались елочные украшения. Он открылся в холодном  и снежном по-зимнему ноябре, причем в таком месте, которое местные старожилы всегда обходили стороной. Поговаривали, что здесь находилась секретная биологическая лаборатория, и не только мыши и кролики являлись объектами странных экспериментов. После пожара  лабораторию закрыли, ее данные засекретили, а здание, чтобы не пустовало,  отдали в аренду  различным коммерческим организациям.

    Света, всякий раз проходя мимо магазина, останавливалась у сверкающей разноцветными лампочками гирлянд витрины. Особенно ее привлекали большие прозрачные шары. Сквозь стекло хорошо были различимы маленькие домики, в которых жили смешные человечки. Они напоминали живых людей, только уменьшенных в сотню раз. Что удивительно, человечки эти двигались, общались, даже плакали и протягивали к покупателям крохотные ручки, словно просили о помощи.   Свете было жаль игрушечных человечков, хотелось разбить шары и выпустить пленников на свободу.

– Девочка, – однажды услышала она за спиной незнакомый голос, – ты часто стоишь у витрины, но никогда  не заходишь в магазин. Почему? Здесь есть на что посмотреть.

   Света обернулась и увидела невысокого роста человека в костюме Деда Мороза.

– У меня нет денег, – простодушно призналась она рождественскому кудеснику.

– Разве за то, чтобы просто полюбоваться игрушками, надо платить?

 Дед Мороз загадочно усмехнулся в белую бороду. При этом глаза его недобро сверкнули из-под  седых бровей.

  –Пойдем со мной, я  покажу тебе мир  волшебных шаров. Ведь именно они привлекли твое внимание.

   Старик взял Свету за руку.

 – Сколько тебе лет? – спросил он, когда они вошли в сверкающий, сказочный мир мишуры, гирлянд, искусственных елок и новогодних игрушек.

– Четырнадцать.

– О, да ты совсем взрослая девочка! Вот, смотри.

  Старик взял с полки прозрачный шар и потряс его. В ту же минуту снежные хлопья полетели на сказочные домики.

–Им же холодно! – воскликнула Света, заметив, что человечки задрожали и тесно прижались друг к другу.

– Нет, не холодно. Они не живые.

– А вы кто? – спросила завороженная Света загадочного старика.

   То, что он старик, она догадалась сразу. Голос, походка, морщины вокруг полупрозрачных глаз: все выдавало в нем человека уже немолодого.

– Разве ты еще не догадалась, что я хозяин   магазина?

– Почему эти шары такие странные?

  –Я всегда хотел в игрушках добиться правдоподобия. По-моему, шары получились неплохо. Мне так кажется.

– Вы их сами делаете? – с интересом спросила Света.

– Конечно. И если ты хочешь, я покажу тебе, как получаются мои человечки.

– Хочу, –  Света утвердительно кивнула.

–Тогда пойдем.

    Старик распахнул дверь рядом с прилавком и втолкнул в нее ничего не понимающую Свету.

–Скоро узнаешь, – сказал он  и захлопнул дверь, оставив девочку в полной темноте. 

                                                                         2

  Немного привыкнув к окружающему ее мраку, Света расплакалась. Кричать, звать на помощь было бесполезно, да и страшно, поэтому она на ощупь стала обследовать помещение, в котором очутилась по злой воле хозяина магазина. И вскоре ногой почувствовала ступеньку лестницы. Аккуратно, чтобы не упасть, стала спускаться вниз. И вот последняя ступенька. Руки наткнулись на железную дверь. Она толкнула ее. Большой подвал с низкими кирпичными сводами,  в котором  оказалась  Света, был освещен единственной тусклой лампочкой. 

–Здесь кто-нибудь есть? – крикнула Света в отчаянье.

– Есть, есть, – отразило эхо ее крик.

  Света от страха  закрыла лицо ладонями. Когда же опустила руки, увидела, что рядом  находятся  несколько бесформенных полупрозрачных существ.

– Мама!– закричала в ужасе  девочка. – Пошли прочь!        

  Существа бросились врассыпную, попрятавшись по темным углам.

– Не кричи так громко,– услышала Света похожий на мышиный писк  голос. 

– Кто здесь?

– Это я, Кирьян. Только прошу, не кричи громко. Мои барабанные перепонки не выносят резких  звуков.

– Ты где?

– Вот он я, посмотри себе под ноги.

    Света наклонилась и увидела маленького человечка, похожего на тех, что жили в больших елочных шарах. Поверх   черного костюмчика незнакомца был накинут белый халат, и если бы не его крошечный рост, он вполне бы мог сойти за ученого или врача.  

– Ни фига себе приключение!  Ты кто такой, как сюда попал?– присев на корточки, спросила Света загадочного человечка. 

– Как попал – целая история. Ты мне лучше скажи, какой сегодня день.

– Двадцать  третье декабря. 

– Девочка, ты появилась вовремя! Сегодня, двадцать третьего декабря, единственный день, когда   возможно освободиться от Карачуна. 

– Я сплю или это на самом деле? Клевый  магазин с  елочными игрушками, его странный  хозяин,  похожий на подземелье подвал, маленький человечек.  Что здесь происходит?  

   Света достала телефон, связи в подвале не было.

– Мобила как назло не ловит.  Капец, теперь отсюда  не выберешься! 

– Не смотри на жизнь мрачно и действуй по обстоятельствам,– назидательно произнес человечек и поднял кверху  указательный  палец левой  руки.

– Ты мне объяснишь, наконец, кто ты такой! 

– Конечно, объясню, только не повышай голос. Он у тебя громкий и  визгливый. Я  такие голоса терпеть не могу.

– Какой   есть,– обиженно сказала Света, задетая словами своего нового знакомого.

– Это хорошо, что Он запер тебя в подвале. Что  еще раз доказывает наличие  в нашей жизни   некой объективной закономерности.

– Какой еще закономерности?

– Ты в каком классе учишься?

– В восьмом - Б, а что?

– Тебе не понятны будут мои логические, построенные на математических расчетах умозаключения. Кстати, должен представиться, меня Кирьяном Всеволодовичем зовут. Доктор биологических наук, – человечек обреченно вздохнул и добавил: – в прошлом.

– А меня Светой. Учусь в тридцать второй школе. Живу с мамой и старшим братом. 

– Так вот, Света из восьмого - Б класса  тридцать второй школы,  мною открыта одна  закономерность. Впрочем, если тебе объяснять, ты все равно ничего не поймешь. Не для детского ума  гениальные научные теории. Скажу только, что я, наконец-то,  вычислил день, когда возможно одолеть страшную, разрушительную силу Карачуна. И этот день – двадцать третье  декабря. 

– Короче можно? 

– Можно,  но я так соскучился по обычному человеческому общению.

  Свете стало жалко нелепого человечка. Она  протянула к нему раскрытые ладони, на которые он тут же уверенно  забрался.

– Расскажи о себе. И об этом, как его, Карачуне. Ведь  должна же я знать, зачем  меня запер в этом дурацком подвале похожий на Деда Мороза хозяин магазина.  

                                                                        3  

– Ты знаешь, что раньше в этом здании располагалась медико-биологическая лаборатория?

– Слышала. Но никогда  не верила страшилкам, которые про нее  рассказывали.  

 –Многое  из того, что говорили про нашу работу, было правдой, хотя и несколько преувеличенной.  Ваш покорный слуга возглавлял один  из отделов  лаборатории. В ней мы проводили странные для непосвященного  человека  эксперименты. Может, не вполне моральные с точки зрения  обывателя.  Нас это  мало интересовало. Главное –  все мы работали на результат. Сейчас я уже могу открыть некоторые секреты. Но  ты о них в будущем никому не рассказывай, мало ли чего. Хотя, кто тебе поверит! Скажут: нафантазировала девчонка.

 – Никому ничего я не расскажу, и чужие  секреты хранить умею. 

 – Хорошо, что умеешь. Поверю тебе на слово.  Слушай дальше. Наши исследования были направлены на создание самого гуманного и в то же время  мощного психологического оружия,  способного выводить из строя, не убивая и не калеча, вражеских солдат. Темой моих научных экспериментов  была  фиксация  видений, возникающих  на стадии острого, чаще всего алкогольного психоза, и  вывод их на специально сконструированные для этих целей   аппараты. Нас интересовали  фантомы, продуцируемые подсознанием человека: уродливые, наполненные первобытным ужасом.  Но это не все.  Необходимо было научиться полученные  образы превращать в видимую реальность. Наши эксперименты шли успешно. Благо недостатка в человеческом материале не было. И он активно поставлялся. 

  Света, молча, слушала, силясь  понять, о чем ей говорит Кирьян. И хотя многое было  непонятно,  не перебивала вопросами  странного собеседника.

 – Да, девочка. Сознание, а тем более подсознание  человека – штука труднообъяснимая.  Представь себе вражеских солдат, на которых  воздействуют подобным оружием.  Люди,   которых преследуют страшные  видения,   сходят с ума от необъяснимого ужаса.  И не просто бегут с поля боя, а превращаются в невменяемую  толпу. К тому же  наше оружие не вызывает   агрессию, только активизирует у человека  здоровое чувство самосохранения. Очень гуманное оружие.  Ощутимого вреда   человеку оно не приносит. Только временное помутнение рассудка.  С нами работали лучшие биофизики. Они-то и занимались проблемой превращения образов в видимую реальность.  Понимаю, что  все это сложно для тебя.

 – Совсем не сложно. Даже интересно. Что же произошло дальше?

 – О, дальше произошло следующее. К нам доставили одного ученого. Вот у кого были галлюцинации! Находясь в бреду, он постоянно спасался от какого-то Карачуна. Мы выяснили, кто это такой. Оказалось, что у древних славян Карачун был богом подземного царства, повелителем морозов и зимних метелей. Одновременно это был символ смерти, всего темного и опасного, что связано с зимой.

  – Дед Мороз! – воскликнула Света, пораженная рассказом Кирьяна.

  – Не совсем так, хотя близко. Подарков детям Карачун не приносил. Наоборот, забирал людей в свое мрачное царство. Карачун – это смерть. Мы всего этого вначале не знали. Поэтому опрометчиво решили превратить бред ученого в видимую реальность. И невольно вызвали из небытия страшную разрушительную силу. Да, девочка, Он явился в наш мир более реальный, чем все те жутковатые образы, которые мы  создавали на своих аппаратах. По его вине  в лаборатории случился   взрыв и пожар. Аппаратура вышла из строя. Часть   образов безвозвратно погибла. Другая их  часть  стала жить самостоятельной жизнью. Спряталась от людей в подземельях и подвалах. Вполне безобидные, хотя и жутковатые бестелесные сущности. Ты их видела. 

– Ужасные твари!– воскликнула Света и поежилась от страха.  

– Страшнее всех оказался Карачун. Он  начал крушить все на своем пути.  Оставшихся в живых после взрыва сотрудников   изувечил, превратив в маленьких человечков, среди которых оказался  и  ваш покорный слуга. Не зная, что с нами делать, он поместил всех в большой ледяной шар и замуровал его в стене. После случившейся   катастрофы военные быстро закрыли лабораторию.  Сохранившиеся документы и оборудование вывезли. Данные экспериментов засекретили. Когда же пустующее здание было решено отдать арендаторам, Карачун объявился. Где он пропадал, неизвестно, но, вновь объявившись в нашем мире, стал набирать силу. Карачун – это смерть! Если он победит, наступит эра вечного оледенения, страха и тьмы.  И уже ничего не спасет человечество от гибели.

– Жесть!  Но как же ты оказался на свободе?

– Ты видела в магазине шары? Необычные, правда? Так вот. Вернувшись, Карачун достал из стены замурованный ледяной шар. Ему пришла в голову идея сделать много стеклянных шариков, в которых поселить своих пленников.   И продавать их под видом елочных игрушек. А заодно он стал высматривать одиноких детей и заманивать их в свой подвал.

– Зачем?– удивилась Света.

– Затем, чтобы превращать в маленьких человечков. Нам с тобой уготована злая участь стать  пленниками очередного стеклянного шара. Похоже, меня он приберег для особо хитроумной игрушки. 

– Но я не хочу жить в шаре! Я домой хочу!

– И я хочу. У меня, между прочим, остались жена и маленькая  дочь. И они не знают, куда я пропал. Поэтому ты должна мне помочь.   

– Но как? 

– Мне нужна твоя сила. Сам я не в состоянии справиться, поскольку в нынешнем беспомощном  положении  представляю собой жалкое зрелище.  Не смотри так, словно собираешься меня препарировать. И вообще, спусти  на пол. Кажешься отсюда не Гулливером, как раньше, а Кинг-Конгом.                                                                       

                                                                           4 

–  Видишь ту малоприметную дверь?– спросил Кирьян у Светы, указав пальцем в нужном направлении.

– Вижу.

– За ней небольшая кладовка. Надо открыть дверь и посмотреть, что в ней.

– А если там ничего нет?

– Ты посмотри.

  Света  подошла к двери. Дернула за ручку, но дверь не поддалась.

– Дергай сильнее, она открыта.

  Что есть силы Света стала дергать за ручку.

– Бесит! Черт! Она не поддается!

– Неужели ее закрыли на замок?! 

    Кирьян в ужасе заломил руки, на его личике появилась гримаса отчаянья.

– Я так надеялся, – простонал он и упал ничком на заляпанный старой штукатуркой и краской  пол.

– Кирьян,   мы что-нибудь  придумаем. Сам же говорил: не смотри на жизнь мрачно и действуй по обстоятельствам.  

– Так, погоди, дай подумать.– Кирьян резво вскочил на ноги.– Здесь есть еще одна дверь. Может, она открыта!

    Света стала обследовать стены, подсвечивая себе мобильником. Бесформенные существа, населяющие подвал, бесшумно  двигались за ней следом. Девочка  замирала от страха, но продолжала искать дверь. Вот она! Малоприметная, выкрашенная в тот же цвет, что и стены.

– Нашла!

  Она взялась за ручку. Металлическая дверь поддалась и со скрипом приоткрылась.

  Кирьян подбежал и заглянул вовнутрь.

– Я  знал, что она здесь!

– Что это за штуковина?- спросила Света, разглядывая странный аппарат, чем-то отдаленно напоминающий стиральную машину, только зеленого цвета.

– Аннигиляционная центрифуга.  Для уничтожения  полученных нами образов. Экспериментальная  разработка. Мы не успели ее опробовать в действии. Получили незадолго до пожара. Поскольку было много нового оборудования, часть его  разместили в подвале. Военные торопились и  чудом не заметили дверь, она была закрыта, а ее, как ты уже поняла,  непросто обнаружить.

– Что дальше? Эта штуковина как работает?

– Конечно от электричества. Какая глупая школьница! Чему вас только учат?

– Где его взять?

– В розетке.

– А розетка где?

– Посмотри на стене. Должна быть розетка. Точно помню,  она здесь была.

– Нашла. Дальше что?

– Погоди. Посмотри наверх.  Там окно. Стекла давно нет, окно закрыто фанерой.

– Вижу, и что.

– Попробуй достать до окна  и выломать фанеру.

– Мне не достать, высоко.

– Подвинь аппарат. Не тяжело? Тяжело? Постарайся. Еще немного. Вот так. Теперь залезай.   Хорошо. Постарайся сломать фанеру. Это фанера, не хнычь, у тебя получится. Прекрасно.

– Там улица!– радостно воскликнула Света, когда фанера поддалась ее напору. 

– Улица. Но окно слишком узкое.  Я-то пролезу, а вот ты­ – не знаю.

– Ты хочешь оставить меня здесь? – возмущенно воскликнула Света.

– Наоборот, я должен буду остаться,   а ты покинуть помещение. Для  обычного человека воздействие плазмоидного разряда, вырабатываемого центрифугой,  смертельно.

– А как же ты?

– Не тыкай, попробуй пролезть в окно. Куртку сними.  Так, кажется, пролезаешь. Хорошо.  Эй,   погоди, мне еще нужна твоя помощь!

– Думал,  сбегу? А вот фигушки! Не сбегу, не боись. 

– Глупая девчонка, слезай и ищи вилку. Вилка – такая  штуковина, с помощью которой аппарат включается в розетку.

– Нашла   вилку.  Как в утюге. Включать ее в розетку?

– Включай. Наступает  последний акт жизненной комедии. Включила? Ага. Индикатор мигает, значит, все в порядке. Питание есть. Теперь иди к лестнице, кричи, визжи. Зови на помощь, делай все возможное, чтобы вызвать сюда  Карачуна. Как только услышишь, что он открыл дверь и спускается по лестнице, стрелой ко мне.

    Света сделала все, как велел ей Кирьян. Кричала так, что, казалось, обрушатся низкие своды подвала. Даже материлась, хотя в обычной жизни старалась этого не делать. Услышав шаги на лестнице,  поспешила  в кладовку.

– Видишь красную кнопку, жми на нее. Теперь на крайнюю справа. Хорошо, внизу еще одна. Загорелась? Отлично. Бегом в окно. Быстро!

   Света услышала позади себя нарастающий гул, с трудом протиснулась в узкое окошко, очутившись на улице, бегом бросилась прочь. Когда оглянулась, на месте здания  кружился  красный смерч из кирпичной крошки. Туда бежали люди, выли сирены, крики, визг шин резко тормозящих  машин: все смешалось в единый ор.    

   Света шла по улице к своему дому. Было холодно, куртка осталась в подвале,  теплый шарф и шапка не могли спасти от мороза.

– Девочка, возьми свою куртку, – услышала она позади  себя незнакомый голос.

     Ее догнал высокий человек в черном костюме, поверх которого был накинут белый халат.

– Кирьян?– воскликнула изумленная Света.– Ты жив?! Как ты, то есть вы,  спаслись?

– Оденься, замерзнешь, двадцать третье декабря не самый теплый день в году.

  Он протянул ей куртку.

– Как же все те, что были в шарах? Они тоже спаслись? 

– Шаров больше нет. И магазина нет. Прощай  Света  из восьмого - Б класса тридцать второй школы. Прощай, фантазерка!

                                                                         5

    Света остановилась рядом с витриной игрушечного магазина. Долго стояла, любуясь переливающимися разноцветными лампочками гирлянд. Затем открыла  стеклянную дверь.

– У вас елочные шары есть?

– Есть, – ответила ей девушка  продавец и указала рукой на разноцветные игрушки.

– Скажите, а есть шары с человечками внутри?

– Нет, таких шаров у нас никогда не было.

– Понятно, – вздохнула Света. – Я их себе нафантазировала. Большие елочные шары, в которых живут маленькие человечки.

– Погоди, расскажи, что за шары, которые ты придумала, мне интересно.

– Правда, интересно! Я люблю читать и попутно сочинять всякие загадочные  истории. На этот раз придумала, что спасла человечество от злого Карачуна, вы знаете, кто это такой?

– Не  знаю, – честно призналась девушка продавец.

– Карачун – божество зимы, холодов и смерти. Скорее всего,  это он виноват в ледниковом периоде, когда вымерли мамонты и другие доисторические звери.

– Какая ты интересная девочка! – воскликнула девушка продавец. – И столько всего знаешь.

– Я пойду, – Света собралась, было, уйти, но девушка продавец ее остановила.

– Ты не хочешь что-нибудь купить? Здесь  много красивых елочных игрушек.

– У меня нет денег.

– Погоди. Ты такая замечательная, что мне захотелось сделать тебе подарок.  Прими  на память.

  И девушка продавец протянула Свете большой расписной шар.

– Спасибо, я обязательно сочиню что-нибудь интересное и подарю вам.

– Буду очень рада, заходи в наш магазин.

     На улице Света остановилась и стала рассматривать подарок. Красивый шар, разрисованный цветными, похожими на северное сияние всполохами.  Но в нем не было маленьких живых человечков.  «Жаль, что их там нет,– подумала Света, – я бы придумала такую  историю, круче первой!»

     Навстречу ей шел человек в костюме Деда Мороза.  Заметив вопрошающий взгляд  девочки с елочным шаром в руках, он остановился.

– Я самый настоящий, – сказал он Свете и улыбнулся в длинную  ватную бороду.

– Вы знаете,  какой сегодня день? – спросила его Света.

– Конечно, знаю, двадцать третье декабря.

– Не только. С сегодняшнего самого темного  дня в году   зима медленно начинает поворачивать на  весну. Поэтому злой  Карачун теряет  волшебную силу.

– Умные нынче тинэйджеры  пошли, – покачал головой человек в костюме Деда Мороза и пошел своей дорогой.

   Света долго смотрела ему вслед. А в голове уже рождалась новая история.    

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

13:28
54
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!